МашкевичБизнес казахстанских олигархов стал на этой неделе главной темой обсуждения западных СМИ. «Евразийцы» Машкевича заявляют, что если будет необходимость, они уйдут с рынка Казахстана. 
Патох Шодиев, Алиджан Ибрагимов и Александр Машкевич, кроме корпорации ENRC, полноправные хозяева страховой компании Евразия и Евразийского банка. Недавно в интервью газете «Экспресс К» олигархи заявили, при необходимости им не сложно продать свои бизнес-активы, и покинуть страну. Правда, в это трудно поверить. Потому, что их бизнес и семьи давно уже в Лондоне. А дела в Казахстане идут по накатанной колее, львиная доля прибыли оседает в их карманах. Так зачем им продавать доходное предприятие?
Итак, в газете «Экспресс К» Патох Шодиев и Алиджан Ибрагимов высказали свое мнение по вопросам, ставшими обсуждаемыми в последнее время. «Думаете, Евразийский банк не будет продан? Это же бизнес? Если кто-то предложит приемлемую рыночную стоимость, то продадим. Но только не сейчас, пока такое предложение не поступало. И страховую компанию «Евразия» можно продать в любое время. Для этого должно быть основание, прибыль или необходимость, забота о будущем, например. Сегодня такой необходимости нет, стоимость низкая, к тому же, и рынок еще слаб. Если кто-то сделает предложение о покупке, мы готовы рассмотреть его», – сказал господин Шодиев.

Машке
И все же, бизнес в Казахстане для них, кажется, не важен. Сегодня эти господа – олигархи утверждают, что для них нет ничего важнее, чем активы в Лондоне. «Нам и в голову не приходила идея о продаже акций ENRC», утверждают они. Доля в ENRC не будет продаваться, отрезал господин Ибрагимов. «Вот посмотрите, — сказал он в интервью. – Вот курс акции ENRC на Лондонской фондовой бирже. В 2007 году, когда выставили на продажу в IPO, стоимость акции компании составил – 5,4 фунта стерлинга. А в 2008 году зарегистрирован самый высокий курс акций, он превышал 15 фунтов. Мы бы тогда, продав свои акции, получили бы огромную прибыль. Или в августе 2010 года, когда наши акции поднялись до 12 фунтов. И тогда продажа была выгодной для нас. А также и в прошлом году, когда акции стоили 7 фунтов стерлингов, мы из 2 фунтов сверху получили бы хорошую прибыль, но мы не продали. То, что мы не ушли из этого бизнеса, означает, что он важен для нас», – сказал господин Ибрагимов. Самый напористый из этой троицы, господин Машкевич был более краток: «Все понятно. Бизнес в Казахстане мы никогда не закроем». В одном из интервью до этого он открыто заявил, что компания для него много значит: «Эта информация не соответствует истине. Информация о продаже акции компании Glencore, и продаже акции, вообще. Еще раз делаю упор: у меня нет планов продажи акции в ENRC. Я горжусь тем, что активно участвовал в основании этого бизнеса (ENRC) и заявляю, и в дальнейшем продолжу работу с компанией. Я считаю ENRC необычайной компанией. Прежде всего, я бы назвал ее образцом казахстанского успеха. Корпорация обладает неограниченным потенциалом! И я горжусь тем, что имею к нему непосредственное отношение. У меня нет мысли уходить из этой компании. Это, во-первых. Во-вторых, Казахстан – часть моей жизни, я работаю здесь 20 лет. Я горжусь, что имею отношения  к успехам республики».

Олигарх

А между тем западные эксперты негативно оценивают то, как эта тройка конфликтует с советом директоров, создавая коллективную не стабильность. Частую смену коллектива управленцев господин Машкевич объясняет так: «По нашему мнению, совет директоров ENRC был беспомощным. Как результат неэффективной работы прежнего состава, могу назвать льготную продажу акций, которая продолжается и сейчас. Для компании с потенциалом ENRC этого допускать нельзя. Совет директоров компании ENRC нужно сократить и перестроить так, чтобы каждый независимый директор вносил больше вклада в процветание   компании. Я уже несколько месяцев говорю об этом. После ежегодного собрания акционеров, компания, с целью обеспечения эффективного управления, стала изучать передовой опыт в части менеджмента в Великобритании. Мы, учредители компании, настроены на перемены. Меня огорчает, что в британских СМИ появилось много не правильных толкований в отношении моего решения, приведшего к освобождению от работы  двух директоров  ENRC», – сказал он.

 

Рубрика: