Ровно год назад на автотрассе Аркалык – Тургай местные полицейские повстречали два «КамАЗа» в сопровождении «Ниссана».

В кузовах грузовиков – 42 головы крупного рогатого скота, в салоне иномарки – два гражданина 48 и 30 лет, которые заявили, что скот принадлежит им, но подтверждающих документов предъявить не смогли. Вместе со скотом их препроводили в УВД Аркалыка, где задержанные сразу признались: скот украден с пастбищ в окрестностях аула. Вначале барымтачи провели разведку и выяснили, что хозяева скота наведываются на выпасы раз в неделю. Наняли владельцев двух грузовиков, пояснив им, что являются владельцами стада. Погрузку провели со знанием дела. Каково же было удивление жителей аула, когда полицейские пригласили их в город на опознание скота стоимостью более 2 млн тенге. Год назад, комментируя действия своих подчиненных, первый заместитель начальника ДВД по Костанайской области Арман Тленчин сказал, что трудность раскрытия таких преступлений в том, что совершаются они в условиях неочевидности. Пропажу хозяева могли обнаружить через неделю после угона, когда и следов не сыщешь. Год назад полковник Тленчин назвал цифры: за 10 месяцев полицией зарегистрированы 134 кражи скота, из которых удалось раскрыть 94.
На днях сменивший Тленчина в должности Атыгай Арыстанов констатировал: с начала текущего года зафиксировано 259 краж скота, из которых раскрыты лишь 69. Двукратный рост преступлений и низкую раскрываемость первый заместитель начальника ДВД объяснил неорганизованным выпасом животных и небрежным отношением населения к своему имуществу. Заявления в полицию поступают слишком поздно, когда «горячие следы» успевают остыть. В качестве «горячего» примера привел недавний случай. Ночью из загона жителя села Константиновка Костанайского района барымтачи увели трех лошадей и жеребенка. На следующее утро, по заявлению хозяина в полицию, началось расследование. Разыскная овчарка по кличке Цыган взяла след, по которому инспектору – кинологу Мейраму Оразбаеву – пришлось пешком пройти 30 километров. В итоге Цыган привел его и оперативников в заброшенное садоводческое товарищество «Железобетонщик» в окрестностях Костаная. Лошади и жеребенок были еще в целости и сохранности, а при них – четверо скотокрадов. Трое – жители Камыстинского района, четвертый – житель Костантиновки. Следствие завершено и дело передано в суд.

В борьбе за это

Хозяину лошадей из села Константиновка повезло: полицейские сработали оперативно, пропажу стоимостью почти в миллион тенге вернули. Примерно в то же время не повезло жителю Борковского сельского округа Мендыкаринского района – у него украли 30 овец. Об этом глава крестьянского хозяйства попытался сообщить полицейским. В РОВД заявление не приняли, пояснив подателю, что служивым не до поиска овец – у них аттестация. Настырный овцевод обратился в прокуратуру, и аттестацию продолжила служба собственной безопасности ДВД, возбудившая в отношении районных полицейских уголовное дело по 363-й статье УК «Укрывательство преступления».
Рост числа случаев скотокрадства встревожил руководство региона. Неделю назад на совещании с правоохранительными органами аким области Нуралы Садуакасов предъявил претензии начальникам РОВД:
– Уже каждой корове бирки повесили, а у вас (начальник ОВД Костанайского района. – Авт.) рост краж в несколько раз. Человек тратит три с лишним года, чтобы сдаточный вес у животного был хороший. А вы здесь стоите и объясняете – у вас то одно, то другое. Вы звания получаете, как положено, через каждые три года, а толку чуть – только местами меняетесь. Потом будете ссылаться на то, что акимы там должны сходы проводить. Я что, возле каждой коровы акима должен поставить?! Аулиекольский район – в 2 раза рост краж скота! Вы знаете эти группы, которые кражами скота промышляют, но ничего делать не хотите. У вас каждый район, как отдельное государство, друг с другом не обмениваетесь информацией. Мне лично приходилось вмешиваться, чтобы один начальник РОВД дал возможность другому работать на его территории…
Монолог акима – информация к размышлению. В большинстве случаев местные Пинкертоны и Анискины знают тех, кто промышляет скотокрадством. Почему делать ничего не хотят? Почему оперативников из соседнего района на свою территорию не пускают? А если пускают, то за их безопасность не отвечают. Ответы напрашиваются: слишком большие и шальные деньги крутятся в этом криминальном бизнесе, слишком желанна для него «крыша» в погонах. Но огульно обвинять всех полицейских несправедливо.
Три года назад начальник отделения криминальной полиции Тарановского РОВД Медет Досымханов расследовал дело об угоне лошадей. Следы вели в соседний Камыстинский район в село Адаевку к известным в округе скотокрадам братьям Досановым. Вместе со своими операми старший лейтенант Досымханов выехал на задержание. Не исключено, что гостей ждали: Медет выходил из машины, когда из дома выскочил один из братьев, ранее судимый Жаныбек Досанов, и выстрелил в него из охотничьего ружья. Заряд дроби угодил в левое плечо и задел сонную артерию. Полицейский погиб от большой потери крови. А лошади, которых искали, оказались спрятанными в одном из поселков Житикаринского района. Их вернули хозяину, а молодой вдове Инне Досымхановой и дочерям Диане и Алине вручили орден «Айбын», которым Медет награжден посмертно.

Ходи конем!

И коровой, и бараном, и… гусем. Минувшим летом в селе Андреевка, что в СКО, ночью со двора пропал гусь. Утром хозяин вызвал полицию: гуся изъяли у 52-летнего односельчанина, пропажу вернули. Минувшей весной в одном из сел Карагандинской области мужик унес барана. В прямом смысле слова: он нес его на себе несколько километров, чтобы сбить со следа полицейских. Не помогло – несуна нашли. По полицейским сводкам, борьба с барымтой идет бескомпромиссная. А барымта цветет и пахнет. И Костанайская область – пример не показательный. В Жамбылской области за прошлый год зарегистрировано 742(!) случая краж скота: население лишилось 565 лошадей, свыше 200 голов КРС и более 1200 голов с мелкими рогами. Раскрываемость преступлений – около 40 процентов. По итогам года наказаны 37 наиболее «отличившихся» участковых инспекторов полиции. Чувствуется железная хватка непримеримого борца со скотокрадством генерала Меирхана Жаманбаева, в свое время возглавлявшего ДВД по Костанайской области и поставившего уникальный эксперимент.
По инициативе генерала большое село Джамбул, что в 15 километрах от Костаная, опоясали рвом трехметровой глубины, оставив только один проезд со шлагбаумом и сторожевой будкой. Скотокрады остались не у дел. Вот только скот, возвращаясь с пастбищ, по привычке норовил срезать путь к дому и падал в ров, ломая ноги и сворачивая шеи. Народ сломал шлагбаум, свалил в ров сторожевую будку и потребовал засыпать генеральскую идею.
Скотокрадство существует во всем мире столько времени, сколько человечество занимается скотоводством. Ученые мужи грешат на менталитет кочевников, для которых барымта – исторически нечто вроде экстремального спорта. В древности пойманным ворам отрубали головы, о непойманных слагали легенды. На Алтае пойманному вору надевали на шею хомут так, чтобы он не мог снять, и нагайками изгоняли из села. В Республике Тува барымтачей зовут кайгалы. В 90-х годах кайгалы сбились в банды, которые угоняли из соседней Монголии целые стада. Власти приказали монгольским пограничникам стрелять на поражение. К началу нового века число убитых скотокрадов превысило сотню, и тогда кайгалы переключились на земляков. Даже берут заложников, которых обменивают на скот. По данным МВД РФ, в Туве ежегодно совершается до 5000 краж скота. А в целом по России каждая третья кража совершается организованной преступной группой.
Даже цивилизованная Англия вносит свой вклад в барымту. Как сообщает газета «Обсервер», крадут коров, овец, свиней. И приводит факт налета банды на ферму в графстве Стаффордшир – похищено более 500 свиней. Ни одна бойня, пишет газета, краденых свиней не примет, но мясо будет продано – у скотокрадов есть свои бойни. Одной из главных причин роста краж скота газета называет рост цен на мясо.
Вот и в Казахстане лучшие умы бьются над выяснением причин этого роста и мерами его обуздания. Как ни странно, но причины почти те же, что и в Англии – за последние 10 лет цены на мясо выросли в 3 раза, а численность скота снижается. А полицейские учат население, что делать. Например, начальник отделения общественной безопасности Есильского РОВД Нардаулет Ш. разместил на соответствующем сайте инструкцию:
– Выпас скота только под присмотром; выпас доверять лицам, имеющим постоянную прописку и пользующимся авторитетом у населения; при вольном выпасе надевать металлические путы с замками.
– По согласованию с акимом сельского округа на солидарной основе организовать охрану мест содержания скота в ночное время.
– При пропаже незамедлительно сообщить участковому или в дежурную часть ОВД; принять меры по сохранению вещественных доказательств; составить подробное описание животного с индивидуальными приметами; привлечь соседей и общественность к поиску.
– Оказывать всемерную поддержку органам управления, участковым инспекторам в борьбе со скотокрадством.
Начальник Павлодарского ДВД свою инструкцию начинает эпическим запевом: «Богат не тот, у кого много денег, а тот, у кого много скота». И ссылается на стариков.
Добавим: старики не только говорили, но и делали. В позапрошлом веке у озера Тениз жил почитаемый за справедливость бий Мендыкара. Когда он узнал, что два его сына занялись угоном скота из российского села Прорыв, категорически запретил им это делать. Сыновья ослушались, и отец от них отрекся, изгнав из аула. Говорят, в окрестностях озера Тениз сохранился мазар Мендыкары, построенный благодарными потомками из глины и овечьей шерсти. Его именем вначале называли местность, а сегодня – район Костанайской области. Тот самый, полицейские которого отказались принять заявление о краже 30 овец.

Владимир КАТКОВ, Костанайская область
11.10.2012

Источник — Литер

Рубрика: