Я готов поверить в Карму, переселение душ, в параллельные миры, как и в то, что человек на этой Земле проживает не одну жизнь.
И все потому что я иногда вижу ясные и реалистичные сны, ровным счетом не имеющие никакого отношения к моей нынешней жизни.
Вот и сегодня мне приснился такой странный сон.
Мне сниться, что я молодой парень, высокий и красивый блондин. Я живу в горах, в доме, выложенном из камней. В доме есть большой открытый очаг, и если в камине пылают дрова, то в нем довольно тепло зимой. Может это Шотландия, а может Швейцария, не знаю точно, но я знаю, что жители нашей деревни заняты в основном разведением коз, и производством сыра. А зимы здесь снежные и холодные.
И я вижу свою жизнь. Я познакомился с девушкой Марией. Она брюнетка, и немного легкомысленная особа, хохотушка. И она мне безумно нравится. Хотя я стараюсь этого не показывать. Но у нас с ней нет денег. Я очень бедный молодой человек. И вскоре наш семейный корабль разбивается о рифы бедности и нужды. Мария от меня уходит к одному очень зажиточному односельчанину. Тот намного старше меня. И он очень страшный. Лицо его и руки покрыты бородавками. А сам он рыжий. Все его в деревне за его внешность величают Стариком. И действительно, он выглядит старше своих сорока лет.

 

Проходит еще какое-то время. Может год, или два. Я не спиваюсь. И продолжаю жить, как ни в чем не бывало, Хотя в душе очень тяжело переношу разлуку с Марией.
И вот однажды я ее подстерегаю у дома Старика. Я завожу с ней разговор, а затем обнимаю за талию. Начинаю ее целовать. И она отвечает на мои поцелуи поцелуями.
И вот мы начинаем с ней встречаться, пока однажды она не остается ночевать в моем доме. Мария снова со мной.
Но происходят и перемены. В доме у Старика Мария занималась производством гессенского сыра. И это был фирменный рецепт семьи Старика, который пользовался особым спросом у жителей соседнего городка, расположенного от нашей деревни буквально в трех-четырех километрах.
Мария узнала секрет приготовления этого сыра, и даже улучшила его. И теперь мы с ней делаем сыр, и затем продаем его в городе. Причем, я на наши продукцию поставил очень высокую цену, в два раза дороже той, что стоят другие такие же молочные продукты из нашей деревни. Но банкир Рауль сказал, покупая наш сыр, что он зарабатывает достаточно денег, и может позволить себе качественную еду, пусть и по дорогой цене. А за банкиром Раулем и другие городские богачи стали покупать наш гессенский сыр.

 

Однажды к нам в дом пришел Старик. Он заметно осунулся, и если раньше он не выглядил красавчиком, то в этот раз на него смотреть было и вовсе тягостно. Он принес с собой бутылку вина, и предложил нам с Марией выпить. И мы ему не смогли отказать. Чувствуя себя перед ним виноватыми.
Он начал рассказывать, как тяжело перенес уход Марии. Но под конец сказал, что он нас прощает.
После того, как Старик ушел, Марии стало плохо. У нее поднялась температура, и она потеряла сознание. Местный лекарь промыл ей желудок, и сказал, что у моей жены отравление. Десять дней я буквально не отходил от постели своей супруги, отпаивая ее отварами, что предписал ей врач. И наконец на десятый день она встала на ноги.

 

После этой истории в деревне много судачили о нас, и о Старике. Что же касается Старика, то он после этого случая с отравлением Марии стал затворником, боясь выходить из дома. Даже на рынок за продуктами он уже не ходил сам, а посылал служанку. Но если бы он мне встретился, я бы ему с удовольствием расквасил физиономию.

 

Прошло еще года два. Все это время мы с Марией много работали. У нас появилось собственное большое стадо коз. И за этими козами нужен был хороший уход. В дом пришел достаток. И мы стали зарабатывать очень много денег.
Причем, мне иногда казалось, что Мария так много работает ради того, что бы я ее простил за тот ее уход из дома. Но мне ее прощать не за что. Ведь я сам был виноват в свое время, в своей лени, юношеской бестолковости и бедности.
И потом, я действительно люблю свою Марию. Хотя особо ей об этом не говорю. Ну не принято в нашей деревне говорить такие вещи вслух.
А вот и еще одна новость. Моя Мария беременна. И теперь мы с ней ждем ребенка. Я бы очень хотел, чтобы это был мальчик — наследник, но не буду возрожать, если родится девочка.
———————
И вот тут я проснулся. Не знаю, можно что угодно думать по поводу таких странных, реальных снов, когда мне снится, что я — один из воинов Шынгысхана, или что я — сыродел из Шотландии, но что-то в этих снах определенно есть. А может я действительно вижу в них сюжеты из параллельных миров, или просматриваю свои прошлые жизни?

Новости Казахстана. Алтынорда.

Рубрика: