На дворе был 2017 год.  Мы проводили лекции для аульской и городской молодежи. Два дня мы читали лекции в аулах Аксуат, Кызылкесек, Кожыра, Карасу, которые располагаются  в районе Тарбагатай.

Следующей целью стал  Каркаралинский регион. Мы выехали из Тарбагатайского района днем.  До Аягуза добрались,  когда солнце уже садилось. Мы думали  остановиться  в городе, но  решили не терять времени. Посмотрев на GPS навигатор, мы нашли  правильный путь. В общем,  очутились мы в заветном Каркалинском регионе.  

Как оказалось местечко располагается  близ района Шубарту. Впереди нас ждала длинная дорога. Сразу видно, что эта  дорога не ремонтировалась с момента строительства. Мы будто попали в преисподнюю, увидев это местечко.  Хотелось добраться хоть до какого-нибудь аула. Но,  нас окружала кромешная тьма.  Древняя дорога, вся в трещинах. Ехать было тяжко.

Помню, как мы обрадовались увидев машину. Мы крикнули мимо проезжающему водителю «правильно ли мы  едем?». Водитель не стал отвечать, и поехал дальше. Думаю, водитель испугался нас. Все-таки кромешная тьма.

Когда мы  ехали по  старой дороге, было ощущение, что заблудимся. Некоторые трещины на этой дороге были настолько велики, что там собиралась грязная вода.. Слава богу, мы увидели один аул. Заехали  в него.  Аул называется Баршатас.  Бывший районный центр.  Я сам родился в ВКО, но про такой аул узнал впервые. К сожалению, Баршатас выглядел так, будто там идет война на протяжении нескольких лет. Как какая-нибудь Донецкая область в Украине, но не мирный регион Казахстана..   Пустые, заброшенные дома. Народа мало. Работы нет.  Тяжко поверить, что это был  районный центр.  Нам встретился по  дороге человек, который сказал, что мы движемся в верном направлении.

И снова мы попали на дорогу в трещинах. Как сказали жители аула, дорога была построена в 1969 году в момент стычки с Китаем. Дескать, по этой дороге легко было бы перебрасывать военную технику и танки в случае военного столкновения. Не знаю, правда, это или миф.

Когда-то Шубарту был  скотоводческим районом. В годы геноцида  казахов тут почти не осталось.  Большая часть погибла. Возможно поэтому, и сейчас тут людей мало. Баршатас напоминал мне сироту, у которого нет родителей. Вот есть аул, там живут люди, но никому нет дела до этих людей. Выживают сами как могут. А сколько таких аулов в Казахстане.

Асхат Қасенғали

 

Abai.kz

Рубрика: ,