тулешевЗаключается в том, что после озвучивания Стратегии «Казахстан – 2050» Главой государства 14 декабря 2012 года, которое нацелило страну для вступления в 30-ку самых развитых государств мира, и подготовки Концепции вхождения Казахстана в 30-ку самых развитых государств мира, которую презентовал в своем ежегодном Послании Президент Казахстана Н.Назарбаев 17 января 2014 года, Правительство не пересмотрело принципы собственной деятельности и не определило главный принцип организации жизнедеятельности всего государства и общества.

Правительство осуществляет свою деятельность на основе второстепенных по отношению к человеку и гражданину нашего государства принципов и форм. Основными ошибками правительства являются в этой связи:

технократическая направленность;

—  устаревшие методологические принципы работы.

Что касается первого, то я имею в виду неполное понимание гуманитарных и культурно-цивилизационных целей программ, оторванность от культурно-исторических условий развития нации и современного казахстанского общества. До сих пор нет ясного представления о том, что мы строим постиндустриальное общество на собственной культурно-исторической и социально-экономической базе, если выражаться общепринятыми в мире терминами. Операционные факторы и инструменты в определенной степени могут выстроить систему государственного управления, однако в отсутствие подлинных целей развития (человек, его достоинство и благополучие), данная система («ручное управление») перестанет справляться с угрозами и вызовами нового постиндустриального порядка, в центре которого находится система прав и свобод личности. Институциональное развитие и институциональная реформа должны быть незамедлительно продолжены. Я имею в виду отсутствие ярко выраженных социальных приоритетов (как например, Социальный кодекс ЕС – Хартия основных прав ЕС и т.д. или в Украине, которая адаптировала законодательство ЕС по 16 сферам и приготовилась для вступления в ассоциативные члены ЕС). Например, в проекте ГПФИИР-2 афишируется улучшение делового и инвестиционного климата за счет инструментов, а не за счет продолжения институциональных структурных реформ.

Что касается второго, то развитие Казахстана как состоявшегося государства, имеющего притязания стать высокоразвитой демократической страной с высокими стандартами жизни, в конце второго 10-тилетия своей независимости столкнулось с необходимостью достижения адекватной этим притязаниям активизации человеческого и социального капитала, самоуправления и предприимчивости граждан, полноценного становления гражданского общества. Сформировавшийся за годы независимости при доминировании президентской формы правления патернализм государства над нарождающимися институтами гражданского общества к этому времени стал серьезным препятствием на пути инновационных реформ в самых различных сферах общественного развития. Неравновесность и неравноправность ветвей власти, свойственная первоначальному этапу становления государственности, со временем, когда процессы государственного строительства в целом были завершены, привели к деформации всей системы общественных отношений.

Сложившаяся модель меркантилистской (так называемой олигархической) экономики, которая сегодня является каркасом государства, должна быть заменена моделью постиндустриального общества, основой которого являются права и свободы личности. Только в модели постиндустриального общества расширяются и углубляются возможности экономического выбора реализации человеческого потенциала. Приоритет государства по отношению к обществу и ко всем его сферам, как и приоритет политики по отношению к социальной и экономической сферам,  должен быть преодолен. Равноправие государства и личности, государства и общества, государства и коллектива должно стать отправной точкой модернизации страны на принципах развитых постиндустриальных обществ.

Итак, со времени принятия Стратегии «Казахстан 2050», объявившим начало перехода к принципам жизнедеятельности развитых государств мира,  Правительством не принят к действию главный методологический принцип жизни развитых стран в 21 векепринцип развития человеческого потенциала. Он, кстати, может реализовываться в самых разных отраслях и сферах жизни: начиная с организации административно-территориального пространства, заканчивая кластерами и сектором НПО. Сектор НПО просто должен получить альтернативную государственной систему финансирования  (как в Германии или в целом как в Евросоюзе). Везде, согласно этому принципу, необходимо создать для людей альтернативные сугубо государственным способы организации и деятельности.

Сегодня же главным принципом организации жизнедеятельности государства и общества до сих пор остается  принцип ресурсности (финансовой, углеводородной, человеческой и т.д.), согласно которому все, в том числе и люди, являются факторами функционирования административной системы государства. Этому порядку ресурсности соответствовала и иерархия сфер жизни общества: сначала политическая, потом экономическая и, наконец, социальная. Именно этим объясняется то, что социальная сфера всегда находилась на остаточном финансировании, а у экономической сферы был перед ней приоритет. Люди, согласно этой иерархии, занимали практически последнее место в дезинтегрированном СССР, так они были факторами политики (административно-территориальных единиц всех уровней – крепостные, крестьяне без паспортов, система прописки), потом экономики (капитала, финансов и т.д.) и, наконец, социальной сферы (при фактической безработице, игнорирование безработных и фактически безработных (самозанятых, которые сидят на перераспределенной заработной плате работающих, пенсионеры с их реформой и т.д.).

Результатом такой «завихренной» и непреодоленной в условиях независимости ресурсности стало исчерпание возможностей старой административно-территориальной системы организации пространства, разобщенность программ разных министерств и ведомств, борющихся между собой за деньги, бюджет, наличие дубляжа программ, двусмысленности и, как следствие, их неисполнение.

Поэтому, крайне нужен новый программный концептуальный документ для правительства, в котором будет заключена вся новая методология перехода от сугубо административных способов и методов  руководства и управления страной и экономикой на основе принципа ресурсности —  к главному социальному принципу развития постиндустриального общества – развитию человеческого потенциала.

Я не хочу никого критиковать, однако скажу, что не все министры и топ-менеджеры нацкомпаний, не говоря о других, ясно понимают необходимость принятия данного нового принципа и, конечно, не хотят принимать соответствующего способа его реализации, так как это потребует перестройки всей государственной службы, всей их деятельности, ее характера. Им придется выходить к протестующим, при ошибках – уходить в отставку, точнее, более тоньше и чутше относиться к людям, их заботам и переживаниям. И для таких руководителей нужен кардинальный гуманитарный ликбез, потому что, на самом деле, они, например, должны осознать значение этики, этики национальной, а не только корпоративной, осознать, что в основе национальной демократической модели должна лежать национальная модель этики. Можно с этой целью созвать национальную философско-методологическую конференцию для уяснения существа проблем перехода на принципы организации постиндустриальной национальной модели общества и, прежде всего, в государственном управлении.

Поэтому, например, целью новой программы ГПФИИР на 2015-2019 годы должно стать не стимулирование диверсификации и повышение конкурентоспособности существующих отраслей промышленности, а создание и развитие экономики постиндустриального общества (реиндустриализация на постиндустриальных основаниях), экономики услуг как экономики реализации человеческого капитала.

Направления реализации этой цели должно быть:

— стимулирование диверсификации и повышение конкурентоспособности экономических субъектов на основе принципа повышения человеческого потенциала, начиная с закончивших школу, далее, самозанятых, работников всех предприятий  и заканчивая госкомпаниями и монополиями по программам трудоустройства и переквалификации, реальная борьба с безработицей, работа по переводу самозанятых в разряд постоянно работающих и т.д., иначе нам в 4,5 раза не увеличить показатель объёма ВВП на душу населения — с 13 тысяч долларов до 60 тысяч долларов, если 2 миллиона 600 тысяч самозанятых будут тянуть нас вниз, и Казахстан не станет страной с преобладающей долей среднего класса, как об этом говорит Глава государства;

— создание и развитие институциональных основ постиндустриальной, т.е. инновационной экономики, включающей принятие нового законодательства, укрепляющего конституционные основы прав и свобод личности (уравновешивание ветвей власти, уравновешивание политической, экономической и социальной сфер государства, объявление и имплементация судебной власти гарантом конституции, принятие закона о незыблемости права частной собственности, принятие закона о банкротстве физических лиц, субъектов малого бизнеса, о чем сказал Президент в своем Послании, принятие закона о защите прав миноритариев и т.д.);

— стимулирование диверсификации и повышение конкурентоспособности постиндустриальных (постотраслевых), основанных на развитии человеческого потенциала сфер экономики – кластерных и сетевых (образовательных и предпринимательских университетов, информационных, проектно-технологических предпринимательских и социальных  бизнес-структур и т.д.), решающих проблему безработицы/трудоустройства более сложно, но и более эффективно и долгосрочно.

Исходя их этих принципиальных замечаний должна быть переделана вся ГПФИИР-2.

В региональном разрезе можно говорить о городах-контрмагнитах, опорных селах и других вещах только после уяснения главного вопроса о людях и их потенциале как целях строительства таких городов и сел.

 

Рубрика: