обзор каз.прессы 28 января, 2015 Комментарии к записи Туркестан №2. Польский ученый Хэнрик Яновский: «В Казахстане должен быть только один государственный язык» …. отключены

Туркестан №2. Польский ученый Хэнрик Яновский: «В Казахстане должен быть только один государственный язык» ….

83043fc3ecad8320ba5c287fea6f6697Газета «Туркестан» опубликовала интервью студента КазНПУ имени Абая Мольдир  Бекжан  с польским ученым, тюркологом, директором Центра тюркологии в Польше  Хэнриком Яновским. В ходе беседы польский ученый излагает свое видение языковой ситуации в Казахстане, и дает ответ на вопрос, почему казахский язык не может выйти на мировой уровень?Казахи не очень уважают свой языкВ тюркологии казахский язык и его исследование имеют особое место.  С точки зрения исследования все тюркоязычные языки равны, ни один из них не имеет каких-либо привилегии. Разница — в сфере применений. Здесь первое месте занимает турецкий язык  -  он пользуется спросом. Изучения казахского языка за рубежом не получило развития — нет спроса. Например, в университете имени Адама Мицкевича в Познани, где я работаю,  есть специальность тюркология.  Там приоритет в изучении получил турецкий язык. Этому способствует, что Турция богатое, независимое, развитое с экономической точки зрения   государство, с одним государственным языком. А почему Казахстан не может подняться на такой уровень? На мой взгляд, этому мешает норма Конституции страны — в Казахстане применяют два языка — государственный и официальный. Все документы оформляются на двух языках, при этом, многие отдают предпочтение русскому языку. Международные отношения регулируются только на русском языке.  Из-за такого двуязычия казахский язык не может подняться на мировой уровень.Меня интересует все сферы казахского языка — история, лексикология, грамматика, диалектология, устная речь, государственная языковая политика. Вообще, я занимаюсь кыпшакскими языками, в том числе, языком крымских татар, башкирским,  кыргызским, каракалпакским и казахским. В 1993 году я в качестве члена исследовательской группы впервые прибыл в Казахстан. В то время я думал, что казахский, как государственный язык молодого независимого государства имеет хорошие перспективы развития...– В одном из своих интервью Вы высказали, «языковая политика Казахстана не эффективная». Вы, как ученый лингвист, что можете предложить для поднятия статуса казахского языка?– Во-первых, исключить из Конституции норму о  двуязычии, во вторых нужны практические изменения. В Казахстане из-за того, что сами казахи говорят на русском языке, русские не изучают казахский язык. Сколько раз бывал в Казахстане, но ни разу не встретил русского, свободно владеющего казахским языком. Мне говорят, что они есть, но я сам их не встречал.В-третьих, казахский язык нужно не на бумаге, а на деле поднять до статуса языка межнационального общения. Узбеки, немцы, поляки, русские и представители других национальностей должны говорить на казахском языке. Представители других национальностей тоже имеют права на развитие родного языка, поэтому в регионах, где удельный вес одной нации составляет более 30 процентов населения, то есть, в местах компактного проживания, необходимо обеспечить применение языка данной нации.  Однако  казахи не обязаны изучать другой язык. А представители других этносов, как граждане Казахстана, обязаны знать государственный, то есть казахский язык. Международный язык другая проблема, граждане, прибывающие из Европы, Африки не владеют казахским языком, они говорят на английском языке. Я думаю, что полноценным гражданином страны может  считаться только человек, владеющий государственным языком этой страны.  Например, в Европе это не закон, а норма жизни. Иностранцы, прибывающие в Польшу, в кратчайшие сроки изучают польский язык. И так во всей Европе...В-четвертых, нужно поднимать статус казахского языка в информационных средствах. Во всех гостиницах, где приходилось останавливаться мне, можно посмотреть десятки телеканалов на русском языке,  а на казахском только один — национальный канал. А все остальные вещают на двух языках. Так обстоят дела и с периодикой, большинство газет и журналов выходят на русском языке. Например, мировой журнал «Бурда» распространяется на русском языке. А почему он не издается на казахском языке? Специалисты немецкого, английского языков не могут найти работу, нет спроса, все переводится с русского языка.В-пятых, нужно менять  письменность, нужно ускорить переход от кириллицы на латинскую графику.– Вы много лет преподаете в высших учебных заведениях Казахстана, как можете  оценить сферу образования и науки– С каждым годом растет степень подготовленности студентов. Молодежь стала осваивать английский язык, раньше этого не было. Стали говорить более свободно, хорошо освоили методику. Сказать честно, мои за рубежные коллеги жалуются, что падает уровень подготовки студентов. Они не хотят учить теорию. Самое главное, студентов волнует, какая специальность обеспечить их безбедное существование. Главная задача студентов нашей специальности — хорошо изучить и освоить турецкий язык. Я сам не смог системно изучит  казахский язык, в то время не было курсов по изучению языков, учился, читая газеты, журналы и книги. Как тюрколог изучил турецкий, татарский языки, особых трудностей не испытывал, есть схожести. Мы в Польше обучаем казахскому языку, по специальности тюркология казахский язык изучается три года, то есть, 5 семестров. Раньше наши студенты прекрасно говорили по-казахский, а сейчас желание падает, нет спроса.– Вы сказали, что ваш университет обучает казахскому и турецкому языкам почему не охвачены узбекский и кыргызский языки?– Я специалист кыпшакских языков. Мне очень понравился казахский язык. Это очень красивый мелодичный язык, с очень богатым словарным запасом. И об этом нужно говорить. К сожалению, они сосредоточены в словарях, но их нет в применении. Именно за такое богатство я полюбил и люблю казахский язык. В 1990 году я оптимистично полагал, что казахский язык имеет будущее. К сожалению, мои прогнозы не осуществились. Однако положение других языков и того хуже. В Узбекистане, Кыргызстане экономика не блещет., соответственно статус этих языков низок. Мы не будем исключать из учебной программы тюркологии казахский язык, а продолжим его дальнейшее изучение. Это рождает противоречие. Я заявляя, что в Евразийском союзе, который не имеет будущего, положение казахского ухудшится, говорю, что мы продолжим его изучения. Но, по сравнению с другими языками — якутским, татарским, туркменским — казахский более развитый, поэтому его нельзя исключать из тюркологии.Перевод Кайрата Матрекова

Комментирование закрыто.