1393820414_foto-sholpan-zhaksybaevojj-2В Казахстане прозвучали требования к Генпрокуратуре остановить вещание в кабельных сетях российского канала «Россия 24» из-за высказываний Владимира Жириновского, кроме того, на недавнем заседании Совета безопасности президент Н.Назарбаев призвал активно отвечать на новые информационные вызовы. О том, что происходит сегодня в сфере кабельного телевидения, мы беседуем с исполнительным директором Национальной Ассоциации Телерадиовещателей Казахстана Шолпан Жаксыбаевой.

— Шолпан Ахметовна, недавно в ответ на провокационные заявления Жириновского ряд общественных деятелей Казахстана призвали исключить «Россию 24» из кабельных сетей. Вы поддерживаете это предложение?

— Нет. Во-первых, Конституцией нашей страны цензура запрещена. Как вы представляете процедуру отключения телеканала, имеющего государственную регистрацию в Казахстане и включенного операторами в пакеты? Вырубил и все дела? На каком основании? Зрители за него заплатили, некоторые за полгода-год вперед. Как минимум, должна быть собрана доказательная база, возбуждено уголовное дело, например, о разжигании межнациональной розни. Во-вторых, кроме Жириновского, нам нечего что ли больше обсуждать?

— Также совсем недавно в России абоненты требовали от кабельных операторов отключить телеканал «Дождь». А это как вы расцениваете?

— Насколько я знаю, там в эфире прозвучало нетипичное высказывание, которое кого-то шокировало. Но ведь это точка зрения человека, он имеет на нее право. Если же по существу, то надо исходить из того, что кабельный оператор всего-навсего транспортер, как, например, почтовая служба, функция которой заключается в том, чтобы доставить корреспонденцию из пункта А в пункт Б. Почтальон берет письма, квитанции, журналы и газеты и разносит их по домам. Он не имеет права залезть в чье-то письмо и зачеркнуть пару нехороших слов или удлинить мини-юбку, которая находится в посылке. Это не его дело. Также и кабельный оператор выбирает из множества телеканалов те, которые соответствуют запросам его абонентов, его собственным предпочтениям. В некоторых странах, в том числе в Казахстане, он может выбрать их только из числа официально зарегистрированных. Он выбрал, сформировал пакеты. А дальше он не отвечает за то, что сообщают эти легально действующие телеканалы в своих программах, то есть за контент. За качество сигнала, за несанкционированные отключения-включения отвечает, это так. И в этой связи, кабельный оператор не может выступать цензором. Например, сейчас, на «Дожде» идут более взвешенные новости по ситуации с Украиной, и это дает возможность зрителю получить альтернативную информацию помимо откровенной пропаганды, которая льется в эфире российских госканалов.

— Перед новым годом у зрителей одного кабельного оператора исчез «Первый канал», было много возмущений по этому поводу. Но ведь это ненормальная ситуация, когда наш казахстанский телезритель зависит от чужого контента…

— Эта ситуация складывалась не год и не два. У нас всегда существовал уполномоченный орган в сфере телерадиовещания с миллиардными бюджетами на развитие казахстанского контента, который вел казахстанское телевидение верным курсом туда, где мы сейчас и пребываем. Да, был вакуум, спрос породил предложение, развился кабельный бизнес. Все это происходило на виду, никто не прятался, уполномоченные органы мониторили все, что происходит на рынке и годами не считали нужным вмешиваться в происходящее. Зато раз в 2-3 года происходят смены вывесок министерств, курирующих СМИ — этакая чехарда, при которой суть не меняется, но можно легко спрятать концы в воду. Нет никакой преемственности, не с кого спросить, каждый последующий министр кивает на предыдущего. В результате миллиарды успешно осваиваются, а страну лихорадит и трясет, если, не дай Бог, россиянам придет в голову прекратить вещание своего телеканала в Казахстане. Но кто-то постоянно путает причины и следствия и чуть что вешает собак на субъектов телерадиовещания. Они тут при чем?

— А вообще много ли зрителей в Казахстане смотрят именно кабельное телевидение, какое примерно количество населения?

— По разным оценкам зрителями кабельного ТВ являются от 4 до 7 млн. человек, преимущественно городское население. На сегодня 70-80 процентов всех пользователей платного ТВ являются абонентами кабельного телевидения.

— Произошел ли отток иностранных телеканалов из Казахстана в связи с введенной государственной регистрацией в 2012 году?

— Ситуация не столь драматична, как это было в январе 2013 года, когда в госорганах зарегистрировалось всего 65 телеканалов, Министерство культуры и информации тогда продлило срок регистрации. Если до принятия закона « О телерадиовещании» у нас в кабельных сетях было доступно около 300 иностранных телеканалов, то на сегодня в реестре значатся 217 телеканалов. Однако из этого количества можно смело вычесть 22 канала, которые являются HD версиями основных каналов. Остается 195 телеканалов.

Качественный состав также изменился. Требования по регистрации в уполномоченном органе помешали некоторым телеканалам прийти на наш рынок. Перестали быть доступными «ТВ-3», «Океан-ТВ», «NHK», «Ариран» и др. Зато появились не вещавшие ранее телеканалы, такие как телевидение Челябинской области, Телевидение Дагестана, Телевидение «Татарстан».

Вся государственная политика последних лет, а это прежде всего чрезмерная идеологизация, вытеснение частного бизнеса в сфере телевидения в том числе путем отмены бессрочных лицензий, введение кодирования бесплатного эфирного сигнала, заоблачные цены на копеечные цифровые приставки, требования регистрации для иностранных телеканалов, законопроект «О защите детей от вредной информации» — все это как будто специально придумано, чтобы окончательно отвратить население от традиционных видов телевидения и вытолкнуть в Интернет, где их ждут технологии, которые не требуют никакого оператора. Рынок без политики, равные условия для всех, культ творчества – вот что нужно было для развития телевидения. Все, что требовалось от государства – это создание условий для развития отечественного контента, причем главный компонент — деньги были всегда. А пока всю повинность за ошибки чиновников несут вещатели и операторы.

— В разговорах о переходе на цифровое ТВ большой акцент делается на эфирное и спутниковое телевидение. Разве кабельное телевидение не переходит на цифровой формат?

— Государство финансирует переход на цифровое вещание на двух платформах – спутниковом и эфирном. То есть оно берет обязательство, что экраны не потухнут и граждане Казахстана, подключенные к эфиру и спутнику, будут получать телевизионный сигнал в цифровом формате. Конечно, при выполнении населением определенных условий, то есть приобретения ими цифровой приставки или специального приемного спутникового оборудования.

Что касается кабельного телевидения, то нет обязательных требований по переходу КТВ на цифру, это в большей степени инициатива операторов. Но, на мой взгляд, аналоговое кабельное телевидение на сегодня более востребовано за счет своей дешевизны относительно цифрового ТВ и небольшого уровня дохода основной части населения.

Как вы знаете, в соответствии с законом «О телерадиовещании» правительством был определен Национальный оператор телерадиовещания в лице АО «Казтелерадио», 100 процентов акций которого принадлежат государству. Именно он осуществляет перевод всей инфраструктуры, обеспечивающей работу эфирного и спутникового телевещания, на цифровой формат. На примере эфирщиков это происходит путем передачи их сигналов единому оператору. Телеканалы, обладающие переданными им в долгосрочное пользование частотами, имеющие свое антенно-мачтовое оборудование, перейдут в разряд зависимого поставщика контента, и не будут иметь даже лицензий. Мы третий год говорим об этой проблеме, неоднократно выступали перед парламентариями, предлагали варианты: компенсация государством телекомпаниям упущенной прибыли вследствие изъятия бессрочных лицензий. Просили рассмотреть также вариант включения телекомпаний, лишающихся бессрочных лицензий, в состав акционеров «Казтелерадио» либо включение телекомпаний в мультиплексы на бессрочной основе. Но никто наши предложения пока не рассматривает, чиновники отделались минимумом – «включим в мультиплекс бесплатно, но каждые три года участвуйте в конкурсе, и за присутствие платите».

А проблема никуда не делась и к 2015 года конфликт обострится, потому что никто не собирается избавляться от своего материального актива, которое потом правительство в сто раз дороже продаст мобильным операторам. Все знают цену своим частотам. Изымаете раньше времени – компенсируйте упущенную прибыль, садитесь за стол переговоров с телеканалами. Во многих странах вопрос этот решается в пользу владельцев частот. Так обстоят дела в Европе, в России, недавно Министерство экономики Грузии приняло решение о компенсации за изымаемые частоты. У нас тоже должны пойти по этому пути.

— Уже второй год не умолкают разговоры о том, что «Казтелерадио» готовится «купить» крупного кабельного оператора. Как вы можете это прокомментировать?

— У меня нет достоверной информации на этот счет, это пока только на уровне слухов.

— Но у нас слухи обычно подтверждаются, а вот обещания и заверения чиновников – наоборот…

— Любой бизнес продается и покупается, в этом ничего такого нет. Но когда государственное предприятие планирует купить частника, в то время как глава государства говорит о необходимости развития частного сектора и сокращения государственного предпринимательства, это выглядит как минимум нелогично.

Второе: насколько я понимаю, здесь решение принимает единственный акционер «Казтелерадио» — правительство. А оно в своих решениях, так или иначе, отражает политическую волю власть имущих. В чем может заключаться политическая воля в данном случае? Навскидку – в желании государства помимо эфирного и спутникового ТВ контролировать и третью мощнейшую телевизионную платформу – кабельную.

«Казтелерадио» и «Казахтелеком» (как вы знаете, он приобрел, а затем ликвидировал кабельного оператора Digital) таким образом превратятся в зонтичные структуры, которые от имени и по поручению государства будут контролировать из единого центра практически все, что смотрят казахстанцы, подключенные к эфирному, спутниковому и теперь еще и к кабельному телевидению. Если это все-таки случится, то тогда в руках «Казтелерадио» будет реальный и воображаемый рубильник практически всего телевидения. Шаг вправо, шаг влево – и он в действии. Я не понимаю, куда смотрит законодательная власть, куда смотрит Агентство по защите конкуренции.

Потенциальный зрительский рынок Казахстана это 17 млн. человек или около 4 млн. домохозяйств. «Казтелерадио» недавно проинформировало, что они охватывают спутниковым вещанием более 2 млн. зрителей. Прибавим к ним почти 2,2 млн. зрителей кабельного оператора, которого они намереваются купить. Получается, что после совершения сделки «Казтелерадио» будет контролировать примерно тридцать процентов телезрителей, что является нарушением закона «О конкуренции». А касательно эфирного телевидения у «Казтелерадио» практически стопроцентный охват рынка. Не получится ли так, что завтра «Казтелерадио» только и будет работать на многомиллионные штрафы как абсолютный монополист во всех средах?

— Сколько компаний сегодня представляют услуги кабельного телевидения?

— Помимо 2-3 крупных кабельных операторов, есть масса небольших компаний, оказывающих услуги в регионах. На сайте Министерства культуры и информации указано, что в Казахстане функционируют 98 операторов сетей кабельного и эфирно-кабельного телевидения. А в 2010 их было 140. То есть за 4 года исчезли 42 оператора.

— И куда они исчезли?

— Это сфера бизнеса, происходят укрупнения, поглощения, разорения… Мы как ассоциация, объединяющая в своих рядах операторов кабельного телевидения, вынуждены констатировать, что на операторов телерадиовещания (операторов связи) помимо всяческих проверяющих органов, оказывают давление еще и сторонние организации, которые присвоили себе контрольно-надзорные функции. И в первую очередь, это авторские общества. Представьте ситуацию, вы работаете в магазине, продающем диски с музыкой и фильмами. К вам является авторское общество и требует отчисление за использование авторских прав. Будет магазин платить эти отчисления? Конечно, нет, и не платит. Магазин ведь не создавал этих фильмов, не записывал этой музыки. Вот то же самое делает и любой оператор телерадиовещания, например, кабельный – берет готовый скомпонованный концерт/ фильм/программу/телеканал, то есть контент и передает его за определенную плату покупателю. Телеканал как создатель программы и звукозаписывающая фирма как создатель музыкального диска, отправляя свой продукт навстречу слушателю-зрителю, очищают его от авторских и смежных прав. Это их забота. Функция оператора или продавца – доставить этот фильм или концерт в надлежащем качестве до зрителя.

Но логика авторских обществ железная – если ты только прикоснулся к диску, если ты посмел передать чей-то телеканал – все, ты, считай, поучаствовал в создании этого продукта, а значит, должен платить за авторские права. Им помогает в этом и закон «Об авторских правах», датированный аж 1996 годом. Там есть одна неясная формулировочка, за которую они прячутся. Им это удобно. А вот вносить изменения в этот закон согласно принятому два года назад Закону «О телерадиовещании», высокопоставленные покровители авторских обществ не торопятся. Потому что, если, не дай Бог, внесут – полетит в пух и прах вся эта пестуемая десятилетиями система поборов с предпринимателей. И не смогут тогда авторские общества 42%, а то и 94% (аппетиты у всех разные) от объема авторских и смежных поступлений тратить на собственные нужды. Попробуйте только потребовать отчет от авторских обществ, сколько денег они конкретно перечислили зарубежным и отечественным исполнителям – ответа вы не услышите. Это коммерческая тайна, покрытая мраком.

Вот и строчат авторские общества заявления в органы юстиции и финансовую полицию на местах, стращая нормами устаревшего закона. А юридически неосведомленные чиновники берут под козырек их «ценные указания» и начинают прессовать предпринимателей, которым приходится приостанавливать вещание, разбираться с этими обществами, в то время как зритель вынужден смотреть на пустой экран, хотя он уже внес абонентскую плату.

— Недавно глава государства подписал Указ о кардинальных мерах по развитию предпринимательской деятельности, введении моратория на проверки малого и среднего бизнеса. Это может как-то помочь в разрешении возникшей ситуации?

— Впору в список «проверяльщиков» включать и авторские общества. А пока будет длиться этот мораторий, нужно внести изменения в Закон «Об авторском праве и смежных правах» в соответствии с новыми законами и духом времени, который должен благоприятствовать тем, кто пополняет бюджет страны. Авторские общества уже давно пора подвергнуть прокурорской проверке и открыть все данные об их отчислениях авторам и исполнителям.

Жизнь операторов также осложняют и представители (дистрибьюторы) иностранных телеканалов. Казалось бы, по ситуации с Жириновским и телеканалом «Россия 24» можно было бы обратиться к представителю данного телеканала в Казахстане. Но при попустительстве наших чиновников от культуры и юриспруденции, дистрибьюторы умудряются ни за что не отвечать. Ведь по своему статусу они являются лишь торговыми агентами, функция которых только собирать деньги с кабельных операторов, а когда дело пахнет керосином, как в случае с Жириновским, прятаться за свои ограниченные права на телеканал. Недостаток прав не мешает им строчить заявления в финпол и органы юстиции с тем, чтобы прикрыть того или иного кабельного оператора, который, на их взгляд, что-то нарушает. На их счастье, госорганы на местах юридически не подкованы. Мы только отобьем кабельного оператора от незаконных поползновений дистрибьютора в одном городе, как те же проблемы сваливаются на оператора в другом. И это происходит в нарушение закона «О телерадиовещании», где черным по белому написано, что операторы телерадиовещания должны заключать договора на ретрансляцию только с телеканалами- правообладателями.

Совсем недавно к кабельному оператору в Уральске заявилась с проверкой финансовая полиция по заявлению дистрибьютора, то есть компании, которая продает права на ретрансляцию некоторых российских каналов. Суть жалобы – якобы кабельный оператор незаконно ретранслирует «Первый канал». Обоснований и доказательной базы нет. Сейчас по эпизоду в другом городе мы добиваемся того, чтобы одного дистрибьютора прищучили за «мошенничество». Причем ни одно из обращений этих псевдодистрибьюторов не закончилось судебным решением в их пользу, однако они руками госорганов душат малый бизнес и, признаться, раскручивают особо слабохарактерных на «мзду», но самое главное, оставляют зрителей без доступа к телеканалам. Как, скажите, вести бизнес в Казахстане, если на одного работающего предпринимателя, несущего золотые яйца в казну, создающего как минимум 20-30 рабочих мест в регионах, приходится 7-10 контрольно-надзорных органов плюс всякие паразитирующие организации, делающие деньги из воздуха?

— Ваша ассоциация довольно часто вступает в полемику с государственными органами, есть какой-то результат от этого?

— Мы выступаем против монополизации, против концентрации СМИ в одних руках, так как это разрушает рыночную экономику и откидывает нас назад. Против того, чтобы государство душило частников. Разве мы не правы? Вот сейчас, к примеру, мы не можем добиться от Министерства элементарного — опубликовать на сайте развернутые протоколы всех заседаний Комиссии по вопросам телерадиовещания, объявить конкурс в пакет телеканалов взамен выбывших.

Также мы говорим о том, что решения об открытии-закрытии каналов должны согласовываться с Комиссией по вопросам телерадиовещания, тогда они были бы взвешенными. По Конституции общественные организации имеют на это право, и мы этим пользуемся. Мы не обязаны заглядывать государственным структурам в рот, для нас самое главное – это порядок и верховенство закона. И заметьте, наши требования соответствуют нашим законам, ничего сверхъестественного.

Торгын Нурсеитова

Источник: ИА «Zakon.kz»

Рубрика: