Великая Степь, словно мифическая птица Феникс, не раз восставала из пепла. Становилась великим каганатом и через какое-то время рассыпалась на ханства. Там, в загадочных горах Алтая зарождались империи, возникавшие как бы волшебством, откуда каганы, «направляя в долгие набеги войска», расширяли владения до Карпат или Рима. А через пару веков спустя наступал пассионарный надлом, и, отдав энергию, военную систему управления, знания выживания, уходили с арены истории, чтобы со временем вновь появиться. Все возрождается из пепла: страны, ремесла, искусства…

Достаточно появиться небольшой «могучей кучке» художников или писателей, чтобы искусства расцвели. Это было в Европе, в России и др. Можно сказать, что творчество держится на трех китах: таланте, интеллекте и пассионарности художника, «передавшего» часть своей энергии в свое произведение…

Как известно, из 14-ти государств-членов ТЮРКСОЙ столица Казахстана первой удостоена звания культурной столицы тюркского мира и 2012 год объявлен Годом Астаны. Году столицы посвящены многие культурные мероприятия. С 12 сентября по 7 октября в Астане в Музее современного искусства прошла выставка «Арман дала» художника Казакбая  Ажибекулы, открытая в рамках этого знаменательного события.

Времен связующая нить

Прошлое предстает перед нами в основном в трудах историков, сооружениях зодчих, произведениях писателей, художников. Эти «снимки», «слепки» ушедшей эпохи позволяют современному человеку на языке искусства общаться с ней, осмыслить прошлое, понять настоящее, осознать будущее.

А без искусства целые эпохи безжизненны, безмолвны, невзрачны. В любой стране есть такие информационные лакуны. Нередко правители или просто состоятельные люди, осознавая нетленное значение творений мастеров, тратили на них немалые деньги, благодаря чему многие из них сами остались в истории.

Искусство учит мыслить. Это краеугольный камень любого вида искусства. Когда в культуре утрачивается способность мыслить и выражать свои мысли, когда голоса поэтов и художников почти не слышны, тогда в обществе царят умиротворяющая «вещь в себе», «сонливая реальность». И культура если не умирает, то еле дышит.  Ее внутренний механизм постоянного поиска заменяется разрушительным самообманом. Это делает общество слепым: оно теряется в открытом бушующем океане, не понимает, где находится, не знает, куда движется и что ждет его в будущем.

В лихие 90-ые годы после распада Советского Союза для многих жизнь оказалась таким открытым бушующим океаном. Жизнь в переходный период оказалась «мало оборудованной» для культуры. Жить продажей картин, на гонорары, как в советское время, было чрезвычайно трудно – в условиях рынка для многих это несбыточная мечта.

Каково состояние изобразительного искусства Казахстана на сегодняшний день? Вышло ли оно из кризиса и каковы перспективы его развития? Влияет ли оно на развитие общества, определяет ли его ориентиры? Помнится, и в советское время эстетическая культура была не на высоте, но была советская балетная школа, была советская литература, развитие живописи, скульптуры поддерживалось государством.

Завоевание Анкары

Конечно, трудно найти однозначный ответ на эти сложные вопросы, но можно побывать на выставке, в мастерской художника, посмотреть его работы, пообщаться с ним, обсудить проблемы. И вот я в компании Казакбая  Ажибекулы, интеллигентного, улыбчивого, простого в общении. Кстати, Казакбай после художественного училища окончил Алма-Атинский театрально-художественный институт (монументальная живопись) в 1993 году, когда «бушевала» гиперинфляция. Естественно, первый вопрос о хлебе насущном.

Казакбай, у тебя классная мастерская, работы нарасхват, твои картины висят в музеях, недавно в Астане издана иллюстрированная книга о твоем творчестве, вот и персональная выставка, есть даже свой сайт http://azhibekuli.kz/. Как ты дожил до такой жизни?

– Я так не оценил бы – нарасхват (смеется). Вообще-то, в Алматы дела шли лучше.

А зачем тогда переехал в Астану?

– Да, так вышло – ведь здесь моя «малая родина». Конечно, в Алматы было хорошо: творческая атмосфера, выставки, но в 1999 году потянуло в Астану.

Ты закончил учебу в 1993 году, с 1995 участвовал во многих выставках, в 1996 году – лауреат Союза молодежи РК. И почти каждый год – лауреат какой-нибудь премии. Тебе все дается легко?

– После окончания вуза чем только не занимался: дизайнерская работа, ремонт квартир, одно время даже торговал яйцами. Но все время мысли были заняты живописью, хотя занимался ею урывками. Как-то встретил журналиста Асхата Асылбекова, он работал в государственной организации и предложил принести работы для выставки в гостинице «Анкара». Ахмет Аян (из Турции), владелец этой гостиницы, увидел мои картины, и они понравились ему. Его помощники предложили мне постоянно выставляться в гостинице – это ведь здорово! Это было в 1996 году. Ведь здесь бывают солидные гости, иностранцы. Первым покупателем был Ахмет Аян, три картины купил. Позже в этой гостинице компания сотовой связи провела свою презентацию, и ее представители купили сразу пять картин. В общем, вышла кругленькая сумма.

А какие были работы?

– Там ничего особенного не было. Небольшие этнографические сцены.

Но ты ведь писал и по заказу, участвуя в конкурсах. Те же картины на историческую тематику. Разве это не конъюнктурность?

– Это нормальная практика. Большая часть мировой живописи написана по заказам. В советское время музеи покупали картины у художников. В музее им. Кастеева – там картины последовательно расставлены по периодам: с 20-х годов идет развитие искусства по 91 год, понятно, кто за кем шел, кто в какие годы что писал, собраны лучшие произведения. Раньше строились музеи, покупались работы. Был спрос: если есть спрос, то будет и явление. Поэтому были шедевры, были хорошие художники. Сейчас ситуация другая: общий уровень культуры снижается, не проводятся общереспубликанские выставки, симпозиумы, уже 20 лет музеи не покупают произведения не только молодых художников, но и признанных мастеров старшего поколения, чье творчество является достоянием нашей культуры. Правда, появились частные колекции, однако хорошие работы должны быть в государственных музеях.

А кто, так сказать, оказал влияние на тебя, чья школа?

– Эта наша местная школа таких мастеров, как С. Мамбеев, Ш. Сариев, С. Айтбаев, А. Сыдыханов. Конечно, еще А. Жумабаев – это огромная душа, человек-легенда.

Маленькое пятно как вершина искусства

Общая эстетическая культура проявляется во многих атрибутах. Ты говорил о знаковой системе казахов. Пожалуйста, подробней о символах.

– У казахов богатая знаковая культура – те же родовые тамги. Они мало изучены с точки зрения символической, эстетической и смысловой значимости. Несмотря на многочисленность, они лаконичны, не повторяются, недаром есть версия о том, что древнетюркская письменность берет начало из таких знаков. В них больше эстетики и информации, чем в современных «многословных» гербах, якобы определяющих вектор развития страны. Как известно, краткость – сестра таланта. Герб и флаг должны быть такими знаками, которые легко запоминаются, и их невозможно спутать, как отпечатки пальцев, но только целого народа. Это символ его таланта. Ведь это его мир, история, мечты, вера в будущее. Мы – наследники великой тюркской цивилизации, чем можем по праву гордиться, должны стремиться возродить ценное наследие предков. Имея такую богатую культуру, мы не смогли ее показать в полной мере, реализовать на практике. Вот, к примеру, японский флаг и герб: одним маленьким пятном показали, что они – другие, что они – креативные. И на самом деле японцы такие и есть. Любой знак – это код, программа для будущего, установка на успех, на развитие, прогресс или наоборот – на застой, неудачи. В этом плане, как в Японии, необходимо уделять большое внимание искусству: открывать музеи, которые покупали бы картины, пропагандировать искусство страны в СМИ, выпускать специализированные журналы. В школе с 1 класса на должном уровне вести уроки рисования и давать общее представление об искусстве – ведь это развивает мышление ребенка. В японском «чуде» искусство играло и играет не последнюю роль. Ведь Homo sapiens, познавая себя и окружающий мир, в первую очередь, начал рисовать, то есть думать, потом постепенно появились уже другие искусства и науки.

На выставке Казакбая Ажибекулы были выставлены работы разных лет, однако многих известных работ художника нет – они в музеях и частных коллекциях. Выставленные работы дают представление о творчестве художника, который ищет художественный национальный «код», образно воссоздает Степь в ее обычаях, традициях, истории. «Этно-романтический мир» Ажибекулы (оценка искусствоведа Н. Иваниной) более полно раскрывается, если ознакомиться с книгой о его творчестве – в этом году в Астане издательством «Сарыар?а» выпущен прекрасно иллюстрированный фотоальбом «?аза?бай ?жібек?лы».

«Казахбай Ажибекулы – художник, который пишет историю смыслов, пытаясь проявить культурную идентичность народа, художник, чьи работы доносят до нас аромат прошлого, живут в настоящем и обращены в будущее. В его образном мире есть величие духа его народа, в его творчестве отражена вся культурная история Степи: в ее ландшафтах, в ее преданиях, в ее обычаях, в ее  музыке и поэзии. Претворяя эмоции в богатую живописную стихию, он находит вечный неиссякаемый источник жизнеутверждающей и возвышающей нас силы. Он работает вдохновенно и вдумчиво, часто обращаясь к  одной и той же теме – постоянно уточняя, развивая образ Родины во всей его полноте, отражая мировоззрение своего народа» (Н. Иванина).

Художественная культура Казахстана за советское время наработала хорошую базу, и ныне она постепенно восстанавливается. Времен связующая нить не прервалась – жизнь продолжается…

Список картин:

  1. Каганат, 200х400 см, масло, 2002 г.
  2. Беташар, 90х120 см, масло, 1998 г.
  3. ??рылтай (Совет старейшин), 120х225 см, масло, 2005 г.
  4. Арман дала (Земля обетованная), 120х260 см, масло, 1998 г.
  5. Найза?ай (Молния), 70х80 см, акрил, 2011 г.
  6. Елшілер (Послы), 120х225 см, масло, 2005 г.
  7. На обложке фотоальбома – Тігіншілер (Мастерицы), 120х120 см, масло, 1999 г.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

Алматы-Астана-Алматы

Рубрика: ,