серик малеевЧто бросается на судебном процессе по Хоргосу больше всего в глаза – это сами люди, их психология, поведение, их линия защиты, людские надежды, вера, отчаяние, доходящее порой до нервного исступления.Тем более, если их вина не доказана…и есть все шансы «загреметь» за решетку ни за что, ни за ломанный грош. Потому только, что некий финполовский «агент» Саныч, (проводник контрабанды и организатор преступного сообщества — по нашей версии), и его высокопоставленные друзья – «крышеватели», чувствуя, что почва под ними начинает гореть, решили разыграть «великолепную»  комбинацию, «подставив» вместо себя других людей. Еще заранее, задолго до суда, внушая обществу, что нынешние подследственные виновны во всем по определению .

Ведь с самых первых дней шумного финполовского задержания на Хоргосской таможне мы только и слышали – что эти люди, томящиеся сегодня за решеткой, преступники, контрабандисты, коррупционеры. А значит, ату их и фас. Как говорят в таких случаях, был бы человек, а статья найдется.

И вероятно, кто-то думал, что обмануть можно всех. Задурманить всем головы. Было бы только соответствующее желание и ресурсы: властные, финансовые, информационные.

Однако лично я почему-то уверен, что Бог – не фраер, и вот его уже никак не надуришь.  Не проведешь. Как говориться, «хлюзда» на правду все равно выйдет.

Даже если перед нами «хлюзда», талантливо срежиссированная, где каждому игроку отведена его роль.

Даже не смотря на мощнейший пресс в СМИ, которым, как мух мухобойкой, пытались прихлопнуть нынешних подследственных по делу, их враги и недоброжелатели.

Даже не глядя на то, что уже вставлены «суфлерами» этого театра абсурда  в уста свидетелей нужные слова, которые они должны произносить.

Все равно ничего не помогает и не вытанцовывается.  Все равно все лопается и разрывается на наших глазах. Гнилые нитки, которыми шито это дело, рвутся и расползаются, как черви. И вот уже пелена с наших глаз спадает… и еще вчера слепые, мы сегодня отчетливо видим, как явную ложь нам пытаются «всуропить» за очевиднейшую правду…. Видно, за дураков нас держат.

Во время судебного перерыва

Не зная русского

 

Но, обо всем по порядку. Не надо эмоций, пусть говорят только  факты. Допрашивается по делу свидетель Масимов. И тут же выясняется, что русским языком он не владеет, а по–казахски читает с превеликим трудом, поскольку заканчивал уйгурскую школу. Но даже это не главное. Несмотря на все вопросы прокурора, пытавшегося создать в воображении сидящих в зале картину якобы творимого на Хоргосе бардака, свидетель Масимов своими правдивыми ответами это прокурорское «видение» разбивает напрочь. Поясняя, что грузовая фура, водителем которой он являлся, проходила полностью процедуру осмотра. То есть, машину на казахстанской таможне заводили на весовую, высвечивали груз рентгеном, измеряли длину, ширину фуры, проверяли на наличие троса и огнетушителя. А затем, навесив на дверцы кузова механическую и электронную пломбу, в порядке очереди автомобиль отводили на стоянку – накопитель.

И да, Масимов, может, и не владеет русским, но нарисованная им картина в корне отличается от той, что пыталось нам изобразить обвинение, владеющее великолепно и русским и казахским языками.

Притом, что наивному и где-то даже испуганному свидетелю Масимову, простому бесхитростному сельскому пареньку, доверяешь больше, чем прокурорам. Поскольку понимаешь, что страсти нагнетать ему не зачем. Ведь он –то не обременен  ни должностью, ни обязанностями.

И тут же к месту уместно привести слова российского представителя Федеральной таможенной службы при ТС Николая Данилко, утверждавшего еще в 2011 году, что таможня Хоргос по уровню оснащенности электроникой, знания своих обязанностей персоналом и передовым технологиям досмотра, занимает первое место среди всех таможенных постов СНГ.

Так что, как мы видим, бардаком, в общепринятом смысле этого слова, в 2011 году на Хоргосе и не пахло.  Напротив, во всем мы отмечаем строжайший порядок и железную дисциплину.

Свидетель Масимов

 

Кто такие декларанты???

Что подтверждается и свидетельскими показаниями водителя Юсупова Гарипжана, описывающего все туже схему прохождения китайско-казахстанской границы: весовая, рентген, досмотр, строжайшая очередность движения автотранспорта, пересекающего таможенный пункт.

И тут же, в какой-то момент, серьезность допроса сводится на нет. Хмурые лица озаряются улыбками. А происходит это так. Свидетель рассказывает: «Мы проходим китайскую сторону, казахстанскую таможню. И потом нам дают номер. С ним мы выходим на декларанта».

Старший следователь юстиции Александр Кирияк просит уточнить: «А кто такие декларанты? Брокеры и декларанты – это разные люди?»

На что Гарипжан отвечает, вызывая всеобщее оживление и смех в зале: «Не знаю. Мы же простые люди, нам скажут: декларанты, мы и говорим: декларанты», – продолжая затем, после небольшой паузы: «Я вот вашего звания не знаю. Мне скажут: прокурор, я и буду говорить: прокурор».

А между тем, Гарипжан не так-то прост, как кажется. Нам, журналистам, удается его разговорить. И вот что он нам поведал. «Я не понимаю», — говорит он: «откуда вообще берутся разговоры о крупномасштабной контрабанде на Хоргосе? Иначе мы, водители, знали бы о ней. Ведь наши машины внимательно досматриваются не только на казахстанской стороне, но и в Китае. А там с этим делом строго. Чуть что, сразу смертная казнь. Но почему тогда не возникает такого же скандала в Китае? Почему молчит сопредельная страна?» — искренне недоумевает Гарипжан.

И этот же вопрос нам бы хотелось адресовать стороне обвинения. В самом деле, а что говорят братья — китайцы? Для того, кто хочет найти правду – это ведь самый легкий способ. Сопоставьте документы той и другой стороны, и все станет ясно. Совсем не бином Ньютона.

Так неужели так трудно разобраться в данном вопросе? Ведь в условиях глобализации отправить запрос в соседнюю страну, и получить ответ – не такое уж и сложное  дело.

Или может тут кроется нечто другое? А именно, стремление скрыть истину со стороны некоторых финполовцев?! Когда есть желание посадить невиновных, но нет никакого намерения разбираться до конца в этом деле. Основательно. И вот это уже странно, если не сказать – подозрительно.

Свидетель Юсупов

 

Личные мотивы

А между тем судебный процесс продолжается. Допрашивается свидетель Касымхан Ерликожа, занимавшийся сопровождением грузов с таможенного поста «Хоргос» до СВХ «Даму». И вот тут закипают подлинно шекспировские страсти.

(От редакции: Частная структура сопровождения создана для того, чтобы уберечь в пути груз от краж.)

Касымхан рассказывает, что в свое время остался без работы, и через свою подругу Кульпаш вышел на ее знакомого Каирбаева Талгата с просьбой помочь ему в трудоустройстве. И тот ему помог. Задача состояла в том, чтобы сопровождать на легковых автомобилях следующую колонну грузовиков, с тем, чтобы уберечь фуры от краж товара по дороге. А такие случаи бывали. И вот однажды, по словам Касымхана, его непосредственный руководитель Каирбаев Валера, брат Каирбаева Талгата, на одном из собраний сказал, что они занимаются сопровождением контрабандного груза.  И тут, мол, для него все окончательно прояснилось, и он понял, что занимается преступной деятельностью. Но все же продолжал работать.

Хотя на самом деле, для суда все еще только более запуталось и усложнилось…

Так, в ходе допроса свидетеля вдруг выясняется, что Касымхан Ерликожа был женат на Кульпаш, сестре братьев Каирбаевых, и у него с Кульпаш общие дети. И что на данный момент он с супругой в разводе, с работы уволен, и с братьями Каирбаевыми находиться в неприязненных отношениях.

И здесь уже личные мотивы прослеживаются со всей очевидностью. В частности, такой мотив, как месть.

Хотят в самом начале допроса, под присягой, Касымхан Ерликожа утверждал, что ни с кем из подследственных в родственных отношениях не состоит и не состоял. А выходит, соврал. Да еще как соврал!

Как соврал он и в главном. Его непосредственный руководитель и близкий родственник Каирбаев Валерий не мог сказать, что они сопровождают контрабандный груз. По той простой причине, по которой  не растаможенный товар контрабандой считаться не может. Ведь сопровождение обеспечивало доставку груза в целости исключительно до ворот СВХ «Даму», на саму территорию не заезжая. А именно на СВХ «Даму» производилась окончательная растаможка ТНП, только после которой груз мог стать контрабандным. И не секундой раньше. В то самое время, когда там машинами и водителями сопровождения и не пахло. Поскольку им нет туда доступа.

И это все равно, как браться вслепую утверждать, что розы в чужом саду, за высоким забором, в который тебе вход закрыт, цветут черные и преступные, тогда как на самом деле, розы произрастают там красные, алые и белые, в полном соответствии и гармонии с законами природы.

Просто ты об этом знать не можешь, поскольку роз тех не видишь. А значит, и зря клевещешь.

И вот как комментирует происходящее адвокат Ашурбек Ашурбеков: «Нет никакой конкретики. Пока мы слышим голые слова, не подтвержденные фактами задержания контрабанды. Согласно предъявленного обвинения контрабандные грузы пошли только с 14 апреля 2011 года по 6 мая 2011 года. Следовательно, до этого времени ни о какой контрабанде речи нет. Поэтому, я предполагаю, что органы финансовой полиции просто предложили сделку (тому же Касымхану Ерликоже — ред ), мол, мы прекращаем в отношении вас уголовное дело, а вы заявляете, что Валерий Каирбаев сказал так-то и так-то. Хотя на самом деле, сопровождающие груз водители ничего преступного не совершали. Никакую контрабанду они не сопровождали по определению».

 

Кривда и правда

И здесь мы даже оставляем за рамками  вопрос: «Так кто же подтолкнул Касымхана Ерликожа ко лжи?»  Важно отметить другое. В силу своей журналистской профессии мне приходилось принимать участие не в одном судебном процессе. Могу только сказать, что в «Хоргосском деле» предварительное следствие было проведено настолько не компетентно и предвзято, что остается только пожалеть старшего следователя юстиции Александра Кирияка, выступающего сегодня на стороне обвинение. Хотя лично он не виноват во всех ляпах и нестыковках, которыми изобилуют материалы уголовного дела.

А поскольку мы знаем, что не только бывший заместитель руководителя Агентства финансовой полиции Республики Казахстан Нурлан Ауганбаев, стоявший у истоков хоргосского расследования, был уволен из органов с «волчьим» билетом, но потеряли свои должности еще 85% сотрудников высшего звена финпола, не прошедших очередную аттестацию на профпригодность, то напрашивается закономерный вопрос: «Доколе?» До каких пор нам, в родных наших пенатах, терпеть непрофессионализм сотрудников силовых структур, в результате которого оказываются сломленными судьбы многих людей?

И второй вопрос: «А может ли нынешнее «Хоргосское дело» вестись настолько непредвзято, честно и справедливо, что в его конечном результате на скамье подсудимых окажутся истинные виновники преступления, а не нынешние подследственные, ставшие жертвами чужой подставы?

 

Серик МАЛЕЕВ

Фото Айтжана МУРЗАНОВА

 

 

 

Рубрика: