театрВ последнее время конфликты, связанные с вопросом использования казахского языка, казалось, несколько поутихли. Но если они раньше происходили в основном в сфере общественного транспорта и авиационных перевозок, то теперь конфликт произошел в театре.

Так, недавно во время репетиции в  Государственном театре оперы и балета «Астана-Опера» конфликт на почве употребления государственного и официального языка возник между руководителем хора Еленой Коробейниковой и артистом хора Ерболом Наримановым. Артист хора получил замечание от руководителя хора за незнание официального, то есть русского языка. Противостояние закончилось тем, что руководитель хора, требовавшая от артиста говорить на русском языке, потеряла свою должность.

 Но почему случился конфликт, почему возникла проблема? В ходе репетиции руководитель хора Е. Коробейникова попросила Е. Нариманова исполнить  материал. Артист хора ответил на казахском языке, что он не готов к исполнению. На это Коробейникова потребовала от артиста ответить на русском языке, потом приказала артисту, не владеющему русским языком, покинуть  репетицию и заявила, что будет жаловаться руководству театра на артиста за то, что он не владеет официальным языком.

В ходе разбирательства по конфликту артисты хора сообщили руководству театра, что это не первый случай, когда Коробейникова ведет себя столь высокомерно по отношению к государственному языку. И предупредили, если проблема не будет решена, то они откажутся работать с руководителем, которая не владеет казахским языком.

 Директор театра «Астана- Опера» Толеген Мухамеджанов провел открытое собрание с артистами и хормейстерами. Выяснив суть конфликта, он принял заявление хормейстера об увольнении по собственному желанию и освободил ее от занимаемой должности. Таким образом, проблема была положительно решена в пользу государственного казахского языка.

Конечно, хорошо, что проблема использования государственного языка в Государственном театре оперы и балета нашла справедливое решение. Но все-таки вопрос в целом остается открытым. Когда казахский язык займет свое достойное место  и укрепит свой статус государственного языка? До каких пор в своей стране родной язык будет пребывать в положении пасынка? До каких пор мы будем защищать государственный казахский язык через суды или посредством применения административных решений по конфликтным ситуациям, возникающих в связи с его применением? Неужели мы еще не устали быть виноватыми за то, что в эпоху наступившей эры Независимости на родной земле  говорим на родном языке? Или будем продолжать так жить и быть постоянно без вины  виноватыми, ожидая, когда проблема решится сама по себе, и казахский язык займет, наконец-то подобающее ему место в государстве и в обществе?

Гульзина БЕКЗАТ                                                                                                                                   Перевод Кайрата МАТРЕКОВА

 

Рубрика: