imagesКитайцы в своем большинстве небольшого роста. Как сказали бы – метр с кепкой. И хотя они маленькие, но нация сама не маленькая. Полтора миллиарда. Люди кругом и всюду. Особенно в Бейджине (Пекине), особенно на подходе к железнодорожному вокзалу. Четыре ужасно больших людских потока стекаются в конце мощной рекой, пробивающейся через широкие двери к залам ожидания. Таковы мои первые впечатления от поездки в Китай.  

Сопровождающему меня в этой поездке молодому коммунисту Диме я говорю: — Слушай, Дима. Ты приезжай к нам, отдыхать на Кольсай. Там такая природа. И главное – рядом с тобой никого нет. Одни горы и ты. – На что Дима отвечает: — Я так не смогу. – Почему? – Я уже привык, что рядом со мной всегда находятся люди, — отвечает Дима.

 

Пекин. Железнодорожный вокзал

Пекин. Железнодорожный вокзал

И кстати о туризме. Пожилые люди в Китае любят поездки по стране. Всюду в Бейджине можно видеть группы пожилых китайцев, старушек и стариков, сопровождаемых экскурсоводами.

– Это товарищи из провинции, — объясняет мне Дима: в рамках туристической программы приехали осматривать достопримечательности столицы.

А между тем товарищи старики из провинции ведут себя шумно, как дети, громко смеясь и делясь впечатлениями друг с другом от своего посещения Бейджина.

На что местный люд, особенно молодежь, реагирует весьма своеобразно, стесняясь подобной непосредственности и слегка дистанцируясь от таких туристов. Как собственно, столичные жители ведут себя во всем мире по отношению к провинциалам.

Тогда как лично мне провинциалы всегда интересны и симпатичны.  Будь это старики – китайцы из отдаленных рисоводческих коммун, или наши аульские казахи. 

Патриотическое воспитание в Китае.

В Китае много телевизионных программ. Программы для любителей спорта, развлекательные передачи, научно-познавательные каналы, всего этого хватает. Но что меня удивило, так это засилье, (иного слова не подберу), художественных картин про Вторую мировую войну и исторических лент. Про то, как китайцы доблестно сражаются с японскими самураями и иными прочими варварами.

У сопровождающих меня в этой поездке китайских товарищей я спрашиваю, с чем это связано.

На что мне отвечают: — Это патриотическая работа, направленная на воспитание нашей молодежи. Наша молодежь сегодня излишне увлечена западной культурой, западными гаджетами. А мы бы хотели, чтобы они помнили о своей истории, знали и чтили свои национальные корни и традиции. 

Современный Китай шагает в ногу со временем

Современный Китай шагает в ногу со временем

Причем, я даже не могу сказать, насколько подобный телевизионный патриотизм срабатывает, поскольку китайская молодежь, как впрочем, и молодежь наша, большую часть своего времени проводит в социальных сетях и в интернете. Если судить по моим поездкам в пекинской подземке, где молодежь сидит и стоит, уткнувшись в экраны своих мобильных телефонов. 

Есть чему учиться.

Китайцы казахов считают трудоголиками, что мне было приятно слышать от китайских товарищей. Дима, сопровождавший меня в поездке, так обосновывал это распространенный китайский стереотип. Он говорит: — Во-первых, мы можем видеть, как работают казахи, проживающие в Китае. Не то что наши китайцы. Особенно у нас кантонцы ленивые. А во-вторых, многие из нас были в Астане, и воотчую могли видеть, какой великолепный город вы построили за какие-то двадцать лет. Поэтому, в части трудолюбия нам тоже есть чему у вас учиться. Ну это он явно льстит.

Товарищ Мао всегда с тобой.

Товарищ Мао всегда с тобой.

А по поводу учебы, я полагаю, это казахам не мешало бы походить у китайцев в учениках. Ничего зазорного в этом не вижу. Тем более, что к рыночным реформам ханьцы подступились задолго до нас, еще в семидесятых годах прошлого века.

И если раньше, вначале восьмидесятых годов, мы считали Поднебесную бедной страной, то современный, динамично развивающийся Китай – это держава с передовой экономикой и технологиями, которым позавидуют многие развитые государства планеты.

Мы едем в город Чунцин, один из промышленных центров современного Китая. Расположенный в горах, он во многом напоминает Алматы, но на этом внешнее сходство заканчивается.

И если Алматы – это финансовый центр нашей страны, то Чунцин – это город – завод, город-фабрика. Достаточно сказать, что здесь выпускается третья часть всех ноутбуков, имеющихся в мире. А ежегодное производство легковых и грузовых автомобилей приближается к трем миллионам машин. Нам о таких объемах производства приходиться лишь мечтать.  

Чунцин выпускает больше продукции, чем весь Казахстан, потому что один этот город по населению больше, чем вся наша республика. В Чунцине проживает 33 миллиона 710 тысяч человек. В 2015 году ВВП Чунцина достиг 1571,972 млрд. юаней, увеличившись на 11% по сравнению с предыдущим годом. В промышленной области Чунцина развиты машиностроение, электроника, производство оборудования, потребительских товаров.

Дружить государствами и городами.

Нас, казахстанских журналистов, пригласили сюда в рамках программы «Прикоснись к Китаю», чтобы мы могли иметь больше достоверной информации о нашем южном соседе. Казахстан сегодня второй по значимости, после России, торговый партнер Китая на Евразийском пространстве. Только за 2012 год общий товарооборот между двумя нашими странами достиг 25 миллиардов долларов, что перевело наши отношения в разряд долговременного стратегического партнерства.

Достаточно сказать, что всего за двадцать лет, с 1992 по 2012 год товарооборот между Китаем и Казахстаном увеличился в сто раз. Цифра просто колоссальная. А строительство железных и автомобильных дорог на все протяжении «Великого Шелкового пути» позволит в еще большей степени увеличить объемы грузооборота между нашими странами.

И в этом случае можно констатировать, что Китай для нас становиться действительно ближе.

В условиях спада цен на энергоносители именно экономика Поднебесной служит сегодня мощным локомотивом, вытаскивающим из кризиса страны Центральной Азии и Россию.

Пекин – Чжэнджоу – Чэнду – Сэчуань —  Чунцин

 

 

 

Рубрика: