Россия
Пропуская мигрантов по разным мотивам, включая, прежде всего, коррупционные, российские власти сами того не ведая уже упустили ситуацию из под контроля. Огромное число гастарбайтеров, исчисляемое миллионами (3,5 млн. человек, по данными Федеральной миграционной службы, из которых 1,7 млн. человек трудятся неофициально), тюрков, в частности, уже стало российскими гражданами, постоянно открывающими и расширяющими миграционный путь своим родственникам и бывшим соотечественникам, ищущим работу.

Поэтому, как бы рьяно не брались сегодняшние российские власти за выдворение нелегалов, они практически не смогут остановить действие данной исторической тенденции. Традицию, отчасти сознательной, отчасти бессознательной,  миграции тюрков вслед за работой, стабильно изменяющей демографическую  ситуацию. Поскольку ни в историческом аспекте, ни в содержательном (экономическом) плане современная Россия обойтись без тюрков, в том числе трудовых мигрантов, как бы ее политические элиты этого ни хотели, не сможет. Для того, чтобы поддерживать постоянный экономический рост, обеспечивающий социальную стабильность общества, и рост благосостояния населения, Россия, как известно, до 2050 года, должна принять как минимум 20 миллионов человек, определенное количество которых, естественно, будет тюрками. Это, в частности,  покроет и большую часть естественной убыли населения в РФ.

Поэтому, представляя собой суперэтническую целостность, несмотря на  возникающие порой непонимание и разобщенность элит и их представлений о будущем тюркской цивилизации, границах и т.д., тюркский проект в XXI веке будет определяющим как в целом для России, так и в частности для всей Восточной Сибири и Забайкалья, вплоть до Камчатки.

Поскольку наблюдается устойчивое сокращение славянского населения на территории России, то это, как отметил В.Путин на совещании по социально-экономическому развитию Сахалинской области 16 июля 2013 года, связано с тем, что планы и проекты, принятые для реализации в ДФО не выполняются на 80%.

Усилия центральных властей нивелируются на местах созданной ими же структурой управления. «Властная вертикаль» на определенном удалении от Москвы,  теряет свою функциональную силу, и приобретает вид «властной горизонтали» местных правителей (губернаторов и их наместников на местах), стремящихся к достижению собственных сугубо меркантильных интересов и целей.

Президент В.Путин, подразумевая это, все же выход из  сложившейся ситуации видит в подъеме экономики. Не понимая того, что не в экономике дело, ведь даже в самой Москве с ее высоким уровнем жизни, сами москвичи не хотят, а скорее, не могут работать в условиях сохраняющегося по сути феодального социально-политического строя. Оставшегося в наследство от «совка» и неспособного модернизироваться на новых, в том числе, право-либеральных принципах и основаниях.

Мигранты же в силу укорененности в традициях восточного общества, основанного на семейных, кровно-родовых ценностях, призывающих ради семьи трудиться в любых обстоятельствах, способны трудиться и в старых условиях «совка», и в условиях российского «постсовка», не говоря уже об условиях полноценной рыночной экономики, имеющейся в развитых странах Запада. Ведь тюрки проживают не только в Китае и на Ближнем Востоке, но и в государствах Америки и Западной Европы.

Росси

К тому же, для России, в силу ее отставания в социальном развитии, характерен высокий уровень скрытой безработицы – работа в организациях с заведомо низким уровнем оплаты труда, но обеспечивающим занятость и не предъявляющих больших требований к квалификации сотрудников[1].  Это также будет поощрять как открытую, так и скрытую миграцию.

В этих условиях, с одной стороны, консолидация тюркских этносов в Сибири будет в немалой степени зависеть от увеличивающегося год от года миграционного давления со стороны Казахстана и его братьев-соседей Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, совокупное население которых к 2025 году может превысить 85 миллионов человек, а к 2050 году достичь 100 миллионов. А вообще совокупное тюркское население  Евразии к 2050 году может составить и все 250 миллионов человек. Для такой демографической тенденции будет характерно усиление колоссальных миграционных потоков в основном в Россию. Тогда как Казахстан сам внутренне имеет высокие темпы прироста населения, стремительно изменяющего демографическую ситуацию в пользу  казахского этноса, доминирование которого в течение ближайших 10 лет приведет к достижению полноценной унии казахской нации, изживанию мультикультуралистских (прежде всего постсоветских и пророссийских) культурных трендов и укоренению общетюркских. А оседающие в Казахстане по пути миграции в Россию и переселяющиеся в страну осознанно тюрки Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана безусловно ассимилируются в качестве законопослушных представителей большой казахской нации, усиливая и укрепляя ее тюркские основы.

Помимо этого, с другой стороны, внутренний геостратегический вектор, направленный на северо-запад, в силу  взаимной комплементарности Казахстана и России, посредством буферных зон и организаций, будет дополняться и подпитываться достаточно сильным и активным внешним геополитическим трендом, а именно, совместной инициативой родственных тюркских наций, к примеру, Анкары и Баку, не имеющих собственных перспектив месторазвития на север и желающих активизировать инвестиционную политику в Казахстане и ЦА, и посредством этого, стремящихся войти в новый формат месторазвития на территории России на стороне консолидирующихся тюркских этносов. По словам И.Велизаде, «с реализацией транспортно-коммуникационных проектов в странах региона, с повышением их транзитного потенциала, перед бизнесом Турции и Азербайджана откроются широкие возможности в Центральной Азии, и наоборот. Баку и Анкара проявляют повышенный интерес к строительству современных логистических центров в Казахстане, к участию в реконструкции нефтеперерабатывающих мощностей и к строительству новых. «Отдельно стоит упомянуть сферы дорожного строительства и туристических услуг. И это не полный перечень отраслей, где азербайджанский и турецкий бизнес могли бы работать в Казахстане, Туркменистане или Киргизии», — считает Ильгам Велизаде»[2].

Кроме того, сотрудничество современных тюркских автономий России (Республики Татарстан -56%, Республики Тыва -77%, Республика Чувашия -70%, Республика Башкортостан – 57%) с Казахстаном будет усиливаться не только в социально-экономическом, но прежде всего в культурном отношении. Что также будет наполнять общетюркское пространство дополнительными связями и содержанием.

Итак, все тюркские дороги ведут в Казахстан, поскольку именно он имеет достаточно большую и мощную перспективу месторазвития на север и запад, именно через Казахстан формируются глобальные тенденции встречи востока и запада, севера и юга тюркской ойкумены. При этом надо понимать, что Казахстан,  создающий совместно с Россией общее экономическое пространство в качестве основы будущего общего социального пространства, будет преследовать, прежде всего, и только свои национальные цели и вкладывать в интеграционные процессы на этом пространстве свои и только свои национальные смыслы, которые, в свою очередь, будут глубоко и широко коррелировать с формирующимися общетюркскими (этническая, культурная, языковая и общецивилизационная идентичность).

Казашки

Поэтому, во-первых, Казахстан будет приветствовать такой формат тюркского сотрудничества, который будет признавать центральное геополитическое значение страны для формирования единого экономического и политико-гуманитарного пространства в самом центре континента Евразии.

Здесь историческая общность тюркских народов будет выступать в качестве цементирующей основы и, как считает И.Велизаде, не будет противоречить  другим региональным форматам, а будет обогащать систему региональных отношений[3]. Просто потому, что Казахстан опять-таки географически выступает центром тюркского мира, поскольку расположен между Турцией и Азербайджаном — с запада, Туркменистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном — с юга, с тюркскими этносами России — с севера и востокаоссии  и тюркскими диаспорами Синьцзяна, которые, конечно, не так велики, но играют важную роль в этногенезе тюркского суперэтноса в современное время в виду их прямого взаимодействия с китайским суперэтносом. Находясь в огромном административном районе КНР, тюркские этносы Синьцзяна с большим вниманием и большой надеждой смотрят на медленно и осторожно  возрождающийся тюркский проект, осуществление которого привнесет много положительного  в развитие межнациональных отношений в КНР и сыграет свою позитивную роль для отдельных его тюркских этносов, поскольку с консолидированными тюрками, как показывает история, считались все и всегда.

 


[1] См.: «Евразийский подход»: занятость важнее зарплаты. – demoscope.ru/weekly/2008/0323/tema02.php

[2] В.Панфилова. Назарбаев и «тюркское единство»: за или против. – www.ia-centr.ru/expert/16200/

[3] Там же.

Рубрика: