ШокайВ советское время строго запрещалось упоминать его имя, коммунисты желали предать его забвению. Однако память о славном сыне казахского народа, известном деятеле  Мустафе Шокае, который переживал не только за казахов, но и за всех тюрков, жила в душе народа. С момента обретения Независимости народ, не дожидаясь команды сверху, очистил его имя от советской наносной словесной шелухи, оживил его дух. Его имя, его дух воспарили вместе с обретением Независимости, о которой он мечтал. Имя Мустафы Шокая стал не только духовным достоянием казахского народа, но и всего тюркского мира.

 

Деятельность, труды, жизненный путь этой исторической личности всегда притягивали к себе внимание. Еще на заре Советской власти, в тридцатые годы, когда был подло уничтожен весь цвет казахской интеллигенции, Мустафа Шокай сумел выехать заграницу, чтобы уже там продолжить политическую борьбу против советов, став непримиримым врагом большевиков. Шокай, избежавший ареста, стал костью в горле советской власти. Коммунисты обвинили политика в том, «что Мустафа Шокай — предатель Родины, вступил в сговор с гитлеровцами, агитировал азиатских военнопленных воевать против советской власти, участвовал в создании «Туркестанского легиона».

Сегодня казахи обрели Независимость, о которой мечтал, за которую боролся Мустафа. У отечественных ученых появилась возможность исследовать документы, которые ранее были им не доступны. Историки, ученые — мустафаведы, очистили имя М. Шо­кая от подлых наветов,  приложив немало усилий, чтобы доказать его честность, его заслуги перед родной  Отчизной.

Биография

В 1910 году Мустафа Шокай с золотой медалью заканчивает Ташкентскую мужскую гимназию. Когда он поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского  университета, на эту новость с радостью откликнулась  газета  «Қазақ»: «Первый казахский парень из уезда Акмешит поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского  университета».

Мустафа поехал в Санкт-Петербургский университет по стипендии, выделенной казанским  татарам. Исследователи особо подчиркивают, что М. Шо­кай во время учебы в Ташкенте интересовался культурой, традициями тюркских народов, относился к ним по-братски. Его друзьями были татарин, генерал Сакыпкерей Еникеев, и знаменитый этнограф, башкир Абубакир Диваев. Вполне возможно, А. Диваев имел влияние и на Турара Рыскулова, который в свое время руководил Туркестанской советской автономной республикой, и тоже придерживался позиции общетюркского братства. Тюркская идея стали судьбой Мустафы и Турара. Эти два известных деятеля пожертвовали своими жизнями ради будущего тюркских народов.

Период обучения Мустафы в Петербурге, 1910 – 1917 годы, совпал с бурным развитием политических течений в российской империи, назреванием революционной ситуации. Смышленый молодой парень в этом бурном течении исторических событий получил хорошую закалку. В тот период в Петербурге было много представителей национальной интеллигенции, в том числе, Алихан Бокейханов, Салимгерей Жанторин, Серали Лапин. Целеустремленного Мустафу в большую политику привлек Алихан Бокейханов. В 1914 году в работу Государственной Думы стали привлекать Мусульманскую фракцию. Активно участвуя в политической работе, к 1917 году М. Шокай стал популярным политиком. Он участвует в работе различных собраний, курултаев, руководит ими. Глава Временного Правительства А. Керенский предложил ему должность Министра, но Шокай отказался, и был избран председателем национального комитета по Туркестану. Мустафа строит планы по созданию тюркской автономии. Обретение Независимости, строительство самостоятельного государства было общей задачей, мечтой всей казахской интеллигенции. Только методы достижения этой цели разделили их на два течения.

М.Шокай предложил создать единую Туркестанскую автономию, которая объединит все тюркские народы. Его сторонники понимали, что для избавления от русской колонизации народам Средней Азии нужно объединяться.  Известный историк  М. Койгельди пишет: «Независимость своей родной нации, казахов, М.Шокай не рассматривал отдельно от независимости братских: узбекского, кыргызского, туркменского народов, с которыми с древних времен мы живем по соседству в Туркестане. Для М. Шокая единство и свобода народов Туркестана были неразрывными понятиями».

Он был уверен, только сплоченность позволить народам Туркестана выжить в это не простое время. Вот что сказал Мустафа Шокай в 1936 году в Берлине, выступая перед молодежью Туркестана, которая находилась в Европе: «Сегодня единый Туркестан правительство оккупантов разделило на шесть отдельных республик. Туркестан – неделимый край. Народ имеет единую кровь, язык и религию. Наша общая цель, общая мечта – свободный и независимый Туркестан! Погибнуть за родной Туркестан – благородный поступок для каждого из нас. Тюрки – героический народ. «Тюрки никогда не сдавались на милость победителям, мы вольные барсы свободной степи». Вот его истинные мысли.

В то время не только казахская степь, Туркестан, но и другие национальные окраины, до прихода большевиков к власти, заявляли: «Все народы, входящие в состав России, сохраняют за собой право свободного выхода из нее, создавая самостоятельные государства. Не признание права выхода из состава России и не принятие мер, гарантирующих это право, будет расцениваться, как агрессия и насильственный захват».

Шока

Борьба

Воспользовавшись обещанием большевиков, 10 декабря 1917 года национальные политические силы и движения Туркестана под руководством Мухамеджана Тынышпаева и Мустафа Шокая в Коканде проводят ІV национальный Курултай, и объявляют о создании Туркестанской автономии. В советской истории значение этого государства была не заслуженно занижено, и оно показано, как устройство в черте одного города, получившего название «Кокандская автономия». В то время и Ташкент, и Туркестан были в руках большевиков. У них были войска, у них была сила. Таким образом, в Туркестане установилось двоевластие – в Ташкенте объявлена советская власть, а в Коканде – национальная автономия. Правительство Туркестанской (Кокандской) автономии возглавил Мухамеджан Тынышпаев, М. Шокай стал министром иностранных дел. Однако вскоре, Мухамеджан Тынышпаев подает в отставку, и со 2 января 1918 года Премьер-министром автономии становится Мустафа Шокай. Несмотря на отсутствие квалифицированных специалистов, ограниченные возможности, враждебное окружение, М. Шокай, ведя переговоры с соседними государствами, приступил к строительству национальной автономии.

В то время в Ташкенте и Туркестане, Маргулане и Таразе, даже в Иргизе прошли собрания, поддерживающие Туркестанскую национальную автономию. Один из руководителей Туркестана новатор — просветитель джадидского направления Абдурауф Фитрат в газете «Хуррият», в своей статье «Автономия» написал: «…я не верю, что среди туркестанских тюрков есть другое, более близкое, любимое, святое слово. Единственное слово, которое вдохновляет, воодушевляет туркестанских тюрков – Туркестанская автономия.  Более пятидесяти лет мы были в рабстве, нас унижали, вязали по рукам, уничтожали язык, затыкали рот, грабили землю, отбирали скот, унижали честь и достоинство, попирали наши права – мы все терпели. Подчинялись каждому приказу, подкрепленному силой, своими руками мы отдавали свое богатство. Только одно мы не отдали никому, прятали, оберегали и хранили его. Это – мечта —  мечта о Туркестанской автономии! Нам было тяжело подчиняться несправедливым судебным решениям, находиться в темных камерах тюрем, в лапах жестоких жандармов, мы  плакали, когда сжигали наши дома, вешали наших единоверцев, казалось все потеряно. И во мраке этой невыносимо тяжелой жизни всегда пробивался едва заметный луч надежды. Наши меркнущие глаза, которые уже не видели ничего, всегда ощущали этот далекий свет. Что это? Это — Туркестанская автономия!».

Это был мощнейший душевный порыв. Это было абсолютное стремление к Независимости! Вот так встречала Туркестанскую государственность интеллигенция, возглавляемая М. Шокаем.

 

Однако Кокандская автономия просуществовало всего два с половиной месяца. Советская власть вероломно напала на нее, и насильно свергла. Из 200 тысячного населения Коканда уцелела только четвертая часть. Обещание большевиков о предоставлении народам права на самоопределение оказалось фикцией, ложью. Большевики не только разгромили Кокандскую автономию, но и не привлекли ни одного туркестанца в состав Туркестанского советского правительства, образованного 16 ноября 1917 года.

В свое время Турар Рыскулов это поставил в вину большевикам. Большевики, опасаясь местных жителей, не допускали их в органы высшей краевой власти и местных революционных органов. Требование национальных окраин об отделении от России они воспринимали, как контрреволюцию.

Падение Коканда не сломила Мустафу. В конце августа и в начале сентября 1918 года сначала в Оренбурге, а затем в Самаре прошел ряд политических форумов, в которых приняли участие из Туркестана М.Шокай и Убайдолла Кожа, лидеры Алаша А.Бокейханов, А.Байтурсынов, М.Дулатов, М.Тынышпаев и руководитель Башкирского правительства З.Уалиди и другие деятели. На этих собраниях на основе трех Правительств – Алаша, Башкирского и Туркестана, было принято решение о создании «Союза мусульманских автономий Юго-Восточного края». Так, идея Мустафы Шокая о едином Туркестане объединила национальных деятелей разного толка под единым флагом. Территория этой федерации охватывала территории нынешнего Башкортостана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистан Туркменистана.

Казахия

«В этой связи, в истории Алаша есть еще одно важное событие, о котором зачастую умалчивают, – продолжает тему профессор, ученый историк университета имени Мимар Синана в Турции Абдуакап Кара. – Они не ограничились только созданием этой федерации, но и участвуют в работе Конгресса государственного совета политических движений России, выступающих против большевиков, созванного в Уфе. Конгресс создает свой Исполнительный Комитет. Он стал, как и Временное Правительство, представлять интересы различных политических организаций и депутатов Государственной Думы  России. М. Шокай избирается заместителем председателя этого Комитета. Решением собрания М. Шокай и еще три человека должны были поехать в США, и просить помощь у президента Вильсона. Это еще раз доказывает, что Мустафа Шокай обладал достаточным авторитетом среди лидеров политических движений России.

Во время подготовки  к визиту, адмирал Колчак, объявивший себя диктатором и верховным правителем России, арестовывает членов конкурирующего органа. Арестованных пытаются вывести на поезде подальше от посторонних глаз, и расстрелять, но на вокзале Челябинска пленные устраивают восстание, и узникам удается бежать. Так при помощи Аллаха, во второй раз после Коканда Мустафа избегает смерти. Так, в очередной раз не удается по образцу Швейцарии, создать федерацию «Союза мусульманских автономий Юго-Восточного края» – Великий Туркестан.

В феврале 1919 года Мустафа Шокай переправляется в Азербайджан. Это был его окончательный уход из родной земли. Его наставник Алихан Бокейханов предложил Мустафе Шокаю, знающему языки европейских народов, выехать за границу, и оттуда продолжить идеологическую борьбу против советов. Так сегодня утверждают историки, которые ознакомились с ранее закрытыми документами. Дальновидность Алихана заключалось в том, что советская власть физически уничтожила всех своих прежних противников, а те, кто уцелел, были не в силах продолжить борьбу. Борьбу продолжил единственный казахский политический эмигрант Мустафа Шокай.

 

Продолжение следует….

Акайдар ЫСЫМУЛЫ,

журналист-юрист, деятель культуры Казахстана

Астана,

Перевод Кайрата Матрекова

Рубрика: