параНа национальном телеканале «Казахстан» прошел первый показ программы «Казахские дети за рубежом». Автор и ведущий проекта журналист Жанар Байсемизова недавно вернулась из-за границы, где знакомилась с жизнью и бытом детей- казахов, усыновленных иностранцами.

 – Прежде, чем отвечать на вопросы, хотела бы отметить, что проект «Казахские дети за рубежом» впервые появился на национальном телеканале «Казахстан». Проект, аналога которому нет ни на одном телеканале, осуществлен благодаря непосредственной поддержке и руководству председателя правления АО РТРК «Казахстан» Нуржан Мухамеджановой.

Эта проблема впервые поднята в нашей стране Нам пришлось приложить немало усилий и затратить немало средств, чтобы найти разбросанных по всему миру казахских детей и подготовить серийный репортаж. И здесь необходимо отметить всестороннюю поддержку проекта «Казахские дети за рубежом» со стороны министерства иностранных дел РК.

«Казахские дети за рубежом» – это не реклама для передачи детей в зарубежье! Посредством этой программы мы хотим заставить задуматься наших соотечественников. Возможно, кто-то из девушек, намеревающихся бросить своего ребенка, одумаются, увидев нашу передачу. Возможно, молодые люди будут осмотрительнее, возрастет степень их ответственности.

Мы не должны оставлять на произвол судьбы наших детей, усыновленных иностранцами. Чтобы они, когда повзрослеют, не задались горьким вопросом: «Почему я не стал нужным своей стране?».

По усыновлению детей из Казахстана на втором месте после США стоит Испания. На протяжении двухмесячной служебной командировки мне пришлось побывать почти в десяти странах Старого Света, встретиться с полсотней казахстанских сирот.

– Вы говорили, что посольство Казахстана в Испании и министерство образования и науки РК предоставили разные сведения о детях, усыновленных испанцами. Почему так произошло?

 – Ответственные ведомства по-разному поясняют это. Комитет по защите прав детей мотивирует это тем, что в то время надзор был слабым, закон – несовершенным. Однако в ходе поездки я собственными глазами убедилась, что надзор и сегодня не на должном уровне. Консулы Казахстана зарубежом в один голос твердят: «Мы не можем контролировать всех детей, если будем посещать их всех по месту жительства, у нас не останется времени выполнять нашу основную работу». И я с этим согласна.

Только в одной Испании наши дети не дислоцированы в одной местности, а разбросаны по всей стране. Поэтому нам нужен специальный орган, который будет следить за судьбой казахстанских детей, усыновленных иностранцами. А доверять агентствам – гиблое дело. Потому, что содействие в усыновлении детей – их бизнес. И они ради сохранения своего имиджа не будут распространять информацию о нарушении прав казахстанских детей.

Например, в связи с участившимися фактами насилия над русскими детьми в США, Россия потребовала открыть там свое специальное ведомство для контроля за усыновленными детьми в этой стране. Однако США, мотивируя свой отказ необходимостью соблюдения прав человека, не разрешила.. В результате Россия перестала передавать американцам своих детей.

Может в подоплеке этого запрета кроются и другие проблемы, но подобное решение заслуживает уважения. Но здесь необходимо отметить, что наш северный сосед, который часто распространяет информацию, что «российские дети страдают от произвола» родителей-гражданСША, не интересуются судьбой своих детей, усыновленных гражданами Европы. В этом мы убедились во время поездки по Старому Свету.

Еще одна проблема заключается в том, что не все казахстанские дети, усыновленные иностранцами, с 1999 года поставлены на консульский учет. Начиная с 1999 года, в 2001-2002 годах иностранцы, согласно нашему внутреннему законодательству, усыновляли детей только по решению судов, без этого ни один ребенок не покинул пределы страны. Поэтому иностранцы по решению суда брали документы детей в МВД РК, обещая детей поставить на консульский учет по месту проживания. Но ни один из них не выполнил взятых на себя обязательств. Это сведения Департамента консульской службы РК.

Поэтому в 2003 году министерством иностранных дел РК был издан приказ, в котором четко указано, что иностранная семья, усыновившая казахстанского ребенка, до выезда из страны должна предоставить все сведения, касающиеся их, в департамент консульской службы. А сколько детей осталось не учтенными, известно одному Всевышнему!

– Вы говорите, «европейцы стремятся усыновить казахских детей». Действительно, почему так?

 – Европейцев привлекает естественная среда обитания казахов, с их точки зрения казахские дети обладают острым умом, хорошей памятью, они одаренные, на лету хватают знания. К тому же в их крови нет алкоголя, у них крепкое здоровье, потому что они являются потомками кочевников. Прежде чем усыновить ребенка, европейцы собирают сведения, проводят определенные исследования, Плюс к этому, международные агентства по оказанию содействия по усыновлению детей предоставляют им необходимые сведения., советуют, в какой стране лучше и легче усыновить ребенка.

Еще одна проблема. Иностранцы, усыновившие наших детей, хорошо знают, что их никто и никогда искать не будет. А также им хорошо известно, что дети-казахи вместе с молоком матери впитывают в себя все добрые человеческие качества, они никогда не бросают в одиночестве тех, кто их вырастил, что они добрые, милосердные люди. Вообще, из истории хорошо известно, что европейские миссионеры, прибывшие в Америку, чтобы увеличить число своих единоверцев и последователей, усыновляли детей.

– Судьба двоих казахских детей, усыновленных американской семьей, потрясла весь мир. Не наблюдали подобных случаев в Европе?

– В Европе не зарегистрированы факты насилия над казахстанскими сиротами, если только подобные факты тщательно не скрываются. Мы об этом можем узнать только через несколько лет, но боже, упаси от этого.

Когда в Америке поднялся шум касательно казахстанских детей, мы находились в Европе. В начале пректа «Казахские дети за рубежом» действия американской семьи еще не были известны в Казахстане. Европейцы, не испытывающие большой симпатии к американцам, резко осудили их. Они назвали их действия противоречащими здравому смыслу, назвали ошибкой разрешение для усыновления казахстанских детей.

От американцев, совершавших насилие над нашими детьми, с 2005 года не поступало ни одного отчета о детях. Если бы в то время был направлен запрос, возможно, можно было уберечь детей от насилия.! Однако никто их не искал. Если бы американские СМИ не подняли шум, мы бы ничего и не узнали. А теперь комитет, ответственный за судьбу детей, усыновленных иностранцами, заявляет, что «в то время в республике надзор был слабым, закон – несовершенным».

– Известно, что объектами Ваших исследований являются не только казахские дети, усыновленные европейцами, но и те, которые еще раньше отправились за океан. Вообще, Вы поддерживаете усыновление наших детей иностранцами?

 – Когда видишь их счастливые лица, думаешь, возможно, это лучше, чем обездоленное детство. Однако когда замечаешь, что они растут чужими для казахов, то в душе желаешь, чтобы ни один ребенок не покидал пределы страны. Это – моя гражданская позиция. И нам нужны потомки, которые будут защищать наши бескрайние степи. Сколько потомков родили бы восемь тысяч наших детей, усыновленные иностранцами.

– Пока мы узнали о судьбе Марлена, Ерлана, Ады. Кроме них о ком мы еще узнаем?

 – Если вы будет постоянно смотреть наши передачи, познакомитесь с судьбой многих казахских детей. Ерлану восемь лет, он неизлечимо болен, то, что он сам передвигается – чудо. Он с самого начала был рядом со мной, схватив меня за руку, не отпускал ее, все время о чем-то говорил. Чтобы репортаж был эмоциальным, я от всей души поцеловал мальчишку. И что-то дрогнуло внутри меня, будто я обняла родного мне человека.

– Какие сделали для себя выводы? Что можете сказать о судьбе детей, выехавших за пределы страны?

– Пять-шесть лет назад во время служебной командировки в Америку на съемку усыновленных  американцами детей, я не могла поверить, что в этой могущественной стране увижу наших черноглазых малышей. Не знаю, почему, но я не могла представить себе такую картину.

В Вашингтоне, когда мы приступили к съемкам, приехали в одну американскую семью. И когда я увидела, как вместе с хозяевами выходит смуглая девочка, я чуть не упала в обморок. Ее звали Арайлым. Она была первой девочкой-казашкой, которую я встретила в США. Затем их оказалось больше и больше.

Дети, усыновленные европейцами, не похожи на тех, кому на долю выпала оказаться в Америке, дети-американцы мне показались холодными. Помню, однажды я  попыталась поцеловать маленького мальчика, но он резко отстранился от меня. А в Европе казахские дети пока еще близки нам. Поначалу они стоят отчужденно, но, чуть привыкнув, становятся, как родные.

Дети, усыновленные итальянцами, испанцами более эмоциальные, добрые, открытые. Не могу забыть, как в Германии один казахский мальчик спросил своего отца-немца: «Когда я вырасту, могу ли играть в футбольной команде Казахстана?», А отец ответил: «Для этого ты должен знать казахский язык». Одна итальянская семья сохранила казахское имя мальчика. Я часто думаю об этом мальчике. Его зовут Есімжан.

Вообще, семьи, с которыми я встречалась, говорят, что готовы сделать все, чтобы воспитать их достойными людьми. Все они очень одаренные, способные дети. Уверена, что дети, усыновленные иностранцами, вырастут сильными личностями. Только когда осознаешь, что они вырастут чужими для нас людьми, которые не будут знать казахского языка, далеки от нашего менталитета, невольно останавливается дыхание….

P.S. Как пояснила Жанар, «после присоединения к Гаагской конвенции, и приведения законодательства нашей страны в соответствие с международными требованиями, через определенное время Казахстан вновь разрешил иностранцам усыновлять казахстанских детей. До этого, после объявления моратория, дети не покидали пределы страны. Недавно иностранцы усыновили еще 10 наших малышей…».

Беседовала Гүлзина БЕКТАС

Перевод Кайрата МАТРЕКОВА

Рубрика: