казакПроблема государственного языка, которая уже много лет остается темой острых дискуссий, до сих не может найти своего решения. Несмотря на то, что казахский язык обладает статусом государственного языка, до сих пор не решаемся требовать от государственных служащих его знания. Верховная власть несколько раз пыталась ввести эту норму в обязательном порядке, но встретила активное противодействие. И эта проблема до сих пор не нашла своего решения.

И статистика, и  оценки разные 

И все же, власть вновь начала проявлять инициативу. Хоть и нерешительно, но все же заявила, что с января следующего года начнет требовать с государственных служащих знания государственного языка. Вице-премьер Гульшара Абдыхалыкова, заявившая об этом на брифинге в Службе центральных коммуникаций в Астане, озвучила некоторую статистику. Она сообщила, что на заседании Правительства 10 июня рассматривался вопрос о реализации Государственной программы развития и применения языков на 2011-2020 годы.

«Сегодня эксперты отмечают, что 62-63 процента населения Казахстана освоило казахский, 92 процента – русский, 16,6 процентов овладели английским языком». Однако вице-министр не озвучила, откуда и из каких источников она взяла эти цифры. По официальным сведениям, он выглядят несколько иначе, и согласно им, в Казахстане 74% населения свободно владеет казахским, а 84% –русским языком. Более 90% тюркских диаспор страны – узбеки, уйгуры, кыргызы – знают казахский язык. Меньше других казахским языком овладели  русские, беларусы, украинцы, поляки, немцы, корейцы. Из них 20-25% понимают и только около 5-7 процентов на различном уровне умеют читать и писать. Среди этой категории граждан лучше освоили государственный язык корейцы и немцы.

Казахстанское общество сегодня проявляет языковую лояльность. Однако, несмотря на это, требование ведения делопроизводства на государственном языке и требование к госслужащим говорить на государственном языке до сих пор не поставлены на повестку дня. Однако новость, промелькнувшая в начале недели в средствах массовой информации, посеяла в наших сердцах определенную надежду. Как заявил министр культуры РК Арыстанбек Мухамедиулы, «начиная с 2015 года, мы решим эту проблему через поэтапное внедрение в стратегические планы центральных и региональных исполнительных органов системы ҚАЗТЕСТ». Однако мы знаем, что и раньше эта проблема поднималась не раз, но всякий раз разбивалась о различные препоны.

Отсутствие системы загоняет в тупик

Противостояние казахского и русского языков и средств массовой информации на двух языках (казахского и русского) не прекращается. За 20 не изменилось и содержание дискуссий. Требование знания государственного языка русскоязычные граждане считают давлением, а казахскоговорящие говорят о плачевном состоянии казахского языка. Однако они не понимают друг друга, более того,  не желают понимать. В казахском двуязычном обществе между представителями двух языков нет диалога. Особенно русскоязычная часть не проявляет желания понимать интересы коренного, государствообразующего казахского народа. Оно и понятно, не зная языка, как можно понять душу народа. За 20 лет большинство русскоязычных казахстанцев не пожелали не то, чтобы изучить язык, но и принципиально не проявляли желания узнать хотя бы несколько слов.

Прочитав заголовок статьи политолога Марата Толыбаева «Законодательно обязывать владеть казахским языком всех граждан нет необходимости», опубликованной на ленте информационного агентства  «NewTimes.kz», мы сначала расстроились, но ознакомившись с ее содержанием, убедились, что он правильно оценивает многие вещи. Во-первых, это  может привести к обострению отношений между двумя частями общества. Во-вторых, автор не видит системности в языковой политике. А любая проблема имеет свои параметры измерения. Но где кроется основная причина того, что мы никак не можем четко и конкретно обозначить ступени изучения казахского языка в казахстанском обществе? «По-моему, за это время в работе государственного органа, занимавшегося развитием государственного языка, отсутствовала системность. Не определены цели и задачи этой работы. Нет основных показателей результативности. Не определены сроки достижения тех или иных задач государственными органами, ответственными за это. В результате имеем непонятный и спорный результат», — считает политолог.

Вместе с тем, в статье говорится, что есть возможности определения уровня изучения языка, приводятся примеры этого из мировой практики. Например, уровень знаний английского языка определяется на экзаменах IELTS или TOEFL, испанского – DELE, немецкого – TestDaF, китайского языка – HSK. Казахские лингвисты в 2006 году разработали систему «КАЗТЕСТ». Сейчас дорабатывают ее. Однако пока нет конкретной информации, сколько человек сдали экзамены КАЗТЕСТа, и каков их уровень знаний казахского языка.

Куда ушли средства?..

Есть еще одно обстоятельство. С каждым годом растет число граждан, изучающих  казахский язык. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть удельный вес выпускников, сдававших в этом году ЕНТ. По республике в Едином национальном тестировании участвовало 87 тысяч 593 человек, из них 61 тысяча 678 сдавали тест на государственном языке, и только 20 тысяч 236 выпускников – на русском языке. Значит, более 70 процентов выпускников получили образование на государственном языке. В высших учебных заведениях 80 процентов студентов обучаются на государственном языке.

Сегодня государство выделяет огромные средства на изучение государственного языка. Так, в своем ежегодном Послании народу Президент страны Н.Назарбаев заявил, что только за последние 3 года на развитие государственного языка выделено 10 миллиардов тенге. Но есть ли и какова отдача от вложенных огромных средств?  И кто должен держать отчет за то, в какие проекты вложены эти средства? Ответов нет, опять заходим в тупик.

На одной из недавних пресс-конференций руководитель управления развития языков акимата Западно-Казахстанской области Махамбет Ихсангали сказал, что на изучение казахского языка из местного бюджета выделено 22,4 миллиона тенге. На эти средства были организованы бесплатные курсы, на которых были обучены 855 человек.

По его словам, заявления подали 1600 человек. Однако только 855 получили возможность завершить обучение. «Если человек не ходит на занятия, мы исключаем его из числа обучающихся. Об этом предварительно его предупреждаем», – сказал он, отметив при этом, что лица, завершившие курсы, не проявляют желания далее совершенствовать свои знания. Они не требуют от окружающих говорить на казахском языке, не формируют языковой среды и остаются где-то посередине.

Эта информация, описывающая ситуацию в одной области, дает представление о положении дел во всей стране – граждане не проявляют особого желания изучать казахский язык, и даже, если изучили его, не проявляют активности по внедрению его в жизнь. И все же в сложившейся ситуации виновно правительство страны, ведь все это следствие того, что отсутствует необходимость, востребованность государственного языка, которую должны разрабатывать и внедрять государственные органы.

Станет ли казахский язык обязательным предметом ЕНТ? 

Оставляет желать лучшего не только уровень знаний казахского языка лиц, завершивших курсы изучения государственного языка, но и выпускников школ. При этом, в русских и других национальных школах казахский язык изучают с первого класса. Наверное, это показатель того, что казахский язык не пользуется спросом, ведь зачастую, особенно в последние годы, выпускники средних школ показывают неплохой уровень знания английского языка. А на казахском языке не могут связать и пару слов. Во-первых, это, наверное, последствие того, что не разработана эффективная методика изучения казахского языка, во-вторых, показывает, что в стране нет жизненной необходимости, востребованности госязыка.

Депутат Мажилиса Розакул Халмурадов сообщил, что направлял запрос в Правительство об обязывании выпускников русскоязычных школ знать казахский язык. Мажилисмен говорит: «В стране действуют более 1700 русскоязычных школ. Но только 10 процентов их выпускников владеют государственным языком. А Министерство образования и науки не проявляет инициативы для исправления сложившейся ситуации. Вследствие этого выпускники не проявляют особого желания изучать государственный язык». В своем депутатском запросе народный избранник предлагает Премьер-министру РК сделать казахский язык обязательным предметом ЕНТ.

В полученном на запрос ответе говорится, что «начиная с 2015 года, казахский язык во всех школах страны войдет в число обязательных предметов тестирования, полученые оценки войдут в итоговые баллы тестирования». Такой ответ нас удовлетворяет, и мы надеемся на это», – заявил Розакул Халмурадов в интервью телеканалу www.24.kz. Итак, власти предприняли еще одну попытку. Посмотрим, каким будет ее результат…

Есенгуль КАПКЫЗЫ

Перевод Кайрата МАТРЕКОВА

 

 

 

Рубрика: