Берик  АсыловПредлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью прокурора  г. Алматы, государственного советника юстиции 3 класса Берика  Асылова информационному порталу Zakon.kz.

Трудовую деятельность начал в органах следствия  прокуратуры Алатауского района г. Алматы. Работал старшим следователем Генеральной прокуратуры, начальником отдела по надзору за законностью ОРД Генеральной прокуратуры, прокурором г. Шымкента, первым заместителем прокурора Южно-Казахстанской области, Западным региональным транспортным прокурором, прокурором Актюбинской области,   заместителем Генерального Прокурора. 2 сентября 2011 года назначен прокурором г.  Алматы.

– Берик Ногаевич, на прокурорскую тему можно говорить бесконечно,  но давайте начнем беседу с совещания, которое провел недавно Президент с руководящим составом  правоохранительных структур, на котором, кстати, Вы тоже присутствовали. Какие задачи поставлены на этой встрече перед прокуратурой?

– Глава государства не только перед прокуратурой, но и  перед всеми правоохранительными органами  поставил ряд больших конкретных  задач по совершенствованию правоохранительной системы, при этом отметив, что нужно критически оценить достижения, выявить проблемы и определить пути дальнейшей ее модернизации.

Одной из основных задач является  повышение доверия граждан к стражам порядка. К сожалению, как показывает анализ,  в деятельности отдельных правоохранительных органов все еще имеют место факты, не способствующие повышению к ним доверия со стороны населения.  К примеру,  Генеральный прокурор озвучил факты, когда сотрудники дорожной полиции останавливали машины  и фабриковали уголовные дела, якобы эти водители при задержании оказали сопротивление. А на самом деле этого не было. Как после этого наши граждане могут доверять правоохранительным органам? Поэтому мы постоянно нацеливаем на то, что  необходимо наконец-то отказаться от оценки по валовым показателям и признать основным индикатором уровень доверия населения. Надо добиться того, чтобы граждане твердо знали, что полиция без промедления всегда выполнит все нужные действия по защите их прав и обеспечению правопорядка.

Другая не менее важная задача, поставленная Президентом перед органами правопорядка, это усиление и повышение эффективности работы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. Президент страны подчеркнул, что главный критерий эффективности антитеррористической деятельности – это  отсутствие терактов. Мы постоянно ведем жесткую и системную борьбу  с этим злом. Наверное, у многих  в памяти свежи еще крупные операции, проведенные совместно с органами внутренних дел и национальной безопасности в поселке Боролдай, Баганашыл, в микрорайоне Акселькент, в ходе  которых  было обезврежено  несколько экстремистских групп.

Следует отметить, что в ходе расследования уголовного дела по факту убийства более десяти человек в национальном Иле-Алатауском парке во главе с егерем выяснилось, что это дело рук той группы, которая была обезврежена в Баганашыле. По раскрытию этого тяжкого  преступления   была организована следственная группа, в состав которой вошли спецпрокуроры Генеральной прокуратуры, сотрудники КНБ  и МВД республики, с  санкции прокуратуры проведен  большой комплекс  оперативно-розыскных мероприятий.

К слову, среди членов этой экстремистской группы были два человека, которые ранее совершили убийство и находились в розыске. Одного из них – Ботабаева – в 2011 году суд города Астаны оправдал, хотя он обвинялся  в убийстве, и  его вина была полностью доказана. По этому поводу Генеральный прокурор Асхат Даулбаев  на совещании Президента с руководителями правоохранительных органов констатировал, что  все протесты прокуратуры были отклонены, не прошло и года, как Ботабаев оказался в составе преступной группы экстремистского толка, совершившей массовое убийство людей в нацпарке, и сейчас находится в розыске.

Всего в прошлом году по экстремизму и терроризму нами были возбуждены 14 уголовных дел,  из них три дела направлены в суд.  Члены двух террористических групп осуждены к длительным срокам лишения свободы. Задержаны и преданы  суду находившиеся в розыске три участника экстремисткой организации «СенімБілімӨмір».  По нашим искам прекращена деятельность свыше ста  интернет-ресурсов. Проводятся и другие мероприятия, в том числе  праворазъяснительного  характера.

В соответствии с поручением Главы государства, мы участвуем в разработке Государственной  программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. В ее реализации будут участвовать не только правоохранительные, но и все государственные органы, в том числе  широкая общественность.

В настоящее время расследуются другие уголовные  дела и, думаем, в ближайшее время  следствие завершится, и преступники предстанут перед судом. Все это – результат большой слаженной работы всех правоохранительных органов, мы работали как единый кулак, единый механизм, между нами не было никаких трений, разногласий, для нас главным было найти, обезвредить и предать суду этих лиц, представляющих большую опасность для общества.

– Как показывает жизнь, после появления в СМИ информации об экстремистских группах,  горожане какое-то время находятся в  напряжении, боятся за себя, за близких и это понятно.  На каком уровне идет профилактическая работа, чтобы как можно меньше было  всяких трагических событий и люди были спокойны?

– В  прошлом году, когда произошли эти случаи,  мы провели большую профилактическую работу, в усиленном режиме работали все соответствующие подразделения, структуры правоохранительных органов. Также  неоднократно проводили коллегии, встречи на базе  Антитеррористического центра, который  возглавляет начальник Департамента Комитета национальной безопасности по городу Алматы. Перед государственными органами была поставлена задача неустанно проявлять бдительность.

Кроме того, по инициативе акима города была организована встреча  представителей правоохранительных органов  с населением города.  Поскольку членами экстремистских групп являются, как правило, приезжие – граждане других регионов, ранее судимые, то мы решили собрать всех руководителей  КСК и разъяснить им ситуацию. Я не знаю, были вы тогда или нет, когда  в большом зале КазНУ собрались три тысячи горожан вместе с руководителями КСК,  и им была дана исчерпывающая информация.

После этого сотрудники полиции и прокуратуры в рамках разработанной прокуратурой программы по формированию единой базы данных по учету лиц, снимающих в аренду жилье, обходили с проверками все здания, многоквартирные дома в городе.

Оказалось,  многие алматинцы  сдают жилье  в аренду  и при этом не знают, кому сдают, кто туда заселяется, не регистрируют в Налоговом комитете сдаваемое жилье и не платят  налоги.  Таких примеров выявилась  масса. В том же микрорайоне Акселькент оказалось очень много лиц, которые жили в арендованных квартирах. Среди них были даже приверженцы религиозной общины Табиги Джамагат, было много выходцев-нелегалов из ближнего зарубежья – Узбекистана, Кыргызстана, а также из Китая, которые в последующем были выдворены.

– А что, таких категорий граждан у нас разве  не отслеживают?

– Те категории граждан, которые нарушают миграционное законодательство, отслеживаются миграционной службой  органов внутренних дел. В целях  повышения эффективности проводимой им работы, прокуратурой,  как я уже сказал, разработана база данных по учету лиц, снимающих в аренду жилье. В реализации данной программы в том числе  задействованы налоговые органы, КСК, а также отдельные общественные организации по их согласию. Кроме того,  нами составлена религиозная карта города со всеми данными, что позволяет упреждать потенциальные очаги возникновения опасности.

– Каков социальный портрет сегодняшнего экстремиста-террориста?

– Собственно, их нельзя даже назвать террористами. Анализ того, что случилось в Алматы, показывает, что  это ранее судимые, неблагополучные лица, занимающиеся, как правило, такими  преступлениями, как  разбой, грабежи, кража. А когда они попадают в места лишения свободы, получают  там какие-то искаженные понятия о религии, вероисповедании   и с этим живут.  К примеру, все члены группы в Баганашыле были уроженцами разных регионов  Казахстана, но в свое время отбывали наказание в виде лишения свободы в одном месте,  где и познакомились друг с другом.  Поэтому  в  программу по противодействию религиозному экстремизму и терроризму наше духовенство предлагает внести норму о преподавании основ  традиционной религии в школе, чтобы дети знали, что правильно, а что нет.

Когда я работал прокурором в Шымкенте, столкнулся с  весьма любопытной практикой. В городе  Туркестане было относительно спокойно,  не было каких-либо террористических, экстремистских проявлений, а в Кентау, который находится буквально в 15 км, это проявлялось. А почему? Стал разбираться, и выяснилось, что в Туркестане местные жители придерживаются традиционной религии и этому учат своих детей, внуков. А в Кентау было много приезжих, в том числе ранее судимых, и у многих из них не было четкого представления о религии, поэтому они легко подвергались каким-то внешним воздействиям, влияниям. Поэтому, думаю, нам нужно проводить больше профилактических мер, чтобы граждане не сбивались с пути истинного, ведь религию никто не запрещает, у нас по Конституции свобода вероисповедания, пожалуйста, верь, но в пределах разумной правильной традиционной религии. Любая традиционная религия носит миролюбивый характер и нам нужно эффективно использовать их возможности.

Возвращаясь к вопросу профилактики, хотел бы сказать, что нужно занять молодежь трудом. К сожалению, сейчас молодежь неохотно остается на селе, старается уехать в город, но из-за отсутствия занятости и других причин попадает в криминогенную среду, занимается разбоем, грабежами. Поэтому в Алматы сейчас одной из главных проблем является внутренняя миграция. По данным ДВД, только в день в Алматы заезжает около 330 тысяч машин и столько же выезжает, сложно отследить весь этот поток, но нами в этом плане сделано многое. Мы досконально проверили паспортную  систему, исполнение  миграционного законодательства, в результате чего  выявили более двух тысяч граждан Китая, 150 пакистанцев, заехавших к нам незаконно, по подложным визам. По результатам проверки их всех выдворили.

– Как иностранцы могут заехать в Алматы по поддельным визам?

– Очень просто. В Алматы пооткрывалось множество лжепредприятий, которые приглашают иностранцев по якобы туристическим визам. И мы не просто выявили такие факты, но и то, что некоторые из этих граждан, объединившись в группу,  совершали на территории  Алматы преступления.

Например, граждане Ирана под гипнозом грабили наших граждан. Заходили в магазин, подходили к продавцу, который сам отдавал им деньги, после чего они уходили. Как все это происходило, продавец не помнит. При допросе потерпевшие рассказывали, кто-то подошел, посмотрел на меня, подержал за руку и все, больше я  ничего не помню. Мы выявили несколько подобных фактов, объявили об этом по телевизору, люди сразу опознали этих мошенников и сейчас это дело расследуется.

После установления первого эпизода преступления и задержания подозреваемых, мы сразу же стали проверять,  каким образом эти иностранцы заехали к нам, нашли фирму, через которую был оформлен въезд, и выяснили, что через нее уже прошли полтора тысячи иностранных граждан. Естественно, сотрудники ДВД начали задерживать этих лиц. По документам юридический адрес фирмы был указан в  гостинице «Шера», идем туда, а там их нет. Установили руководителей ТОО, опросили их и по всем этим фактам возбудили  уголовные дела.

Всего  в  прошлом году нами возбуждены  семь уголовных дел в отношении таких лжепердприятий и столько же в январе этого года только по одному  Алатаускому району.  По всем этим нарушениям прокуратурой города в адрес уполномоченных органов внесены представления для принятия соответствующих мер по прекращению незаконного въезда иностранных граждан на территорию Казахстана.

Здесь еще вот какой нюанс. Лжепредприятия не видят тех граждан, которые пользуются их услугами,  они лишь оформляют документы и передают их в консульскую службу МИД. Поэтому мы пошли дальше, и установили, что консульские службы не имеют полномочий  перепроверить данные лжепредприятия, ни самих «туристов», ни фирмы, которые приглашают их. Хотя таких лжефирм выявлено нами очень много. Через Алматы таким способом проходит много иностранцев, они приезжают работать в нефтяные  компании  Казахстана и через южный мегаполис уезжают в Актобе,  Атырау,  Магнистаускую область и так далее.

Поэтому мы через Генеральную прокуратуру внесли представление в МИД, по итогам рассмотрения которого, полагаем, в действующую инструкцию будут внесены кардинальные изменения, позволяющие ликвидировать поток лжетуристов.

– Если не ошибаюсь, года два назад правовая статистика давала информацию, что в Казахстане наибольшее количество преступности совершается в Алматы. Похоже, с тех пор мало что изменилось. Как сделать так, чтобы наш город не был самым преступным городом?

– Мы проделали большую работу по регистрации преступности. В 2012 году в Алматы  было зарегистрировано  более 52 тысяч преступлений, по ним возбуждены 48 тысяч уголовных дел. Такого роста преступлений здесь никогда не было! А в 2011 году было совершено 29 тысяч преступлений. Есть разница? Такой рост преступности связан, прежде всего, с наведением порядка в сфере учетно-регистрационной дисциплины.

Фактически криминогенная ситуация в городе не изменилась, а количество особо тяжких преступлений даже снизилось. Регистрируемые сейчас преступления совершались и ранее, только они не были в поле зрения правовой статистики, то есть укрывались сотрудниками правоохранительных органов. Теперь мы видим реальную картину преступности, в том числе  малозначительных, можем правильно определить приоритеты и распределить силы и ресурсы.

– Какие меры принимаются вами по фактам укрытия преступлений?

– За нарушение учетно-регистрационной дисциплины  привлечено к ответственности 140 сотрудников органов внутренних дел. Но, несмотря на это, в январе нами опять выявлены и поставлены на учет 36 преступлений, в том числе два тяжких. Уже дошло до того, что для создания мнимого благополучия сотрудники полиции незаконно ставят на учет преступления, которые вообще не совершались.

Так, сотрудником УВД Ауэзовского района М. было отказано в возбуждении уголовного дела по факту кражи в отношении гр-на Пилипчука  в связи с возмещением ущерба. Однако нами установлено, что Пилипчук  скончался еще в начале прошлого года, то есть за четыре месяца до совершенного якобы им преступления. Этим же сотрудником аналогичным образом фальсифицирован материал в отношении умершего два года назад гр-на Полякова.

Установлены и другие факты, когда  преступления были списаны,  в том числе на умерших и на лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы. По 17 таким фактам  прокуратурой возбуждены уголовные дела. Ход расследования взят под мой контроль.

Также в сфере учетно-регистрационной дисциплины введена электронная база данных, что, думаем, даст положительные результаты.

– Хорошо, перестали укрывать преступления, начали все регистрировать, но говорит ли это о том, что все они раскрываются?

– Из зарегистрированных в прошлом году  преступлений 88 процентов относятся к преступлениям   имущественного характера. Раскрываемость краж  составляет десять процентов. То есть если в прошлом году было совершено 32 тысячи краж, то реально раскрывается чуть более трех тысяч.

Мы провели коллегию в прокуратуре, проанализировали, почему кражи в большинстве своем не раскрываются, сделали специальную  карту города по кражам, аналогичной религиозной карте, о которой я уже упомянул вам, обозначили места, где совершается наибольшее количество краж. Как и предполагалось, они совершаются в основном в местах массового скопления людей – на рынках, в Мега центре и других крупных магазинах, торгово-развлекательных площадках.

– Да что там магазины, барахолки. Перед новым годом я была в Налоговом комитете Бостандыкского района и одна из стоящих в очереди в кассу женщин обратилась к охране, говорит, у меня украли кошелек, есть ли здесь видеонаблюдение?

– Вот-вот. Всего в Алматы мы установили где-то 15 точек, где совершаются наибольшее количество краж. Перед  районными прокурорами  я постоянно ставлю задачу о необходимости определять, в каких именно местах, в каких домах, секторах в основном совершаются кражи. Все это надо изучать и принимать адекватные меры.

Сегодня во всех крупных торгово-развлекательных центрах, офисах есть службы внутренней безопасности, установлена видеоаппаратура, тем не менее, кражи совершаются, поэтому, на наш взгляд, необходимо создать электронную базу данных ранее судимых за кражи лиц и тех, кто находится в розыске, и обеспечить этой базой все службы внутренней безопасности города. Участковый, тесно взаимодействуя со службой внутренней безопасности, будет знать, кто из разыскиваемых заходит в тот или иной центр.

Эти и другие вопросы мы обсудили с начальником ДВД города, и считаем необходимым переориентировать силы и возможности внутренних дел на усиление работы по борьбе с кражами личного имущества. В этих целях в  соответствии с требованиями Закона «О профилактике правонарушений», нами разработан проект региональной программы по профилактике краж в городе Алматы, которая предусматривает комплекс мер по борьбе с кражами имущества, с привлечением сил всех государственных органов и общественности.

– Одна из ярко выраженных проблем в Алматы – распространение наркомании. Борьба с этим злом ведется, но как обстоит ситуация с вторичным оборотом наркотиков? Правда ли, что это дело крышуют сами полицейские? Что об этом говорит практика?

– К сожалению, есть такое, и мы не должны бояться  говорить об этом.  Потребление наркотиков не прекращается, соответственно, не прекращается количество наркозависимых, встающих на учет. И если для кого-то это беда, горе, то для некоторых людей это источник наживы. В прошлом году мы проверили управление по борьбе с наркобизнесом ДВД города Алматы и столкнулись с этой проблемой. Конечно, в это трудно поверить, но это факт. По итогам проверки нами возбуждены уголовные дела в отношении семи оперативных сотрудников этого управления по фактам сбыта наркотиков. Четверо из них уже арестованы и привлекаются к уголовной ответственности. Установлены вопиющие факты  «крышевания» наркодилеров со стороны сотрудников этого управления, которые не только покровительствовали, но и сами продавали наркотики. Они проводили мероприятия по задержанию сбытчиков, задерживали их, оформляли на них материалы, но затем отпускали их с миром, а уголовные дела не возбуждали. Изъятый героин оставляли у себя и пускали во вторичный оборот.

На момент проверки в названном управлении было 32 сотрудника, из них по нашим актам, результатам проверок службы собственной безопасности ДВД, а также по итогам проведенной аттестации,  уволено почти 90 процентов, в том числе  начальник УБН. В отношении последнего сейчас ведется следствие по факту злоупотребления им своими должностными полномочиями. Кроме того, как я уже сказал, четыре сотрудника арестованы и в отношении них проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Также  установлено причастие к этим преступлениям  еще 15 сотрудников органов внутренних дел. Ход расследования находится под моим контролем.

– Берик Ногаевич, я знаю, когда Вы были еще заместителем Генерального прокурора, Вы надзирали так называемое хоргосское дело. Этим же сейчас занимается прокуратура Алматы. Как сейчас там обстоят дела?

– Что касается уголовного дела, возбужденного в отношении ОПГ, организовавших контрабандный ввоз товаров через таможенный пост «Хоргос», могу сказать, что расследование этого дела окончено и скоро будет направлено в суд.

Внешнеэкономическая деятельность – одна из приоритетных деятельностей прокуратуры.  В этой связи, в целях успешного функционирования Таможенного союза в прошлом году прокуратурой проведена наступательная работа в сфере внешнеэкономической деятельности. Нами совместно с ДКНБ по г. Алматы полностью пресечена преступная деятельность трех организованных групп, которые за два года успели завести из КНР свыше 350 вагонов контрабандного груза, а другая группа системно завозила контрабандный груз из Турции с использованием воздушного транспорта. По всем этим фактам возбуждены сорок уголовных дел, арестован контрабандный товар на сумму около трех миллиардов тенге. В результате приятых мер, поступление таможенных платежей по городу возросло на 61 процент.

Также  состоялся приговор в отношении лиц, пытавшихся освободить членов хоргосской организованной  группы от уголовной ответственности.

Спрашивается, а куда смотрели сотрудники таможни? Почему это всё они не сами выявляют,  хотя изначально должны контролировать именно они.

–   Вы думаете, они прикрывают?

– Такие факты имеют место, о чем свидетельствует ряд возбужденных уголовных дел в отношении самих сотрудников таможенных органов.

– Сейчас о коррупции в правоохранительных органах, в том числе в прокуратуре не говорит разве что ленивый. Буквально на днях в новостях прозвучало, что в Алматы 64 процента горожан не верит полиции. А прокурорам сколько не верят, на Ваш взгляд?

– Мы не проводили специально соцопрос, но могу сказать, что  в прошлом году у нас не было допущено ни одного коррупционного правонарушения. А  что касается 64 процентов, то те безобразия, о которых я вам рассказал, и дают, наверное, эту цифру. Мы сами очищаем свои ряды от нерадивых. В прошлом году прошла аттестация и мы многих отсеяли. У нас жесткий отбор кадров, к кандидатам предъявляются высокие требования. Мы полностью проверяем человека, пропускаем через большое сито, чтобы завтра в случае чего можно было учинить с него спрос. Сейчас даже задумываемся о том, чтобы пропускать молодых специалистов через детектор лжи.

– Можно несколько слов о защите бизнеса? В Алматы, как известно, сосредоточено наибольшее количество бизнес структур. Как они сегодня живут? Не выкручивают ли им руки различными необоснованными проверками, как это было раньше?

– Борьба с факторами, мешающим развитию предпринимательства, была и остается приоритетным направлением надзорной деятельности. В прошлом году нами отменено свыше двух тысяч незаконно запланированных проверок предпринимателей со стороны в основном органов санитарного надзора и ЧС. При планировании  обязательная система управления рисками ими не применялась, в результате чего увеличивалась нагрузка на бизнес в виде необоснованных проверок. Мы устранили эти нарушения и в этом году количество проверок органов СЭС и ЧС снижено на 1,5 тысяч, или на 21 процент.

В то же время, внедрение системы управления рисками не решает всех проблем ввиду необходимости доработки некоторых из них. К примеру, для того, чтобы запланировать проверку, необходимо определить степень риска предпринимателя. А для этого нужна еще одна проверка. Такие требования заложены в системе управления рисками органа труда и социальной защиты.

Полагаю, во избежание повальных проверок предприятия, не попадающие в поле зрения контролирующих органов, не должны представлять интерес  для государственного контроля. В качестве примера можно привести систему управления рисками налоговых органов, согласно которой план проверок формируется в автоматическом режиме с учетом сведений, указывающих о возможном наличии нарушения законодательства. Благодаря такому подходу, налоговые органы города снизили количество проверок с 330 в 2010 году до 80 в 2012 году, то есть более чем в четыре раза.

Доказывают свою эффективность созданные по поручению Генерального прокурора мобильные группы во всех территориальных прокуратурах страны.  Принцип работы мобильных групп избавил предпринимателей от необходимости явки в органы прокуратуры для обращения за защитой своих прав. Предпринимателю достаточно позвонить на телефон доверия и мобильная группа незамедлительно отреагирует. Такое нововведение повысило эффективность нашей работы. Оперативный выезд позволяет выявлять и пресекать нарушения, устраняя их на месте совершения, а не реагировать постфактум. Только в прошлом году нами осуществлено более ста выездов, по некоторым из них назначены масштабные проверки, по результатам выявлено и устранено более 700 нарушений законности, защищены права 500 субъектов предпринимательства, к  дисциплинарной ответственности привлечены 130 должностных лиц.

Ощутимый импульс надзорной деятельности придает совместная работа с Национальной экономической палатой «Союз «Атамекен». Из регулярных встреч с предпринимателями мы получаем актуальную информацию о степени защищенности бизнеса, анализ информации ложится в основу плана работы прокуратуры.  К примеру,  в настоящее время нами проводятся 25 проверок контролирующих органов по вопросам, решение которых непременно снизит нагрузку на частный сектор экономики. Прокуратура города делает все, чтобы бизнес развивался, и инвестиционный климат в городе Алматы стал еще более привлекательным.

– Давайте подведем итоги нашей беседы. Над какими главными приоритетными направлениями будет работать в этом году прокуратура Алматы?

– Прежде всего – над поддержанием безопасности и недопущением проявлений экстремистского и террористического характера. Это задача номер один. Далее – обеспечение стабильности общественно-политической ситуации в городе, работа в социальной сфере – это и заработная плата граждан, и трудовые права, и образование, и здравоохранение, защита прав несовершеннолетних и многие-многие важные вопросы. Глава государства уделяет самое пристальное внимание защите прав и законных интересов граждан и наш долг – безупречно исполнять поставленные Президентом задачи, принимать все необходимые меры для обеспечения законности и правопорядка в регионе.

Торгын НУРСЕИТОВА

 

Рубрика: