хоргосСудебный процесс по скандальному «хоргосскому делу» близится к завершению. На днях начались прения сторон, после которых ожидается оглашение приговоров. Полагают, что председательствующий судья Советхан САКЕНОВ начнет оглашение уже 14 апреля.

Нетрудно догадаться, какими бы не был приговор для каждого обвиняемого – последуют апелляции, ибо на днях перед судом выступил бывший глава департамента таможенного контроля по Алматинской области, один из крупных фигурантов дела Курманбек Артыкбаев. Он, как и все подсудимые, их адвокаты и защитники, обратил внимание суда на множественные нестыковки в показаниях свидетелей и следственных материалах. Напомним, для экс-главы таможни Алматинской области Курманбека Артыкбаева прокуроры запросили 13 лет тюрьмы. А для Талгата Каирбаева и Бахыта Отарбаева, которые по словам государственных обвинителей «руководили организованным преступным сообществом», попросили по 12 лет колонии строгого режима. Также прокуроры считают, что преступной схеме покровительствовали высокопоставленные должностные лица КНБ РК Талгат Жакаев, Ирлан Абдрахманов и Бахытбек Курмангалиев, их сторона обвинения просит приговорить также к 12 годам колонии строгого режима.

 

Верьте в свидетеля?

По уголовному процессу проходят 45 обвиняемых. Еще задействовано 600 свидетелей и более 600 видеозаписей, более 1500 томов уголовного дела, 50 адвокатов и 38 защитников. Согласно гособвинению, должностные лица органов нацбезопасности и таможенного контроля, «используя служебное положение, обеспечивали беспрепятственное прохождение контрабандных товаров через таможенные посты «Хоргос», «Калжат» и «Достык». Также, как отмечали прокуроры, сотрудники КНБ устраняли конкурентов ОПС, задерживая лиц, занимающихся контрабандой, по наводке руководителей преступного сообщества. Однако прямых доказательств о существовании конкретной и постоянной связи между сотрудниками КНБ и таможенников следствием не было предоставлено.

Следствие по хоргосскому делу останется в истории независимой страны одним из самых масштабных, сложных и понятное дело, затратных мероприятий. Во время следствия нередко в СМИ озвучивались информации, прямо указывающие на перегибы, имевших место в ходе допросов. Каждая по отдельности, озвученная в СМИ, информация, касающаяся Хоргосского дела, может, и не звучит ужасающе, но вкупе они дают неприглядную картину. И вот как это выглядит в реале. Так сказать – оптом. В ходе допросов следователями финансовой полиции были изнасилованы две девушки, таможенные брокерши, сообщала газета «Время».

х

Был избит в камере СИЗО подследственный Михаил Войтович, бывший руководитель таможенного поста «Алатау-ЦТО», от которого требовали, чтобы он дал показания на своего непосредственного начальника Курманбека Артыкбаева. Погиб, не дождавшись конца расследования, начальник таможни «Хоргос»  Ерлан Абдрахманов. Недалеко от своего дома был избит неустановленными личностями и умер в результате причиненных увечий таможенник Медет Жамашев. Не выдержав оказываемого на него со стороны следствия психологического давления, покончил с собой таможенник поста «Калжат» Нурлан Габдуллин, оставивший после себя двоих детей – сирот.

Бывший начальник департамента таможенного контроля по Алматинской области Курманбек Артыкбаев при первом же общении с судом заявил: «Категорически не признаю свою вину!». По его словам, большинство предъявленных ему обвинений построены на косвенных уликах, в спешке собранных в ходе следствия. В добавок, показания свидетелей также оставляют за собой много вопросов. Например, один из подсудимых  Мерейжан Баймурзин, работавший на СВХ «Даму» на вопрос — пропускали ли сотрудники таможни некоторые фуры без очереди, и давал ли он деньги Мухтару Калиаскарову или другим сотрудникам таможни для ускорения осмотра, ответил отрицательно. А в подтверждение своих слов установил планшет для презентаций, на котором подробно изобразил схему СВХ «Даму», расположение постов, административные здания, место парковки, на которую загоняют груженые машины. В заключение и он заявил, что некоторые свидетельские показания, на его взгляд, не соответствуют действительности. И предположил, что на свидетелей со стороны следственных органов оказывалось давление. Любопытно, об этом говорили и все основные обвиняемые по «Хоргосскому делу» Курманбек Артыкбаев, высокопоставленные сотрудники КНБ и экс-начальник таможенного поста «Хоргос» Бахытжан Айдаров.

 

Сшитые лыком

Солнечный первоапрельский день выпал в суде по хоргосскому делу в аккурат на начало прений сторон. День веселья и смеха.  Но шутить в тот день явно не был расположен адвокат Ашурбек АШУРБЕКОВ, защищающий подсудимых Михаила Войтовича и Азамата Аппарова, которые, по мнению следствия, совершили преступления, предусмотренные статьями 235 ч.4 и 209 ч.3.

Адвокат обращает внимание на недоказанность наличия состава преступления, предусмотренного статьей 209, и считает недопустимым признать ряд доказательств, представленных стороной обвинения. Для того, чтобы установить, является ли деяние в виде перемещения товаров через таможенную границу с нарушением таможенных правил уголовно наказуемым, необходимо установить, что именно перемещено, задекларированы ТНП или нет, какова таможенная стоимость незадекларированных товаров, перемещенных через таможенную границу. Эти процедуры сделаны следствием ненадлежащим образом. Точная таможенная стоимость незадекларированных товаров, перемещенных через таможенную границу, не определена. Только это уже говорит о том, что наличие состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РК не доказано.

Доказательства обвинения по М.Войтовичу сшиты лыком. Свидетели Махатов и Жумабеков показали, что Войтовича сами лично не знали, но Б.Отарбаев им сказал, что он оказывает содействие при растаможке на «Алатау ЦТО». Учитывая, что указанные свидетели не являются первоисточником, следовательно, их показания должны быть перепроверены путем допроса источника этой информации, в нашем случае Б.Отарбаева, а также сопоставлены с другими доказательствами.

Отарбаев же в судебном заседании дал показания о том, что с Войтовичем он знаком не был и ему ничего не известно о его деятельности на таможенном посту «Алатау ЦТО». Жумабекову и Махатову он никогда о Войтовиче ничего не рассказывал и о нем с ними не разговаривал. Ни на одной аудиозаписи разговоров Отарбаева с Махатовым и Жумабековым, не обнаружили упоминания о начальнике таможенного поста «Алатау ЦТО» Михаиле Войтовиче. Более того, эти записи и соответственно экспертизы, проведенные по ним, должны быть признаны недопустимыми доказательствами по обстоятельствам. Поскольку на них не было санкции прокурора.

Государственное обвинение обратило внимание суда на то, что Нормативное Постановление Верховного суда РК от 18 июля 1997 года №10 «О практике применения законодательства об уголовной ответственности за контрабанду»,  предусмотренного ст. 209 УК РК, защищает экономические интересы государства. Но оказалось, что государственное обвинение использовало прежнюю редакцию данного постановления, действовавшего до 21.04.2011 года. А в редакции после указанной даты эти слова исключены, и это неразрывно связано с международными договорами, заключенными в рамках Таможенного союза. То есть, к подследственным применяют статью закона, отмененную на данный момент.

Также было сказано, что данное преступление влечет за собой сбой нормальной жизнедеятельности страны, отражается на экономической безопасности и создает негативное мнение о нашей стране в мировом сообществе.

По мнению адвоката, сбой нормальной жизнедеятельности страны и негативное мнение о нашей стране в мировом сообществе создает сам факт того, что в Республике Казахстан, несмотря на наличие международных договоров, заключенных в рамках Таможенного союза и ратифицированных нами, до настоящего времени граждане привлекаются к уголовной ответственности за экономическую контрабанду. Наши партнеры в лице Российской Федерации и Республики Беларусь исполняя требования международных соглашений, еще в 2010-11 годах, декриминализовали данный состав преступления, переведя его в административные правонарушения.

Мы же, нарушая все достигнутые договоренности о приведение национальных законодательств в соответствие с требованиями Таможенного союза, этого не сделали. Таким образом, своими действиями мы перенаправили потоки китайских товаров в РФ и РБ, где в настоящее время предприниматели производят оплату таможенных сборов, пошлин и налогов за основную массу товаров, прибывших на территорию Таможенного союза.

Мы же довольствуемся только транзитом, так как ни один здравомыслящий предприниматель, зная о том, что в Казахстане, за малейшее нарушение таможенного законодательства он может быть привлечен к уголовной ответственности, а принадлежащий ему товар будет конфискован, не будет производить в нашей стране его конечное таможенное оформление.

«В связи с этим, я считаю, что суду, прежде чем выносить окончательное решение по настоящему уголовному делу, следует обратиться в Конституционный совет РК с представлением о признании ст. 209 УК РК не конституционной», — заключил адвокат.

 

Айдын ОЛЖАЕВ,

 

Рубрика: