Судебные приставы  у нас начинают работать, когда им начисляются большие проценты или речь идет о хороших деньгах.

Некоторых судебных приставов можно назвать вымогателями. Это официально зарегистрированные государственные мошенники.

Я рассказывала о судебных исполнителях и их безответственности в 2018 году, будучи членом мониторинга антикоррупционного агентства.

Я говорила неоднократно, что обязанности судебных исполнителей должна выполнять прокуратура. Я видела, как они работают. В частности, имели место случаи, когда исполнители закрывали счета крупных бизнесменов за 13 тенге, и просили 20 тысяч тенге для открытия счета.

Огромное количество женщин в Шымкенте никак не могли получить свои алименты.  Тогда я вместе с прокуратурой пыталась решить проблему этих матерей.  Эти матери, пожалуй, меня сейчас читают и подтвердят мои слова.  Когда они мне рассказали, что судебные исполнители   творили по отношению к ним,  у меня волосы дыбом вставали.

Они работают только, когда чувствуют запах денег или больших процентов. Кроме того, судебные исполнители в сговоре с СЭС, банками и частными компаниями, которые занимаются коммунальными услугами. Они могут повлиять на них так, что ваш расчетный счет заблокируют, и разблокируют лишь тогда, когда вы им заплатите.

В нашей стране нужны жертвы, чтобы заговорить об изменениях. Пока кто-то не умрет, изменений не наступит.

Сколько людей в сельской местности, уставших бороться с этими мошенниками?! Они умирают в тишине.

Пяти смертей, вероятно, достаточно, чтобы изменить закон?

 

Или  мало  человеческой крови?

 

 

Айгуль Орынбек

Sn.kz

 

Рубрика: