скачанные файлы (1)Журналист Гульбигаш Омар на страницах газеты «Туркестан» беседует с известным общественным деятелем, доктором философских наук, профессором Амангельды АЙТАЛЫ, который в бытность депутатом Парламента РК запомнился тем, что с трибуны Мажилиса озвучивал острые проблемы, смелые заключения о  политической ситуации в стране.   Недавно ученому, который сегодня преподает в Актюбинском государственном университете, исполнилось 75 лет. Материал в переводе с казахского языка дан в сокращении.

 

– В свое время Вы были одним из тех немногих депутатов, кто не боялся высказывать критику с трибуны Парламента, говорить правду. Теперь, по прошествии времени, что Вы можете сказать о работе нынешнего состава законодательного органа страны?

 

– В то время, когда я был депутатом, депутаты Мажилиса были более активными, они критиковали не только акимов, Правительство, но и делали критические замечания даже в адрес Президента. Не могу сказать, что нынешние депутаты не такие. На проблему нужно взглянуть с другой стороны. И раньше были, и сейчас есть независимые личности, которые не боятся высказывать критику, свои мнения, но есть и те, кто, отмолчавшись, живет только своими заботами, личное благополучие ставит выше предназначения народного избранника. С точки зрения простого обывателя это можно понять, но с гражданской точки зрения их трудно назвать народными избранниками.

Большинство депутатов пришли из административной системы, то есть они уже знают, как надо  «правильно» себя вести, чтобы по завершении депутатских полномочий спокойно вернуться в привычную среду. Поэтому они сидят тихо, вовремя нажимают на кнопку голосования и занимаются своими делами.

А если кто-нибудь из них в горячке высказывается по острым проблемам, то аким области, откуда был избран депутат, получает сигнал о «неправильном поведении» народного избранника, ведь список депутатов составляется при непосредственном участии главы региона. Если же депутат, пришедший из сферы бизнеса начинает показывать «характер», то им сразу начинает интересоваться налоговая служба. Такое уже было.

Наша пропорциональная избирательная система ослабила политическую конкуренцию. Чтобы Парламент можно было назвать многопартийным,  в него ввели 7 коммунистов и 8 предпринимателей. И Мажилис, и Сенат стали последним пристанищем бывших акимов и министров. Поэтому я не думаю, что депутаты стали беззубыми, можно сказать, что эволюционно снизилась активность нашей внутренней политической системы. Так мы пришли к прошлой, советской психологии, когда все старались придерживаться принципа «моя хата с краю».  Советская психология нам привычна, приспособимся без труда. Сегодня почти не осталось казахов, придерживающихся казахского национального демократического принципа «Бас кеспек бар, тіл кееспек жоқ» («Можно голову отрезать, но заставить молчать нельзя»).

Там, где нет политической конкуренции, народ становится пассивным, равнодушным и безразличным.

– Итак,  в качестве резюме, скажите, что Вы думаете о нынешней политической системе, политическом положении?

– На мой взгляд, самая острая проблема – отсутствие политической конкуренции. У нас много партий, но нет многопартийной системы. Поэтому уже до выборов известно, какая партия победит, сколько голосов наберет. Политическая монополия для власти дает лишь количественный выигрыш, но это моральный проигрыш. С точки зрения закона все партии равны, и избирательное законодательство как бы не нарушается. А во время выборов открыто продвигается только одна партия.

Однако отсутствие конкуренции приводит к тому, что  внутри партии начинается кризис, имеют место проявления коррупции, все это разрушает партию изнутри. Поскольку акимы разных уровней руководят органами конкретной партии, то она и становится победителем на выборах. Зачастую депутатами областных  маслихатов становятся лица, угодные акиму. Поэтому сегодня безликий Мажилис, беззубый Сенат начинают раздражать народ.

Политические партии зародились в Европе 150-160 лет назад. Конкуренция групп политической элиты определяет направление развития государства. А притеснение оппозиции приводит к ограничению открытого обмена мнениями.

 

– Недавно Парламент ратифицировал соглашение о Евразийском экономическом союзе. Некоторые считают это началом потери суверенитета Казахстаном.  Как Вы думает, этот Союз представляет угрозу для нашей независимости?

– К сожалению, и наша, и российская экономика не заинтересованы в научных инновациях, обновлении, наша экономика имитационная или подражающая. Особенно, это заметно в автомобилестроении. Среди 132 государств Россия занимает 64-е, а мы 72-е  места. Из-за отсутствия реальной конкуренции, наш бизнес не нуждается в новых технологиях. Психология советской эпохи до сих пор не отпускает нас. Сегодня в мире никого не интересуют простейшие танки России, ракетоносители, подобные «Протону». И мы стали покупать технику из других стран. Стремление Украины интегрироваться с Евросоюзом, ее попытка дистанцироваться от России свидетельствуют, что за этим стоит государственническая позиция, исходящая из стремления соблюдать государственные, национальные интересы.

Сегодня часто задается вопрос «Насколько выгоден союз с экономически ослабевающей и технологически  отстающей Россией?». И тут же возникает другой закономерный вопрос: «Почему закон о создании Евразийского экономического союза, который Парламент намеревался рассмотреть 10 декабря, принят досрочно?».

Сами российские ученые говорят, что Евразийский экономический союз невыгоден для России. Они заявляют, что Россия, уделяя больше внимания сотрудничеству с Китаем, другими восточными странами, Латинской Америкой, создавая Евразийский экономический союз, обостряет отношения с Западом, это невыгодно для России и принесет только убытки. Известный российский ученый В.Иноземцев заявляет, что идея евразийства выгодна для всех, кроме России. По утверждению российских ученых, в Евразийском союзе Казахстан заинтересован больше, чем Россия. В действительности, обе стороны заинтересованы в данном союзе, так как России выгодно экспортировать свои товары в Китай и другие страны через Казахстан.

В своем интервью в Улытау Нурсултан НАЗАРБАЕВ,  размышляя о будущем страны, предложил: «Давайте посмотрим на карту. Казахстан расположен в центре континента. У нас нет выхода к морю». Далее Елбасы сказал: «Что тогда должно быть для нас морем? Наше «море» – территория России. Если два наши государства считать морем, то мы стоим на его берегу». Резюмируя свои размышления, Президент заключил: «Таковы наши возможности, другого выхода нет. Значит, экономический союз».

Однако народ проявляет беспокойство в связи с созданием Евразийского союза. Да, действительно,  поводы для беспокойства есть. Но их причины не в экономике, а в психологии.

Во-первых, налицо процесс психологической защиты. При слове «союз», мы сразу вспоминаем Советский Союз, и то, что нам пришлось пережить в те времена. Однако  союзных экономических отношений нам не избежать.

Во-вторых, когда произносится слово «союз», россияне тоже вспоминают о Советском союзе, о времени, когда чувствовали себя властителями на шестой части суши и, распевая «Широка, страна моя родная», правили во всех союзных республиках.

До заключения Евразийского союза российские политики поднимали проблему об общей валюте, общем парламенте, общем политическом пространстве. На это НАЗАРБАЕВ однозначно заявил: «Не политический, а экономический союз».

Только то, что Елбасы в области экономики и интеграции не ограничивается только Евразийским союзом, а старается углублять взаимоотношения с другими развитыми странами, вселяет в нас уверенность в завтрашнем дне.

 

– Если национализм — это борьба за интересы своей нации, не унижая достоинства других, то что означает денационализация? Что сегодня преобладает в стране – национализм или денационализация?

– В советское время национализм рассматривали как негативное, даже вредное явление. И сегодня есть те, кто так думает, особенно, их много в русскоязычной среде. В свое время ЛЕНИН сравнил национализм многочисленных (имея в виду русский народ) и малочисленных (казахов, грузин и др.) народов, национальные идеи нации колонизаторов и колонизированных наций, и пришел к выводу, что национализм малочисленных народов, к примеру, казахов, грузин, демократичный, потому что он направлен на борьбу за равенство, независимость.

Вождь пролетариата, как русский патриот критикуя русских, говорил, что для будущего России необходима гибкость и дипломатия. Предупреждал, что только мягкая политика позволит сохранить Советский Союз. В 1922 году, когда ЛЕНИН лечил больной зуб в Кремлевской больнице, в его адрес поступило несколько телеграмм о произволе русских по отношению к грузинам, евреям, украинцам. Тогда он из больницы направил  в Политбюро ВКП(б) телеграмму следующего содержания: «Как только удалю больной зуб, то всеми оставшимися зубами буду грызть великорусский национализм». Вождь мировой революции оберегал русских, предупреждал их, что великорусский шовинизм не доведет до добра. Однако позже И.СТАЛИН забыл об его заветах.

В западной науке национализм понятие нейтральное, только в конкретных случаях ему дают негативную или позитивную оценку. В советское время в национализме обвиняли отдельные личности, представителей интеллигенции и даже весь казахский народ (1986 год). Истинный национализм – это национальный патриотизм, защита достоинства нации без унижения достоинства других народов. Когда народ ощущает себя равным с другими,  не позволяет унижать себя. Думаю, казахский национализм именно такой.

А природа денационализации бывает разной. Казахская денационализация имеет свои причины. В 60-ые годы ХХ века казахи на своей земле стали национальным меньшинством, 70 процентов населения Казахстана составляли русские и другие национальности. Казахи приспособились к той среде и подверглись денационализации, то есть оказались на грани потери родного языка, национальной культуры. И до сих пор не можем избавиться от негативных последствий этой болезни. И беда, и благо казахов в том, что они русский язык знают лучше родного языка. Хотя казахский называют родным, мало кто стремится овладеть им в совершенстве, говорить на чистом казахском языке. Даже наши поэты, писатели, творящие на казахском языке, в разговоре смешивают русские и казахские слова, но несмотря на это борются за будущее родного языка.

Сегодня судьба родного языка в руках самих казахов. А власть пока не уделяет достаточного внимания языковому законодательству, которое является дополнительным рычагом для развития государственного языка. И все же национальный патриотизм постепенно начинает вытеснять денационализацию, это подтверждает количество молодежи, которая обучается на родном языке. А количество постепенно превращается в качество. Давайте смотреть в будущее с надеждой.

                                                                                                                                                           Беседовала Гульбигаш ОМАР                                                                                                                          Перевод Кайрата МАТРЕКОВА

 

Рубрика: