Многие из нас сталкиваются с жилищными проблемами, когда незнание законодательства приводит к конфликту собственника с сотрудниками КСК. Что вам необходимо знать в рамках гражданского права. Юридическая консультация от экспертной группы Акционерного общества «Казахстанский центр модернизации и развития жилищно-коммунального хозяйства» Министерства регионального развития Республики Казахстан.

О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ИМУЩЕСТВУ СОБСТВЕННИКОВ КВАРТИР

«Алтын-орда»: Расскажите, как рассматриваются иски по возмещению вреда имуществу собственников жилья?

 

Такие случаи встречаются часто. К примеру, в суд поступило исковое заявление от гражданина Б. к КСК о взыскании убытков.

На судебном заседании было установлены следующие обстоятельства дела:

5 февраля 2013 года истец обратился в суд с иском к ответчику, в данном случае к КСК, о взыскании убытков. Истец мотивировал свои требования тем, что после неоднократного затопления его квартиры сточными водами внутреннего водостока чердачного помещения, в том числе дважды в июле-августе 2012 года после ремонта квартиры, он, по предложению председателя КСК, написал заявление от 2 октября 2012 года в КСК о возмещении убытков от затопления квартиры и содержания общего имущества дома на сумму 61 356 тенге.

Кроме того, истец Б. указал, что в августе 2012 года для обеспечения безопасности эксплуатации 9-го подъезда дома им были проведены работы на крыше по демонтажу двух нерабочих телевизионных железных антенн и закреплению третьей антенны, а также обустройству металлической сеткой вытяжной вентиляции на сумму 5 000 тенге.

Информация о проведении этих и других строительных работ была  доведена до председателя КСК.

Ранее, еще в 2011 году, по предложению бывшего председателя КСК истец написал заявление о своих затратах, связанных с заменой козырька балкона 5-го этажа для недопущения попадания дождевой воды на балконы двух квартир 4-го этажа.

Согласно договору подряда от 18 августа 2010 года № 8 стоимость данных строительных работ для истца составила сумму в 30 000 тенге, которая в КСК была снижена до 15 000 тенге.

Необходимость компенсации истцу данной суммы в августе 2012 года лично подтверждал председатель КСК.

Однако, несмотря на понесенные истцом убытки в сумме 96 356 тенге, связанные с затоплениями квартиры сточными водами и содержанием общего имущества дома, председатель КСК отказался от удовлетворения двух заявлений истца и от своих обязательств по возмещению указанных убытков, а также от осуществления взаиморасчета по ежемесячным взносам истца в КСК с 1 октября 2010 года.

Таким образом, истец просил взыскать с ответчика, то есть с КСК, сумму убытков в размере 96 356 тенге и сумму судебных расходов. На судебном заседании истец поддержал заявленные требования. Но представитель ответчика исковые требования не признал и просил суд в удовлетворении требований истца отказать, ссылаясь на доводы, изложенные в отзыве ответчика к исковому заявлению.

 

Выслушав пояснения сторон, допросив свидетеля, изучив и исследовав материалы дела, а также оценив представленные доказательства, суд пришел к следующему выводу:

Согласно пункту 2 статьи 218 ГПК РК суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с пунктом 11 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 11 июля 2003 года № 5 «О судебном решении» решение не может быть основано на предположениях об обстоятельствах дела.

Пунктом 4 статьи 9 ГК РК предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательными актами или договором не предусмотрено иное.

Под убытками подразумеваются расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Согласно пункту 1 статьи 917 ГК РК вред (имущественный и (или) неимущественный), причиненный неправомерными действиями (бездействием) имущественным или неимущественным благам и правам граждан и юридических лиц, подлежит возмещению лицом, причинившим вред.

На судебном заседании установлено, что с 30 июля по 1 августа 2012 года произошло затопление квартиры истца. Данное обстоятельство представитель ответчика не отрицал. Кроме того, факт затопления квартиры истца подтвердил свидетель – сантехник Ч.

Согласно представленным суду документам, истец и третье лицо Б. на основании договора о приватизации квартиры № 1028/14 от 1 октября 1992 года и свидетельства о праве на наследство по закону № 19351 от 4 ноября 2011 года являются собственниками квартиры.

Ответчик является юридическим лицом, государственная регистрация КСК произведена 20 марта 2000 года. В состав КСК входит и квартира истца.

Согласно техническому заключению от 29 марта 2013 года причиной затопления квартиры № 179 (в период с 30 июля по 1 августа 2012 года) стала поврежденная (вследствие коррозии) труба внутреннего водостока, проходящая по техническому этажу, через поврежденные участки которой произошло протекание дождевой воды на покрытие технического этажа, которая затем попала в квартиру.

Также затекание воды произошло через межпанельные швы покрытия, не защищенные гидроизоляционным ковром.

Указанные обстоятельства подтверждают обоснованность утверждения истца о том, что затопление квартиры имело место по вине ответчика, который согласно пункту 16.3. устава КСК обязан обеспечивать своевременное проведение ремонта жилых домов, квартир, техническое обслуживание, санитарное состояние территорий, прилегающих к дому.

В случае, когда ремонт квартиры вызван производством капитального ремонта дома, установкой дополнительного оборудования или другими причинами, не зависящими от собственника, ремонт производится за счет кооператива.

Доводы представителя ответчика о том, что вопрос по ремонту кровли поднимался бывшим председателем КСК, однако ремонт не был произведен, так как истец отказался принимать участие в содержании мест общего пользования, судом не могут приняты во внимание, поскольку в случае осуществления такого ремонта, ответчик имел право обратиться в суд о взыскании суммы по содержанию мест общего пользования.

Как следует из представленных судебных актов, ответчик пользовался своим правом  и не раз обращался в суд о взыскании задолженности.

Доводы представителя ответчика о не согласии с иском ввиду того, что после затопления квартиры в августе 2012 года истцом не был составлен акт с привлечением представителей КСК и свидетелей, не заслуживают внимания В связи с тем, что факт затопления квартиры никем не оспаривается, а также ввиду того, что в день затопления в квартире присутствовал представитель КСК – сантехник.

Таким образом, оснований для освобождения ответчика от обязательств по возмещению ущерба либо уменьшения объема ответственности КСК, не имеется.

Согласно отчету об оценке № 227 от 2 августа 2012 года рыночная стоимость причиненного истцу материального ущерба составила 45 056 тенге. У суда каких-либо сомнений в объективности произведенной оценки не возникло, поскольку она произведена оценщиком, имеющим соответствующую государственную лицензию на занятие деятельностью по оценке имущества, и оценка проведена с непосредственным осмотром квартиры истца оценщиком.

Исходя из изложенного, суд пришел к выводу, что исковые требования истца в части взыскания убытков в размере 45 056 тенге подлежат удовлетворению.

Далее, в части взыскания убытков за замену козырька балкона 5-го этажа в сумме 30 000 тенге следует отказать, поскольку указанный козырек находится над балконом истца и является его собственностью.

Кроме того, истцом не представлено суду достаточных и достоверных доказательств о размере убытков в сумме 30 000 тенге, тогда как в соответствии с пунктом 2 статьи 68 ГПК РК обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Истцом никаких предусмотренных законодательством доказательств о размере убытков (кассовые чеки, квитанции приходно-кассового ордера либо счета-фактуры и т.д.) не представлено.

Кроме того, к приложенному договору подряда № 8 от 18 августа 2010 года, суд относится критически, поскольку ранее истец предъявлял ответчику для подтверждения данного расхода договор № 1 от 18 августа 2010 года, в котором стоимость работ превышена и составляет 60 000 тенге.

В части взыскания убытков за заделку межпанельных швов в сумме 6 000 тенге также следовало отказать, поскольку истцом не представлено суду достаточных и достоверных доказательств о размере убытков (кассовые чеки, квитанции приходно-кассового ордера либо счета-фактуры и т.д.).

Вместе с тем, из пояснений истца следует, что стоимость работ по договору определена 6 000 тенге, однако по договору подряда № 39 от 11 июня 2011 года стоимость работ составляет 14 000 тенге.

В части взыскания убытков за очистку трех железобетонных коробов внутреннего водостока чердака (сентябрь 2011 года, 31 июля 2012 года) в сумме 2 800 тенге, за демонтаж двух нерабочих железных телевизионных антенн на крыше дома в сумме 3 000 тенге, по приобретению двух навесных замков для закрытия крышки выхода в чердачное помещение в сумме 550 тенге, по закреплению одной телевизионной антенны на крыше дома в сумме 1 200 тенге, по оборудованию вытяжной вентиляции подъезда дома железной сеткой в сумме 800 тенге следует также отказать, поскольку данные расходы истцом были понесены добровольно, никто к выполнению данных работ истца не понуждал, на общем собрании членов КСК вопрос о выполнении истцом данных работ обсуждался.

То есть истцом не представлено суду достаточных, достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих его доводы, тогда как в соответствии со статьей 65 ГПК РК каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Соответственно не предоставление суду соответствующих доказательств является процессуальным упущением стороны.

Таким образом, судом вынесено следующее решение:

Исковые требования истца к КСК удовлетворены частично.

Взыскано с КСК пользу истца сумма в размере 45 056 тенге, расходы по оплате государственной пошлины в размере 451 тенге, расходы по оценке ущерба 5 000 тенге, расходы по установлению причины затопления в сумме 15 000 тенге.

В остальной части иска к КСК о взыскании убытков отказано.

 «Алтын-орда»: Хорошо, что суд, как говорится, расставил все точки над i. Тщательное изучение всех обстоятельств дела и справедливое решение суда – залог доверия населения к судебной власти.

 

Петр  НИЛОВ, журналист

 

Рубрика: