images (1)Последние события в Турции заставили многих рассуждать о «турецком лете» и крахе имперских амбиций Тайипа Эрдогана. Так что же случилось, когда и чем закончатся эти волнения?

Ещё недавно Турция казалась образцом благополучия на фоне охваченных волнениями стран Северной Африки и Ближнего Востока. Но вдруг все изменилось. Последние события в Турции заставили многих рассуждать о «турецком лете» и крахе имперских амбиций Тайипа Эрдогана. Так что же случилось, когда и чем закончатся эти волнения?

Для того, чтобы понять причины, стоит проанализировать, что из себя представляет турецкий премьер Тайип Эрдоган. Он, безусловно, очень талантливый политик и харизматичный лидер. Подумайте — за 10 лет пройти путь от активиста районного отделения исламистской Партии национального спасения в Стамбуле до главы ее городского отделения и члена высшего совета пришедшей на смену ПНС Партии благоденствия. Эрдоган никогда не скрывал своей приверженности идеям создания «тюркского халифата», возрождения Османской империи при главенствующем положении ислама. Кстати, за публичную декламацию исламистских стихотворений Эрдоган в 1998 году (после запрета Партии благоденствия) был осужден на 10 месяцев.

Этот факт, судя по всему, стал лишь дополнительным стимулом для активизации политической деятельности Эрдогана, который стал одним из основателей Партии справедливости и развития в 2001 году и смог уже в 2003 году привести ее к победе на выборах, получив пост премьер-министра. Его правительство действовало четко и жестко, ломая старое и насаждая новое. Эту политику уже назвали «неоосманизмом» — Турция стала все громче заявлять о своих имперских амбициях и претендовать на лидерство не только в тюркоязычном мире, но и в исламском, включив в сферу своих интересов Ирак, Иран, Ливию, Сирию, Азербайджан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, российский Татарстан и т.п.

Огромные перемены произошли и в самой Турции — Эрдоган решил поломать светское устройство государства, законодательно введя требования ислама, чтобы избавиться от наследия Кемаля Ататюрка в угоду неоосманизму. Стоит обратить внимание, что волнения на площади Таксим возникли как раз из-за того, что Эрдоган захотел снести парк Таксим-Гези, Культурный центр Ататюрка и монумент «Республика» (в который входит и памятник Ататюрку). Вместо этих символов светской Турции Эрдоган решил восстановить символ Османской империи — артиллерийские казармы. Таким образом, волнения та площади Таксим — не просто выступления недовольных экологов, как это пытаются представить некоторые проправительственные турецкие СМИ. Это выступления сторонников традиционной Турции, защищающих наследие Ататюрка (то есть, светское государство) от попыток правительства Эрдогана узаконить верховенство исламских ценностей.

Для достижения своих целей Эрдоган настойчиво пытается добиться изменения конституции, чтобы сделать Турцию президентской республикой, в которой глава государства будет обладать почти абсолютной властью. И это многих беспокоит, в том числе и в парламенте страны, поскольку в новых условиях исполнительная власть окажется выше не только законодательной, но и судебной — судам будет запрещено выносить решения, препятствующие деятельности исполнительной власти. Одновременно будет ограничена и роль армии, а также Совета национальной безопасности.

По сути, в случае принятия новой конституции, Турция станет авторитарным исламским государством. Далее останется лишь переход к халифату — заветной мечте Эрдогана, с маниакальным упорством стремящегося возродить Османскую империю. Но это будет не прогресс, а регресс. Нельзя возвращать прошлое, вместо того, чтобы строить будущее. Это как раз и понимают те, кто вышел на протестные акции.

Чтобы ни говорил премьер о том, что в этих акциях виден некий «иностранный след», что выступления «проплачены», это звучит неубедительно — ведь выступления прошли в 67 городах. И не только политические причины побудили людей выйти на улицы.

Говоря о Турции, все привыкли отмечать, что за время правления Эрдогана экономика страны постоянно находилась на подъеме, что привело к значительному повышению уровня благосостояния. За 10 лет правления исламистов Турция добилась поразительных успехов, турецкая экономика стала одной из наиболее динамично развивающихся в мире — средний рост ВВП с 2004 года составил 4-6%. ВВП на душу населения по паритету покупательной способности достиг 15 тысяч долларов. Но так ли все радужно?

Увы, в целом турецкая экономика находится далеко не в самом лучшем состоянии. Примерно с 2009 года ВВП страны фактически стагнирует, находясь на уровне 730 миллиардов в год. Особые опасения вызывает структура турецкой экономики, в которой доля сферы услуг составляет 51%, промышленности — около 28 процентов, сельского хозяйства — порядка 28%, строительства — 6%. То есть, любая дестабилизация внутриполитической обстановки резко бьет по экономике, поскольку развитие сферы услуг сильно зависит от политических факторов.

Существенными проблемами остаются борьба с бедностью, безработица и создание новых рабочих мест. Даже официальные статистические данные говорят о том, что уровень бедности населения составляет в среднем около 20% (до 40% в сельских районах). Уровень безработицы ежегодно растет и уже почти достиг цифры в 3 миллиона человек. Казалось бы, не столь значимая цифра, но стоит учесть, что численность экономически активного населения в Турции составляет 30 млн чел при общей численности населения 74 миллиона человек.

Кроме того, стоит обратить внимание, за счет чего Турция смогла обеспечить бурное развитие экономики с 2004 года. Достаточно взглянуть на показатели внешнего долга — за этот период он вырос более чем в три раза (со 100 миллиардов долларов до 340 млрд долл.). Именно внешние заимствования помогают Турции стимулировать развитие экономики и одновременно справляться с проблемой дефицита торгового баланса. В 2012 году дефицит счета текущих операций Турции составил 48,8 миллиарда долларов, дефицит внешней торговли — 84 миллиарда долларов, инфляция — 8,9%, уровень безработицы — 10 процентов.

Страна покупает больше, чем продает, покрывая разницу за счет внешних займов и привлечения туристов. Однако туристическая сфера как раз очень подвержена влиянию политических факторов — нынешние волнения нанесли ей ощутимый урон. По данным министерства культуры и туризма Турции, за год в среднем страну посещают более 30 миллионов туристов, что приносит Турции доход порядка 30 миллиардов долларов. Примечательно, что Стамбул, в котором происходят протестные выступления, обычно принимает около трети всех туристов, а сейчас отели города заполнены примерно на 20 процентов. Ситуация вряд ли улучшится в ближайшее время, поскольку иностранные туристы стали в массовом порядке отказываться от поездок в Турцию и планируют отдых в более безопасных местах. Поэтому итоги туристического сезона, скорее всего, окажутся провальными, что может спровоцировать падение ВВП, снижение валютных поступлений и бюджетные трудности.

Финансовые аналитики прогнозируют и другие проблемы. В период бурного роста экономики зарубежные инвесторы в поисках высокодоходных активов направили в Турцию сотни миллиардов долларов в виде краткосрочных займов. Но эти деньги могут уйти столь же быстро, сколь и пришли, спровоцировав обвал на рынке недвижимости и банковский кризис. Конечно, пока говорить о кризисе еще рано, но если волнения продлятся еще пару месяцев, ситуация может стать непредсказуемой. Стоит обратить внимание, что уже сейчас турецкий банковский сектор начал ощущать проблему изъятия вкладов иностранными вкладчиками. Пока это еще нельзя назвать угрозой — за полтора месяца с начала мая банки Турции потеряли вклады на общую сумму порядка восьми миллионов долларов. Однако если политическая ситуация в Турции не стабилизируется, процесс оттока капиталов станет устойчивой тенденцией.

На этом фоне удручает то, что правительство Эрдогана вместо решения базовых проблем пытается идти по прежнему пути, намереваясь реализовать крупные инфраструктурные проекты, еще более усугубляя проблему дефицита торгового баланса и увеличивая заимствования. Так, в этом году только частному сектору Турции необходимо привлечь из зарубежных источников 221 млрд долларов (это четверть ВВП Турции). Кроме того, правительство рассчитывает привлечь порядка 400 млрд долларов на свою программу строительства инфраструктурных объектов (новый мост через Босфор, новый аэропорт и т.д.). Если все эти планы будут осуществлены, это поможет отложить наступление кризиса за счет вливания в экономику заемных средств. Но это не сможет отменить кризис, ведь по долгам надо будет чем-то рассчитываться. Кроме того, на фоне происходящих событий есть сомнения, что эти планы будут реализованы в полном объеме, поскольку иностранные инвесторы, наблюдающие в выпусках новостей беспорядки на площади Таксим, могут предпочесть инвестирование в менее доходные, но более стабильные места.

И уж совсем странным в современных условиях выглядит стремление Турции к проведению таких масштабных международных мероприятий, как чемпионат Европы по футболу-2020 и Экспо-2020 (к счастью, Анкара пролетела мимо Олимпиады-2020 — она могла бы окончательно похоронить турецкую экономику). Конечно, это вопрос престижа государства, расчет на привлечение туристов и инвестиций. Но в первую очередь вкладывать деньги придется самой стране-организатору, и, причем, огромные деньги. Нужно ли это Турции? Может ли турецкое правительство позволить себе такие расходы на фоне нарастающих экономических и социально-политических проблем? И не вызовут ли такие расходы новый виток протестов населения, отпугнув тем самым не только инвесторов, но и туристов?

 

http://ru.euronews.com

Рубрика: