В Петропавловске мужчина отсудил у КУИС 50 тысяч тенге за несвоевременное освобождение из-под стражиАпелляционной судебной коллегией по гражданским и административным делам рассмотрен иск Д. к учреждению комитетауголовно-исправительной системы, а также к начальнику данного Учреждения о возмещении морального вреда, сообщает пресс-служба Северо-Казахстанского областного суда

Из материалов дела следует, что согласно постановлениям Петропавловского городского суда суд санкционировал меру пресечения Д. – арест, а затем по ходатайству соответствующих должностных лиц продлевал его содержание под стражей до 3-х, а затем до 4 месяцев – до 1 июля 2012 года.

Впоследствии постановлением этого же суда было отказано в дальнейшем санкционировании продления срока ареста, мера пресечения была изменена на домашний арест, срок домашнего ареста было постановлено исчислять с 26 июня 2012 года.

На изменение меры пресечения на более мягкую повлияло то обстоятельство, что у Д. ухудшилось состояние здоровья, и он с 22 июня 2012 находился на лечении в областной больнице. Его состояние врачами отмечалось, как тяжелое послеоперационное, которое требовало соответствующего специального медицинского ухода, отсутствующего в условиях медицинской части Учреждения.

Данное постановление об изменении меры пресечения поступило на имя начальника Учреждения от адвоката – 27 июня 2012 года, из суда – 28 июня 2012 года. Однако Д. из-под стражи освобожден не был. Д. был освобожден из-под ареста только после рассмотрения протеста прокурора г. Петропавловска в апелляционной инстанции 05 июля 2012 года, которая постановление суда от 26 июня 2012 года оставила без изменения, протест — без удовлетворения.

Данные обстоятельства сторонами спора не оспариваются, но между ними возник спор о законности действий ответчиков. Истец, предъявляя иск, считает, что начальник Учреждения допустил ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, не освободив его из-под стражи сразу после получения постановления суда от 26 июня 2012 года, а также после истечения срока содержания его под стражей, санкционированного судом, который закончился 01 июля 2012 года.

Сторона ответчика считает, что нарушений закона в данном случае не допущено, так как истец был освобожден из-под стражи своевременно – сразу после вступления постановления суда от 26 июня 2012 года в законную силу — 05 июля 2012 года.

При рассмотрении гражданского дела коллегия постановила, что в действиях начальника Учреждения имеются виновные действия, которые привели к нарушению личных неимущественных прав истца, причинению ему морального вреда. Так как содержание истца под стражей без санкции суда свыше срока, установленного постановлением суда, является грубым нарушением требований ст. 16 Конституции РК, нормы которой имеют высшую юридическую силу и прямое действие. Основной Закон страны гарантирует, каждый имеет право на личную свободу.

Арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 72 часов. А статьей 48 п.3 Закона РК «О порядке и условиях содержания лиц в специальных учреждениях, обеспечивающих временную изоляцию от общества» прямо на такой случай предусмотрено освобождение лица, содержащегося под стражей, по постановлению руководителя администрации места содержания под стражей.

Как следует из материалов дела и норм УПК РК, регулирующих сроки ареста и их продления, ходатайство о продлении сроков ареста свыше трех месяцев, что имело место в данном случае должно подаваться в суд не позднее 10 суток до окончания срока. Определенный срок законодателем установлен, с тем, чтобы с учетом сроков рассмотрения таких ходатайств и сроков обжалований постановлений суда, было окончательно и однозначно разрешено поданное ходатайство.

В указанном случае прокурор г. Петропавловска с ходатайством о продлении срока содержания Д. до 5 месяцев обратился в суд 25 июня 2012 года, то есть с нарушением срока, установленного ст. 153 ч.9 УПК РК, что в последующем привело к тому, что к окончанию срока содержания Д. под арестом протест прокурора на постановление суда об отказе продлить срок его содержания не был рассмотрен.

Однако это обстоятельство не освобождало руководителя Учреждения от соблюдения требований, возложенных на него Конституцией и вышеназванным законом.

Определяя размер компенсации морального вреда, коллегия учла жизненную важность нарушенных личных неимущественных прав истца, его состояние здоровья на тот период времени, степень его нравственных страданий, форму вины должностного лица, количество дней незаконного содержания истца под арестом сверх срока, установленного судом.

В этой связи, заявленную истцом сумму компенсации морального вреда в сумме 500 000 тенге коллегия посчитала чрезмерно завышенным, и постановила взыскать с Учреждения в пользу истца 50 000 тенге.

Рубрика: