обзор каз.прессы 06 января, 2011 Комментарии к записи Тело и дело отключены

Тело и дело

…Первого сентября Болат МОЛТАНОВ с супругой Жанар (на снимке) собирались вести дочку в первый класс. А за десять дней до этого к ним съезжались родственники - отметить предстоящее радостное событие. И настроение Болата было отличное: он ведь готовился встречать гостей, к тому же находясь в законном отпуске.Но в тот августовский день его с самого утра вызвали на работу - в област­ную прокуратуру. Вернулся к обеду и продолжил заниматься гостями. А вечером около 21.00 его опять вызвали к начальству. Но уже через полчаса после отъезда Болат позвонил жене: мол, скоро буду дома, только в одно место надо заехать. Но в родных стенах Болат так и не появился. Всю ночь его телефон был отключен, а утром 22 августа 2010 года тело начальника отдела по надзору за законностью уголовного процесса прокуратуры Алматинской области Молтанова нашел сельский житель на краю свекольного поля километрах в двадцати от Талдыкоргана - рядом с проселочной дорогой между аулами Жетысу и Жендык. Выстрел в грудь оказался смертельным. Ружье лежало рядом… Следствие практически сразу пришло к выводу: прокурор покончил с собой. Хотя в прокуратуре официально заявляли: рассматриваются все версии случившегося, в том числе неосторожное обращение с оружием и убийство. Тем более что вскоре выяснилось: Болат Молтанов по роду своей деятельности занимался надзором за законностью расследования нескольких довольно громких уголовных дел - в частности, хищений на Илийском картонно-бумажном комбинате. Директор ИКБК Болатбек ЕСЕНБАЕВ проходил по материалам дела подозреваемым, нанесенный предприятию ущерб исчислялся миллионными суммами в твердой валюте, а главными потерпевшими выступали Банк развития Казахстана и Инвестиционный фонд Казахстана. В таком контексте версия о самоубийстве вполне успешного прокурорского работника, согласитесь, требует более тщательного расследования.Не верят в возможность суицида и родственники погибшего. Причем неверие это основано не только на эмоциях. Во-первых, уже то обстоятель­ство, что Болат Молтанов сумел застрелиться из охотничьего ружья, вызывает довольно серьезные сомнения. На это у него просто не хватило бы длины рук. Вот если бы он использовал какие-нибудь приспособления (веревку, шомпол) или нажал на спусковой крючок пальцем разутой ноги... Но картина места происшествия показывает: никакими особыми ухищрениями покойный не воспользовался, умудрившись, судя по экспертному заключению, выстрелить себе в грудь, плотно прижав ствол к телу. Во-вторых, откуда вообще взялось то самое ружье, которое Молтанов незадолго до своей гибели отдал одному умельцу, предложившему установить на него какой-то особенный прицел? И с тех пор, вплоть до того, как его нашли мерт­вым на свекольном поле, ружья этого никто не видел - ни родители, в доме которых обычно хранился ствол, ни жена, ни сослуживцы. Не иначе как Молтанов - заядлый охотник - забрал свое ружье из починки непосредственно перед самой гибелью, ведь до открытия охотничьего сезона оставались считаные дни. Кстати, найденное возле тела ружье было без прицела…Но самое необъяснимое в этой трагической истории то, насколько недостаточно полно и всесторонне проводилось расследование по факту столь странной гибели прокурорского работника. К нам в редакцию попали несколько фотографий с места происшествия, сделанных с разных ракурсов. Так вот на них помимо изъятых окурка сигареты Winston и зажигалки различимы две сигаретные пачки, спичечный коробок с пятнами крови, окровавленный камень и резиновая перчатка. Покойному принадлежали только окурок и зажигалка, а все остальное - кому? Следствие не только не стало себя утруждать ответом на этот вопрос, но даже не изъяло с места происшествия некоторые из этих предметов - сигаретные пачки и резиновую перчатку... На фотографии видно, что окровавленный камень лежит довольно далеко от тела погибшего, но следствие делает вывод: кровь на него могла попасть в момент выстрела. При этом ни у кого, кроме родственников погибшего, не вызывает вопросов то обстоятельство, что эксперт не дает категорического ответа, что кровь на спичечном коробке принадлежит только Молтанову. Следователь почему-то отказывает в назначении дополнительной экспертизы на предмет установления группы крови неизвестного. Кроме того, по утверждениям родственников, на теле погибшего имелись следы физического насилия: свежая рана на голове с запекшейся кровью на волосах, свежая же ссадина на подбородке, припухшая губа, открытая рана на ступне правой ноги… Поразительно, но всему этому следствие тоже не придало значения!А между тем родственники погибшего прокурора, которых он встречал в тот день, сообщили: они слышали, как Болат по телефону договаривался с кем-то о встрече - как раз на той самой проселочной дороге. Чтобы определить, с кем должен был встретиться прокурор, стоило только провести положенную в таких случаях детализацию звонков с его мобильного телефона. Но следственные органы не сделали этого и по сей день. В материалах расследования гибели Молтанова хватает и других нестыковок да странностей. Перечислять их - не хватит газетной площади. Интересно другое - кому могла понадобиться смерть работника прокуратуры? И кто так постарался замаскировать его гибель под самоубийство? По словам Жанары, вдовы Болата, незадолго до смерти муж ей рассказал: он обнаружил пропажу из уголовного дела о хищениях на ИКБК неких довольно важных финансовых документов. Упоминал даже какую-то смету. Вскоре в Алматинскую область нагрянула комиссия из Генеральной прокуратуры, после чего Болат Молтанов погиб…Мы отслеживали ход дела о хищениях на Илийском картонно-бумажном комбинате с самого начала и были свидетелями волокиты при его расследовании. В частности, того, насколько неохотно районная прокуратура давала ему ход и с каким скрипом финполу давалось каждое следственное действие. А еще был “случайный” пожар на этой фабрике - едва следствие набрало обороты, как “вдруг” сгорело импортное оборудование, купленное на кредитные деньги… Помним мы и то, как чуть ли не с боем изымались у директора ИКБК Есенбаева финансовые документы по вложенным в производство инвестициям… И то, как г-на Есенбаева, обвиняемого в миллионных хищениях, легко и непринужденно выпускали из-под ареста под залог не самого дорогого джипа. Короче, в таком громком деле пропажа любой - даже на первый взгляд незначительной - бумажки способна качнуть маятник расследования в сторону от истины. Или вообще его остановить… А прокурор Молтанов, по словам его вдовы, как раз искал какую-то смету…Источник: Time.kz
Загрузка...

Комментирование закрыто.