казакСуд, не пожелавший ограничиться штрафом, осудил известного журналиста Жарылкапа Калыбая на трое суток административного ареста.
Казахский вариант решения суда, изначально принятого на русском языке, изобилует ошибками. Даже фамилия судьи написана с ошибками. А помощник прокурора, просивший суд арестовать журналиста на  5 суток, как выяснилось, тоже не блестал знанием государственного языка. Несуразности на судебном процессе в отношении государственного языка, не ограничивались только этим. Поэтому журналист намерен подать судебный иск против компании, которая ограничила его права. К сожалению, не все представители национальной интеллигенции поддержали защитников языка.

«За родной язык я еще раз готов к заключению»

На прошлой неделе известный журналист, главный редактор популярных журналов «Жұлдыздар отбасы» и «Аңыз Адам» Жарылкап Калыбай из-за конфликта на борту самолета авиакомпании SCAT, возникшего при возвращении из Антальи домой, был осужден на 3 суток административного ареста. После выхода из заключения, Жарылкап Калыбай провел пресс-конференцию, в ходе которой вкратце рассказал о случившемся: «Вся моя вина заключается в том, что я носил на руках, и пытался успокоить своего годовалого ребенка, которому не здоровилось, и у него была высокая температура. Стюард авиакомпании SCAT Хабибуллаев (фамилию узнал позже) пролил на меня томатный сок. Я ему сделал замечание на казахском языке: «Что это такое?», он мне бросил в лицо: «Говорите на русском, я казахский не понимаю», и ушел в подсобное помещение. Обуреваемый злостью, я пошел за ним, и сказал в ответ: «Почему я должен говорить на русском? Почему ты не говоришь по-казахски? Прошло полчаса, как вылетели из Антальи, вы не произнесли ни слово на государственном языке». И тут же, возле меня появилась стюардесса Айжан Абдильдина, и стала что-то лепетать на ломанном казахском языке. А этот Хабибуллаев сказал: «Казахский я не знаю, и не хочу знать!». Тогда я предупредил «Раз так, я завтра в законном порядке призову компанию SCAT к ответственности. Манкурты, не знающие государственный язык, не должны работать на авиалиниях Казахстана». И тут Хабибуллаев показал какую-то бумагу, и сказал: «SCAT – российская компания». Это взбесило меня еще больше, и я сказал: «Мне не важно, какой страны компания. Но поскольку вы работаете на территории Казахстана, вы обязаны знать государственный язык Казахстана». Бортпроводники стали обхаживать меня, извинились, вытерли брюки, угостили чашкой чая. Я думал, что инцидент на этом исчерпан, и вернулся на свое место. Однако, когда до окончания полета оставалось немного времени, они начали собирать подписи против меня. По-моему, это двуличие. Да, произошел конфликт, но мы же помирились. Почему они хотели написать жалобу на меня? Чтобы как-то оградить себя, я начал снимать происходящее на видеокамеру своего сотового телефона. В это время девушка по имени Айжан, пытаясь вырвать телефон, схватила меня за руку. Я не позволил ей это, и отбросил ее руку. Тогда  она стала кричать: «Видите, он применяет силу!». Вдруг прибежала еще одна стардесса (имени не знаю, все они были без бейджиков), и, сунув мне в лицо какую-то бумагу, приказала: «Подпишите этот акт». Я, конечно, отказался! Уже перед завершением полета все они начали говорить на казахском языке. Когда самолет совершил посадку, и пассажиры направились к выходу, Айжан сказала: «Сейчас придут полицейские, прошу вас оставаться на месте». Потом полицейские, опозорив меня, словно, преступника вывел из самолета».

каза

В социальных сетях появилась противоречивая информация, некоторые утверждали, что  Жарылкап Калыбай был пьян, и это стало причиной конфликта. Однако и сам Калыбай не отрицает это: «Да, я выпил. После выхода из самолета я прошел медицинское освидетельствование, которое показало легкую степень опьянения. Накануне я выпил 50 гр. виски. Такой объем спирта содержится и в чашке кумыса. К сожалению, некоторые ухватились за эти 50 грамм, и дали волю своим фантазиям. Так поступил и SCAT. Да, я признаю, что выпил. Теперь сотрудники компании SCAT ответственность за свое не знание и не желание знать государственный язык, хотят свалить на эти 50 гр., выпитые мной».

Журналист допустил оплошность, когда поверил полицейским, которые на его вопрос: «Что будет теперь?», ответили: «ничего страшного, наверное, ограничатся административным штрафом в размере нескольких МРП». Однако через неделю Жарылкапа Калыбая вызывают в суд, и не дав опомниться, отправили в заключение, осудив на трое суток административного ареста. По словам Ж.Калыбая, исковое заявление на него написано не Хабибуллаевым, а девушкой казашкой Айжан Абдильдиной, которая говорит на ломанном казахском языке. Выходит, SCAT намеренно стравливает казахов?

Ж. Калыбай, пострадавший, защищая родной язык, выражает свой протест и на столь суровое решение суда: «Мне 54 года. До этого времени никогда не нарушал ни общественного порядка, ни закона. Кто же, кроме меня, будет требовать от работников компании SCAT знания государственного языка?! Возможно, я проявил излишнюю горячность. То, что я пережил должен стать уроком для всех казахов. Если каждый казах будет требовать от окружающих говорить на государственном языке, начнется исполнения закона о языках. Президент РК Н.Назарбаев в одном из своих выступлений сказал: «Мы создали нормативно-правовую базу казахского языка, как государственного языка. А его реализация в руках каждого казаха». К сожалению, мы все взвалили на власть, оставаясь сторонним наблюдателем. Более того, мы выражаем протест тем, что не выполняется тот или иной закон.

Рубрика: