ЛоготиЧасть вторая. Об отношении национальности и философского национализма к государству.

   Будучи первым и последним прибежищем, убежищем нации, государство выступает воплощением ее духа. Обнаружение и раскрытие государством феноменологии национального духа как раз и составляет существо той исконной идеологии, которая отличает ее от идеологии как «тени» философии, распространенной у «мертвых» народов и обществ, живущих не «в своей сказке», не «в своем мифе», не своей жизнью и, следовательно, умирающих не своей смертью. Ясные методологические указания на этот счет в отношении национальности и национализма мы имеем в лекции Ж.Дерриды, прочитанной в МГУ 3 марта 1990 года, и здесь, как говорится, ничего не убавить и не прибавить.

валихан

Сегодня очевидны притязания философии к государству, которое должно обрести причастность к духовным истокам, исконности жизни и творческой свободе. Такая причастность у немцев, как это видно у Фихте, не отождествляется с эмпирической, биологической принадлежностью индивида к фактической немецкой нации и не исключает, следовательно, участия не-немцев в творчестве германизма, которое выступает неким стандартом идеологии немецкого государства. В германизме Фихте видел государство, смотрящееся в «зеркало, в котором нация видит ясность своего понятия». Точно также и казахство, казахскость нашего государства есть достоверное сознание и ясное видение того, что государство должно делать для реализации национального духа.

Государство, особенно на ранних стадиях своего развития обязано в кратчайшие сроки создать условия развертывания национального духа, стремящегося, в свою очередь, «освоить  свое тело» — пространство, научиться управлять им, оживить его, наполнив различными формами творчества, творческой свободы и воли к жизни. Кровеносная система государства – это не банковская система, как многие привыкли думать, а поток неостановимых актов творчества, свободного и, вместе с тем осознанного, культурного национального созидания через институты и инструменты различных частей этого живого и растущего организма. Пронизанное таким творческим потоком созидания, мотивированным национализмом как движением, эманацией национального духа в самые разные сферы, государство становится формой, способом реализации национализма. И чем сильнее национализм, а его сила определяется функциональной мощью духа, его способностью обладать универсальными, абсолютными характеристиками, тем сильнее государство. Каков национализм, такое же и государство.

В структурном отношении, национализм выступает главной несущей конструкцией демократии, поскольку, во-первых, представляет собой движение свободных, следовательно, действительно равноправных, творческих индивидов, созидающих казахскость как феноменологию национального духа. А во-вторых, национализм системно предстает как принцип демократии, в основе которого лежит национальная этическая модель, сложившаяся модель социальной иерархии, основанная на нравственно-психологических особенностях поведения людей в данном обществе. В-третьих, национализм выступает и как цель демократии, поскольку формирует образ универсальности национального бытия, его «золотого века».

В этой связи, власть опять в долгу перед философией, поскольку отношение национализма к государству в Казахстане является внешним, никак не содержательным, а формальным отношением, в котором преобладает пассивное этнократическое начало, с заметным опозданием выстраиваются фундаменты активного гражданского и политического участия, если учесть те трагические события, которые произошли в Жанаозене и других регионах страны.

Современная гармония (или симфония) национального бытия зависит от того, насколько универсально мыслит нация, насколько, как мы говорили выше, это мышление и сознание нации обеспечивается  конкретным (гармоничным) сочетанием интуитивизма и интеллектуализма, традиционализма и инноваций, западного рационализма и восточного универсализма. И если такого гармоничного сочетания не наблюдается, то значит говорить об универсальности современного национального бытия нет смысла. Следовательно, и об универсальном государстве говорить не приходится.

В таких условиях, отсутствие национализма означает отсутствие национального духа, его всеобщего объединительного и творческого свойства, некроз и приближающуюся смерть, дальнейший ментальный распад сообщества, а затем и «тела» государства — национального пространства, неспособность его пространственно-временного функционирования. Такой «мертвый народ» становится в руках чужого национального духа, в руках чужого национализма средством производства, «говорящим орудием труда», которое со временем перепрограммируется на язык чужого национального духа, становясь элементом его инструментальной системы.

 

Окончание следует.

казахи

 [1] Часть первая опубликована на интернет-сайте «altyn-orda.kz», 29 июня 2013 года. https://www.altyn-orda.kz/news/kazaxstanskie-novosti/filosofiya-i-vlast-aktualnye-problemy-vzaimodejstviya-tuleshov-valixan-utebalyuly-kandidat-filosofski/

 

Рубрика: