Случаются ли у Деда Мороза возрастные провалы в памяти? Пьет ли он виагру? Кем ему на самом деле приходится Снегурочка? На эти и другие вопросы читателей отвечают самые востребованные участники новогодних праздников — Дед Мороз (Д. М.) — Сергей МИТРАКОВ, и Снегурочка (С.) — Маргарита ЦАРЁВА.

Дамир, Алматы:
Кто вы “в миру” и на что живете, когда кончаются новогодние праздники?
С.: Я актриса алматинского детского театра кукол “Зазеркалье” с 1992 года. И Кикимору играла, и Бабу-ягу, а теперь вот — Снегурочка. На что живу, когда наступают посленовогодние будни? Да на то, что заработала за праздники! Это самое благодатное в плане достатка время. Правда, оно отнимает много сил и нервов. Но следующих одиннадцати месяцев хватает, чтобы восстановиться.
Д. М.: А я программист в веб-студии, но основную “капусту” рублю именно на новогоднем актерстве. Началось все три года назад, когда по знакомству меня пригласили в театр попробовать себя в качестве Деда Мороза — за мой характерный типаж и низкий тембр голоса. С тех пор я задаю себе вопрос: почему не “морозил” раньше?
Сколько за корпоративный вечер выпивает Дед Мороз и как ему после этого удается выжить?
Д. М.: Я вообще не пью — ни перед Новым годом, ни во время, ни после него. А потому ни разу не пачкал бороду в салате, не просыпался под елкой, не болел наутро. Вообще, я настолько вошел в роль доброго деда, что явиться к детям с похмелья или поддатым для меня — непозволительный поступок.

Кристина СЫСОЕВА, Алматы:
Вы работаете только с детьми или корпоративы для взрослых тоже проводите?
Д. М.: В основном с детьми, развлекать великовозрастную аудиторию приходится крайне редко.
С: А я имела неосторожность провести несколько корпоративов. С тех пор сказала себе: всё, больше такого “счастья” не надо! Даже за большие деньги. Потому как пьяная молодежь, а также подвыпившие гости постарше под конец вечеринки становятся невыносимыми — во всех смыслах этого слова.
Однажды во время корпоратива я в обличье Снегурочки танцевала с толпой подвыпивших ребят. Одному из них взбрело в голову стянуть с меня шапочку, к которой, разумеется, пришиты и мои расписные косы. В общем, перед смеющейся публикой я предстала со своей натуральной коротко остриженной взъерошенной прической. Но зал буквально утонул в громком хохоте после того, как смущенный парнишка неуклюже пытался вернуть мой головной убор на место.

Домовой, Алматы:
Дедушка Мороз, как вам удается много лет удерживать рядом с собой молодую Снегурочку? Кто она вам?
Д. М.: Ну… Я хоть видом-то и стар, но душою очень молод. Потому и удерживать никого не надо (смеется). Снегурочка Рита мне не внучка, а всего лишь близкая знакомая — так что многолетний миф о нашем родстве опровергаю (смеется).

Михалыч, Талдыкорган:
Как образовался ваш корпоративный союз? Считаете ли вы свое ремесло искусством или нацепить бороду и новогодние костюмы под силу каждому?
С.: С Серегой вместе мы работаем первый год. За 18 лет “Снегурочкиной” жизни я поменяла много дедов морозов, но с Сергуней работать очень легко и приятно. Нашу работу я считаю искусством — тем более что мы играем для детей, а они не терпят фальши. И если кто-то думает, что развеселить детскую публику можно, лишь нацепив бороду, то это заведомо провальный вариант.
Случаются ли у Деда Мороза возрастные провалы в памяти?
Д. М.: Бывают. Иногда прихожу куда-то и забываю, зачем шел (смеется). Чаще, конечно, провалы случаются во время выступления: забываю речь. Приходится “выезжать” на экспромтах или ждать подсказку от коллег по цеху. Курьезов с потерянной бородой или забытыми подарками, тьфу-тьфу, пока не случалось.
С: А вот у меня был случай — с другим дедушкой. Он был с великого бодуна, играл из последних сил. А когда наступил черед раздавать детям подарки, одна развеселая бабушка посоветовала внучку стянуть с деда бороду. Тот на полном серьезе ринулся сквозь толпу выполнять бабушкино указание. Бой за бороду, конечно, выиграл дед, но после ему стало плохо с сердцем.

Жанна, Алматы:
Пьет ли Дед Мороз виагру?
Д. М.: У меня пока еще есть порох в пороховницах, так что справляюсь своими силами!

Максим ГУЩИН, студент, Астана:
Я верил в Деда Мороза лет до двенадцати, пока однажды переодетый в Санту мой поддатый отец случайно не посеял в подъезде бороду. Вас дети выкупали?
Д. М.: Каждый Новый год дети ждут чуда, поэтому во время веселья им не до “выкупа”!
С.: У меня был такой случай: мы ехали в костюмах с молодым Дедом Морозом на его машине, он за рулем, я — рядом. За нами увязался черный джип: сигналит, фарит, по громкой связи требует прижаться к обочине. Признаться — я испугалась. Дед — тоже. Мы остановились. Из джипа выскакивает представительный мужчина, подбегает к нам и кричит: “Дедок, братан, выручай, дочку надо поздравить с Новым годом”. Съездили, поздравили… Вот ведь как у нас бывает!

Гульмира С., Алматы:
Вспомните самый экстравагантный номер, который ради подарка для вас исполнила публика.
С.: Взрослые — шутники еще те. На одном из корпоративов выпившие тетки внаглую отобрали у Деда Мороза посох и устроили с ним стриптиз. Вернуть посох обратно мы смогли, только подарив дамам шампанское.
Д. М.: Дети в этом плане, конечно, более скромные. Но недавно один мальчик на елке весьма оригинально разгадал загадку про серого волка: “Кто зимой холодной бродит злой, голодный?” Юнец не долго думая ответил: “Дедушка Мороз”.

Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Источник: Time.kz

Рубрика: