iOyrZxfN7wFpZMOx2ofC1w-articleПсихологический механизм стокгольмского синдрома состоит в том, что в условиях полной физической зависимости от агрессивно настроенного террориста,или палача,  человек начинает толковать любые его действия в свою пользу, испытывать привязанность, сочувствовать и симпатизировать, тем самым справляясь с чувством ужаса и гнева, которые он не имеет возможности выразить. Этот комплекс переживаний создает у жертвы иллюзию безопасности ситуации и человека, от которого зависит его жизнь. Стокгольмский синдром это любовь,симпатия, и преданность,выросшая  из ужасающего воображение  страха.  Человек думает,что если будет любить и выполнять все требования своего палача, то палач ответит тем же, и не обидит его. 

Психологи говорят, что «стокгольмский синдром» — это попытка психики приспособиться к экстремальным обстоятельствам. Разные люди по-разному защищают свою психику от того, что они не могут изменить и что угрожает их жизни и благополучию. «Стокгольмский синдром» — только одна из таких защит, просто она сразу бросается в глаза, и человеку, находящемуся вне ситуации, кажется неестественной. Опасность «стокгольмского синдрома» в том, что люди, находящиеся в его власти, могут начать действовать против собственных интересов, например, мешать своему освобождению.


Бывает стогкольмский синдром поражает всю страну. Такое ощущение, что Казахстан сегодня  переживает тотальный стокгольмский синдром. Что бы с нами не делали наши соседи – нам все хорошо. Не успело развеяться гептиловое облако, как в Астане появились адвокаты России, уверяющие, что это не наше дело. Правительство Казахстана явно боится потребовать возмещения ущерба окружающей среде. Скоро мы договоримся до того, что гептил и вовсе полезен для здоровья. Еще чуть-чуть и мы будем благодарить Кремль – спасибо, что не требуете денег за гептиловое озонирование нашего воздуха.

Для развития атомной энергетики мы собираемся приобрести российские реакторы. Видимо, регулярные аварии российских «Протонов» – еще не повод усомниться в технологическом отставании этой страны. И чтобы Чернобыль повторился наверняка, мы установим сразу шесть российских реакторов. Такая эта штука, стокгольмский синдром, заложники теряют адекватность и начинают обожать,  боготворить террористов. И самое ужасное,когда это происходит не взаимно.

Россия себя ведет ровно так, как мы позволяем ей это делать. Это просто бизнес, ничего личного. За все платят слабые духом.

Рубрика: