ПутинПутин некогда высокопарно обещал, что Игры в Сочи станут самой безопасной Олимпиадой за всю историю. Вместо этого серия смертоносных терактов накануне Игр, призванных стать «витриной» могущества Путина, показала: Россия по-прежнему уязвима перед терроризмом. Велики ли выгоды создания «государства безопасности», не обеспечивающего безопасность гражданам? Месть Путина за теракты будет холодной и жестокой, но решит ли она проблему радикального фундаментализма, набирающего обороты в самом сердце России? — задаются вопросами западные издания. Некоторые СМИ рекомендуют всем странам направить спортсменов в Сочи в знак протеста против террористического зверства: это будет «инвестиция» в новое поколение россиян.

Мания величия Владимира Путина не знает границ, говорится в редакционной статье Libération, лаконично озаглавленной «Символ». Много месяцев подряд он твердил себе, что сочинские Игры станут символом российского всемогущества и его личного авторитета среди сильных мира сего, пишет журналист Фабрис Руссло. Он даже попытался встать на путь истинный, выпустив из тюрьмы заклятого врага Ходорковского и участниц Pussy Riot, однако не критика Запада тревожит хозяина Кремля за шесть недель до начала Олимпиады, а террористическая угроза. Всем своим ужасом события в Волгограде напомнили о радикальном исламистском восстании на Кавказе. Одного-единственного теракта на черноморском курорте в период с 7 по 23 февраля хватит, чтобы уничтожить то, что сам Путин назвал «самым важным событием постсоветской эпохи», заключает издание.

Путин любит оправдывать необходимость своего правления тем, что он является гарантом безопасности и порядка в России. Однако волгоградские теракты, как пишет Рихард Херцингер в своем комментарии для Die Welt, говорят об обратном: Путин в очередной раз уличен во лжи.

Путин некогда высокопарно обещал, что предстоящие Игры в Сочи станут самой безопасной Олимпиадой за всю историю. Но вместо этого эти гигантоманские Игры, задуманные в качестве демонстрации нового самосознания России, грозит омрачить страх перед новыми терактами.

«Конечно, маловероятно, что террор дойдет до Сочи с его беспрецедентными мерами безопасности, — полагает Херцингер. — Однако его возобновление накануне столь значимого события напоминает мировой общественности о том, что Путин (…) до сих пор не смог принести мир на Кавказ».

Также, добавляет Die Welt, «вполне можно ожидать, что путинский репрессивный аппарат воспользуется террористической опасностью в качестве предлога для того, чтобы задушить протесты на фоне Олимпиады в зародыше». Но этого свободный мир Путину позволить не может, предостерегает Херцингер.

«Волгоградские взрывы: спустя 14 лет после прихода Путина к власти Россия все еще уязвима перед терроризмом» — таков заголовок в The Wall Street Journal. Есть соблазн воспринять эти теракты как ответ на «политику максимальных репрессий» Путина на Кавказе, пишет газета, но тут же подчеркивает, что террористы оправдывают убийства «любым удобным политическим алиби».

И все же газета советует Путину задуматься, велики ли выгоды «создания «государства безопасности», особенно когда это государство не обеспечивает элементарную безопасность россиянам». По мнению издания, «путинская дисциплина» почти не изменила к лучшему ни полицию, ни армию.

Для долгосрочной безопасности России необходимо развитие демократии: «оно обеспечит правительству политическую легитимность, которой ему недостает при Путине, а также эффективность и транспарентность административной власти, которую Путин так старался блокировать», — считает издание.

«Нельзя допускать, чтобы терроризм омрачил Олимпийские игры в Сочи» — призывает в заголовке The Washington Post.

«Лишь немногочисленные страны сумели искоренить асимметричную угрозу терроризма, но неудачу Путина следует отчасти приписать его тактике», — считает издание. По мнению газеты, Путин «оправдывал жестокую тактику и колоссальную экспансию «государства безопасности» на тех основаниях, что все мятежные чеченцы — террористы». В результате уцелели группировки исламистов-экстремистов, которые стараются ударить по россиянам в самых «болезненных» местах: театрах, школах, общественном транспорте.

По поводу взрывов в Волгограде газета пишет: «Пока неясно, кто и с какой целью их совершил, но, очевидно, это вызов Путину». Ведь Олимпиада в Сочи была призвана показать миру, что Россия способна проводить глобальные соревнования, причем вблизи «кавказских полей сражений».

Газета отмечает, что Запад критиковал Путина за отступление от демократии и антигейскую кампанию. «Но попытка террористов сорвать Олимпиаду средствами насилия — это зверство, против которого должны выступить все цивилизованные государства», — заявляет издание. Оно рекомендует всем странам направить спортсменов в Сочи. Это будет «инвестиция» в новое поколение россиян — «в молодежь, которая стремится к большей свободе, верховенству закона и вовлеченности в глобальные структуры», — поясняет издание.

«Уважайте «олимпийское перемирие» — призывает в заголовке The Christian Science Monitor. После терактов в Волгограде идея «олимпийского перемирия» — отсылка к древнегреческому обычаю прекращать войны на время Олимпиады — оказалась под большой угрозой.

«Олимпийское перемирие» стало официальным элементом современных Игр в 1993 году, когда ООН приняла соответствующую резолюцию, напоминает издание. Это «идея, что люди всех национальностей способны хотя бы ненадолго сложить оружие, забыть о своих трениях и вместе восславить высшие идеалы человечества», говорится в статье.

Издание заявляет: «Теракты никогда не являются правомерным способом пропагандировать свое дело. Попытками увязать подобные атаки с Олимпиадой в Сочи можно добиться только одного — осуждения со стороны международного сообщества». Следует ценить и отстаивать всеобщее стремление жить в мире и по-братски.

«Тень Чечни» — такой заголовок находим в The Times. Что делать Кремлю после терактов в Волгограде? В краткосрочной перспективе выбор невелик: ужесточить меры безопасности и потребовать от Кадырова, чтобы тот, как выражается газета, «запугал лидера мятежников Доку Умарова».

Но в долгосрочной перспективе «России вновь придется мучиться над вопросом, надо ли ассимилировать народ, который с XIX века яростно боролся против ее власти, и если ассимилировать, то как».

После победы Путина во второй чеченской войне «чеченцы просто изменили тактику» — на территории России переключились на терроризм, а за границей стали «авангардными отрядами джихада», пишет газета.

«В начале года ходили слухи, что некое высокопоставленное лицо из Саудовской Аравии вызвалось приструнить чеченские террористические ячейки накануне Олимпиады в Сочи взамен на то, что Россия пообещает прекратить поддержку режима Асада. Слухи не были подтверждены, но чеченский терроризм — проблема не только России. Он хорошо финансируется и является международным», — пишет издание.

Как бы то ни было, Путин инстинктивно потребует мести за Волгоград, но только местью невозможно решить чеченскую проблему, продолжает газета. «Путин обоснованно считает своих чеченских врагов не борцами за свободу, а банальными преступниками», — говорится в статье. Но, чтобы восторжествовала справедливость, Путину нужна «функционирующая система уголовной юстиции». «Создание таковой не решит все проблемы, но станет похвальным «новогодним решением», — заключает газета.

«Ответом Путина станут вооруженные облавы на убежища боевиков» — так озаглавлена статья в The Times. После терактов в Волгограде «почти наверняка ужесточатся вооруженные облавы на общины на Кавказе, особенно в Дагестане, и полиция и военные не будут слишком разборчивы в том, в кого целиться», прогнозирует московский корреспондент издания Хелен Уомак. «Игры, возможно, пройдут хорошо, но если они сорвутся из-за кровавого теракта, месть Путина, скорее всего, станет блюдом, которое подадут холодным и жестким», — предполагает журналистка.

«Чеченский терроризм бьет в сердце России» — так называется редакционная статья в El Mundo. По мнению издания, террористы отлично понимают, что теракты на Северном Кавказе «редко имеют резонанс в остальной России и тем более за ее пределами», а потому наносят удары за пределами Кавказа, когда стремятся к международному резонансу. По мнению издания, цель всегда одна и та же: «заявить о своем присутствии, подкрепить свое дело и обнажить уязвимость российского режима».

С 2000 года террористы убили в России более 1200 человек. «Ответ всегда одинаков: охота на кавказцев, налеты на официальные или частные мечети по всей стране, ограничение свобод и ужесточение мер безопасности, более или менее эффективных», — пишет газета. По мнению издания, эта политика не в силах положить конец конфликту. Распространение джихадистского терроризма — большая проблема для Путина, тем более, что в последних терактах, как и в Европе и США, все чаще участвуют лица, принявшие ислам, или жены радикалов.

Делать ставку на политическое решение столь жестокого конфликта — казалось бы, «рождественская сказочка», продолжает газета. «Но, очевидно, если не будет политического ответа, корни этого терроризма не исчезнут, а продолжат расти и распространяться», — пишет издание.

«Вызов Путину» — так предпочла озаглавить свою статью El Pais. 6 лет назад президент Путин заявил, что выбор Сочи для проведения Олимпиады — признание социальных и экономических достижений, а также умиротворения Кавказа, утверждает издание. Но взрывы в Волгограде опровергают эти утверждения, считает газета. «Речь идет о настоящем вызове Путину, который хотел превратить Сочи в «витрину», демонстрирующую его могущество», — говорится в статье. По мнению газеты, очевидно, что безудержные репрессии не решают проблему. «Но Путин, похоже, не готов искать другой путь», — замечает издание.

О том, «что стоит за взрывами в Волгограде», размышляет вице-президент Американского совета по внешней политике Илан Берман. Взрывы в Волгограде опровергли заявления российских властей о том, что страна победоносно завершила свою войну с террором, пишет политолог в The Wall Street Journal. В апреле 2009 года Владимир Путин публично сказал, что с радикальным исламом покончено, однако последующие годы доказали несостоятельность триумфальных высказываний.

Действия исламистов больше не ограничиваются географической периферией РФ, говорится в статье: радикальный фундаментализм на подъеме и в самом центре России. Положение усугубляется тем, что Россия находится на пороге масштабного этнического и религиозного преобразования, при котором численность мусульманского населения будет расти. Однако политика Кремля только отталкивает это набирающее силу меньшинство. У Москвы, судя по всему, нет четкого ответа на распространяющиеся среди мусульманского населения опасные тенденции.

У Запада теракты в Волгограде должны вызвать вопросы о том, как на самом деле у России обстоят дела в борьбе с радикальным исламом и не могут ли неудачи Москвы в конечном итоге сказаться на благополучии его собственных жителей, подытоживает Берман.

http://inopressa.ru

Рубрика: