требуетсяПетр Своик – казахстанский политик, который все 22 года Независимости Казахстана верен своим политическими взглядам, неизменно придерживаясь прророссийской, шовинистической, имперской точки зрения. Он также известный оппозиционер, постоянно подвергающий критике деятельность государственных структур страны. В том числе, его никогда не устраивала языковая политика, осуществляемая в стране. Недавно была опубликована его статья под названием «Если бы депутатом был я, то переделал бы Закон о языках в конституционный».

В статье оппозиционный политик смог убедительно показать, что в стране языковая проблема до сих пор не нашла своего решения. И сам дает пояснение статье 7 Конституции РК. «В статье 7 Конституции сказано, что в нашей стране государственным является казахский язык, но наравне с ним в госорганах официально употребляется русский язык», — цитирует он текст Основного Закона  страны. И далее рассуждает, интерпретируя цитату следующим образом; «То есть, если рассуждать логически, казахский и русский языки должны употребляться в равной степени, одинаково и независимо от каких-либо обстоятельств. Из этого вытекает, что законодательство должно обеспечивать возможность физическим и юридическим лицам обращаться в госорганы и получать информацию от них на казахском или русском языках в равной степени, вне зависимости от языка, на котором ведется делопроизводство». И приходит к выводу: «Но если казахский и русский во всем равны, почему тогда русский язык не является вторым государственным?».

Далее, рассматривая закон «О языках», П.Своик отмечает, что многие статьи закона противоречат конституционным нормам. «В общем, какую статью Закона о языках ни возьми – это сплошь и рядом игнорирование, искажение или перетолковывание норм Конституции, касающихся языков. Поэтому для начала следовало бы привести этот закон в соответствие с Основным законом», — считает он.

Вообще, это не первый случай, когда общественность пытается понять суть статьи 7 Конституции РК. Ранее государственный и общественный деятель Мухтар Шаханов, будучи депутатом Мажилиса Парламента РК, направлял депутатский запрос председателю Конституционного Совета с просьбой  дать толкование этой статьи. Там ставился вопрос: «Какой язык в Казахстане государственный?».

Дело в том, что по международной норме между государственным языком и официальным языком нет различия, оба обладают одинаковым статусом. Однако наш закон написан весьма своеобразно. В нем указано, что государственный язык – казахский язык, а русский язык используется наравне с ним. Поэтому любой государственный служащий, мотивируя этим, может заявить о своем нежелании изучать казахский язык.

На запрос Шаханова председатель Конституционного совета Игорь Рогов дал разъяснение, что государственным языком является казахский язык и поэтому он занимает главенствующее положение. А в 2011 году знаменитое письмо 139-ти вызвало общественныйс резонанс, так как эта акция явилась  выражением общественного мнения.

В письме говорилось о необходимости изменения статуса русского языка, установленного в статье 7 Конституции. Поводом для появления письма, подписанного большой группой казахской интеллигенции, стало сильное противодействие русскоязычной части населения страны статье Закона «О языках», обязывающей государственных служащих знать государственный язык.

И вот сегодня двойственность закона стала причиной того, что русская диаспора страны просит дать русскому языку статус второго государственного языка. Значит, Казахстану придется теперь решать проблему, порожденную тем, что до сих пор, за 22 года суверенитета в стране все еще не урегулированы языковые вопросы.

Есен БАЙНУР

Перевод Кайрата МАТРЕКОВА                                                                                                                                     

Рубрика: