17 марта, 2018 Комментарии к записи Серик Малеев. Кто нам Кутузов? отключены

Серик Малеев. Кто нам Кутузов?

Хочу жить на улице, названной в честь Томирис, или на улице имени хана Батыя.

Предложение бывшего акима Павлодара Евгения Азарова переименовать одну из центральных улиц его родного города, вызвало бурю споров в социальных сетях. По мнению бывшего акима, улицу Кутузова в Павлодаре пришла пора переименовать в проспект Астаны. И надо отметить, что сторонников у Азарова оказалось куда больше, чем противников.


Ведь кто такой для казахстанцев Кутузов? Российский полководец, практически не имеющий отношения к нашей республике.


Ну тогда, почему бы, скажем, не назвать одну из центральных улиц города Павлодара именем Наполеона Бонапарта, императора французов, разбившего под Бородино того же Кутузова?


Но такое никому и в голову не придет. Так почему же Кутузов?
А между тем вопрос с переименованием казахстанских городов и улиц далеко не однозначен.

 

Уроки нашей недавней истории

 

Можно вспомнить, как нелегко шла сама дискуссия о переименовании улиц в том же Алматы на заре нашей Независимости, в какие горячие словесные баталии она выливалась.


Сторонники, голосовавшие за переименование улиц в городах независимого Казахстана, приводили убийственные аргументы и факты, разоблачающие большевистских преступников, повинных в гибели миллионов людей в нашей стране, настаивая на том, чтобы их имена и памятники в Казахстане были дезавуированы, демонтированы и отправлены на свалку истории.


Причем возникали критические моменты, когда от слов казахские патриоты переходили к прямым действиям. Как это произошло на улице Желтоксан, где силами собравшихся на стихийный митинг патриотов была снесена скульптура руководителя ВЧК Феликса Дзержинского, обвиненного в гибели тысяч людей.


То было горячее время. Под напором общественного мнения открывались архивы КГБ СССР, и бывшие советские граждане узнавали всю страшную правду о правлении большевиков. О том, сколько миллионов людей было ими умерщвлено и безвинно осуждено.


В те годы в казахской прессе стала всплывать правда о жертвах восстания 1916 года в Туркестане, о голодоморе в казахской степи, о более поздних сталинских репрессиях 1937-38 годов.


Возрождалось национальное самосознание казахского народа, а вместе с тем приходило осознание, что жить по-старому нельзя.


Что же касается аргументов противников переименования, они в основном сводились к двум вещам.


Оппоненты свой протест против переименования городов и улиц Казахстана маскировали якобы заботой о казне государства, напирая на необходимость экономить средства в столь трудное для страны время, каким были девяностые годы.

 

И второй их аргумент сводился к тому, что имена казахских батыров и биев молодежи трудно запомнить. И поэтому все это напрасный труд.
Кто помнит Ленина?


С той далекой поры прошла четверть столетия. И что мы видим? За эти годы в Казахстане выросло поколение молодых людей, прекрасно знающих как историю своей страны, так и имена национальных героев казахского народа.
Как выяснилось, лучше воспитать в стране несколько миллионов молодых патриотов, готовых любой ценой отстаивать свою землю, чем и дальше множить «манкуртов», родства своего не помнящих.


А что касается имен казахских ханов и батыров и якобы невозможности их запомнить, то и с этим, как выяснилось, проблем нет. Старые названия улиц Алматы многие уже и не помнят. А молодежь их и вовсе не знает. Хотя бы ту же улицу Ленина. В то время, как у всех на слуху названия улиц: Аблай хана, Желтоксан, Достык, Богенбай батыра.


Есть славные имена


И вот здесь мы переходим к главной теме нашей статьи. Парадокс с переименованием улиц, проспектов и площадей наших городов заключается уже в том, что сам мартиролог героев казахского народа ведет свой отсчет от создателей Казахского ханства Джанибека и Керея и заканчивается представителями казахской интеллигенции 70-80 годов прошлого столетия.
В то время как остальные герои давней истории казахов оказались в полном забвении.


Почему, спросим себя, мы ставим памятники чингизидам Керею и Джанибеку, и при этом забываем напрочь об их далеких предках Джучи-хане и хане Батые?


А ведь их подвиги были не менее славными, чем у их потомков?


Спрашивается, почему у нас нигде не упоминается легендарное имя Алаш-хана?


Почему нет упоминания о легендарном батыре Кобланды, в свое время с пятидесятитысячным войском, состоящим из казахов рода кият, захватившем полуостров Крым? Кстати, именно тех самых кият, из рода которых вышел Шынгысхан?


А почему в Казахстане нет улиц, названных в честь Алпамыс-батыра из рода конырат? Того самого рода, из которого произошла мать Шынгысхана.
Или, спросим себя, почему у нас нет улицы имени Субедей-батыра из рода найман?


Я уже не говорю о древних скифах и амазонках. Сегодня американский археолог Дженин Дэвис-Кимбелл находит их следы в Казахстане. Причем эти находки захоронений древних амазонок подтверждаются генетическими исследованиями. А мы и бровью не ведем. Как будто наша история – не наше дело.


И еще из той же серии. Спросим себя, где в Казахстане есть улица, названная в честь влюбленных Козы-Корпеша и Баян-Сулу или, скажем, Толегена и Кыз-Жибек? Если и есть, широкая общественность не в курсе.
Словом, вопросов возникает множество.


Не скрою, я бы чувствовал себя намного комфортней, если б жил в Павлодаре не на улице Кутузова, а на проспекте Астаны. И уж подлинную гордость за прошлую историю своего народа я бы испытывал, если б жил на улице, названной в честь скифской царицы Томирис или предводителя гуннов Атиллы.


А ведь присвоение таких прославленных в прошлом имен новым проспектам и улицам наших городов – это еще и дополнительный фактор по привлечению в нашу страну иностранных туристов.


Почему бы братьям не собраться вместе?


Причем здесь нет попытки безудержно тянуть одеяло на себя. Тот же Кобланды-батыр является одновременно героем и узбекского, и ногайского эпосов.


А как вам, скажем, улица имени Мамая или Едиге-батыра в Шымкенте, Алматы или Астане?


Но и Мамай, и Едиге-батыр – герои в целом для многих тюрков.
Поэтому, может, имеет смысл провести ряд научно-практических конференций, в которых приняли бы участие ученые из разных тюркских стран, чтобы выработать единые подходы в плане объективной интерпретации тюркской истории?


Заодно сформировав общетюркскую ономастическую комиссию, в задачу которой входило бы создание диалоговой площадки, на которой бы выносились на открытое обсуждение все вопросы, связанные с переименованием улиц, площадей и проспектов в городах и поселках тюркского мира.


Чтобы, предположим, из уважения к братскому узбекскому народу, мы могли у себя в Астане назвать улицу именем ученого-астронома Улугбека, а они взамен имели возможность именем казахского писателя Мухтара Ауэзова назвать улицу в Ташкенте.


Кстати, первый шаг в этом направлении уже сделан. На встрече президентов Казахстана и Узбекистана, прошедшей 15 февраля, посвященной Году Узбекистана в Казахстане, принято решение об установлении памятника Алишеру Навои в Астане! С почином!


Литер

Загрузка...

Комментирование закрыто.