03 октября, 2014 208 комментариев

Серик МАЛЕЕВ. КТО И ПОЧЕМУ ВОРУЕТ КАЗАХСКУЮ ИСТОРИЮ???

загруженное (1)

Для тех, кто не знает, или сознательно наводит тень на плетень. Тюркские роды, входящие сегодня в состав казахской нации, на протяжении многих столетий, если не сказать, тысячелетий, создавали мощные государственные объединения на просторах земель, называемых сегодня Евроазией. В том числе относиться это и к государству «Золотой Орде». У казахов была своя государственность еще в те далекие времена, когда наши северные соседи только-только начинали объединяться вокруг своих родовых вождей. И это признанный исторический факт, а заодно и наш ответ российскому президенту Путину, истории своих соседей не знающем, или сознательно на этом предмете спекулирующем.

При этом я полностью согласен с политологом Тимуром Козыревым, который в своем интервью, данном им интернет — изданию «Центразия. Ру» приводит мысль: «Так и Казахское ханство, 550-летие которого мы будем отмечать в следующем году, оно тоже не образовалось на пустом месте, а вышло из единой «матрицы» Золотой Орды вместе с Казанским, Крымским, Астраханским, Сибирским ханствами. Подобно тому, как современные постсоветские страны во многом не похожи друг на друга, но все же имеют целый ряд общих черт. Золотая Орда была евразийской сверхдержавой своего времени, как и Советский Союз», — считает политолог.

И далее Козырев, отвечая на вопрос журналиста, развивает тезис:  «Кстати, это еще одна причина, по которой никто не говорит о прямом наследовании современного Казахстана Золотой Орде. Наследие Золотой Орды – это общая история нескольких тюркских народов: казахов, татар, узбеков и не только. Ведь если каждый из детей одного отца заявит, мол, это только мой отец, а не ваш, то как это будет выглядеть? Но если они еще раз осознают свое братство, которое не только существовало когда-то в прошлом, но и обязывает ко многому в настоящем и в будущем, разве это не замечательно?»

Добавлю лишь к сказанному, что казахские роды кият, конрат, жалаир, найман, керей, существующие благополучно и поныне, стояли у истоков объединения империи Чингисхана. Собственно они его и подняли на белой кошме на Курултае 1206 года, назвав своим правителем. И об этом историческом факте мы можем узнать из таких первоисточников, как «Героический эпос Чингисхана» (Юань Чао Би Ши), летописи Рашид — ад-Дина, материалов собранных Левшиным А.И. и В. Г. Тизенгаузеном.

Но для чего и почему нам приходиться возвращаться вновь и вновь к этому вопросу?

Да потому что, как мы уже выше сказали, некоторым фальсификаторам истории подобная историческая правда словно нож у горла. Им бы очень хотелось, чтобы торжествовала их фальшивая историческая версия, согласно которой все народы на пространстве Центральной Азии были ничего не имевшими грязными варварами, пока на эти земли не вторглась российская империя. Ну врать — то зачем?

И вот один из таких образчиков изощренной лжи, основывающихся не на документах и первоисточниках, а на откровенной демагогии и оскорблении оппонента.

Приводим его полностью, добавив только, что сегодня перевирается в угоду российскому президенту Путину и его дряхлеющей метрополии не только история народов, населяющих Евразию, но и события дня настоящего. Как это мы видим на примере Украины и Крыма. Когда вранье в российских учебниках истории, СМИ и политических кругах возводится уже в ранг стопроцентной нормы. Итак…

Померяться псевдоисторией… Андрей Грозин: «…проще написать статью о том, как русские колонизаторы вместе с Джунгарами при Петре Первом плели заговор против казахского ханства»

Политолог Андрей Грозин о русофобской статье на казахском сайте, в которой утверждается, что некогда русские князья являлись вассалами казахов …

На казахском сайте «Алтын-орда» появилась заметка под названием «Русские — младшие братья казахов. И с этим фактом не поспоришь…».

В статье, в частности, говорится: «Русские — это младшие братья казахов. Не будем забывать, что в империи Чингисхана именно казахские роды: кият, конрат, найман, керей, жалаир, толенгут, меркит, аргын занимали главенствующее положение, в качестве первых народов, поддержавших тогда еще молодого Темиршина в его бедах, невзгодах и победах. Тогда как нынешняя территория Московии являлась лишь одним из многочисленных улусов Золотой Орды. Если хотите, отдаленной провинцией. И русские князья были, по сути, вассалами казахов».

«В то время, как Киевская Русь — это историческая земля украинцев, — считают авторы сказочного эпоса. — И все что с Русью в средние века связано, имеет отношение только и исключительно к украинцам. У самих же русских, в отличие от казахов, своей государственности в те века не было. Как не было и нынешнего русского языка. Так что пусть нам Путин тень на плетень не наводит, когда заявляет, мол у казахов не было государственности. Пусть лучше свои знания по истории подтягивает, чтобы лишний раз не позориться. Когда казахи строили мировые империи, русские в то время еще по лесам друг друга резали, с упорством, достойным лучшего применения. Да и нынешнюю государственность — это мы им создали. Чтобы русских защитить от набегов самих же русских. Поскольку страшно друг друга резали. Почитайте подлинную историю и первоисточники, а не сказки от дедушки Карамзина….»

Этот фантастический русофобский эпос мы попросили прокомментировать заведующего отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, кандидата исторических наук Андрея Грозина.

«Алтын-орда» – это маргинальный сайт, публикующий статьи сумасшедших национал-патриотов, чье творение является безумием! Придерживаются ли подобных взглядов казахские элиты?! В каждое казахское сердце не заглянешь, но весьма интересно последнее развернутое интервью президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В его беседе с журналистами также присутствует ссылки на историю, воспоминание о великом прошлом, однако подобного безумия он не произносил. Некоторые национал-патриотические историки Казахстана пытаются своими скудными силами, не разбираясь в источниках, залепить белые пятна истории, объявив Чингисхана и Тамерлана казахом! Но это уже старые песни!

Конечно, все эти сказки смешны! Но, отмечу, что все мифотворчество национального пантеона является общей тенденцией для постсоветских республик! В отличие от России, которой не нужно придумывать свою историю, бегая по улице с велесовой книгой, и выкрикивая, что колорадо – это старинное русское местечко, произошедшее от словосочетания «Коля рядом». Конечно, в нашей стране есть маргиналы, но они таковыми и остаются! В постсоветских же республиках люди, желающие удревнить свою историю, придумать новое фантастическое историческое прошлое, где они были на первых ролях, встречаются сплошь и рядом. От великих укров, выкапавших черное море, до Чингисхана-казаха. Это одна из попыток наукообразно облечь свое историческое прошлое в героическую догму. Все придумывают государственную историю, которая восходит к Шумерам или к Атлантам.

Каково отношение казахстанцев к русским?! Последний опрос, проводимый Казахским институтом стратегических исследований при президенте, показал, что 84% опрошенных респондентов высказываются за интеграцию страны в евразийский проект. Это наглядный пример отношения подавляющего большинства казахов к России. А исторические сказки – это общая тенденция всех республик постсоветского пространства.

Недавно Киргизия отмечала тысячелетний юбилей своего государства, как известно, предки нынешних киргизов пришли на землю Кыргызстана с территории Тувы и Енисея. Но, исходя из якобы неизвестных китайских летописей, у киргизов было великое царство, каганат. Однако, руководствуясь теми же источниками, древние киргизы имели такое же отношение к своим современникам, как Чингисхан к казахам или Тамерлан к узбекам! Последние также непреминули записать Тимура в свой героический пантеон. Но если кто-то осмелился бы высказать эту мысль самому Тамерлану в лицо, то этот храбрец непременно закончил бы свою жизнь на колу, умирая мучительной смертью.

Подобного рода сказочные заметки – это политические игры! Казахская элита разнообразна, поэтому не исключаю, что в некоторых случаях эти фантастические статьи идут по политическому заказу. Нельзя всех казахских политиков записывать в друзья России. Есть деятели, придерживающиеся более националистических взглядов, а есть люди, которые считают, что ссориться с Россией не стоит, потому что это нанесет ущерб национальным интересам Казахстана. Но также нельзя говорить о государственном заказе всей этой лабуды. Другое дело, что с крахом советской идеологии, когда образовался гигантский вакуум на фоне общественных наук, повылазили всевозможные течения, часто называемые, как «народные истории» или «популярные истории».

К сожалению, «народная история», написанная в жанре академика Бушкова, более понятна, публицистична и интересна. Все псевдоисторические изыскания гораздо проще ложатся на восприятие среднестатистического гражданина любой страны. У науки есть проблема – она не может поговорить с людьми на псевдонаучном упрощенном языке. Нормальному человеку, чтобы прочитать среднюю серьезную научную историческую работу, нужно потратить уйму времени. Но люди заняты потреблением простых новостей, поэтому «народная история» побеждает настоящую науку. Против этой проблемы пока не нашли противоядия – ни в России, ни в Европе, ни в США, ни в Китае. К сожалению, история становится более публицистичной – проще написать статью о том, как русские колонизаторы вместе с Джунгарами при Петре Первом плели заговор против казахского ханства. Эти псевдонаучные деятели совершенно не утруждают себя чтением серьезных научных трудов. Поэтому свою лабуду втискивают в качестве статьи. На фоне антироссийских настроений читатель проглотит эту пилюлю, а в какой-то стране данная фантазия воспримется на «Ура!». Сказочные заметки имеют отдаленное отношение к настоящей исторической науке.

http://www.russianskz.info/

Загрузка...

(208) Комментарии

  1. Аноним says:

    по моему кто и носиться со своей историей уже 20 лет как так это Россия, все что можно уже переврали в своей истории они и Вторую мировую войну приватизировали в том числе! как раз сегодняшние идеи типа «крымнаш» и вышли из этой маргинальной среды которой по мнению Грозина у России нет»))) Узурпация и искажение истории это любимое занятие России, так что не знаю может автор не в курсе сам что происходит в его стране!

  2. Imperskaya mova says:

    В любой стране есть определенные национальные мифы. Помните, что в советских учебниках писали о дрвней Руси? Писали примерно так: «Киевская Русь своим героическим сопротивлением задержала продвижение монголо-татарских полчищ в Европу», мол, дескать, спасла неблагодарную европу. И стоило Л.Н. Гумилеву написать, что никакого «ига» не было, так его обинили в «поругании памяти предков», русофобии. Ибо Л.Н. Гумилев разрушил сладкий миф о героических предках. Более того, Л.Н. Гумилев разрушает миф о том, что Россия — прямок потомок Киевской Руси, отмечая, что единственными прямыми потомками древней Руси являются белорусы, а украинцы и русские представлют уже смешение разных этносов со значительным тюркским и финно-угорским элементом.
    Так что мифов хватает не только у казахов, но и у русских.

  3. Imperskaya mova says:

    Исторические мифы русских, в отличие от казахских, имеют законченную форму, сформировавшись под влиянием советских учебников, фильмов и т.п. Как-то на этом же сайте, один из шовиков приводил слова А. Невского о том, «кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет» как об исторческом факте, хотя эти слова были вложены в персонаж А. Невского Эйзенштейном.

  4. Аноним says:

    Между прочим, прочим между — основная причина боязни/неприятия русских в европейскую цивилизацию, как всегда очень проста, если кратко то — в европе были естественно в курсе что в азии и сибири бегали орды варваров , и как пологали в европе(это мнение до сих пор существует, только лишь слегка трансформировалось ) эти самые орды превратили русских в таких же безбашенных варваров. Вот и вся суть и история.

  5. Аноним says:

    Как они могли быть в курсе, если территория Руси была долгое время закрыта для иностранцев -евреям вообще вход запрещен был ооочень долго.
    Петр1 когда окно прорубал, заодно и ворота на распашку открыл.

  6. Аноним says:

    На счет варваров,
    если сейчас посмотреть, как называют жителей донецкой\луганской областей, как только не называют.
    Так и раньше.
    Кто там на 1\6 части суши? -да язычники, какие-то -срочно крестить! А кто против — топить! А что народу скажем? Скажем монголы всех поубивали!
    Вранье и ложь, нет правды в этом мире 🙁
    Ничего не изменилось!

  7. Аноним says:

    Шалом, когд!

  8. Аноним says:

    Как они могли быть в курсе, если территория Руси была долгое время закрыта для иностранцев

    закрыта да не совсем, тех же Рюриков вспомни, они ж не с неба упали…

  9. Тахина says:

    В общем мы поняли-на свете только один Царь-Великий Великий Путин. Как говорится-на небе Бог,на Земле Царь Царей-ВВП. Царь Всея Руси,Всея Земли,Всея Луны.
    А мои предки-кипчаки,еще более коренные,чем всякие коныраты и проч. наймиты…Дешті Қыпшақ их колыбель,их русло,откуда в древности широко разливалась кипчакская кровь по Евразии,да так широко,что даже Анита Блонд оказалась нашей близкой родственницей.

  10. 12 says:

    Молодец, Секе! Так держать! Пусть слепые откроют свои глаза!

  11. Аноним says:

    Вспомнил про Рюриков.
    В XVIII веке вся Россия знала и говорила о том, что Пётр I — не настоящий царь, а самозванец.
    И на этом фоне «великим русским историкам», прибывшим из земель немецких: Миллеру, Байеру, Шлёцеру и Куну, полностью извратившим историю России, уже не представляло особого труда всех царей Дмитриев объявить Лжедмитриями и самозванцами, не имеющими право на престол, а кого не удалось охаять, им поменяли царскую фамилию на — Рюрик.

  12. Аноним says:

    Гением сатанизма является римское право, положенное в основу конституций современных государств. Оно создано вопреки всем древним канонам и представлениям об обществе, основанном на самоуправлении (само+державии).

    Впервые судебная власть была передана из рук жрецов в руки людей, не имеющих духовного сана, т.е. власть лучших была заменена на власть кого угодно

    Римское право преподносится нам как «венец» человеческого достижения, в действительности — это вершина беспорядка и безответственности

  13. Аноним says:

    В противоположность римскому праву Российская держава строилась не на запрещающих законах, а на совести граждан, которая устанавливает баланс между поощрениями и запрещениями.
    Как писал византийский историк Прокопий Кесарийский о славянах: «Все законы у них были в голове».

    Отношения в древнем обществе регулировались принципами кона, откуда дошли до нас слова «канон» (древнее — конон), «испокон», «покои» (т.е. по кону).
    Руководствуясь принципами кона, человек избегал ошибок и мог воплощаться снова в этой жизни. Принцип всегда выше закона, поскольку вмещает в себя больше возможностей, чем закон, подобно тому, как предложение вмещает в себя больше информации, чем одно слово.

    Само слово «закон» означает «за пределами кона». Если общество живёт по принципам кона, а не по законам, оно более жизненно.
    Фамилии Конев, Кононов и вообще с корнем КОН -ничего общего с конем не имеют.

  14. Аноним says:

    Срюсским срочно нужны исторические сведения про золотую орду, уж очень они хотят, прямо молят. Давайте парни. Начните с Марко Поло, продолжите Гильомом де Рубруком, а потом дальше по китайские, иранские, арабские и другие европейские путешественники и историки, которые побывали в золотой орде и оставили письменные источники которые дошли до нас.

  15. Аноним says:

    Так уж и быть начну сам, Ибн Батутта

    Выписка из Арабского Путешественника

    Предлагаемые здесь известия относительно Золотой Орды и столицы Византийской Империи достойны любопытства и наших читателей. Сочинитель их, живший в четырнадцатом веке, Мавританский Араб из Тангера, именем Абу-Абд-Алла-Могаммед-Бен-Могаммед-Бен-Ибрагим-Ель-Ливати-Еттаиджи, или просто Ебн-Батута, увлеченный страстию к путешествиям, оставил свое отечество и в продолжении двадцати лет странствовал по Египту, Аравии, Сирии, Греческой Империи, Татарии, Персии, Индии; был на островах Цейлоне и Яве; посещал Китай; по возвращении в Африку, ездил в Испанию; отсюда переправившись обратно через море, проникнул в Нигрицию и посетил главные города ее, Томбукту и Мелли. Наконец, отложив, как сам говорит, страннический посох, обстоятельно описал дальние свои путешествия. После уже Записки его сократил другой Араб Мавританский Могаммед-Бен-Момаммед- Ель-Келеби. Г. Козегартен, Профессор Восточных языков при Иенском Университете, в нынешнем году издал на Арабском языке с Латинским переводом на первой случай три отрывка из оного Сокращения (De Mohammede Ebn Batuta, Arabe Tingitano ejusque itineribus. Commentatio Academica, quam… publico eruditorum examini sumbittit A. D. VII Mart.CICICCCXVIII Joh Got. Lud. Kosegarten… Ienae Редактор имел честь получить книжку сию от знаменитой Особы, которой угодно было, чтобы замеченные места предложены были в Русском переводе читателям Вестника Европы. Оттуда поехавши на повозках, прибыл я в город Серай, столицу Султана Усбека Хана. Государь сей принадлежит к числу седми величайших Царей вселенные, кои суть: Султан Мавритании, Султан Египта и Сирии, Султан Иракский, оный Султан Татарский, Султан Туркестана и Мавараннагари, Султан Индии и Султан Китая.). Он весьма жалеет (и [288] многие читатели наши конечно также пожалеют), что не может пользоваться самыми Записками Арабского путешественника, из которых без сомнения извлек бы гораздо более нежели из Сокращения; ибо надобно полагать за верное, что в первом говорится пространнее и обстоятельнее о всем том, о чем сократитель едва только мимоходом упоминает. Впрочем есть надежда отыскать и полный екземпляр, который должен находиться в Вене, в библиотеке г-на Домбая. Первой из отрывков назван у Козегартена Персидским путешествием; сюда относятся известия и о Крыме, Булгарии, Константинополе и о путешествиях в Сибирь, которые предприемлемы были купцами для получения мягкой рухляди. Вот из него выписка, особенно для нас любопытная.

    «… Из города Синопа я отправился морем в землю Крымскую, принадлежащую Дешт-Капчаку. Дешт же есть зеленеющая и цветущая равнина, на шесть месяцов пути простирающаяся, неимеющая ни гор, ни дерева, ниже холма; земля совершенно гладкая. Я прибыл в город Каффу; отсюда отправившись сухим путем, достиг города Крыма, принадлежащего к землям Султана Могаммеда Усбека Хана. [289]

    Я просил Султана Могаммеда Усбека Хана послать со мною в землю Булгарскую людей, которые туда меня бы проводили; ибо я собственным опытом хотел удостовериться о чрезвычайной краткости ночи и дня, в известные времена случающейся, и о которой я слышал. Таким образом, взяв с собою несколько людей, я все узнал собственным опытом и возвратился к Султану. Между Булгариею же и столицею Султана простирается путь десятидневный. В Булгарии провел я три дня месяца Рамадана. После молитвы захождения солнца и после трапезы я лишь отправил моление вечернее, моление повторительное, моление дополнительное, как уже и рассвет появился. Так же короток бывает и день в свое время. Я вознамерился было из Булгарии съездить в страну мрака; но не надеясь получить от того большой пользы, оставил свое намерение. Оная страна отстоит от Булгарии на сорок дней, и ездить туда можно не [290] иначе, как на маленьких тележках, ведомых собаками. Ибо в пустыне сей один только находится лед, на котором ни человек, ни скотина держаться ногами не могут; но собаки, имеющие когти, держатся на льду крепко. В оную страну ездят только самые здоровые купцы, из которых каждый имеет при себе около ста возков, наполненных пищею, питьем и дровами; ибо там не льзя найти ни дерева, ни камня, ни земли. Путеводителем в странах тех бывает собака, привыкшая туда путешествовать, и за которую платят до тысячи динариев; к ее шее привязывается возок; к ней припрягаются еще три собаки; первая идет вперед, прочие следуют за нею; останавливается она, останавливаются и прочие. Хозяин не бьет и не бранит такую собаку; когда ест, то пишу подает прежде собаке нежели людям; ибо иначе, собака сердится, бежит прочь и оставляет гибнуть своего хозяина. Странники, после сорокадневного путешествия через пустыню, останавливаются во мраке; каждой кладет привезенные товары, и все идут в гостинницу. На другой день возвращаются осведомиться о товарах, вместо которых находят меха ласточные, мышьи, горностаевые. Ежели купец доволен тем, что положено за его товар, то он принимает; в противном случае же [291] случае оставляет товар и меха, с тем чтобы к последним на другой день было прибавлено, или же уносит меха, а товар свой оставляет. Таким образом производится у них покупка и продажа. Отправляющиеся туда путешественники сами незнают, с кем ведут торговлю, с духами, или с людьми, ибо никого невидят. Меха сии то имеют особливые свойство, что докучливые насекомые (pediculi) к ним неприближаются; Китайские и же Князья, думая находить в них свое счастье, чрезвычайно дорожат ими, так что у них мех ценится около тысячи динариев. После того я возвратился из земли Булгаров к Султану Усбеку Хану.

    В числе супруг Султанских находилась Царица Билун, дщерь Никифора, Царя Константинии Великой (Т. е. Константинополя). Будучи в то время беременною, она просила у Султана дозволения отправиться к отцу своему, с тем чтобы у него родить и после возвратиться. Когда сие было ей дозволено от Султана, то я захотел сопутствовать ей и осмотреть город Константинию. Сначала Султан отказал было мне в етом; но после согласился, и дал мне коней, и одежды, и тысячу пятьсот динариев и [292] ласточных мехов довольное количество. И так, отправившись с Царицею, прибыл я в город Окал, которого имя пишется Гамза Дгаммата Ет Каф Фатхато, а оттуда в город Баба Селтук; а Баба Селтук, говорят, был старший Богослов. Город сей принадлежит к числу городов Дешт-Капчака; пятьнадцать дней мы ехали к нему из Серая. Здесь граница земли Турецкой, отстоящая от Греческих владений на осмнадцать дней пути чрез дикую пустыню, в которой на пространстве осми дней невидать ни одного пешеходца. Пустыню сию проехал я благополучно. Потом достигли мы до крепости Мегтули, первой в Греческих владениях, от которой до Костантинии остается пути двадцать два дня. Здесь, бросивши повозки за трудностию дороги, сели мы на коней. Царица оказывала мне уважение, помогала лошадьми и вообще уделяла мне из всего, что ни было к ней приносимо. Из оной крепости вышло к ней на встречу войско, высланное родителем ее с некоторым начальствующим чиновником и для дочери со слугами и служанками. Как мы находились под покровительством Царицы, то и не видели себе никакой обиды. После того встретил ее меньшой брат ее с пятью тысячами всадников, а потом старший брат с десятью тысячами. Близь [293] Константинии выехали к нам навстречу отец и матерь Царицы с бесчисленным множеством; я пристал к обозу, боясь смерти и погибели. Въехали в город; нам определены были съестные припасы и деньги, а на улицах объявлено чрез герольда, что всем запрещается оскорблять нас, и что нам дозволено ходить везде, где бы мы ни желали. Потом я приветствовал Императора, которой принял меня милостиво, возложил на меня хламиду, и повелел дать мне одного коня из числа своих собственных с уздою и сбруею. Мне дали также человека, которой должен был ходить со мною по городу, дабы я мог все осмотреть в нем совершенно. Я и осматривал; видел великую их церковь Ая София (Agia Sojia. Святая София); в нее однакож не входил, ибо всякой вступающий должен поклониться перед огромным крестом, в ней находящимся. Когда пробыл я там один месяц, Турки, приехавшие с Царицею в качестве служителей, стали просить позволения возвратиться; и когда получили оное, то я отправился с ними обратно к горoду Сераю. Император же, ради Царицы, своей дщери, пожаловал мне триста динариев и сушеного мяса и коней, и другими припасами снабдил меня. Таким образом я вторично прибыл [294] в город Серай, столицу Султана Усбека Хана, которой милостиво принял нас и снабдил съестными припасами.

    Из города Серая отправился я в Харезм. Между ними лежит равнина на сорок дней пути, по которой, за недостатком пастьбищ, ездят не на лошадях, но на телегах, везомых велблюдами. Таким образом прибыл я в Харезм, город великой, которой почитать должно в числе наибольших Турецких; он принадлежит Султану Могаммеду Усбеку Хану, которой вверил его начальствующему чиновнику. Через город течет река Дшихун, причисляющаяся к четырем рекам земного круга; зимою в продолжение пяти месяцов она так бывает покрыта льдом, что по ней ходят. Улицы города столь многолюдны, что за теснотою народа едва ли кто пеший может пройти по ним. Дыни там несравненны; кожа их зеленая, внутренность красная, запах весьма приятный, сладость чудесная; их секут на малые кусочки, наподобие мякины, сушат на солнце, и отвозят в земли Индийские. Из Харезма я отправился в Бохару, отстоящую от него на осмнадцать дней пути, по пескам, не имеющим никаких жилищ кроме одной гостинницы. В Бохаре нашел я старейшего Садра Есшерия, которой прибыл из Герата; [295] посетил я также и могилу Бохара, творца книги Сахиха. Оттуда уклонился я на путь Нахшеба, от которого имя свое получил Абу Тураб Еинахшеби, один из святых и благочестивых. Царь Бохары и Мараваннагари есть Султан Ала Еддин Термаширин; зeмли его лежат среди четырех наибольших Царей мира, Царя Китайского, Царя Индийского, Царя Иракского, Царя Татарского Могаммеда Усбека Хана, которые все весьма его уважают и присылают к нему подарки. Прежде царствовал брат его идолопоклонник, происшедший от рода Тунгис-Хана, того, который опустошил земли Мусульманские и умертвил Калифа Аббасида. Оттуда приехал я в Самарканду, город великой, красивой, лежащий на берегу большой реки, отличающийся великодушием и честностию жителей. За городом находится гроб Котема Бен-Ель-Аббаса-Бен-Абд-Мотталеба, над которым большой монастырь они построили; от него ожидают они себе всех благ и имеют к нему веру великую; и самые даже неверные Татары весьма его уважают ради божественной силы, которую замечают в оном…»

    Страною мрака называет Ебн Бабтута, как видно по преданиям путешественников и купцов, Северную Татарию или Сибирь, что достаточно подтверждают льды покрывающие пространную равнину, собаки [296] запряженные в возки, и привозимая мягкая рухлядь. Уже Плиний утверждал, что северные страны Азии покрыты почти всегдашним мраком, что солнце восходит там в весеннее равноденствие, а заходит в осеннее, и что сверх того всегдашние туманы и полузамерзшие пары облекают небо темнотою (Plin. Lib. 4, cap. 26). Таким же образом Абд Еррашид Бен Салех, просто Бакуй, Арабский Географ, в пятьнадцатом столетии процветавший, пишет, что в крайних землях северной Азии, которые называет он Васанк, Вайсу и Юра, воздух густ, тяжел, полон мрака (Extraits et notices des manuscr. de la Biblioth. du Roi T.2, pag. 543). Безмолвная же торговля, которая, по свидетельству нашего автора, особливым образом производится в странах сих между купцами и продавцами, как бы лишенными языка, показаться может для многих чудесною; она однакож походит на правду. Геродот пишет, что Карфагеняне, когда желают купить Африканское золото, кладут на берегу привезенные к Ливийским пределам товары, разводят огонь и возвращаются на корабли; жители, усмотревши дым, немедленно приходят и принесенное с собою золото кладут подле товаров; потом Карфагегяне опять сходят на берег, чтоб узнать, довольно ли принесено золота; но в разговор с жителями они никогда невступают. (Herodot. Lib. 4, cap. 196). Помпоний Мела, говоря о Восточном океане, упоминает о Сересах, народе, исполненном правоты и известном по торговле, которую производит заочно, [297] оставляя вещи в местах безлюдных (Mela. Lib. 4, cap. 7). И Плиний утверждает, что Сересы, народ суть кроткий, но и весьма похожий на диких животных, что они убегают сообщества с прочими людьми, и дожидаются торговли. Косма, называемый Индийским, описывая страну Сасу, сопредельную Ефиопии и золотом изобилующую, повествует, что приезжающие туда купцы Аксумитские кладут на терновых кустах говядину, соль и железо, что жители кладут там же свое золото, и что таким образом торговля производится между ними безмолвно, потому что те и другие говорят неодинаким языком и не имеют переводчиков (Cosmas, Montfancon collect. nov. part. Tom. 2, pag. 139). Бакуй, Географ Аравийский, пишет, что Булгарские купцы, посещающие оную северную землю Вайсу, оставляют товары свои в безлюдном месте, и потом, в глаза невидя покупщиков, находят подле товаров своих то, что получить за них должно; таким же образом торговля производится и в Нигриции (Extraits et notices Tom 2, pag. 543). Алоизий Кадамост, Венецианин, свидетельствует, что Негры, обитатели страны Мелли, добывающие соль из Тегазийских копей и отвозящие оную во внутренние земли Африки, достигши до некоторой реки, кладут на берегу соль кучами, и потом удаляются; тотчас приходят другие Негры, кладут при кучах соли свое золото и скрываются; продавцы возвращаются к своему товару, и ежели остаются довольны золотом, берут его; [298] в противном случае снова уходят, для того чтобы покупщики еще прибавили золота (Cademost, in Description de l’Afrique, par Jean Leon. Lyon. 1556. pag. 413). Датчанин Гест в записках о путешествии своем в Марокко упоминает, что Мавры, отправляющиеся в Нигрицию для покупки золотого песку, невольников и строусовых перьев, приближась к границам Негров, останавливаются и производят с ними торг безмолвно, только показывая товары, но не говоря ни одного слова (Host, Fez und Marocko, S. 279). И так достоверно, что во все времена в разных странах была производима подобная немая торговля; писатели один другого подкрепляют своими свидетельствами. Земли же, о которых упоминают Мела, Плиний и Бакуй, по видимому суть те же, которые Ебн Батути называет страною мрака.

  16. Аноним says:

    Гильом де Рубрук сопровождал Людовика Французского во время Седьмого крестового похода, закончившегося крайне неудачно. Выкупившись из плена, Людовик ещё четыре года оставался в Святой земле. В 1251 году в Цезарее он принял Андре де Лонжюмо, миссия которого завершилась безрезультатно. Но Людовик не оставил надежды наладить сотрудничество с монголами. В 1252 году французский король поручил Рубруку отправиться в южные степи, в ставку хана Бату. Помня о неуспехе посольства Лонжюмо, Людовик посоветовал Рубруку скрывать дипломатический характер поездки и путешествовать в качестве миссионера.

    Весной 1252 года Рубрук и его спутники отправились из города Акка (Акра, Аккон), порта в Северной Палестине (к северу от мыса Кармель), в Константинополь, где задержались до весны следующего года. 7 мая 1253 года, получив рекомендательные письма от императора Балдуина II, они выехали из Константинополя. Переправившись через Чёрное море и высадившись в порту Салдайя (Судак) на южном берегу Крыма, монахи купили запряжённую четырьмя волами крытую повозку и двинулись к низовьям Волги, где была ставка Батыя. Достигнув пределов Азовского моря, путешественники направились на восток.

    После двухмесячного путешествия Рубрук прибыл в лагерь хана Сартака, расположенный на берегу Волги. Рубрук и его спутники просили доложить Сартаку об их приезде, и тот согласился принять чужестранцев. Облачившись в церковные одеяния, разложив на подушке Библию, псалтырь, требник, распятие и кадило, с пением молитв они вошли в палатку Сартака. Сартак с любопытством рассматривал монахов и их одеяние, но в переговоры с ними не вступил, предложив им отправиться к его отцу, хану Батыю. Однако и Батый не захотел вступить в переговоры с посланниками французского короля, оставил в ставке Сартака часть монахов во главе со спутником Рубрука Госсетом, а самого Рубрука отослал к великому хану Мункэ, в Каракорум.

    8 августа Рубрук пересек Этилию (Итиль, то есть Волгу), третью из четырёх великих рек, которые он называет в своём описании. Продолжая свой путь примерно на восток в течение 34 дней после перехода реки Урал, он прибыл в бассейн реки Сырдарьи, откуда повернул на юго-восток. В течение семи дней Рубрук ехал горной дорогой вдоль северо-западных отрогов Алатау.

    8 ноября он достиг долины реки Талас и города Кенчат, а на следующий день другого поселения, ближе к горам. Вот что пишет об этом Рубрук:
    « Я спросил про горы и узнал, что это было продолжение Кавказских гор, которые простираются по обе стороны Каспийского моря, с запада на восток. Тут также я узнал, что мы уже проехали вышеупомянутое море, в которое впадает Этилия. »

    Вслед за этим Рубрук и его спутники перешли горы и пошли по прекрасной равнине, по правой стороне были высокие горы, а по левой — море или озеро; чтобы объехать его вокруг требовалось 15 дней . Это было озеро Балхаш. Далее Рубрук поехал мимо озера Алаколь и через Монголию ко двору великого хана, куда и прибыл 26 декабря. Отсюда, после некоторой задержки Рубрук переехал вместе со всем двором в столицу Каракорум.
    Каракорум

    Этот город, по словам Рубрука, был обнесён земляными стенами, с воротами на каждой из четырёх сторон. Дворец великого хана Мункэ, две мусульманские мечети и один христианский храм составляли главные здания города. Великого хана в это время не было в столице, и поэтому Рубрук вместе со своими спутниками должен был отправиться в его резиденцию, находившуюся по ту сторону гор, в северной части страны. На следующий день состоялась церемония их представления ко двору хана.
    Современная реконструкция знаменитого Серебряного дерева мастера Гийома

    Следуя правилу францисканских монахов, они шли босые, причём отморозили себе пальцы на ногах, так как был сильный мороз. Когда татары ввели монахов к Мункэ, они увидели перед собой курносого человека среднего роста, лежащего на большом диване; на нем была меховая одежда, блестящая, как шкура тюленя. Вокруг Мункэ-хана сидели на шестах соколы и другие птицы. Послам французского короля были предложены разные напитки: арак, кумыс и мёд. Но послы воздержались от питья; сам же хан вскоре охмелел, и аудиенция должна была прекратиться. Рубрук провёл несколько недель при дворе Мункэ-хана, где встретил много немецких и французских пленников, которых заставляли выделывать оружие, домашнюю утварь.

    После нескольких аудиенций у великого хана Рубрук получил позволение вернуться в Каракорум и там переждать зиму. Во время своего пребывания в Каракоруме Рубрук собрал интересные сведения о китайцах, об их нравах, обычаях, письме. Монгольская столица, за исключением двора великого хана, не произвела на него впечатления. Поразило монаха другое — наличие, кроме языческих, буддийских храмов, двух мечетей и одной христианской (несторианской) церкви — доказательство непонятной для средневековых католиков веротерпимости монголов. Мункэ передал послу письмо французскому королю. Он называл себя в этом письме владыкой мира и требовал от французов присяги на верность, если они хотят жить с ним в мире.

    Спутник Рубрука, монах-итальянец Бартоломео из Кремоны, остался при местной христианской церкви. Рубрук же 6 июня 1254 года покинул монгольскую столицу и поехал обратно той же дорогой, но, достигнув города Астрахани, расположенного близ устья Волги, на этот раз направился к югу и через Дербент, Нахичевань, Эрзерум и Малую Азию достиг порта Акка на берегу Средиземного моря.

    16 июня 1255 года Рубрук прибыл в Фамагусту на Кипре, а в августе вернулся в свой монастырь.
    «Путешествие в восточные страны»

    Миссия в Каракорум принесла важные географические сведения. О Каспийском море Рубрук писал:
    « Брат Андрей [Лонжюмо] лично обогнул две стороны его, именно южную и восточную, я же другие две, именно северную [и]… западную. »

    Рассказ Рубрука о виденных им странах содержал также туманные указания на существование и других народностей, помимо виденных ими. Так, описывая людей, живших за пределами юрисдикции ханского двора, Рубрук говорит, что «далее находится великая Катайя (Китай), жители которой, как я полагаю, в древности назывались серами (seres), ибо от них прибывают самые лучшие шёлковые ткани, называемые по латыни serici» . Рубрук был первым человеком, вслух высказавшим предположение, что Катайя (Китай) и Серес были двумя частями одного целого.

    Рубрук первым в европейской литературе указал на одну из основных черт рельефа Центральной Азии — наличие Центрально-азиатского нагорья. Этот вывод сделан из наблюдений над направлением течения азиатских рек, встречавшихся на пути. Именно он первым из европейцев упомянул мантру «Ом мани падме хум».[1]

    Рубрук описал также, в общих чертах, по расспросным данным, ряд стран Центральной и Восточной Азии. Он указал, что Катай (Северный Китай) прилегает на востоке к океану. Он собрал сведения (скудные и порой неточные) о маньчжурах, корейцах и некоторых народностях Северной Азии.

    Рубрук сообщает интересные подробности о крупной торговле солью с низовьев Дона:

    На севере этой области находится много больших озер, на берегах которых имеются соляные источники; как только вода их попадает в озеро, образуется соль, твердая, как лед; с этих солончаков Батый и Сартак получают большие доходы, так как со всей Руссии ездят туда за солью, и со всякой нагруженной Повозки дают два куска хлопчатой бумаги… Морем также приходит за этой солью Много судов, которые все платят пошлину по своему грузу.

    Итог путешествия

    В дипломатическом отношении путешествие Рубрука не принесло французскому королю никакой пользы, поскольку в качестве основы для сотрудничества великий хан требовал его формального подчинения. Хан Хулагу, брат Мунке, независимо от западного христианского мира возглавил поход на Ближний Восток (Крестовый поход хана Хулагу). Однако это путешествие намного расширило знания о Центральной Азии, о которой Рубрук оставил превосходное сообщение. Составленное на латинском языке сочинение было впервые опубликовано в 1589 году. Труд Рубрука был высоко оценён современниками и потомками. Видный немецкий географ конца XIX века О. Пешель назвал его «величайшим географическим шедевром Средневековья». Рубрук сообщил интересные сведения о Китае, киргизах (хакасах), урянхайцах (тувинцах) и других народах.

  17. Аноним says:

    Ценнейшие сведения по различным вопросам исторической географии Золотой Орды содержатся в сочинениях Плано Карпини и Гильома Рубрука.[8] Оба путешественника пересекли территорию государства с запада на восток и обратно еще во время правления хана Бату, т. е. в самом начальном периоде существования Золотой Орды. Сообщаемые ими данные можно разделить на две части: первую составляет описание дороги с приводимыми при этом конкретными сведениями обо всём, что встречалось по пути; вторая содержит различные материалы, касающиеся государства в целом, его устройства и географии, почерпнутые из различных источников во время поездки. Оба путешественника посетили Золотую Орду с промежутком всего лишь в шесть лет, однако сравнение их наблюдений дает материал об определенном внутреннем развитии государства за это время. В первую очередь это относится к начальному периоду возникновения городов в степных районах. Если Карпини не встретил здесь ни одного стационарного поселения, то Рубрук уже сообщает о нескольких небольших поселках и недавно основанной столице государства — Сарае. Немаловажную черту отчетов Карпини и Рубрука составляет надежность приводимых ими сведений географического и административно-политического характера.

    Особую категорию источников для рассматриваемой темы составляют несколько сохранившихся средневековых карт (XIV–XV вв.), изготовленных в Италии и Испании. На них изображены известные в то время материки (Европа, Азия и северная часть Африки) с соответствующими государствами, среди которых находится и Золотая Орда, обозначенная как «Татария». Какие-либо межгосударственные границы на карты не нанесены, но названия самих государств, как правило, упоминаются. Контуры наиболее значительных рек и морей изображены с некоторыми искажениями, в соответствии с географическими представлениями средневековья. На территории Золотой Орды отмечены реки Днестр, Днепр, Дон, Волга, Кубань и Урал, а также Чёрное, Азовское и Каспийское моря, Кавказский и Уральский хребты. Особая ценность карт состоит в том, что на них изображено значительное число золотоордынских городов, совершенно неизвестных по письменным источникам. Наибольшее число их помещено на карте итальянских купцов братьев Пицигани, составленной в 1367 г. Сведения, [10] уточняющие положение различных городов Золотой Орды, можно почерпнуть также на картах А. Дульцерта (1339 г.), неизвестного автора (1351 г.), Каталонского атласа (1375 г.) и Фра-Мауро (1459 г.). Две наиболее ранние карты — Санудо (1320 г.) и Весконте (1327 г.) относятся к типу портоланов, обрисовывающих только побережья Чёрного и Азовского морей. Некоторые из обозначенных на картах городов не удается идентифицировать с известными археологическими памятниками (городищами). Точно так же и отдельные, хорошо известные по археологическим раскопкам остатки золотоордынских городов не находят соответствующих подтверждений на упомянутых картах.

    Накопленные к настоящему времени обширные нумизматические материалы служат значительным подспорьем при изучении золотоордынских городов. Монеты позволяют не только расширить круг известных по письменным источникам населенных пунктов (так как на них выбивались места чекана), но и идентифицировать исследуемые городища с конкретно известными городами.

    Археологические исследования золотоордынских памятников начались в первой половине XIX в. многолетними раскопками А. В. Терещенко второй столицы государства — Сарая ал-Джедид (Царевское городище, находящееся в Волгоградской обл.).[9] Результаты этих работ сыграли видную роль в расширении знаний о материальной культуре и различных сторонах жизни городского населения. Для решения историко-географических вопросов работы А. В. Терещенко имеют минимальное значение, в них засвидетельствовано лишь наличие различных импортных изделий, указывавших на развитие международной караванной торговли. В дальнейшем интерес к золотоордынской археологии значительно снизился и раскопки ограничивались изучением небольших площадей отдельных памятников.[10]

    В советское время изучением золотоордынских оседлых населенных пунктов занялся Ф. В. Баллод, обследовавший район нижнего течения Волги. Проведение основательных разведок выявило здесь значительное число стационарных поселений, описание которых вошло в изданную Ф. В. Баллодом монографию.[11] Научная фиксация их имела большое значение, так как впоследствии часть этих объектов была уничтожена при строительстве крупных гидротехнических сооружений. Исследования Ф. В. Баллода изменили и расширили представление о городской жизни в Золотой Орде и распространении оседлого населения. Вместе с тем нужно отметить, что его попытки разработать топографию золотоордынских столиц,[12] определяя границы различных частей города лишь на основании подъемного материала, не могут быть признаны научно обоснованными, что и подтвердили более поздние исследования.

    За последние десятилетия археологические раскопки проводились в самых разных частях бывшего золотоордынского [11] государства. Это позволило не только значительно расширить представление о многих сторонах городской жизни, но и уточнить границы, а также их изменения на протяжении всего периода существования Золотой Орды. В процессе этих работ довольно подробно исследована территория самого западного улуса государства, находившегося в Пруто-Днестровском междуречье. Археологические раскопки и разведки выявили здесь остатки двух крупных городов и значительное число сельских поселений.[13] Полученные при этом результаты имеют важное значение для определения западных границ Золотой Орды в XIII в. и свидетельствуют о заметном сокращении ее территории во второй половине следующего столетия. Археологическое подтверждение распространения власти Золотой Орды на Пруто-Днестровское междуречье показывает ошибочность мнения, что западные области государства ограничивались течением Днепра.[14]

    Обнаружение и исследование в нижнем течении Днепра значительного по площади золотоордынского города с монументальными постройками показало, что здесь находился крупный административный центр, возникший, по всей видимости, на торговом пути из Западной Европы.[15] Выяснению географии северных владений государства во многом способствовали раскопки в Воронежской и Пензенской областях.[16] Многолетняя кропотливая работа Р. Г. Фахрутдинова, обследовавшего обширный район бывшей Волжской Булгарии, привела к выявлению значительного числа новых поселений золотоордынского времени.[17] На основании собранных многочисленных материалов автору удалось аргументированно обрисовать районы обитания местного населения во второй половине XIII в. и последовавшее за этим постепенное освоение северных областей, отодвинувшее границу государства на территорию лесного Предкамья. Отсутствие данных в письменных источниках о положении в этом регионе на протяжении XIII–XIV вв. подчеркивает особую важность проведенного Р. Г. Фахрутдиновым исследования.

    Возглавляемые Г. А. Федоровым-Давыдовым многолетние планомерные раскопки городов Нижнего Поволжья, в том числе обеих столиц Золотой Орды, позволили накопить обширный материал по самым разным вопросам истории и культуры государства. Для освещаемой темы эти работы важны выяснением процесса градообразования, данными о внутригородской топографии, составе и численности населения, а также различными аспектами экономической географии. В целом археологические исследования золотоордынских памятников дают самый разнообразный материал, позволяющий провести проверку и обоснование неясных или неконкретных сообщений письменных источников и во многом восполнить имеющиеся в них лакуны.

  18. Аноним says:

    В Золотую Орду и Константинополь

    Неутомимая любознательность толкала Ибн Баттуту в новые странствия. На греческом корабле он отплыл в Кафу (ныне Феодосия в Крыму), затем отправился в Солхат, Азов, а оттуда — на Кавказ. 6 мая 1334 года путешественник прибыл в ставку хана Золотой Орды Узбек-хана, располагавшуюся, предположительно, в районе Пятигорска, где хан принял его с небывалым почётом. Большие вопросы у историков вызывает путешествие Ибн Баттуты в Булгар, которое, по его словам, было совершено за 20 дней. Некоторые учёные (И. Хрбек, С. Яничек) считают, что Ибн Баттута в Волжской Булгарии не был — просто не мог успеть за столь короткий срок. Описание путешествия могло быть заимствовано из трудов других арабских авторов (Ибн Джубейр, Абу-ль-Фида) самим Ибн Баттутой или его литературным секретарём ибн Джузаем. Так или иначе, путешественник в свите хана посещает Хаджи-Тархан (предшественник Астрахани). Затем он вызвался сопровождать одну из жён хана Баялун-хатун, дочь византийского императора Андроника III, в Константинополь, к отцу. В столице Византии арабский путешественник пробыл один месяц и шесть дней. После этого он вернулся на Волгу, в середине ноября прибыл в Новый Сарай (Сарай-Берке). 10 декабря 1334 года Ибн Баттута покинул столицу Золотой Орды, присоединившись к хорезмскому каравану. Через Сарай-Джук он направился в Среднюю Азию.

  19. Аноним says:

    историческое сочинение на персидском языке, составленное в начале XIV века визирем государства Хулагуидов Рашид ад-Дином по приказанию ильхана Газана.

    Газан-хан, бывший полиглотом и знатоком истории,[1] особое внимание уделял истории собственного народа. В 1300/1301 он приказал Рашид ад-Дину собрать воедино все сведения, касающиеся истории монголов. Основная часть работы, получившая название Та’рих-и Газани («Газанова летопись») была поднесена Олджейту-хану в 1307 г. Полностью труд был закончен к 1310/1311.

    Автором «Джами’ ат-таурих» является Кадыргали Жалаири.(был советником Сибирскому хану Кучлуку). В первую очередь это два секретаря визиря — историк Абдаллах Кашани (написавший и самостоятельный труд «История Олджейту-хана»), и, вероятно, Ахмед Бухари. [2] Они, по-видимому, и были составителями чернового текста, по крайней мере, III раздела I части Та’рих-и Газани, то есть истории государства ильханов. В работе принимал участие и чэнсян Болад, приехавший в Персию из Китая в 1286 году, знаток монгольской истории и обычаев. Как сообщает поэт Шемс-ад-дин Кашани, Рашид ад-Дин и Болад изо дня в день занимались вместе, как учитель и ученик: «счастливый эмир рассказывал, ученый везир записывал с его слов». [3] Много исторических сведений было получено от Газан-хана и от других монголов.

    Кроме того, для составления глав, связанных с историей Китая, у Рашид ад-дина было двое китайских учёных; для истории Индии — буддийский монах Камалашри из Кашмира. Есть указания на то, что в работе принимал участие и французский католический монах.[3]

    Помимо изустной информации, полученной от знатоков истории, в работе над Джами’ ат-таварих использовались следующие источники: Диван-и лугат ат-тюрк («Собрание тюркских наречий») Махмуда Кашгари, тюркского энциклопедиста XI века; Тарих-и-джехангуша («История мирозавоевателя») Джувейни, персидского историка, находившегося на службе ильханов; часть Алтан дэбтэр («Золотой книги»), написанной на монгольском языке официальной истории Чингис-хана, его предков и преемников, сохранившейся в архивах ильханов.

    Существуют скептические точки зрения на роль Рашид ад-Дина в составлении Джами’ ат-таварих.[4] Они основаны на том факте, что после казни Рашид ад-Дина один из его секретарей — историк Абдаллах Кашани — заявил претензии на авторство Та’рих-и Газани. Однако, как указал В. В. Бартольд, стиль изложения Кашани, известный по его сочинению «История Олджейту-хана», не сходен со стилем Рашид ад-Дина. Это относится к тем случаям, когда они, не пользуясь персидскими письменными источниками, повествуют о современных им событиях. Рашид, и излагая монгольские предания и приводя лично ему известные факты, пишет самым простым языком без «украшений в духе требований персидского красноречия».[5]

  20. Аноним says:

    «Пассажирский самолёт «Боинг 747» весит 25 тонн. Техническая документация к нему, отпечатанная на тончайшей бумаге, весит 19 тонн. Интересно, сколько бы весили сочинения Платона, «изданные» на глине?».

    Дело в том, что не только не существует подлинников Гомера, Демокрита, Демосфена, Платона, Геродота и прочих Софоклов, но ни кто даже не знает на чём и как они писали.

    Их произведения вдруг появились вместе с изобретением печатного станка во множестве через 2000 лет после написания на древнегреческом и латыни.
    Те же немногие памятники письменности их эпохи представлены отдельными словами и фразами на камнях, черепках и всяких бытовых предметах и написаны совсем не на древнегреческом.

  21. Аноним says:

    Венецианские купцы, достигшие в тринадцатом веке торгового могущества на Средиземном море, не могли остаться равнодушными к исследованиям, предпринимаемым смелыми путешественниками в Центральной Азии, Индии и Китае. Они понимали, что эти путешествия открывают перед ними новые рынки сбыта и что торговля с Востоком сулит им неисчислимые выгоды. Таким образом, интересы торговли неминуемо должны были привести к изучению новых стран. Именно по этой причине два крупных венецианских торговца предприняли путешествие в Восточную Азию.

    В 1260 году Николо, отец Марко, вместе со своим братом Маффео отправились в Крым (в Судак), где у их третьего брата, которого также звали Марко, был свой торговый дом. Далее они двинулись по тому же маршруту, по которому в 1253 году прошёл Гийом де Рубрук. Проведя год в Сарай-Бату, братья двинулись дальше в Бухару. В связи с опасностью военных действий, которые вёл хан Берке (брат Батыя) в этом регионе, братья вынуждены были отложить возвращение домой. Пробыв в Бухаре три года и не имея возможности вернуться домой, они присоединились к персидскому каравану, который послал хан Хулагу в Ханбалык (современный Пекин) своему брату, монгольскому хану Хубилаю, который к тому времени практически завершил разгром китайской династии Сун и вскоре стал единоличным правителем Монгольской империи и Китая.

    Зимой 1266 года братья достигли Пекина и были приняты Хубилаем, который, по словам братьев, дал им золотую пайзу для свободной дороги назад и попросил их передать послание папе римскому с просьбой прислать ему масла с гробницы Христа в Иерусалиме и проповедников христианства. Вместе с братьями отправился и монгольский посол в Ватикан, однако, в дороге он заболел и отстал. В дороге Николо узнал о смерти своей жены и о рождении сына, появившегося на свет через несколько дней после его отъезда, в 1254 году, и названного Марко. Прибыв в Венецию в 1269 году, братья обнаружили, что Папа Климент IV умер, а новый так и не был назначен. Желая поскорее выполнить поручение, они решили не дожидаться назначения нового папы, и в 1271 году отправились в Иерусалим, взяв с собой Марко.

  22. Аноним says:

    Джованни Плано Карпини, Иоанн из Пьян дель Карпине (итал. Giovanni da Pian del Carpine; лат. Iohannes de Plano Carpini; ок. 1182[1][2] — 1 апреля 1252[2]) — итальянский францисканец, первым из европейцев, до Рубрука и Андре де Лонжюмо, посетивший Монгольскую империю и оставивший описание своего путешествия.
    Джованни родился около 1182 года в Умбрии, в городке Пьян-дель-Карпине (ныне Маджоне) близ Перуджи. Последователь своего земляка Франциска Ассизского, он в 1221 году вместе с Цезарем Шпайерским отправился в Германию. Занимая должность кустода францисканского ордена в Саксонии, учреждал там новые орденские миссии и отправлял братьев в Чехию, Венгрию, Лотарингию, Норвегию. В 1230—1232 годах был кустодом в Испании, а затем вернулся в Германию, чтобы занять пост провинциала Саксонии (до 1239 года).

    Друг и собрат по ордену Йордан из Джано описывает Джованни как добродушного грузного человека, столь грузного, что ему приходилось ездить на осле вместо лошади, всюду, куда бы ни поехал, вызывая внимание и симпатию. Он был любим братией за смелость, с которой отстаивал дела ордена перед князьями и епископами, и за то, что заботился о своих собратьях как «мать о сыновьях и курица о цыплятах».[3]

    Папа Иннокентий IV, бежавший из Италии от императора Фридриха II, прибыл в декабре 1244 года в Лион, где в начале следующего года начал подготовку к вселенскому собору. Лионский собор должен был помочь церкви избавиться от «пяти скорбей»: дурной жизни духовенства и верующих, сарацинской угрозы, греческих схизматиков, татарского нашествия и притеснений императора. Ещё до открытия собора папа отправил миссии Андре де Лонжюмо и Асцелина в ближневосточный регион, а Плано Карпини — в Восточную Европу.

    В сопровождении другого монаха, Бенедикта, он через Чехию, Киев, низовья Дона и Волги, Казахстан, Хорезм, Семиречье, впадину озера Алаколь добрался до района расположения главной ставки монголов в верховье реки Орхон. В 1246 году Карпини посетил Сарай, где встречался с Батыем, затем — кочевую ставку близ Каракорума, где был на приёме у только что избранного великим ханом Гуюка, и в 1247 году благополучно возвратился в Рим.

    Свой опыт посещения империи Иоанн изложил в рукописях Historia Mongalorum quos nos Tartaros appellamus («История Монгалов, именуемых нами Татарами») и Liber Tartarorum («Книга о Татарах»), переведённых на многие языки, в том числе и на русский.

    Русские переводы
    «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука». М.: Географгиз, 1957

  23. Аноним says:

    Андре из Лонжюмо (фр. André de Longjumeau; ум. около 1253) — французский доминиканский монах, миссионер и дипломат. Родился в диоцезе Парижа. Впервые упоминается как один из миссионеров, направленных на Восток генералом доминиканского ордена Йорданом Саксонским в 1228 году. Во время этого путешествия он достиг большого мастерства во владении несколькими восточными языками.
    Реликварий тернового венца

    В 1237 году латинский император Балдуин II уступил Терновый венец королю Людовику IX Французскому, и Андре вместе с другим доминиканцем Жаком Парижским было поручено доставить святую реликвию во Францию. Но когда монахи достигли Константинополя, они получили от местных баронов задание отвезти реликвию венецианцам, которым она тем временем была продана. Доминиканцы прибыли в Венецию около Рождества 1238 года. Андре остался охранять Терновый венец, а Жак поспешил к Людовику за дальнейшими инструкциями. Когда от короля была получена гарантия на выплату 200 тысяч фунтов золотом, венецианцы согласились расстаться с реликвией. В 1239 Андре и Жак прибыли в Труа. Отсюда король Людовик на своих плечах понёс раку с венцом в Париж, где для него позже была построена особая часовня Сен-Шапель.

    В 1245 году Андре был направлен папой Иннокентием IV на Ближний Восток к патриархам восточных церквей для переговоров об унии с католической церковью. Из Акры Андре выехал в Баальбек и Хомс, где был довольно хорошо принят местными правителями, так как знал арабский язык.[1] В Халебе и Мосуле он вёл переговоры с яковитами, а затем направился в Тебриз. Здесь Андре встретился с Симеоном Раббан Ата, крупным несторианским церковным и политическим деятелем. Раббан Ата был сторонником союза монголов и ближневосточных христианских государств. На эту тему он, видимо, беседовал и с папским послом.[2] Во всяком случае, в письме, которое Андре доставил в Лион в середине 1247 года, Раббан Ата просит папу прекратить вражду с императором Фридрихом II.

    В декабре 1248 года к королю Людовику IX Французскому, находившемуся в Никосии на Кипре прибыли Давид (Сейф ад-Дин Дауд) и Марк, послы монгольского наместника Эдьджигидея. Они передали королю через Андре де Лонжюмо письмо, в котором было сказано, что великий хан Гуюк и сам Эльджигидей перешли в христианскую веру. С помощью этой дезинформации Эльджигидей хотел уверить Людовика, что монголы не собираются вторгаться во владения франков. В 1249 наместник собирался атаковать Багдад, и ему было необходимо, чтобы французский король совершил крестовый поход против Египта, связав таким образом руки могущественному союзнику Аббасидского халифа. В ответ король направил Андре, вместе с его братом-монахом и семью спутниками, с посланием ко двору Гуюка. Они пустились в дорогу 16 февраля 1249 года, неся с собой великое множество подарков, среди которых была шатровая часовня с вышитыми иконами. С Кипра они переправились в Акру, затем в Антиохию, пересекли Персию и Среднюю Азию и через год прибыли ко двору великого хана в Каракоруме (по другим предположениям, в окрестностях озера Алаколь). Оказалось, что Гуюк к тому времени умер (согласно Андре, был отравлен сторонниками Бату), а всеми делами ведала вдова хана Огуль-Гаймыш, которая ответила на французское предложение союза довольно грубо и вызывающе.

    Вскоре после избрания ханом Мункэ французское посольство отбыло из монгольской столицы и в апреле 1251 года вернулось ко двору короля, который тогда находился в Кесарии. В рассказах Лонжюмо точно воспроизведенные реалии перемешаны с искажёнными фактами вроде известий о войнах Чингисхана с пресвитером Иоанном и о том, что в монгольском войске он видел 800 христианских божниц на колёсах. Король был разочарован результатами посольства и, по словам Жуанвиля, раскаялся в своём предприятии. Рубрук сообщает, что лично беседовал с Лонжюмо и что его наблюдения о нравах и обычаях монголов нашли полное подтверждение во время его собственного путешествия в ставку хана.

  24. Аноним says:

    Арабские источники о нашествии монголов на Русь

    ИЗ СОЧИНЕНИЯ ИБН АЛ-АСИРА

    Абарский историк Ибн ал-Асир (1160–1233/1234) был современником нашествия Чингисхана и позднейшие авторы часто обращались к его описаниям как наиболее достоверным показаниям современника трагических для многих народов событий. На русском языке извлечение из многотомного сочинения Ибн ал-Асира было опубликовано В.Г. Тизенгаузеном в “Сборнике материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.1. Извлечения из сочинений арабских” СПб., 1884. С. 25–27.

    Вот как происходило это событие, искры которого разлетелись во все стороны и зло которого простерлось на всех; оно шло по землям, как туча, которую гонит ветер. Вышел народ некий из окраин Китая и устремился на земли Туркестана, то есть Кашгар и Балясагун, оттуда на земли Туркестана, как-то: Самарканд, Бухару и другие, завладевая ими и поступая с жителями их так, как мы ниже расскажем. Затем один отряд их переьирается в Хорасан (1) и окончательно расправляется с ним, завладевает, опустошает, избивает и грабит, потом переходит в Рей, Хамадан, землю Джебальскую и во все области простиравшиеся до пределов Ирака (2); далее направляется в земли Азербайджана и Аррании, опустошая их и убивая большую часть жителей. Спасся только редкий из них, выбравший верный путь.

    Менее чем в год происходит то, чему подобного не слыхано. Потом, управившись с Азербайжданом и Арраном, они идут к ущелью Ширванскому и овладевают городами его; уцелела только крепость, в которой находился царь их ширванский.

    О том, что татары сделали с аланами и кипчаками

    Перебравшись через Ширванское ущелье, татары двинулись по этим областям, в которых много народов, в том числе аланы, лезгины и разные тюркские племена, которые были отчасти мусульмане и отчасти неверные. Нападая на жителей это страны, мимо которой проходили, они прибыли к аланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них. Они, аланы, употребили все свое старание, собрали у себя толпу кипчаков и сразились с татарами. Ни одна из обеих сторон не одержала верха над другой. Тогда татары послали кипчакам сказать: “Мы и вы одного рода, а эти аланы не из ваших, так что вам нечего помогать им; вера ваша не похожа на их веру, и мы обещаем вам, что не нападем на вас, а принесем вам денег и одежд, сколько хотите; оставьте нас с ними”. Уладилось дело между ними на деньгах, которые они принесут, на одеждах и прочее. Они, татары, действительно принесли им то, что было оговорено, и кипчаки оставили алан. Тогда татары напали на алан, произвели между ними избиение, бесчинствовали, грабили, забрали пленных и пошли на кипчаков, которые спокойно разошлись на основании мира, заключенного между ними, и узнали о них только тогда, когда те нагрянули на них и вторглись в землю их. Тут стали татары нападать на них раз за разом и отобрали у них двое против одного того, что сами принесли.

    Услышав эту весть, жившие вдали кипчаки бежали без всякого боя и удалились; одни укрылись в болотах, другие — в горах, а иные ушли в страну русских. Татары остановились в Кипчаке. Это земля, обильная пастбищами зимой и летом; есть в ней места, прохладные летом, со множеством пастбищ, и есть в ней места, теплые зимой, также со множеством пастбищ, то есть низменных мест на берегу моря. Прибыли они к городу Судаку; это город кипчаков (3), из которого они получают свои товары, потому что он лежит на берегу Хазарского моря и к нему пристают корабли с одеждами. Придя к Судаку, татары овладели им, а жители его разбежались; некоторые из них со своими семействами и своим имуществом взобрались на горы, а некоторые отправились в море и уехали в страну Румскую (4), которая находится в руках мусульман из рода Килиджарслана.

    О том, что татары сделали с кипчаками и русскими

    Когда татары овладели страной кипчаков и кипчаки разбрелись, как мы рассказали выше, то большая толпа из них ушла в землю русских; эта страна обширная, длинная и широкая, соседняя с ними, и жители ее исповедают веру христианскую. По прибытии их к ним все собрались и единогласно решили биться с татарами, если они пойдут на них. Татары пробыли некоторое время в земле кипчакской, но потом, в 620 году (5), двинулись в страну русских.

    Услышав весть о них, русские и кипчаки, успевшие приготовиться к бою с ними, вышли на путь татар, чтобы встретить их прежде, чем они придут в землю их, и отразить их от нее. Известие о движении их дошло до татар, и они обратились против них. Тогда у русских и кипчаков явилось желание напасть на них, полагая, что они вернулись со страху перед ними и по бессилию сразиться с ними, они успешно стали преследовать их. Татары не переставали отступать, а те гнались по следам 12 дней, но потом татары обратились на русских и кипчаков, которые заметили их только тогда, когда они уже наткнулись на них; для последних это было совершенно неожиданно, потому что они считали себя безопасными от татар, будучи уверены в своем превосходстве над ними. Не успели они собраться к бою, как на них напали татары со значительно превосходящими силами. Обе стороны бились с неслыханным упорством, и бой между ними длился несколько дней.

    Наконец татары одолели и одержали победу. Кипчаки и русские обратились в сильнейшее бегство, после того как татары жестоко поразили их. Из бегущих убито было множество; спастись удалось лишь немногим из них. Все, что находилось при них, было разграблено. Кто спасся, тот прибыл в свою землю в самом жалком виде вследствие дальности пути и поражения. Их преследовало множество татар, убивая, грабя и опустошая страну, так что большая часть ее опустела. Тогда собрались многие из знатнейших купцов и богачей русских, унося с собою то, что у них было ценного, и двинулись в путь, чтобы на нескольких кораблях переправиться через море в страны мусульманские (6).

    Когда же они приблизились к гавани, в которую направлялись, то один из кораблей их разбился и потонул, спаслись только люди. Существовал такой обычай, что султану принадлежал тот корабль, который разбивался (7), и потому он забрал с него много вещей. Остальные корабли уцелели. Рассказывал об этом участвовавший в нем (8).

    ИЗ “ИСТОРИИ ЗАВОЕВАТЕЛЯ МИРА” ДЖУВЕЙНИ

    Ала-ад-дин Ата-малик Джувейни (1226–1283) происходил из округа Джувейн в Хорасане. Как и его отец, он служил монгольским правителям Хорасана. По различным поручениям он совершил поездки в Монголию, Уйгурию, Мавераннахр. В 1259 г. Хулагу-хан назначил Джувейни губернатором Багдада, Ирака и Хузистана. В этой должности он пробыл до 1282 г. “История завоевателя мира” написана в 1252–1260 гг. и состоит из трех частей, первая из которых содержит историю монголов от походов Чингисхана до смерти Гуюк-хана (1248). Повествование об этом периоде было составлено Джувейни на основе рассказов очевидцев — участников походов. Однако как представитель монгольской администрации Джувейни явно симпатизировал завоевателям. Текст печатается по изд.: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. М.-Л., 1941. С. 21-23.

    О Туши (9) и делах его и о вступлении Бату на место его.

    Когда Туши, старший сын Чингисхана, прибыл к нему… и оттуда ушел назад, настал (для него) заповедный срок. У него были следующие семь сыновей (10): Бахмал, Хорду, Бату, Шибакан, Тангут, Берке и Беркечар; эти семь уже достигли степени независимости. Бату сделался наместником отца и стал руководителем царства и своих братьев. Когда каан (Угетай) воссел на престол (монгольского) царства, он (Бату) подчинил и покорил сплошь все те края, которые были по соседству его: остальную часть земли кипчаков, аланов, асов (11), русов и другие страны, как то: Булгар, М.с.к (12) и другие. В своем становище, которое находится в пределах Итиля, Бату устроил местопребывание и построил город, который называют Сараем. Власть его распространялась на все владения. Он был государем, который не придерживался никакой веры и секты, он их считал только способом познания Божества и не был последователем ни одной из сект и религиозных учений…

    Государи соседние, властители (разных) стран света и другие (лица) приходили к нему на поклон. Подносившие подарки, являвшиеся запасом долгого времени, еще прежде чем они могли поступить в казну, он целиком раздавал монголам, мусульманам и (всем) присутствующим в собрании и не обращал внимания, малы они или велики. Торговцы с (разных) сторон привозили ему различные товары; все это, что бы оно ни было, он брал и за каждую вещь давал цену, в несколько раз превышавшую ее стоимость. Султанам Рума (13), Сирии и других стран он жаловал льготные грамоты и ярлыки, и всякий, кто являлся к нему, не возвращался без достижения своей цели.

    Когда Гуюк-хан (14) вступил на престол на место отца, то он (Бату), согласно его просьбе и приглашению участвовать в праздновании, тронулся в путь. По прибытии в Алакамак, выяснилось положение Гуюк-хана (он умер). (Бату) там же и остановился. Царевичи с разных сторон явились к нему на поклон, и он утвердил ханство за Менгу-кааном (15) Оттуда он (Бату) вернулся, прибыл в свою орду и по обычаю предался веселию и забавам. При наступлении срока устройства войск, он, сообразно требованию времени, отряжал войска от родственников, родичей и эмиров.

    Когда в 653 г. (16) Менгу-каан назначил другой курилтай, то он (Бату) отправил к Менгу-каану Сартака (17). Сартак был последователем христианской религии. Не успел еще Сартак прибыть (туда), как прибыло повеление Всевышнего, и (с Бату) приключилось то, что неизбежно (смерть) Когда Сартак прибыл к Менгу-каану, тот встретил его с почетом и уважением, отличал его разными милостями над сыновьями и равными по достоинству и отпустил его с такими сокровищами и благами, какие подобают такому царю. Но не успел он (Сартак) добраться до своей орды , как отошел по стопам отца своего. Менгу-каан отправил (в Золотую орду) эмиров, обласкал жен, сыновей и братьев его (Бату) и приказал, чтобы Боракчин-хатун, старшая из жен Бату, отдавала приказы и воспитывала сына Сартака, Улагчи (18) до тех пор, пока он вырастет и заступит место отца. Но так как судьбе это было неугодно, Улагчи таже умер в том же самом году (19).

    Рассказ о покорении Булгара, страны асов и Руси

    Когда каан (Угедей) во второй раз устроил большой курултай и назначил совещание относительно уничтожения и истребления остальных непокорных, то состоялось решение завладеть странами Булгара, асов и Руси, которые находились по соседству становища Бату, не были еще окончательно покорены и гордились своей многочисленностью. Поэтому в помощь и подкрепление Бату он (Угедей) он назначил царевичей: (сыновей Тулуя) Менгу-хана и брата его Бучека, из своих сыновей Гуюк-хана и Кадагана и других царевичей: Кулькана, Бури, Байдара, братьев Бату — Хорду и Тангута — и несколько других царевичей, а из знатных эмиров там был Субутай-бахатур.

    Царевичи для устройства своих войск и ратей отправились каждый в свое становище и местопребывание, а весной выступили из своих местопребываний и и поспешили опередить друг друга. В пределах Булгара царевичи соединились; от множества войск земля стонала и гудела, а от многочисленности и шума полчищ столбенели дикие звери и хищные животные. Сначала они (царевичи) силою и штурмом взяли город Булгар, который известен был в мире недоступностью местности и большой населенностью. Для примера подобным им, жителей его частью убили, а частью пленили. Оттуда они направились в земли Руси и покорили области ее до города М.к.с (20), жители которого по многочисленности своей были (точно) муравьи и саранча, а окрестности были покрыты болотами и лесом до того густым, что нельзя было проползти змее. Царевичи сообща окружили (город) с разных сторон и сперва с каждого бока устроили такую широкую дорогу, что (по ней) могли проехать рядом три-четыре повозки, а потом, против стен его выставили метательные орудия. Через несколько дней они оставили от этого города только имя его, и нашли там много добычи. Они отдали приказание отрезать людям правое ухо. Сосчитано было 270000 ушей. Оттуда царевичи решили вернуться.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Отряд, завоевавший области северного Ирана и Закавказье, возглавляли Джебе и Субедэй.

    2. Имеются в виду земли в верховьях Тигра и Евфрата.

    3. Судак (русское — Сурож) — греческая колония в Крыму, позднее заселенная аланами из Подонья, и, видимо, тмутараканскими русами, а после падения в 1204 г. Константинополя также генуэзцами (купцами). Половцы, видимо, ограничивались получением дани.

    4. В данном случае та часть бывшей Византии, где располагался Румский султанат (сельджуки).

    5. По мусульманскому календарю с 04.02.1223 до 23.01.1224.

    6. Здесь, видимо, имеются в виду причерноморские русы, имевшие свою митрополию (“Россия”), связи с которой у Константинополя сохранились еще во 2-й пол. XII в. Сам путь русского войска, шедшего на помощь половцам, шел к низовью Днепра и далее на восток.

    7. Такой обычай был широко распространен и в Европе (“береговое право”, фр. droit de varec — право моря).

    8. Русские летописи, в частности, Новгородская Первая, дают довольно подробное описание и событий, предшествующих битве, и хода самой битвы. Летописи подтверждают, что к русским князьям обратились половцы, ханы которых имели родственные связи с ними. Говорят они и о несогласованности действий русских князей и половцев и сообщают о том, что вернулся на Русь лишь один из десяти. Отмечается использование татарами бродников, которые уговорили Мстислава Киевского прекратить сопротивление и уйти на Русь за выкуп. Плененных русских ожидала жестокая расправа.

    9. Джучи (ум. до 1227 г.), старший сын Чингисхана от главной жены, которому были отданы в качестве улуса земли, наиболее отдаленные на запад от Монголии: на запад от Иртыша, от Каялыка и Хорезма до Булгар и до тех пределов на запад, которых только достигнут копыта монгольских коней. Большая часть этой территории — степи Дешт-и-Кипчак. В восточных источниках улус Джучи называется Синей Ордой, в русских — это Золотая Орда. Персидские источники “Великой Золотой Ордой” называют государство Чингиз-хана. Как это название перешло на улус Джучи — неясно.

    10. По другим сведениям, у Джучи было 14 (Рашид ад-дин) или даже 18 (“Муизз ал-ансаб”) сыновей.

    11. Сармато-аланские племена степей Подонья, в отличие от алан Северного Кавказа.

    12. Делалось предположение, что в данном случае речь идет о Москве (см.: Тихомиров М.Н. Средневековая Москва. XII-XV вв. М., 1957; Средневековая Россия на международных путях. XIV-XV вв. М., 1992), однако ниже М.к.с. описывается как большой и сильный город, независимое политическое образование, что, конечно, несопоставимо с Москвой сер. XIII в.

    13. Румский (Иконийский) султанат, образовавшийся после того, как в 1077 г. сельджуки овладели византийскими провинциями Никеей и Иконией. Никея стала столицей Румского султаната. Как и Сирия, был покорен монгольскими войсками в 1230-х гг. Входил в государство Хулагидов. В кон. XIII в. распался на эмираты, один из которых стал началом Османской империи.

    14. Сын Угедея, правил в 1246–1248 гг.

    15. Великий хан Монголии в 1251-1259 гг., внук Чингиз-хана, сын Тулуя.

    16. 10.02.1255 — 29.01.1256.

    17. Сартак — сын Бату, по многим источникам — христианин. В последние годы жизни Бату фактически правил Золотой Ордой в связи с тяжелой болезнью отца. Скончался в нач. 1256 г.

    18. По другим сведениям, Улагчи — брат Сартака.

    19. После этого на престол вступает брат Бату Беркэ.

    20. Город (или земля) М.к.с упоминается также у Рашид ад-дина в “Сборнике летописей”, где есть “Рассказ о войнах, которые вели царевичи и войско монгольское в Дешт-и-Кипчаке, Булгаре, Руси, М.к.с, Алании, Маджаре, Буларе (Польше) и Башгирде (Венгрии)”. Исходя из данных этого “Рассказа” и сообщений Джувейни, М.к.с. находился на юге Восточной Европы и к Руси, также как и к угро-финскому племени мокша, не имел отношения. Возможно, это одна из крепостей Подонья, которые являлись и весьма крупным торговыми центрами.

  25. Аноним says:

    Первый том серии «Золотая Орда в источниках» является собранием переводов на русский язык основных арабских и персидских источников ХIII-XVI вв., касающихся истории улуса Джучи (Золотой Орды). В его основу положены переводы выдающегося русского ориенталиста В.Г. Тизенгаузена, которые были сведены в 2 тома «Сборника материалов, относящихся к истории Золотой Орды» (СМИЗО) и были изданы в 1884 и 1941 гг. В данный том вошли почти все переводы Тизенгаузена из указанных томов СМИЗО, за исключением его перевода Рашид ад Дина, вместо которого помещены извлечения из современного академического издания «Сборника летописей» Рашид ад-Дина. Кроме того, цитируются фрагменты «Жизнеоописания султана Джелал-ад-Дина Манкбурны» ан-Насави, описывающие ход завоевания Хорезма армией Чингизхана. Приведенные в томе извлечения из сочинений и летописей арабских, персидских и среднеазиатских авторов максимально полно представляют существующие на сегодняшний день их переводы в той части, в которой они затрагивают различные аспекты истории Золотой Орды. Все они постоянно и активно привлекаются для изучения политической истории, экономики и быта стран, входивших в улус Джучи — без учета этих источников вообще невозможно рассмотреть ни один аспект истории Золотой Орды. Данное издание призвано увеличить доступность выходивших в 1884 и 1941 годах 2-х томов СМИЗО, ставших с того времени крайней библиографической редкостью.

  26. Аноним says:

    О-ом хайэ! Побуд! Сар!
    Верьте! Сар Ярь Бус — Богов Бус!
    Бус — Побуд Руси Божьей! —
    Боже Бус! Ярь Бус!
    5875, 31 лютеня.

    Был такой выдающийся сарь(именно сарь) Бус Белояр, но это славянский сарь, поэтому о нем не принято в слух упоминать, его и 70 его князей распяли и было затмение и землетрясение и дата точная известна.

    И деяния его во многом определили дальнейший полит.уклад на всей Евразии, но он славянский -поэтому запретный\забытый.

    На земле же памятником Бусу остался монумент, воздвигнутый Эвлисией. И он стоял на древнем кургане на реке Этоко много лет, и прохожие могли прочесть древнюю надпись на нём, пока не забылся древний язык и древняя письменность:

    Сей памятник ныне находится в запасниках Исторического музея в Москве, и ныне никто не говорит, что он принадлежит Бусу (хотя в прошлом веке об этом говорили многие знаменитые учёные).
    Никто не рискует переводить и руническую надпись, хоть она и не слишком сложна.
    И ныне лишь те, кто внимательно читал «Слово о полку Игореве», может быть припомнят, что там упоминается давно ушедшее Время Бусово…

  27. Аноним says:

    Третий том серии «Золотая Орда в источниках» является собранием переводов на русский язык сведений из китайских (XIII–XIV вв.) и монгольских (XIII–XVIII вв.) источников, касающихся истории улуса Джучи (Золотой Орды). В его основу положены переводы из китайской династийной хроники «Юань ши». Она представляет собой официальную историю мировой монгольской империи и династии Юань в Китае, созданную на основе аутентичных документов монголо-китайской канцелярии как первых монгольских ханов, так и последующих императоров Юань. Даны полные переводы анналов царствований Чингисхана, Угэдэя, Гуюка и Мэнгу-каана, а также жизнеописаний Джучи, Субэдэя и некоторых других. В виде извлечений из разных разделов «Юань ши» приведены разнообразные сведения о России, Восточной Европе, их народах и связанных с ними событий. В данный том вошел также полный перевод «Хэй-да шилюэ (Краткие известия о черных татарах)» – сочинения южносунских дипломатов Пэн Да-я и Сюй Тина, побывавших с дипломатическими миссиями в Монголии в 1233-1236 гг. Ранее издавался русский перевод только половины этого ценнейшего источника, содержащего сведения южнокитайских дипломатов и разведчиков, которые были предназначены для отчета перед правительством о миссиях к монгольскому хану Угэдэю. Теперь эти сведения доступны в полном объеме, включая ранее не переводившиеся данные о государственном аппарате, правовой системе, военном деле, разведке и персоналиях монгольского государства, а также об его отношениях с окружающими народами и государствами в период подготовки общеимперского похода чингизидов во главе с Бату в Восточную Европу. Текст сочинения переведен вместе с очень ценным комментарием крупнейшего китайского текстолога и историка начала XX в. Ван Го-вэя, содержащего выдержки из различных редких китайских сочинений. Кроме того, в монгольской части тома цитируются фрагменты из «Сокровенного сказания», анонимной летописи «Алтан тобчи», сочинений Лубсан Данзана «Алтан тобчи» и Джамбадорджи «Болор толи», содержащие сведения по истории улуса Джучи. Приведенные в томе тексты максимально полно представляют данные китайских и монгольских источников по истории империи Чингисхана и Юань в той части, в которой она связана с историей Золотой Орды. Перевод на русский язык указанных китайских текстов в полном объеме осуществлен впервые.

    Для преподавателей, научных работников, а также всех интересующихся отечественной историей.

    Тираж 600 экземпляров

  28. Аноним says:

    A.Ю. ЯKУБOBCKИЙ

    3OЛOTAЯ OPДA И EЁ ПAДEHИE

    ИЗДATEЛЬCTBO AKAДEMИИ HAУK CCCP

    MOCKBA 1950 ЛЕНИНГРАД

    Под общей редакцией Комиссии Академии Наук СССР по изданию научно-популярной литературы и серии «Итоги и проблемы современной науки» Председатель Комиссии президент Академии Наук СССР» академик С.И. ВАВИЛОВ. Зам. председателя член-корреспондент Академии Наук СССР» П.Ф. ЮДИН.

    Первое издание Л., 1937 г.

    «России определено было высокое предназначение: ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы;

    варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего Востока. . .

    «Европа в отношении к России всегда была столь же невежественна, как и неблагодарна».

    А. С. ПУШКИН.

    СОДЕРЖАНИЕ

    А. Якубовский. Предисловие

    Часть первая

    ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ В XIII- XIV вв. (А. Якубовский)

    Глава первая. Дешт-и-Кыпчак (Половецкая степь) в XI-XIII вв. до прихода монголов

    Гласа вторая. Монголы и монгольское завоевание в начале XIII в.

    Глава третья. Образование Золотой Орды (Улус Джучи).

    Глава четвертая. Политическая история Золотой Орды.

    Глава пятая. Социально-экономическая жизнь Золотой Орды в XIII-XIV вв.

    Глава шестая. Политическое устройство Золотой Орды.

    Глава седьмая. Городская жизнь Золотой Орды

    Глава восьмая. Черты культурной жизни Золотой Орды

    Часть вторая

    ЗОЛОТАЯ ОРДА И РУСЬ (Б. Греков)

    Глава первая. Состояние Руси накануне татарского завоевания

    — Владимиро-Суздальское княжество

    — Новгород Великий

    — Земля Галицко-Волынская и Киев

    Глава вторая. Первая встреча с татарами. Битва на Калке

    Глава третья. Поход Вату (1236-1238)

    Глава четвертая. Второй поход Бату на южную Русь (1239-1240)

    Глава пятая. Русь и Золотая Орда (организация властвования )

    Глава шестая. Политические отношения Золотой Орды и Руси в XIV в.

    Глава седьмая. Главнейшие мнения о значении татарской власти в истории России

    Часть третья

    ПАДЕНИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (А. Якубовский)

    Глава первая. Феодальная смута в Золотой Орде в 60-70-х годах XIV в

    Глава вторая. Возвышение Ак-Орды и попытка Тохтамыша возродить могущество Золотой Орды в 80-90-х годах XIV в.

    Глава третья. Борьба Тимура с Тохтамышем в 80-90-х годах XIV в

    Глава четвертая. Едигей н вторая попытка вернуть великодержавие Золотой Орды

    Глава пятая. Распад Золотой Орды

    Пpиложения

    Ocновная литератуpa

    Список сокращении

    Указатель

    Словарь термииов

    Рисунки

    Монгольская империи в 1260 г. (карта в конце книги) 500 кб.

    На карте обозначены только столицы государств (независимых и подчиненных монголам) и резиденции монгольских наместников, управлявших оседлыми, областями (подчеркнуты). Столицы государств, уничтожеыных при. монголъском завоевании заключены в скобки. Стрелки показывают набеги на coceдние государства.

    Составил В.Н. Казин в 1938г.

    Монгольские государства около 1310 г. (карта в конце книги) 500 кб.

    На карте обозначены только столицы государств (независимых и подчиненных монголам.) и главные города провинции Юаньской империи (подгеркнуты) Столицы государств унитоженных монголами зак-лючены в скобки. Стрелки показывают набеги монголов на соседние государства. Б-Беутен, Г-Глогау, М-Мюнстерберг, 0-Оппельн, Р-Ратибор, T-Teшен, Ш-Швейдниц, Я-Яуэр.

    Составил В.Н. Казин в 1938г.

    Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Академии Наук СССР

    *

    Оформление художника М. П. Цыбасова.

    Редактор издательства С. Л. Пештич

    Технический редактор А. В. Смирнова

    Корректор Л. А. Ратнер

    *

    РИСО АН СССР № 3575. Подписано к печати 7/IV 1950 г. М.-12837. Печ. л. 30+ 16 вкл. Уч. изд. л. 26. Тираж 10000. Зак. № 1537. Цена в переплете 22 р. 1-я тип. Издательства АН СССР. Ленинград, В. О.. 9 линия, 12.

  29. Аноним says:

    5875 -это 367г от РХ

  30. Аноним says:

    Монгольские и китайские источники XIII—XIV веков о Восточной Европе

    Храпачевский Р. П.

    Храпачевский Роман Петрович — директор Центра по изучению военной и общей истории (Москва), аспирант Института востоковедения РАН

    Сведения о странах и народах Восточной Европы сохранились в составе многих монгольских источников, фиксировавших события расширения Монгольской империи на запад. Впервые они появляются после падения государства хорезмшахов, когда в 1222 г. корпус Субэдэя и Чжэбэ из Закавказья вышел в северокавказские степи, дошел до пределов Руси и оттуда вернулся через Поволжье (Булгар) назад в восточную часть Дешт-Кипчака на р. Эмиль (на территории современного Казахстана).

    Корпус этих монгольских источников весьма разнороден по объему и качеству их сведений. Кроме того, большинство монгольских исторических текстов данного периода дошли до нас в иномонгольских изложениях и переводах — в первую очередь персидских и китайских. Собственно монгольским текстом XIII в., сохранившимся до наших дней, где есть сведения по Восточной Европе, является только «Монгол-ун ниуча тобчиян», т. е. «Тайная история монголов» (или «Сокровенное сказание», по более принятому в русской литературе варианту перевода названия этого сочинения), созданная в 1240 г.

    «Сокровенное сказание» особенно ценно тем, что сохранило в своем составе тот набор знаний монголов о Восточной Европе, который был современен «Великому западному походу» монгольской армии под руководством Бату и ряда других чингизидов в 1235—1242 гг.1 Сведения «Сокровенного сказания» о Восточной Европе делятся на этногеографические (списки народов и стран Восточной Европы, которые подлежат покорению, а также целый ряд географических названий Восточной Европы2) и военно-политические, связанные с событиями рейда корпуса Субэдэя/Чжэбэ (в этом случае упоминается Киев как одна из целей рейда) и похода Бату. Кроме того, «Сокровенное сказание» донесло до нас оригинальное монгольское название похода Бату и остальных чингизидов в Восточную Европу как «Кипчакский поход», что указывает на кипчаков как на основную цель и основного противника монголов в этом походе. Еще одним важным моментом в комплексе сведений «Сокровенного сказания» о Восточной Европе является подчеркивание особого почета для монголов (по мнению монгольского автора «Монгол-ун ниуча тобчиян») в покорении народов «орусут» (т. е. русских) и кипчаков — это видно по их специальному выделению в тексте приказа каана Угэдэя, направленного Бату. Остальные «одиннадцать стран и народов», покоренные Бату, в отличие от русских и кипчаков, в этом приказе не упоминаются поименно.

    Значительный комплекс монгольских известий о Восточной Европе сохранился в персидских сочинениях — «Тарих-и джахангуша» Ала ад-Дина Ата-Малика Джувейни («История завоевателя вселенной», написана в 1260 г.) и «Джами ат-таварих» Фазлаллаха ибн Абу-л-Хейр Рашид ад-Дина Хамадани («Сборник историй» или более принятое русское название — «Сборник летописей», сохранившиеся его варианты датируются 1310-ми годами)3. И Джувейни, и Рашид ад-Дин, бывшие высокопоставленными чиновниками Хулагуидского ильханата, широко пользовались при составлении своих сочинений оригинальными монгольскими сочинениями и документами.

    Свод этих монгольских текстов, хранившихся в сокровищнице ильханов, известен под названием «Алтан дебтер» (монг. «Золотая книга»). Аналогичный свод имелся и у ханов Центрального улуса Монгольской империи, т. е. у императоров династии Юань. Поэтому в ряде китайских текстов сохранена информация из аналогичных монгольских источников, часто совпадающая (иногда чуть ли не дословно) с текстами в составе «Тарих-и джахангуша» и «Джами ат-таварих». Поскольку изучению этих персидских сочинений посвящена значительная литература, в настоящей статье будут рассмотрены лишь китайские сочинения, отражающие монгольские источники по Восточной Европе XIII—XIV вв.

    Важнейшими из китайских источников являются «Хуан Юань Шэн-у цинь-чжэн лу» («Описание личных походов Священного-воинственного [Чингисхана] августейшей династии Юань», в России обычно упоминается его сокращенное название «Шэн-у цинь-чжэн лу») и династическая история «Юань ши» («История династии Юань»). Хотя первое сочинение, написанное в 1290-х гг. монголом Чаганом, содержит почти в неизмененном виде образчики монгольской историографии XIII в., оно ничего не сообщает о Восточной Европе. Но данный источник важен для выделения собственно монгольских известий из состава персидских и китайских сочинений, которые, как и «Шэн-у цинь-чжэн лу», базировались на оригинальных монгольских текстах свода «Алтан дебтер». В этом вспомогательном плане китайский текст «Шэн-у цинь-чжэн лу» особенно полезен для понимания информации, заключенной в гигантском своде разнообразных источников XIII—XIV вв. — в «Юань ши»4.

    «Юань ши» — это китайская официальная хроника, составленная в 1369—1370 гг. по приказу первого императора новой династии Мин. «Юань ши» содержит в себе изложение событий царствования императоров предыдущей династии (т. е. Юань) в хронологическом порядке (раздел «Бэньцзи» — «Основные записи», собственно анналы правлений монгольских ханов); хронологические и генеалогические таблицы (раздел «Бяо» — «Таблицы»); описания обрядов, состояния администрации, военного дела, экономики и торговли, географии, календаря, наук и искусств в период от Чингисхана и до последнего императора Юань, сведения о других народах, с которыми имела контакты династия (раздел «Чжи» — «Трактаты» или монографические работы о разных областях жизни и администрации государства при данной династии); биографии всех выдающихся деятелей того времени (раздел «Лечжуань» — «Жизнеописания знаменитостей»). Составители «Юань ши» довольно мало писали от себя, в основном они редактировали и компилировали тексты на китайском языке, созданные в период Юань. Причем их редакторская работа была иногда сведена к минимуму — в тексте «Юань ши» сохранено очень много оригинальных документов юаньской эпохи (указов императоров, докладов правительственных органов, надгробных надписей на могилах выдающихся государственных деятелей Юань).

    В столь большом своде («Юань ши» состоит из 210 «томов»-цзюаней) разнообразных сведений о Монгольской империи и ее Центральном улусе сохранилось довольно много упоминаний о Восточной Европе и народах, ее населявших. Однако они бессистемно и хаотически разбросаны в разных разделах этой династической истории, упоминания о них носят случайный характер. Вызвано это было особенностями составления «Юань ши»: она составлялась в основном из официальных сводов законов и распоряжений юаньских властей5 (на их основе составлялись разделы таблиц «Бяо» и трактатов «Чжи»); шилу6, т. е. поденных записей придворных историографов (на основе шилу составлялись «Бэньцзи», т. е. анналы царствований) и сборников так называемых «образцовых сочинений», в которые включались тексты надгробных надписей на могилах и лечжуань7 знаменитых деятелей эпохи (сводчики «Юань ши» пользовались такими юаньскими собраниями «образцовых сочинений» и лечжуань, как «Гочао вэньлэй» и «Хоу-фэй гун-чэнь лечжуань»). Очевидно, что в данных сочинениях тема Восточной Европы была периферийной. Она появлялась лишь тогда, когда описание деятельности или происхождения персонажа этих сочинений (шилу или лечжуань) были каким-либо образом связаны с Восточной Европой и ее народами. Источниками сведений для них служили, как правило, официальные послужные списки и семейные архивы, которые обрабатывались профессиональными литераторами, авторами надгробных надписей на могилах и лечжуань. Составители этих сочинений пользовались указанными первоисточниками XIII в.

    Именно поэтому наибольшее количество достоверных сведений о Восточной Европе сохранилось в разделе «Лечжуань» «Юань ши». Эти сведения можно разделить на 2 большие группы — жизнеописания выходцев из Восточной Европы (кипчаков, аланов) и жизнеописания людей, которые участвовали в походах в Европу. Из первой группы источников можно почерпнуть информацию об обстоятельствах перехода на сторону монголов части аланской знати и ее включения в состав господствующего слоя Монгольской империи, а также данные хронологического, генеалогического и географического порядка. Более интересной представляется информация, заключенная в жизнеописаниях второй группы. Среди них особо выделяются два жизнеописания Субэдэя и жизнеописание Исмаила (Хэсымайли в китайской транскрипции). В них приводятся важные подробности рейда корпуса Субэдэя и Чжэбэ через земли кипчаков и алан, сражения при Калке и возвращения через Поволжье в казахские степи. Уникальны сведения из этих жизнеописаний о том, что участь плененных на Калке русских князей решал сын Чингисхана Джучи и что Чжэбэ умер или погиб на обратном пути, как раз тогда, когда волжские булгары нанесли монголам поражение (согласно сведениям Ибн ал-Асира). Кроме того, в первом жизнеописании Субэдэя есть крайне интересные подробности его участия в походе Бату на Русь и Восточную Европу, которые, в частности, хорошо соотносятся с сообщением Ипатьевской летописи, выделявшей Субэдэя как равного прочим чингизидам, хотя и «не от рода их». Правда, надо признать, что датировки похода Бату в этом жизнеописании очень неточные — очевидно, что автор лечжуань Субэдэя имел на руках весьма дефектные документы из семейного архива8. В нем также есть подробное описание битвы с венграми при р. Шайо, которое хорошо укладывается в контекст сообщений венгерских источников, но при этом дает взгляд на эти события с монгольской стороны.

    В остальных же жизнеописаниях общий объем известий о Восточной Европе относительно небольшой — обычно говорится только об участии того или иного героя жизнеописания в походе на кипчаков, алан, русских, булгар или немцев, изредка приводятся даты и упоминаются какие-то географические названия или некоторые подробности боевых действий9. Таким образом, главная информационная ценность таких сообщений состоит в хрнологических и географических ориентирах, а также в возможности набрать ту или иную статистику (например, о родовом или национальном составе участников похода Бату).

    Упоминания о выходцах из Восточной Европы есть и в разделе трактатов «Чжи», а именно в трактатах, посвященных системе чинов и военной организации государства Юань. Там есть краткие упоминания о гвардиях юаньских императоров, составленных из алан, русских и кипчаков, а также военных поселениях, закрепленных за ними. К сожалению, эти сведения весьма краткие, они в основном просто фиксируют существование данных гвардий и поселений через упоминание указов об их организации (часто без приведения подробных текстов таких указов). В частности, о русском полке в составе корпуса личной охранной гвардии юаньского императора мы можем узнать только то, что он существовал (он есть в списке аналогичных полков, формировавшихся с декабря 1328 г.), а в 1330 г. ему выделили земли под военное поселение. Однако более подробное исследование этих сведений в контексте изучения истории всех аналогичных полков (аланских, кипчакских и прочих тюркских), входивших вместе с русским полком в гвардию юаньских императоров, позволит лучше представить механизм появления выходцев из Восточной Европы в составе элиты Центрального улуса Монгольской империи.

    Но не только в «Лечжуань» и «Чжи» есть важные сведения о Восточной Европе — в анналах правлений каанов Угэдэя, Гуюка и Мэнгу есть упоминания как о самих этих походах10, так и об участии в них Гуюка и Мэнгу. Так, в кратком предисловии к анналам правления Мэнгу-каана приводится рассказ о победе Мэнгу над Бачманом, причем весьма близкий по своей информации к рассказам о борьбе монголов с кипчаками Бачмана в «Тарих-и джахангуша» Джувейни и «Джами ат-таварих» Рашид ад-Дина, но имеющий дополнительные детали. Там же упоминается о личном участии в боях Гуюка и Мэнгу: первого — при взятии аланских городов, а второго — при штурме и взятии Рязани зимой 1237 г. Следует отметить, что указанные анналы дают дополнительную ценную информацию о действиях монголов 1239—1240 гг. на Северном Кавказе, которые находились вне поля зрения русских летописцев, главных источников наших знаний о походе Бату в Восточную Европу, а также уточняют хронологию и географию похода в целом11.

    Сведения «Юань ши» о «Кипчакском походе» Бату и других чингизидов косвенно подтверждаются и чисто китайским источником — «Хэй-да шилюэ» («Краткие известия о черных татарах») Пэн Да-я и Сюй Тина, который датируется 1237 г.12 Текст его был составлен из записей посольских дневников сунских дипломатов Пэн Да-я (побывал у монголов в 1233 г.) и Сюй Тина (побывал у монголов в 1236 г.). Причем записи Пэн Да-я, составившие костяк произведения, были дополнены комментариями Сюй Тина (именно он составил всю эту компиляцию) из его собственных записок. Данный источник, современный «Кипчакскому походу» Бату, обладает первостепенным значением и высокой достоверностью информации, полученной непосредственно в Каракоруме. Пэн Да-я сообщает, что еще до смерти Чингисхана (т. е. до 1227 г.) кипчаки вначале подчинились монголам, но потом взбунтовались и бежали (по контексту «Хэй-да шилюэ» можно понять, что бежали на запад), и потому война с ними считалась у монголов неизбежной и необходимой. Пэн Да-я отмечает также значительное сопротивление, которое кипчаки были в состоянии оказать монголам, и заключает (в 1233 г.), что кипчаки — это «как раз те, с кем татары непременно будут вести борьбу». Весной 1236 г. Сюй Тин лично наблюдал направление из Каракорума на запад крупных подкреплений, возможно, именно для войск, находившихся в «Кипчакском походе».

    В заключение хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на отрывочность и несистематизированность (в большинстве случаев) информации о Восточной Европе в составе вышерассмотренных монгольских и китайских источников, она вносит важные дополнения и уточнения в сведения более известных и востребованных источников — русских летописей и персидских исторических сочинений. Включение этих сведений в контекст исторической реконструкции событий 1236—1242 гг. в Восточной Европе представляется поэтому достаточно перспективной и интересной задачей.

    Литература

    1 Подр. см.: Козин С. А. Сокровенное сказание. М.; Л., 1941; Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана. М., 2004.
    2 Например, такой список: «народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет, а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях». А вот текст «Сокровенного сказания» о результатах похода Бату: «Посланные в помощь Субеетаю царевичи Бату, Бури, Гуюк, Мунке и все другие царевичи, покорив народы Канлин, Кипчаут и Бачжигит, разрушили города Эчжил, Чжаях и Мегет, а также совершенно разгромили и полонили Орусутов. Они полностью покорили Асутов и Сесутов, а также население городов Белерман, Керман-кива и прочих городов, поставили даругачинов и танмачинов и возвратились на родину».
    3 Ибн ал-Асир. Ал-Камиль фи-т-тарих // Золотая Орда в источниках. Т. 1. Арабские и персидские сочинения. М., 2003; Арсланова А. А. Остались книги от времен былых… Персидские исторические сочинения монгольского периода по истории народов Поволжья. Казань, 2002.
    4 Юань ши. Пекин, 1976. «Чжунхуа шуцзюй чубань» (кит.).
    5 Это были гигантские компиляции юаньского официоза, такие, как: «Цзин-ши да-дянь», «Да Юань тун-чжи» и «Юань дянь-чжан». Часть этих сводов сохранилась до наших дней.
    6 Буквально «правдивые записи», они велись начиная с Хубилая. Шилу Чингисхана, Угэдэя, Гуюка и Мэнгу не велись, сведения для описания их царствований в «Юань ши» были взяты из каких-то китайских источников, которые в свою очередь отражали сведения из т. н. «Тобчиян», монгольского исторического сочинения середины XIII в. Вероятно, что неоднократно упоминаемая в «Юань ши» «Тобчиян» (монг.: «краткая история») была вариантом «Алтан дебтер», так как режим ее хранения в сокровищнице юаньских императоров и состав ее текстов были полностью аналогичны своду монгольских документов из сокровищницы Хулагуидских ильханов.
    7 Особый жанр китайской историографии — «жизнеописание выдающихся людей» текущей эпохи.
    8 В составе 1-го жизнеописания Субэдэя находится и биография его сына Урянхатая, тоже участвовавшего в походе в Восточную Европу. А в ней участие Урянхатая в походе на «булгар и немцев» относится к 1248 г. Таким образом, смещение дат для данного похода было вызвано общим состоянием первоисточников — для жизнеописаний как Субэдэя, так и Урянхатая.
    9 Например, в жизнеописании тангута Сили-гамбу (Сили-цяньбу) говорится об его участии в осаде Рязани, которая «продолжалась 7 дней».
    10 В анналах Угэдэя просто констатируются факты таких походов, сообщения в них имеют краткий вид и интересны в первую очередь с точки зрения хронологии: «Весной, года и-вэй, 7-го [от установления правления] (6 февраля — 4 мая 1235 г.)… [Угэдэй] отправил чжувана Бату вместе с сыном императора Гуюком и сыном императорского брата Мэнгу в поход на западные страны».
    11 Например, дается точная датировка боев за аланский город Магас и уточняется его принадлежность (из дефектного текста Джувейни можно было понять, что этот «город М. к. с» был русский): «Зимой, в одиннадцатой луне (27 ноября — 26 декабря 1239 г.), войска под командой Мэнгу окружили аланский город Ме-ке-сы и через 3 месяца захватили его».
    12 Хэй-да шилюэ («Краткие сведения о черных татарах») // Ван Го-вэй. Хайнин Ван Цзин-ань сяньшэн ишу («Посмертное собрание сочинений господина Ван Цзин-аня из Хайнина»). Т. 37. Чанша, 1940. «Шанъу иньшугуань» (кит.).

  31. Аноним says:

    Золотая орда и зависевшие от нее владения, в совокупности именовавшиеся улусом Джучи, как известно, не имели своих летописей — по крайней мере они до нас не дошли, архивы их — если они существовали — безвозвратно погибли, и от всех ханских канцелярий сохранилось только несколько грамот в подлиннике или в русском переводе. Монеты и памятники материальной культуры являются, конечно, историческими источниками большой важности, но они могут осветить только некоторые стороны жизни этого огромного государства — государства кочевников, хотя и включавшего в свой состав многие области с оседлым населением, городами и областями старой культуры. Недостаток письменных источников, происходящих из самой Золотой орды, в значительной мере восполняется данными источников, происходящих из стран, подчинявшихся Золотой орде или находившихся с ней в сношениях дружественных или враждебных. Таких источников очень много. Это прежде всего источники русские, затем западноевропейские — на языках польском, венгерском и латинском, византийские — на языке греческом, восточные — на языках армянском, грузинском, арабском, персидском, турецком, чагатайском, монгольском, китайском и др. Понятно, что все эти источники чрезвычайно односторонни. Их авторов и составителей мало интересовала внутренняя жизнь Золотой орды, они записывали прежде всего то, что касалось их собственной страны. Так, русские летописи фиксируют прежде всего походы ханов на Русь, поездки русских князей в орду; они довольно хорошо осведомлены о том, что делалось в Сарае, но очень мало знают о событиях в Крыму, на Северном Кавказе, в Сибири и на Сыр-дарье. Источники арабские интересуются Золотой ордой прежде всего как союзницей Египта в борьбе с монгольскими владетелями Ирана — Хулагидами. Они лучше знают Крым, Азов, хуже — Сарай и почти не знают восточной части улуса Джучи. Источники персидские, с этой точки зрения, делятся на две группы. Более ранние, составленные в Западном Иране, знают Золотую орду прежде всего как врага, с которым постоянно идут бои на Кавказе — в Азербайджане и Дагестане. Более поздние, связанные с Восточным Ираном и Средней Азией, следят за зависевшей от Золотой орды [4] Белой ордой 1 с центром в Сыгнаке и Сауране на Сыр-дарье, на территории современного Казахстана; только через нее они видят то, что делается в самой Золотой орде. И те и другие мало знают о делах Руси, Крыма и Поволжья. Во всех этих группах источников, конечно, есть и данные о внутренней жизни Золотой орды, но их сравнительно мало и историку приходится вылавливать их из массы материала.

    Понятно, какие трудности для историков создает такое многообразие источников. Навряд ли может найтись историк, который мог бы в подлиннике изучить и русские, и западные, и восточные источники — примерно на 12 языках. Отсюда возникла необходимость в издании переводов всех этих источников, прежде всего источников восточных, как наименее доступных исследователям. Только при наличии таких переводов будет возможно составление настоящей научной истории Золотой орды, как и истории многих народов Советского Союза в период монгольского владычества, когда одни из них входили в состав Золотой орды, а другие зависели от нее. Отсутствием таких переводов, может быть, и объясняется то, что хотя уже прошло более ста лет с тех пор, как Российская Академия Наук в 1826 г. объявила конкурс на составление труда по истории Золотой орды, но и до сих пор мы не имеем ни одной работы, удовлетворяющей хотя бы выставленным тогда требованиям. 2

    Институт востоковедения Академии Наук СССР частично выполняет долг советского востоковедения — дать переводы восточных источников по Золотой орде, выпуская в свет II том начатого более 60 лет тому назад В. Г. Тизенгаузеном «Сборника материалов, относящихся к истории Золотой орды». Пожелание о скорейшем выпуске этого тома уже было высказано в печати. 3 Мы надеемся, что в дальнейшем нам удастся переиздать с накопившимися за истекшее полустолетие поправками и дополнениями давно ставший библиографической редкостью I том «Сборника», а также, в виде приложения к нему или в виде отдельного III тома, извлечения из турецких источников и из некоторых персидских сочинений, не вошедших в настоящий том.

    2

    Переводы отдельных восточных источников, содержащих сведения о Золотой орде, на западноевропейских и русском языках стали появляться с начала XIX в., отдельные отрывки из них находятся уже в трудах европейских ориенталистов XVIII в. Так, китайские источники по истории монголов — наименее, пожалуй, важные для Золотой орды, но очень ценные для других частей Монгольской империи — [5] переводились Иакинфом Бичуриным и Бретшнейдером; 4 более важные для Золотой орды армянские источники переводились на русский язык К. П. Паткановым и Н. О. Эминым, 5 на французский Броссе и Дюлорье. 6 Ни китайские, ни армянские источники этими переводами не исчерпаны, и нахождение новых данных возможно и тут. Однако главными источниками по истории Золотой орды являются, конечно, не китайские и армянские, а, на ряду с русскими, арабские и персидские. Почти до конца XIX в. на западноевропейские языки — латинский, французский и немецкий — были переведены только немногие, главным образом позднейшие, арабские и персидские исторические сочинения; на русский язык (И. Н. Березиным) — только некоторые части труда Рашид-ад-дина. Недостаток переводов отчасти восполнялся трудами Хаммера 7 и Д’Оссона 8 по истории Монгольской империи, представлявшими собой, в основном, пересказ арабских и персидских источников — пересказ более точный у Д’Оссона, с большим числом ошибок у Хаммера.

    Попытка издать свод арабских, персидских и турецких источников по истории Золотой орды была предпринята в конце 70-х годов прошлого века крупным русским востоковедом XIX в. Владимиром Густавовичем Тизенгаузеном.

    В. Г. Тизенгаузен родился в Нарве в 1825 г., окончил в 1848 г. Петербургский университет, в котором находился под влиянием знаменитого Сенковского (барона Брамбеуса). Несмотря на свой баронский титул, В. Г. Тизенгаузен не имел никакого состояния и после окончания университета в течение 12 лет был вынужден, чтобы содержать себя и семью, служить письмоводителем, а затем столоначальником в разных учреждениях. Только в 1861 г. ему удалось поступить на службу в незадолго до того учрежденную Археологическую комиссию, в которой он прослужил почти до самой смерти, последовавшей в 1902 г. И здесь он был вынужден заниматься в первые годы главным образом канцелярской и административной работой; позже он был занят многочисленными раскопками греческих городов и скифских курганов на территории Украины и Северного Кавказа — Востоком Археологическая комиссия очень мало интересовалась. Только незначительную часть времени В. Г. Тизенгаузен мог посвящать востоковедению, в котором он, однако, оставил немалый след. Главные его труды посвящены восточной нумизматике; они, особенно «Монеты восточного халифата» (СПб., 1873), и теперь еще являются главными пособиями при изучении одного из важных видов исторических источников — монет. Из-за всегда стесненного [6] материального положения В. Г. Тизенгаузен мог выполнять крупные работы только при материальной поддержке со стороны ученых обществ или «меценатов», и почти все его работы написаны на соискание какой-нибудь премии, которую они, обычно, и получали. 9

    Огромный труд по собиранию восточных сведений о Золотой орде — он был рассчитан на 4 тома — был предпринят В. Г. Тизенгаузеном на личные средства графа С. Г. Строганова, любителя археологии и председателя Археологической комиссии. Благодаря помощи Строганова он в 1880 г. смог совершить путешествие по Европе специально для извлечения из рукописных собраний сведений о Золотой орде. Результатом этого путешествия и работ над рукописями петербургских собраний явился изданный на средства того же Строганова, хотя и после его смерти (он умер в 1882 г.), «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды, т. I, извлечения из сочинений арабских». СПб., 1884. Тогда же В. Г. Тизенгаузеном были сделаны выписки из сочинений на персидском языке, которые он обрабатывал в последующие годы, но так и не успел издать. Это, может быть, объяснялось тем, что после смерти Строганова некому было финансировать работу по истории Золотой орды.

    3

    В 1908 г. бумаги В. Г. Тизенгаузена были переданы его дочерью Ю. В. Тизенгаузен в Азиатский музей Академии Наук, куда еще в 1902 г. перешла большая часть его библиотеки. Теперь, как и все собрания Азиатского музея, они находятся в рукописном отделе Института востоковедения Академии Наук СССР; в дополнение к ранее переданным Ю. В. Тизенгаузен в 1938 г. передала Институту еще некоторые сохранившиеся у нее бумаги, оказавшиеся весьма полезными при редактировании настоящего тома.

    Вопрос об издании незаконченных работ Тизенгаузена возник сразу же после его смерти, 10 но издана была — Я. И. Смирновым и К. А. Иностранцевым — только одна: «Материалы для библиографии мусульманской археологии» (ЗВО, XVI, 1904, стр. 079-0145, 0213-0416). Вопрос об издании II тома «Сборника материалов, относящихся к истории Золотой орды», был поставлен перед Академией Наук уже при передаче бумаг, но лицо, которому эта работа была тогда поручена, не справилось с ней; в 1911 г. эта работа была поручена одному из редакторов настоящего тома, А. А. Ромаскевичу, но, по независевшим от него обстоятельствам, не была тогда закончена.

    Различные части оставшихся после В. Г. Тизенгаузена персидских материалов по истории Золотой орды были им в разной степени обработаны. Одни, как извлечения из сочинений Джузджани, Джувейни и Рашид-ад-дина, были им обработаны, переведены, снабжены примечаниями и введениями, хотя начисто отделаны не были. Другие, как извлечения из сочинений Вассафа, Хамдаллаха Казвини, Шереф-ад-дина Иезди, Абд-ар-раззака Самарканди, Мирхонда и др., были им начерно [7] переведены, для третьих — извлечений из «Тарих-и-Шейх Увейс», «Шеджерет ал-атрак», сочинений Низам-ад-дина Шами, Хафиз-и-Абру, Хайдера Рази, Гаффари и др. — им были сделаны только выписки из рукописей и некоторые заметки для введений.

    При редактировании настоящего тома, в соответствии с тем принципом, который принял сам В. Г. Тизенгаузен для первого тома «Сборника», нами было решено исключить большую часть повторений, получившихся вследствие того, что позднейшие авторы использовали сочинения предшествующих. Таким образом нами были вовсе исключены извлечения из сочинений Фасиха Хафи (сост. в 1441 г.), Мирхонда (ум. 1498), Хондемира (ум. 1535), Маc’уда Кухистани (сост. ок. 1540-1551 гг.), Яхьи Казвини (ум. 1555), Муслих-ад-дина Лари (ум. 1572), Будака Казвини (сост. ок. 1576 г.), «Тарих-и-альфи» (сост. ок. 1591 г.), Мухаммеда Бака (сост. в 1677 г.), «Тарих-и-кипчак-хани» (сост. в 1721 г.). Не включены также выписки из сочинений Бейзави (сост. в 1276 г.) и Мухаммеда Шебангараи (сост. в 1342 г.); оба эти сочинения не являются для монгольской эпохи компиляциями, но даваемые ими сведения о Золотой орде крайне незначительны и не добавляют ничего к тому, что мы знаем из других источников. Кроме того, из сочинений Абд-ар-раззака Самарканди, «Введения» к «Зафар-намэ» Шереф-ад-дина Йезди и «Шеджерет ал-атрак» включены только те отрывки, которые не заимствованы из переведенных нами других источников; остальное же исключено. Этот принцип исключения повторений не мог быть проведен до конца, так как при этом возникала опасность вместе с повторениями потерять и существенные детали.

    При расположении материала мы придерживались, как это сделано а в I томе, хронологической последовательности составления сочинений; поэтому, если в позднейших сочинениях оказывались сведения о более ранних событиях, они все-таки попали в конец тома. По соображениям удобства извлечения из «Муизза» были уже самим В. Г. Тизенгаузеном помещены в примечания и дополнения к переводу из более раннего автора, Рашид-ад-дина, а часть сведений «Анонима Искендера» помещена нами в примечаниях к переводу из более позднего — Шереф-ад-дина Йезди.

    Особое место в бумагах В. Г. Тизенгаузена занимает полная копия сочинения «Дастур ал-катиб фи та’йин ал-маратиб» Мухаммеда ибн Хиндушаха Нахичевани, составленного в северо-западном Иране около 759-760 (=1357-1358) гг. при династии Джелаиридов (1336-1411). Это сочинение представляет собой руководство по написанию официальных документов и образцы последних. Джелаириды полностью следовали формам, употреблявшимся при Хулагидах — монгольских ханах Ирана — и это сочинение дает богатейший материал для изучения социального строя и административной системы Ирана при монголах. Так как административная система во всех монгольских государствах имела много общего, то это сочинение может быть использовано для объяснения, по аналогии, многих явлений из жизни Золотой орды; поэтому уже Хаммер 11 привел из него ряд извлечений в крайне неточных переводах. [8] В. Г. Тизенгаузен полностью переписал венскую рукопись этого сочинения и частично выписал разночтения по рукописям лейденской и парижской; некоторая часть документов была им переведена. Мы не решились включить это сочинение, целиком или частью, в настоящий том. Прежде всего для правильного понимания документов, написанных чрезвычайно трудным языком, необходимо изучение всего сочинения в целом, что потребовало бы очень много времени и задержало бы выпуск тома. Затем навряд ли допустимо включение в сборник по истории Золотой орды материалов, относящихся к Ирану. Мы, однако, надеемся, что сочинение Мухаммеда ибн Хиндушаха, важное, между прочим, для истории Азербайджана, будет полностью издано в Советском Союзе в ближайшие годы. 12

    К выпискам из ряда сочинений нами были добавлены отдельные места и отрывки, пропущенные Тизенгаузеном. Кроме того, нами были включены в «Сборник» отрывки из продолжения «Тарих-и-гузиде», составленного самим автором Хамдаллахом Казвини (выписки из продолжения, составленного его сыном, Зейн-ад-дином, были сделаны Тизенгаузеном) и из продолжения того же сочинения, составленного Махмудом Кутуби; оба они являются первоисточниками для ряда последующих авторов. Включены также извлечения из так называемого «Анонима Искендера», сохранившего нам другую, не иранскую, а среднеазиатскую» историческую традицию и сообщающего много ценных данных, отсутствующих в других иранских источниках; достоверность их во многих случаях подтверждается сравнением с данными русских летописей. Понятно, что и теперь издаваемые материалы далеко не полны. Желательно было бы прежде всего использовать сочинения Кашани (см. ниже, стр. 139), Хафиз-и-Абру (см. ниже, стр. 104) и «Зафар-намэ» Хамдаллаха Казвини (см. ниже, стр. 90).

    Далее, ряд интересных данных должен находиться в сочинениях историков Малой Азии XIII-XV вв., писавших на персидском языке, в особенности в сочинении Аксараи 13 и большой истории Ибн Биби; нам была доступна только краткая редакция последнего сочинения, отрывок из которой помещен ниже.

    За сорок лет, истекшие с тех пор, как В. Г. Тизенгаузен оставил работу над «Сборником», были изданы многие тексты, которыми он пользовался в рукописях. Это дало нам возможность сократить до минимума издание персидских текстов, и они занимают в настоящем томе гораздо менее места, чем в первом. 14 Однако и при наличии изданий, не всегда критических, остается иногда необходимость обращаться к рукописям. В таких случаях мы, кроме рукописей, использованных Тизенгаузеном, привлекали и лучшие рукописи ленинградских собраний, поступившие после его смерти или бывшие ему неизвестными. Нами использованы рукописи собраний Института востоковедения Академии Наук, Ленинградского Государственного университета и Государственной Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, а также рукопись труда [9] Рашид-ад-дина, принадлежащая Государственной Публичной библиотеке Узбекской ССР в Ташкенте. Существенные варианты, оказавшиеся в рукописях, отмечены в подстрочных примечаниях.

    В. Г. Тизенгаузен снабдил примечаниями только переводы трех старейших авторов — Джузджани, Джувейни и Рашид-ад-дина; эти примечания, однако, в значительной мере устарели и были нами переработаны. Ко всем остальным переводам примечаний им сделано не было, все они принадлежат редакции. Полное комментирование переводов не входило в задачи издания; для облегчения пользования переводами в указателях терминов и географических названий даны краткие пояснения во всех тех случаях, когда для этого не требовалось специальных изысканий; в указателе имен собственных даны года правления ханов и других владетелей, поскольку они могли быть установлены.

    В. Г. Тизенгаузеном были составлены вводные статьи к части текстов, но теперь, через сорок лет, они совершенно устарели. За это время открыто много неизвестных тогда сочинений, изданы многие тексты, находившиеся тогда в рукописях, выяснены взаимоотношения многих источников. Это заставило нас отказаться от издания уже составленных В. Г. Тизенгаузеном введений и составить их все заново, используя имеющиеся в его бумагах материалы. При этом особое внимание мы обращали на источники, которыми пользовался каждый автор и которые обусловливают достоверность его известий.

    Переводы В. Г. Тизенгаузена, оставшиеся в черновом виде, нами во многих случаях исправлены без особых оговорок; стиль его исправлялся нами только в тех случаях, когда устарелые обороты были бы непонятны современным читателям. Как и сам В. Г. Тизенгаузен, мы опускаем в переводах стихи, не относящиеся к делу, цветистые описания и наборы эпитетов, заменяя их словами (цвет), многоточиями отмечаются пропуски мест, не имеющих отношения к нашей теме. Одной звездочкой (*) обозначено начало фразы, которая в примечании, по другому варианту, переведена иначе. Вопросительные знаки в скобках поставлены в тех случаях, когда мы не уверены в точности перевода или чтения имени. В круглые скобки заключены слова, вставленные при переводе для большей ясности последнего.

    Транскрипция, принятая В. Г. Тизенгаузеном, теперь совершенно неупотребительна, и мы должны были отказаться от нее в пользу более обычной в наше время; к знакам русского алфавита добавлены, во избежание смешения различных имен, три знака для согласных: к (***), г (***.) b[ (*** и **). Особые трудности при передаче тюркских и монгольских имен, написанных арабским алфавитом, создаются тем, что в арабской письменности 1) чрезвычайно легко смешиваются совершенно различные согласные, например б, т, н, й и др. и, как правило, совсем не отличаются согласные п от б, ч от дж. и к от г; 2) не отличаются совсем гласные о, oe, уe от у, ы от и, а от аe и т. д., а зачастую гласные не выражаются вовсе. Вследствие этого установление действительного произношения собственных имен и географических названий оказывается крайне затруднительным, а нередко и вовсе невозможным; в ряде случаев наша передача собственных имен, не встречающихся ни в каких других источниках, кроме персидских и арабских, совершенно условна. Кроме того, передача тюркских и монгольских имен в персидских текстах вариирует в зависимости от диалекта, через который эти имена попали к автору; поэтому в текстах можно встретить написания Бату и Батуй, Берка и Берке, Кутлу и Кутлуг, Мамак и Мамай, Мунке, Менгу и [10] Мунгу (произносилось, очевидно, Монке и Монгу), Токтамыш, Тохтамыш и Токтамыш и т. п. Такие варианты представляют иногда интерес для историков и поэтому нами в большинстве случаев сохранены; читатель . найдет отождествление подобных вариантов в указателе.

    Социальные, административные и тому подобные термины — монгольские, тюркские и арабские — или оставляются без перевода, или даются в круглых скобках рядом с переводом; пояснения к ним даются в указателе терминов. Следует иметь в виду, что многие термины, особенно арабские и персидские, в самой Золотой орде, вероятно, не употреблялись, и они являются только переводами соответствующих тюркских или монгольских слов: например слово «эмир» заменяет монгольское «ноян» = «нойон» и тюркское «бек» = «бий».

    4

    Русские, арабские и персидские источники, как уже указывалось выше, составляют три основные группы источников по истории Золотой орды, количественно и качественно далеко превосходящие все остальные — китайские и монгольские, армянские и грузинские, византийские и западноевропейские. Совместное изучение этих трех групп, взаимная проверка их сведений, как правило, независимых друг от друга, 15 позволит, можно надеяться, исследователям теперь, после опубликования настоящего тома, выяснить основные факты истории Золотой орды. Конечно, полностью заменить источники, которые происходили бы из самой Золотой орды, они не смогут, но историку в изучении внутренней истории Золотой орды отчасти поможет богатый археологический материал.

    Для первого похода монголов на Восточную Европу — похода Джебе и Субадая — персидские источники не дают почти ничего нового. Джувейни и следующий ему Вассаф говорят о нем очень мало, Рашид-ад-дин здесь следует Ибн ал-Асиру, рассказ которого приведен в I томе «Сборника». Но уже по отношению к походу Бату персидские источники, прежде всего Рашид-ад-дин, дают гораздо больше арабских и очень много добавляют к данным русских летописей и западноевропейских хроник. Кроме описания действий на Руси, в Польше и Венгрии, о которых говорят и другие источники, персидские авторы упоминают о действиях монголов в Поволжье, борьбе с кипчаками — половцами, асами — предками осетин, о действиях на территории Северного Кавказа и Дагестана, в других источниках совсем не отраженных.

    Для периода относительного единства Золотой орды, до гибели Бердибека (1359), только персидские источники дают связное изложение политической истории Золотой орды; ни русские, ни арабские источники, не говоря уже о прочих, такого изложения не дают. Сопоставление всех трех групп источников позволяет точно установить последовательность и годы правления ханов 16 и позволяет выяснить ход первых [11] внутренних войн в Золотой орде — Тохты с Ногаем в 1297 и следующих годах и после смерти Тохты в 1312 г. Персидские источники приводят много деталей, важных для понимания отношений между иранскими монголами и Золотой ордой. Запутанные и на первый взгляд малоинтересные перечисления членов ханского рода, которые дает тот же Рашид-ад-дин, помогают ориентироваться в огромном числе «царевичей», упоминаемых в источниках; беглые упоминания об отдельных событиях в этих перечислениях показывают нам существование в Золотой орде ряда уделов, о которых более нигде нет речи.

    Из «Анонима Искендера», — источника для истории Золотой орды, использованного, и то в незначительной степени, только В. В. Бартольдом, — мы узнаем многое о роли в жизни Золотой орды биев — в арабскоперсидской передаче эмиров — действительных обладателей власти при большинстве ханов. О некоторых из них, например о Кутлуг-Тимуре при Узбеке, знают и арабские источники; о других, вроде Тоглу-бая или Тоглу-бия при Джанибеке и Бердибеке, знают только русские летописи и «Аноним Искендера».

    Гораздо меньше, чем для политической истории, дают персидские источники для изучения экономики и социального строя Золотой орды. Эти стороны ее истории вообще чрезвычайно плохо отражены в источниках. Однако среди арабских сочинений есть такие, как сочинения Омари и Ибн Батуты, дающие географические описания Золотой орды, как все географические тексты, чрезвычайно важные для экономической истории. 17 Среди персидских источников есть только одно географическое сочинение — Хафиз-и-Абру, ничего не дающее для Золотой орды. Тщательный анализ попутных сообщений персидских историков о торговле, скотоводстве, земледелии и рыболовстве, конечно, даст кое-что для понимания экономической истории Золотой орды, но все-таки этот материал чрезвычайно скуден. То же относится и к данным по социальному строю; имеющаяся в персидских источниках социальная терминология, дающая кое-что для этого, относится по большей части к восточным районам улуса Джучи, территории современного Казахстана.

    Как уже сказано выше, сведения персидских авторов о западной части Золотой орды — Украине, Крыме, Поволжье — относительно бедны, хотя и здесь можно найти многие данные, отсутствующие в других источниках. Более важны данные настоящего тома для истории народов Северного Кавказа — асов (осетин), ногаев, 18 черкесов, народов Дагестана; данных этих немного, но они единственные, в других источниках нет почти ничего.

    Небесполезен будет настоящий том и для историков Азербайджана. Последний не входил в состав Золотой орды, но из-за его территории шли постоянные споры и войны между Джучидами и Хулагидами, отразившиеся в источниках. Однако наиболее, пожалуй, важны сведения настоящего тома о восточной части улуса Джучи. Уже для эпохи расцвета Золотой орды мы только из персидских источников узнаем об отношениях между Золотой ордой и государством потомков Чагатая [12] и Угедея в Средней Азии, о владениях потомков Орды на Сыр-дарье и Семиречье, на территории современного Казахстана — обо всем этом и арабские и русские источники дают чрезвычайно туманные представления. Так, например, только из персидских источников можно установить, где в действительности лежали владения потомков Орды. Арабские писатели помещают их в Газне и Бамиане, на территории современного Афганистана. В действительности эти места сначала принадлежали дому Чагатая, а позже потомкам Хулагу. 19 Особенное значение имеют данные по истории восточной части улуса Джучи в середине и конце XIV в., когда Урусу, а затем Тохтамышу удалось завоевать и западную часть улуса — собственно Золотую орду — и на непродолжительное время создать относительное единое государство; о ходе этих событий, приведших в конце концов к окончательному распаду Золотой орды, мы узнаем только из русских и персидских источников, причем они видят их с разных сторон. Подробно описываются знаменитые походы Тимура на Золотую орду, также сыгравшие значительную роль в ее падении.

    Данные по истории Золотой орды в эпоху ее окончательного распада в XV в., как известно, чрезвычайно скудны. Арабские источники для этого периода не дают почти ничего и единственными доступными были до сих пор источники русские. Между тем этот период чрезвычайно важен — это время, когда сформировались народы татарский, казахский и узбекский. Персидские источники дают здесь немного, но гораздо более, чем арабские; они позволяют во многом уточнить и дополнить сведения русских источников.

    Итак, настоящий том немало нового даст для истории многих народов Советского Союза: русских, украинцев, татар, чувашей, азербайджанцев, осетин, черкесов, дагестанцев, ногаев, казахов и узбеков.

    __________________________

    К настоящему тому приложены указатели терминов и непереведенных слов, личных имен, географических, племенных и родовых названий, облегчающие пользование «Сборником». Указатели составлены А. П. Чернаенко, справки о значении терминов и местоположении географических пунктов составлены С. Л. Волиным.

    Перевод всех текстов, не переведенных В. Г. Тизенгаузеном, принадлежит С. Л. Волину, ему же принадлежат введения к переводам всех текстов; им же произведено сравнение текстов с рукописями ленинградских собраний и отредактированы примечания. При редактировании тома были учтены замечания, сделанные П. П. Ивановым, А. И. Пономаревым и А. Ю. Якубовским и некоторые указания Н. Н. Поппе.

    Несомненно, что и теперь в наших переводах и примечаниях можно найти ряд ошибок и упущений, и мы просим всех, заметивших их, сообщить Институту востоковедения, чтобы мы могли исправить их при переиздании I тома «Сборника» или при издании III тома.

  32. Аноним says:

    § 23. ДРЕВНИЕ ТАТАРЫ И ЧИНГИЗ-ХАН

    Знакомясь с краткой историей Тюркского каганата, мы упомянули союзы древнетатарских племен под названиями «отуз-татар» и «токуз-татар», известных по орхоно-енисейским руническим письменам на могильных камнях VII – VIII веков. Если чуть подробнее говорить о них, то основные этаны истории древних татар на своей родине в Центральной Азии представлены таким образом. Отуз-татары, впервые упомянутые на похоронах основателя Тюркского каганата Бумын-кагана и одного из его преемников Истеми-кагана, через сто лет – во второй половине VII века – вели сражения против тю-гю (тюргешей) под руководством Ильтерис-кагана. Обо всем этом написано на памятнике известного полководца, принца Кюль-Тегина (умер в 731 году). Сын Ильтерис-кагана Бильге-каган, брат Кюль-Тегина, в 722 – 723 годах вел войны против огузов и токуз-татар – об этом известно по надписям на могильном камне самого Бильге-кагана, скончавшегося в 734 году.

    Как же сложилась дальнейшая судьба древних татар после того, как они были поражены в войне с уйгурами и часть из них ушла на запад, а часть осталась на своей родине? Через сто лет, в IX веке, эти татары, т.е. оставшиеся в Центральной Азии, упоминаются в китайских источниках под названием «та-тань», больше – «да-да». Так, в письме китайца Ли-Деюя, написанном уйгуру Урмудзу в 842 году, сообщается именно о таких племенах, а в докладе посланника императора Ванг-Иен-тина уже конца Х века, под 981 годом, говорится о восьми татарских племенах.

    Татары жили южнее монголов Восточного Забайкалья и современных монгольских степей. Они вошли в контакт с монголами, постоянно общались с ними и вскоре были вовлечены в процесс создания Монгольского государства под руководством Хабул-хана, позднее его правнука Чингиз-хана, объединившего все разрозненные монгольские и некоторые соседние племена в одно централизованное государство. В его составе оказалась и значительная часть древних татар.

    В китайских, монгольских и персидских исторических источниках довольно подробно описывается история монголов и их южных соседей татар. В то же время по этим материалам татары, в отличие от монголов, представляются племенами иного этноса, а именно тюркского. Даже несмотря на некоторую противоречивость сведений отдельных авторов, история тюркско-татарских племен отличается от истории монголов и других родственных им племен (ойротов, меркитов и других). В одной китайской хронике XIII века, например, конкретно указывается, что татары «происходят от особого рода ша-то». Племена ша-то – это конфедерация племен западных тюрок, обитавших в VII веке в районе нынешней Ферганы в Средней Азии. В VIII – IX веках часть из них переселилась на территорию Северного Китая. Китайские источники отмечают белых татар, называя так онгутов (по-монгольски – чаган-татар), которые были тюркоязычными. От белых татар отличались дикие и черные татары – к ним относились собственно монголы с родом Чингиз-хана с его полководцами, министрами и сановниками.

    В источниках дается и внешнее описание этих разных племен. Если «белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей… в общении с людьми душевны», то у диких и черных татар лица «широкие и скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода весьма редкая. Внешность довольно некрасивая». Словом, последние были настоящими монголоидами.

    Монголоидность характеризуется желтоватой кожей, прямыми черными волосами на голове, слабым ростом волос на лице и теле, слабо выступающим носом, уплощенностью лица, значительным выступом скул и так называемым эпикантусом, т. е. особой складкой у внутреннего глаза человека, из-за чего глаза кажутся узкими. Современные татары относятся к европеоидному типу (монголоидность у казанских татар составляет, например, всего 14,5%).

    С самого начала взаимоотношения монголов с древними татарами были довольно натянутыми и со временем они превратились в кровную вражду. Дело в том, что татары убили отца Чингиза Есугей-богатура за то, что тот в свое время взял в плен и умертвил вождя татар Тимучин-ака. Кстати, последний был убит в день рождения первенца Есугея, который назвал его также Тимучином (Тэмуджен), т. е. именем своего противника, очевидно, в честь его воинских доблестей. А новорожденный Тэмуджен, он же позднее Чингиз-хан, т.е. «Великий хан», стал таким образом кровным врагом татар. В свою очередь Тэмуджен-Чингиз таковыми считал татар за то, что они также убили (отравили) его отца. Между прочим, этот вопрос до конца не выяснен; Л.Н.Гумилев, например, считает, что Есугей умер лишь на четвертые сутки после того, как он случайно оказался на трапезе у татар и умирая потом у себя дома, обвинил татар в том, что именно они его отравили. Но так или иначе, эти события послужили поводом крайнего обострения и без того натянутых отношений между татарами и монголами, а вождь последних, Чингиз-хан, после этого постоянно называл татар убийцами их дедов и отцов, призывал, более того, приказывал уничтожать их. Однако, несмотря на несколько таких распоряжений, невозможно было истребить многочисленные татарские племена. Они смогли сохранить свое этническое лицо, например, после войны между монголами и татарами в 1198 году, источники отмечают четыре больших татарских племени: чаган-татар, алчи-татар, дутаут-татар, алухай-татар. Естественно, в результате шовинистической политики вождя Монгольской империи часть татар была ликвидирована или ассимилирована. Однако это имеет отношение в первую очередь к тем татарам, которые жили в близком соседстве с монголами, постоянно общались с ними. Татары были до этого многочисленны. И не зря позднее выдающийся историк средневековья Рашид ад-дин (XIV век), он же госсекретарь иранского правителя Газан-хана, располагавшего огромной библиотекой ценнейших рукописей, которыми успешно пользовался и наш персидский автор при создании своего классического труда «Сборник летописей», перечислил 14 тюркских племен, одно из самых больших из них назвал татарским, состоявшим в свое время из 70 тысяч юрт (домов, семей). Вот что писал он о татарах:

    «Из-за [их] чрезвычайного величия и Почетного положения другие тюркские роды при [всем] различии их разрядов и названий стали под их именем и все назывались татарами». Это – достоверное и очень серьезное сообщение, и определения его автора являются поистине энциклопедическими. Кстати, крупнейший отечественный востоковед, академик В.В.Бартольд писал, что «сочинение Рашид ад-дина представляло сооой огромную историческую энциклопедию, какой в средние века не было ни у одного народа ни в Азии, ни в Европе».

    Мы сказали, что часть татар была ассимилирована монголами. Можно сказать, что ассимиляция была даже обоюдной. Во всяком случае, заметный тюркский пласт в тогдашнем монгольском языке связан именно с татарами. Известно, что сам Чингиз-хан знал и татарский язык; имеются некоторые сведения о том, что его мать, красавица Оэлун, родилась от смешанного татаро-монгольского брака. Кстати, один Чингиз-хан, в отличие от всех монголов (диких и черных «татар»), был «высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой»; у него из татар были две жены и еще приемный сын. Верховным судьей империи и одним из крупных военачальников был татарин Шики-Хутуку. Вообще, как в личной жизни Чингиз-хана, так и в его государственных делах татары сыграли немаловажную роль. В его кодексе основных законов под названием «Великая яса» («яса» от тюркского слова «ясак» – подать, дань) было много тюркско-татарских терминов и титулов. Изречения Чингиз-хана, высказанные в основном в стихотворной форме, назывались тюркским словом «билик» (белек – знание). Ханская печать была двух родов, для обозначения которых употреблялись тюркские термины «ал тамга» (алая тамга) и «кок тамга» (синяя тамга). Кстати, само слово «хан» тюркского происхождения.

    Однако, несмотря на все это, Чингиз-хан, будучи в первую очередь вождем монголов и не забывший своего обещания отомстить татарам, начал ставить их передними отрядами своего войска, когда приступил к осуществлению широкого плана захватнических войн. Монголы по приказу своего вождя посылали вперед татар, а также насильно включали в свою армию завоеванные ими другие народы и заставляли их называться впредь именем ненавистных им татар. Все это привело к тому, что имя татар широко распространилось, и даже монгольское нашествие прежде всего воспринималось как татарское. Об этом свидетельствуют очевидцы: венгерский монах-миссионер Юлиан и фламандский путешественник Гильом Рубрук, лично побывавшие в самой Монголии (один из них, Юлиан, непосредственно в период завоеваний, а Рубрук чуть позднее, в 50-х годах XIII века). Как правящая тогда нация, монголы всегда ставили себя выше других, чурались имени «татары». Особенно ярко сказано об этом Рубруком, лично беседовавшим с Менгу (Мункэ)-кааном – великим ханом Монгольской империи, а также с золотоордынским ханом Бату и другими высшими представителями монгольской знати: «Они превознеслись до такой великой гордости, что хотя, может быть, сколько-нибудь веруют во Христа (некоторая часть монголов являлась христианами нес-торианского толка. – Р.Ф.), однако не желают именоваться христианами, желая свое название, т. е. Моал, превознести выше всякого имени; не желают они называться и Татарами. Ибо Татары были другим народом…»

  33. Аноним says:

    § 24. МОНГОЛЬСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    Чингиз-хан, будучи выдающимся государственным деятелем и талантливым полководцем, сыграл на первых порах положительную роль, объединив разрозненные монгольские племена в одно централизованное государство. Однако дальнейшая его деятельность явилась завоевательной в отношении чужих земель, других государств и народов. Им и его преемниками была порабощена почти вся Восточная и половина Западной Евразии. В период с 1206 по 1220 годы с некоторыми перерывами была завоевана Средняя Азия с ее центрами античной и раннесредневековой цивилизации, среди которых славный Хорезм во главе с его могущественным правителем, хорезмшахом Мухаммедом II. Вначале у Чингиз-хана не было намерений завоевать Хорезм, к тому же хорезмская армия была значительно больше монгольской (в те времена власть хорезмшаха распространялась далеко за пределы позднего Хорезма – на Иран, Азербайджан, Хорасан, Афганистан). Армией Чингиз-хана была захвачена лишь восточная часть Средней Азии, так называемое Семиречье, и прилегающие районы в киргизских и восточно-казахстанских степях.

    …Возвратившись после удачного похода на Китай в 1216 году в свой столичный город Каракорум (по-монгольски Хара-Хорин; располагался в верховьях реки Орхон на севере Монголии), Чингиз-хан радушно принял послов, прибывших из Хорезма. Он просил их передать хорезмшаху, что в его лице он видит владыку Запада, а себя считает владыкой Востока; также он желает мира и дружбы между ними и чтобы их купцы свободно торговали в обеих странах.

    Мухаммед послал Чингиз-хану караван с товарами из шелковых тканей, шитых золотом, а также хлопчатобумажные ткани. Один из начальников каравана попросил за этот товар цену, в 15 раз превышающую их стоимость. Чингиз-хан возмутился, к тому же подобного добра было предостаточно и у самих монголов. Испугавшись скандала, купцы вынуждены были принести эти товары в подарок хану. Польщенный Чингиз отблагодарил хорезмийцев, заплатив им по 75 динаров, т.е. золотых монет, за каждый кусок ткани с золотом и столько же серебряных за обычные ткани. Более того, оказав почтение послам, он велел устроить их в белых шатрах, что считалось признаком особого доверия.

    Чингиз-хан сделал ответный и почетный жест хорезмшаху – он отправил к нему посольство и свой караван с богатейшими подарками «владыке Запада»: огромный самородок золота величиной с верблюжий горб, который везли на специальной телеге, отдельные слитки золота и серебра, куски нефрита, мускус (пахучая жидкость животного и растительного происхождения, используемая в парфюмерии), китайский шелк, дорогие ткани из белой верблюжьей шерсти, меха бобров и соболей, другие драгоценные вещи. Хорезмшах принял посольство в Бухаре. Послы передали ему наилучшие пожелания хана, его повторное предложение о мире и еще то, что он ставит хорезмшаха в один ряд с его самым дорогим сыном. Хотя Мухаммед обиделся, что монгол «записал его в сыновья», но мирные предложения принял, на всякий случай решив послать во двор Чингиз-хана шпиона в лице… руководителя этого же посольства, который был хорезмийцем по происхождению. Тот, испугавшись гнева шаха, согласился.

    С небольшим отрывом во времени прибыл и «золотой» караван, состоявший из 450 человек мусульман, а также из 500 верблюдов, нагруженных вышеназванными товарами. Караван был остановлен в Отраре, пограничном городе владений Мухаммеда, и ограблен. Весь людской персонал каравана ложно обвинили в шпионаже и перебили. Чудом спасся один погонщик верблюда, который вернулся домой и все рассказал Чингиз-хану.

    Хан «проглотил» и это известие, проявив сдержанность и самообладание. Он отправил к хорезмшаху посла в сопровождении двух татар с требованием выдачи ему наместника Отрара, отдавшего приказ уничтожить караван. Мухаммед не только не выполнил этого требования, но и велел убить послов. Убийство послов – это война!..

    Академик В.В.Бартольд, детально проанализировав все источники, которые в подробностях сообщают об этом крупнейшем инциденте, пришел к такому выводу: «Поступок хорезмшаха даже с точки зрения современного международного права дал Чингиз-хану более чем достаточный повод для войны».

    Вся мощь монгольской армии была брошена против Хорезма. Средняя Азия вскоре была завоевана полностью. Разрушались города, уничтожались оросительные системы. Было истреблено и угнано в плен огромное число воинов и мирного населения. Озлобленность и жестокость монголов во владениях хорезмшаха описана в источниках иногда до мельчайших подробностей. Вслед за Средней Азией пал Иран, оттуда армия Чингиз-хана дошла до Багдада. Повернув на север, она завоевала Закавказье, затем весь Кавказ и вышла в половецкие степи. 31 мая 1223 года на реке Калке произошла историческая битва объединенного русско-кипчакского войска с монгольской армией, одержавшей победу.

    Далее монголы повернули на восток, домой, очевидно, для пополнения своих сил и отдыха после столь крупных сражений. На обратном пути какая-то часть их армии вдруг взяла направление на север – в сторону Волжской Булгарии (намерения монголов на этот счет не известны). По словам Ибн ал-Асира, арабского историка XIII века, на этот раз монголы потерпели поражение, и после этой битвы немногие из них остались в живых. По сообщениям русских летописей, монголы совершили еще два, очевидно, разведывательных, похода в те же края: вначале в 1229 году, когда на реке Яик они разбили булгарский сторожевой отряд, а в 1232 году вынуждены были перезимовать, не дойдя до Великого города.

    К этому времени уже не было в живых Чингиз-хана: он умер в 1227 году в возрасте 72 лет. До своей смерти он разделил свою империю между четырьмя своими сыновьями: Угэ-дэ получил собственно Монголию и Северный Китай, Тулуй – иранские владения, Чагатай – Мавереннахр и Семиречье, т.е. восточные Среднюю Азию и Казахстан, а на долю старшего сына, Джучи, достались Хорезм, Дешт-и-Кипчак и не завоеванные еще земли на западе, которые он должен был завоевать.

    Но Джучи умер в том же 1227 году, даже за шесть месяцев до смерти своего отца, поэтому его удел перешел к его сыну Бату и, следовательно, внуку Чингиз-хана. Несмотря на это будущий улус продолжал называться «Улус Джучи», ибо он был выделен самим Чингиз-ханом, воля и законы которого выполнялись неукоснительно. Улус Джучи был определен еще в 1207 году – тогда в него вошли и только что захваченные земли чуть севернее Монголии между Селенгой и Енисеем. Этот улус постепенно менялся за счет расширения пределов империи на запад «до тех пор, куда доходили копыта татарских коней», как сказано об этом в известном труде Рашид ад-дина. Он же помещает Улус Джучи уже в пределах Иртыша. Но это для того времени, когда еще не были завоеваны земли к западу от Урала и Волги.

    Вопрос о завоевании Запада обсуждался и был решен на всемонгольском курултае, проходившем в 1235 году в Каракоруме. Руководителем нового похода был назначен 27-летний Бату – старший и самый талантливый из 11 сыновей Джучи. Под власть молодого хана были определены самые крупные и боеспособные силы, в сущности, вся отборная монгольская армия. Весной 1236 года она направилась на Европу. Лето провели в пути, осенью все основные группы войска встретились в пределах Волжской Булгарии. Один за другим пали Сувар, Булгар, Буляр, Джукетау и другие города. Булгария была покорена.

    В том же году началось завоевание Дешт-и-Кипчак, продолжавшееся до конца 1238 года (отдельные разведывательные походы монголов на половецкие степи происходили и раньше – в 20 – начале 30-х годов). Известна в истории ожесточенная борьба с монголами кипчакского бека Бачмана, героически погибшего со своей дружиной в неравной борьбе на одном из островов Волги. В 1237 году началось дальнейшее продвижение на запад – были завоеваны мордовские земли, а затем и Русь, которая окончательно была порабощена в 1240 году. Тогда же два булгарских князя Баян и Джику подняли было восстание против монголов, однако оно было подавлено.

    Далее монгольские войска проникли в Центральную Европу, завоевали Венгрию, а отдельные разведочные отряды прорвались даже к Адриатическому морю. Однако в 1242 году было получено известие о смерти Угэдэ, назначенного великим ханом (кааном) Монгольской империи после Чингиз-хана. Это сообщение мгновенно заставило всю монгольскую армию повернуть на восток и вернуться в Монголию решать свои важнейшие государственные дела – монгольские царевичи, которые почти все были в армии Бату, обязательно должны были принять участие в курултае по выборам нового великого хана.

    В конце 1242 года и в самом начале 1243 года, вернувшись из Венгрии, Бату находился в Нижнем Поволжье – центре Дешт-и-Кипчак с небольшой частью монгольских воинов. По сообщению Рашид ад-дина, их было четыре тысячи – так было определено в свое время самим Чингиз-ханом для Джучи в его будущих завоеваниях Запада, после смерти которого они перешли к Бату. Естественно, это были не рядовые монголы, а представители власти, сановники, свита, члены нового государственного управления, охрана, руководители различных подразделении войска. Само же войско состояло в основном из завоеванных народов, среди которых, по утверждениям того же великого персидского историка-энциклопедиста, были черкесы, маджары, кипчаки, даже русские.

    Вскоре в ставку Бату-хана (в русских источниках он назван Батыем) приехал великий князь всея Руси Ярослав Всеволодович, сын Всеволода Большое Гнездо, за ярлыком на княжение. Это было в начале 1243 года. Создалось новое государство в Центральной Евразии – Золотая Орда.

  34. Аноним says:

    § 25. РАННИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. БАТУ-ХАН

    Вначале несколько слов о том, почему же это государство получило название «Золотая Орда». Так оно названо в русских летописях и хрониках, в некоторых татарских исторических повествованиях, в том числе и в «Идегее». «Золотая Орда» («Алтын Урда») означала позолоченную ставку, резиденцию правителя государства: для раннего периода это «золотой» шатер, а для развитой, городской эпохи – покрытый позолотой ханский дворец. Например, в сочинении арабского путешественника Ибн-Баттуты, побывавшего в 1333 году в Золотой Орде и ее столице Сарае, а также в татарском народном эпосе «Идегей» ханский дворец назван золотым («Алтын Таш» – «Золотой Камень»). В произведениях арабо-персидской исторической географии это государство именуется в основном «Улус Джучи», у некоторых авторов встречается и слово «Орда» в понятии ставки хана, центра государства. Бытовало также и традиционное название «Дешт-и-Кипчак», ибо центральные земли этого государства принадлежали кипчакам-половцам.

    Золотая Орда занимала громадную не только для тех времен, но и с современной точки зрения территорию: от реки Иртыш и западных предгорий Алтая на востоке и до низовьев реки Дунай на западе, от известного Булгара на севере до кавказского Дербентского ущелья на юге. Это огромное государство само еще делилось на две части: основная, западная часть, т. е. собственно Золотая Орда, называлась Ак (Белая) Орда, а восточная, куда входили западные территории современных Казахстана и Средней Азии, – Кок (Синяя) Орда. В основе такого деления лежала прежняя этническая граница между кипчакским и огузским союзами племен. Слова «золотая» и «белая» являлись одновременно и синонимами, дополняя друг друга. В том же «Идегее», например, часто встречаются параллельные определения «Алтын Урда, Ак Урда» – «Золотая, Белая Орда». Термины «Белая Орда» или просто «Орда» встречаются также в ярлыках-грамотах некоторых золотоордынских ханов.

    Если создателями Золотоордынского государства в основном была монгольская элита чингизидов, ассимилированная вскоре местным населением, то его этническую основу составили тюркоязычные племена Восточной Европы, Западной Сибири и Арало-Каспийского региона: кипчаки, огузы, волжские булгары, маджары, остатки хазар, некоторые другие тюркские этнические образования и, бесспорно, тюркоязычные же татары, переселившиеся из Центральной Азии на запад еще в домонгольское время, а также пришедшие в 20 – 40-х годах XIII века в составе армий Чингиз-хана и Бату-хана. Как же развернулись последующие исторические события?

    Сразу после Ярослава побывали у Бату-хана и получили ярлыки на княжение в своих «отчинах» (вотчинах) другие русские князья; приезжали к нему также правители армян и даже более отдаленных народов. Крупнейший персидский историк XIII века Джувейни в своей книге «История завоевателя мира» отмечает, например, следующее: «Султанам Рума (Византии), Сирии и других стран он жаловал льготные грамоты и ярлыки, и всякий, кто являлся к нему, не возвращался без достижения своей цели».

    Бату по своему общепризнанному положению находился даже на одном уровне с великим ханом Монгольской империи. Более того, со временем он достиг таких высот, которые позволяли ему диктовать свою волю главе всей империи, хотя он формально считался его подчиненным. Общепризнанный авторитет Бату-хана в монгольском обществе объясняется прежде всего тем, что он был старшим среди всех царевичей, ибо являлся законным наследником Джучи, старшего сына самого Чингиз-хана. Его высокое положение видно и из того, что именно он возглавил всю монгольскую армию в историческом походе на Европу. Все это отлично понимал сам Бату, поэтому свое истинное положение в мире он сознавал превосходно.

    На всемонгольский курултай 1243 года он не явился, ибо был занят созданием нового государства. Отсутствие Бату не позволяло избрать нового великого хана вместо умершего Угэ-дэ, и империей временно управляла его вдова. Но в 1246 году определенные силы сумели провести на курултае избрание великим ханом Гуюка, противника Бату. Дело чуть было не дошло до военного столкновения между ними, Бату-хан даже направился против него с войском, но по пути узнал о смерти Гуюка. Не доезжая ди Каракорума, он собрал монгольских царевичей и поставил перед ними вопрос о престолонаследии. Все прибывшие попросили Бату принять имперский престол, но он отказался, сказав, что ему на западе и так подчинены многие государства, поэтому одновременно управлять еще и Китаем, и Туркестаном, и Ираном будет невозможно. Кандидатом в великие ханы он предложил Менгу, старшего сына Тулуя (Тулуй – это младший сын Чингиз-хана). Все согласились с ним. В 1251 году по требованию Бату-хана созвали курултай и там возвели на великоханский престол Менгу, который, таким образом, стал человеком Бату.

    Бату-хан вернулся после этого в свое новое государство и в низовьях Волги построил новый город Сарай – столицу Золотой Орды. В 1254 году западноевропейский путешественник и миссионер Гильом Рубрук во время своей поездки к монголам и татарам застал Бату-хана в этом новом городе. Вот отрывок из его рассказа о том, как он, Рубрук, и его помощники были на приеме у золотоордынского хана: «Сам же он сидел на длинном троне, широком, как ложе, и целиком позолоченном; рядом с Бату сидела одна госпожа (его жена Боракчин. – Р.Ф.)… Скамья же с кумысом и большими золотыми и серебряными чашами, украшенными драгоценными камнями, стояла при входе… Лицо Бату было тогда покрыто красноватыми пятнами» (эти слова взяты из книги Рубрука «Путешествие в восточные страны»). «Красноватые пятна», очевидно, являлись результатом высокого кровяного давления, и через год Бату-хан скончался от паралича в возрасте 47 лет. Похоронили его в своей столице Сарае. Могила не известна.

    После Бату-хана на золотоордынский трон сел его сын Сартак, который, кстати, был христианином (сам Бату оставался язычником). Но он правил совсем немного – умер на обратном пути из Каракорума. Есть некоторые сведения о том, что он был убит по указанию Берке, брата Бату, претендовавшего на ханский престол. Однако Менгу-каан посадил на сарайский трон Улакчи, сына Сартака, но и он умер в том же году. На трон сел Берке, поддержанный монгольской аристократией Улуса Джучи.

    Правление Берке-хана ознаменовалось двумя крупнейшими, весьма значительными событиями в истории Золотой Орды: получением государственной самостоятельности в связи с выходом из состава Монгольской империи и принятием ислама. Еще при Бату Золотая Орда шла к полной независимости, но Улус Джучи юридически еще находился в ее составе, ханы его назначались имперским руководством, монеты чеканились от имени великих, а не золотоордынских ханов. Воспользуясь случаем переноса столицы Монгольской империи из Каракорума в Ханбалык (Пекин) при новом великом хане Хублае (что привело к отдаленности, оторванности улусов от центра), Берке вообще перестал считаться с ним.

    Еще при Бату-хане началось покровительство мусульманам; есть даже некоторые сведения о том, что Бату тайно стал мусульманином. Однако ислам в Золотой Орде был принят при Берке. Это событие зафиксировал в своей монументальной энциклопедии египетский историк начала XIV века ан-Нувайри: «Он (Берке) первый из потомков Чингиз-хана принял религию ислама; [по крайней мере] нам не передавали, чтобы кто-нибудь из них сделался мусульманином до него. Когда он стал мусульманином, то и большая часть его народа приняла ислам».

    При правлении Берке, в конце 50-х годов, была проведена первая перепись населения в Золотой Орде и в тех государствах, которые были подчинены ей, в том числе и на Руси. Время правления Берке-хана характеризуется также началом войны с хулагуидами, т. е. правителями Ирана из династии чингизида Хулагу. Эта война с перерывами и с переменным успехом продолжалась почти 100 лет. Начавшаяся война привела Золотую Орду к союзу с Египтом, которым правили тогда мамлюкские султаны.

    Мамлюки (по своему происхождению это кипчаки) – выходцы из Поволжья. В качестве невольников (арабское слово «мамлук» означает раба) в период монгольских завоеваний попали в Египет и составили гвардию династии айюбидов в этой стране. В 1250 году военная верхушка мамлюков свергла эту династию и основала свою – династию мамлюкских султанов, которая правила Египтом и Сирией до 1517 года. Из мамлюков вышли выдающиеся государственные деятели, среди которых, например, всемирно известный Байбарс (1260 – 1277). Между Золотой Ордой и мамлюкским Египтом были установлены самые близкие политические, экономические и культурные взаимоотношения. Следует добавить, что мамлюкские эмиры снова правили Египтом в XVIII веке.

    После Берке-хана Золотой Ордой правил Менгу-Тимур (1266 – 1282), внук Бату-хана, при котором уже начали чеканить собственно золотоордынские – джучидские монеты. При нем расширилась международная торговля с западным миром – с итальянцами и немцами, был установлен крепкий союз с улусами Угэдэ и Чагатая, отношения между которыми испортились было при Берке. Хан предпринял также ряд важных мер в целях укрепления государственной власти в самой Золотой Орде.

    Однако после смерти Менгу-Тимура началась борьба за власть. Нарушив завещание хана, который хотел видеть на престоле своего племянника Тули-Буги, трон занял его собственный брат Туда-Менгу (1282 – 1287). Это был безвольный человек, и пришел он к власти по воле Ногая – одного из влиятельных темников Золотой Орды.

    Темник – от монгольского слова «тумэн» (тюрко-татарское «төмән») – крупный феодал, державший такое количество кочевых хозяйств, которое могло выставить 10-тысячное войско. В военное время он являлся предводителем такого войска. Однако количество воинов под руководством отдельных темников далеко превосходило эту цифру, и из темников вышел ряд крупных военачальников Золотой Орды, среди которых упомянутый Ногай, известный многим Мамай и позднее Идегей. Названные темники, не имевшие законных прав на ханский престол, но благодаря своим политическим и военным способностям, в сущности правили государством через посаженных ими на трон малоинициативных ханов. Среди них особо выделялся выдающийся средневековый государственный, политический и военный деятель татарского народа Идегей. С некоторыми темниками связаны названия отдельных золотоордынских городов, например. Темников в современной Мордовии и Тюмень в Западной Сибири.

    Неспособность Туда-Менгу к управлению государством вызвала недовольство среди царевичей – братьев и сыновей Мен-гу-Тимура – и он вынужден был отречься от престола, на который сел упомянутый выше Туля-Буга (1287 – 1291). У него испортились отношения с Ногаем, вскоре они переросли в открытую борьбу. Ногай вошел в союз с Токтаем, одним из шести сыновей Менгу-Тимура, и в результате тайного сговора были убиты Туля-Буга и братья Токтая. Токтай был утвержден на царствование, которое оказалось довольно долгим (1291 – 1312). Взаимоотношения Ногая с молодым ханом сперва были дружескими, но когда он начал проявлять самостоятельность, они испортились, более того, превратились в настоящую вражду. Этой вражде был положен конец в решающем сражении между ними в 1300 году, завершившемся победой Токтая. Уже старый и дряхлый Ногай, когда-то могущественный темник, бывший командующим армией Берке-хана, разбившей в 1256 году Хулагу, погиб в причерноморских степях за Днестром от удара русского воина из войска Токтая. Воин принес отрубленную им голову старика к хану, но Токтай, возмутившись, убил его самого.

    Завершился XIII век – век завоеваний, крушения старых и создания новых империй и государств. Начался XIV век – век новых культур и цивилизаций, новых этнических образований.

  35. Аноним says:

    § 26. ПЕРИОД МОГУЩЕСТВА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. УЗБЕК-ХАН

    Почти 20-летние неурядицы, происходившие в Золотой Орде после Менгу-Тимура, не могли не коснуться и ее периферии – Синей Орды, которая была ослаблена смертью в 1251 году Орды-Ичена, первого главы этого улуса, брата Бату-хана. Теперь она уже потеряла и некоторые свои владения по соседству с государствами Угэдэ и Чагатая. Токтай же, занятый войной с Ногаем, не мог оказать необходимую помощь преемникам Орды-Ичена. Ослабление центральной власти чувствовалось и в западных районах, например, в Крыму, а также на подчиненной Орде Руси. Если раньше там собирали ясак представители золотоордынского хана, то после смерти Менгу-Тимура право сбора дани перешло в руки великих князей, которые сами отвозили ее в Сарай. В результате этого даже были сокращены размеры ясака с русских земель.

    В последние годы своего правления Токтаю в какой-то степени удалось восстановить порядок в Золотой Орде. Было также покончено с неурядицами в Синей Орде. Однако после кончины хана ситуация в Сарае вновь обострилась. По завещанию Токтая после него на престол должен был вступить его старший сын Ильбасар, которого поддерживала основная часть кочевых феодалов, исповедовавших шаманство. Городская феодальная аристократия, ориентированная на ислам, выдвинула кандидатуру Узбека – сына Тогрулчи, внука Менгу-Тимура, праправнука Бату-хана. Мусульманская элита Сарая сумела отстранить сторонников Ильбасара, и на трон сел Узбек.

    Узбек-хан – один из самых величественных ханов Золотой Орды, и период его правления был самым долгим (1312 – 1342). Именно при нем Золотая Орда достигла высшей точки своего могущества, а золотоордынская культура – пика своего развития. Это государственное объединение, довольно примитивное в начальную пору своего существования, в период правления Узбека превратилось в одно из крупнейших государств средневековой Евразии. И не зря известный нам Ибн-Баттута, много повидавший на своем веку, лично встретившись с Узбек-ханом в 1333 году, дал ему самую высокую оценку: «Он один из тех семи царей, которые величайшие и могущественные цари мира». Власть Узбека была общепризнанной и одинаково авторитетной как в центре, так и на местах. Тот же Ибн-Баттута говорит о нем как о едином и сильном правителе всего государства как Запада, так и Востока. В целом ряде сочинений арабо-персидской исторической географии XIV – XV веков Улус Джучи называется даже «Улус Узбека», «Страна Узбека», «Узбеков юрт». При Узбек-хане произошла централизация государственного управления с одновременным упорядочением органов власти в регионах, городах и кочевьях. Борьба Золотой Орды за полную независимость от Монгольской империи не только успешно завершилась, но и помогла ей стать крупнейшим государством. Золотая Орда имела сильную государственную власть, мощную армию, налаженное хозяйство, устойчивое внутреннее положение, широкие внешние связи и богатейшую культуру.

    О безопасности и спокойствии в этом государстве свидетельствуют его современники и очевидцы. Итальянский путешественник и купец Франческо Пеголотти в своей книге «Торговое дело», написанной в 1340 году, отметил, что путь из Таны (итальянское название города Азак в низовьях Дона) в Китай, т. е. через Золотую Орду, вполне безопасен днем и ночью. Арабский путешественник и историк Ибн-Арабшах, побывавший в Золотой Орде позднее, о периоде могущества этого государства писал следующее: «Выезжают, бывало, караваны из Хорезма и едут себе на телегах, без страха и опаски, вдоль до [самого] Крыма, а переход этот [требует] около 3 месяцев».

    Рост могущества Золотой Орды, бесспорно, связан с личностью его главы – Узбек-ханом, с его выдающимися организаторскими способностями и в целом большим талантом государственного и политического деятеля. О стиле его руководства в какой-то степени можно узнать из одного сообщения, которое оставил крупнейший арабский ученый-энциклопедист XIV века ал-Омари, работавший одновременно секретарем египетского султана, имевшего самые тесные связи с Золотой Ордой: «Из дел своего государства он (т. е. Узбек) обращает внимание только на сущность дел, не входя в подробности обстоятельств, и довольствуется тем, что ему доносят, но не доискивается частностей относительно взимания и расходования».

    Многие арабо-персидские авторы XIV – XV веков оставили об Узбек-хане самые положительные отзывы. Приведем отрывки всего из некоторых сочинений. Современник Узбека, много путешествовавший по Востоку мударрис-профессор ал-Бирзали: «Узбекхан, человек лет тридцати, отличался умом, красивою внешностью и фигурою». Арабский историк-хронист ал-Муфад-дал, живший чуть позднее: «…это молодой человек красивой наружности, отличного характера, прекрасный мусульманин, храбрый и энергичный». Арабский географ и историк рубежа XIV – XV веков, одновременно шеф полиции и главный судья при египетских султанах, позднее профессор высшего медресе в Каире ал-Айни: «Он (Узбек) был человек храбрый и отважный, религиозный и набожный, почитал правоведов, любил ученых, слушался [советов] их, доверял им, был милостив к ним, посещал шейхов и оказывал им добро». Персидский автор XV века Муин ад-дин Натанзи, который использовал для написания своего сочинения какой-то недошедший до нас источник, написанный на тюркском языке, также весьма положительно отозвался об Узбек-хане: «Он был царем крайне справедливым и благородным».

    Названные исторические источники процитированы не с целью идеализации Узбек-хана. Идеальных людей не бывает. К таким личностям надо относиться как к крупным государственным деятелям, которые в интересах могущества и процветания своих стран использовали в своей деятельности доступные методы управления и политической борьбы. Тот же Узбек силой подавил восстание, которое подняла верхушка кочевых феодалов при его вступлении на престол. Узбек применил достаточно жесткие методы для пресечения антиправительственных выступлений на окраинах государства в первые годы своего правления. В то же время эти меры нетрудно понять: если бы Узбек не отстранил Ильбасара и его сторонников, он был бы сам убит, ибо заговор против него с участием большого числа реакционных сил вошел уже тогда в полную силу.

    Вступив на престол, Узбек-хан превратил ислам в государственную религию. Вы уже знаете, что ислам был принят в Золотой Орде при Берке-хане, но он тогда еще не стал государственной, обязательной для всего населения страны религией. Это сделал Узбек-хан, притом применив силу против тех приверженцев шаманства, которые категорически отвергли мусульманство и восстали против него самого.

    По мнению выдающегося историка современности Л.Н.Гумилева, трудно переоценить значение этой реформы Узбека: он превратил степной мир в купеческое государство, и поволжский тюркский этнос стал мусульманским в понятии суперэтноса. «Поволжский тюркский», т. е. в основном татарско-кипчакский этнос с этого периода органически вошел в большой мусульманский мир – вот как надо это понимать.

    Узбек умер в возрасте 60 лет: в самом начале царствования ему было 30 и правил он также 30 лет. На отцовский трон должен был сесть Тинибек, наследник престола, но он был убит сторонниками Джанибека, другого сына Узбека.

    Джанибек сумел продолжить политику отца в целях сохранения могущества государства. Восточные источники и русские летописи характеризуют Джанибека как сильного правителя, связывая с его именем целый ряд мероприятий по усилению роли ислама в Золотой Орде, укреплению городов, строительству храмов, в поощрении разных наук, расширении владений государства. Так, например, в последний год своей жизни он сумел присоединить к Улусу Джучи Азербайджан, который до этого был во владениях хулагуидов. Однако это было временным явлением и вскоре Азербайджан отпал.

    Джанибек вернулся в Сарай больным и умер. В большинстве источников сообщается, что хан был убит в пользу его сына Бердибека; в некоторых же говорится о том, что причиной смерти Джанибека была его болезнь. Так или иначе, в 1357 году к власти пришел Бердибек, человек злой и мстительный, вызвавший недовольство во всем дворе. В 1359 году он был убит Кульной, его братом (?), претендовавшим на престол.

    После смерти Бердибека прервалась линия потомства Бату-хана и завершился период могущества Золотой Орды.

  36. Аноним says:

    § 27. ПОЛИТИКО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    Золотая Орда была феодальным государством развитого средневековья. Высшая власть в стране принадлежала хану, и этот титул главы государства в истории всего татарского народа связан главным образом с периодом Золотой Орды. Если всей Монгольской империей правила династия Чингиз-хана (чингизиды), то Золотой Ордой – династия его старшего сына Джучи (джучиды). В 60-х годах XIII века империя разделилась фактически на независимые государства, но юридически они считались улусами Чингиз-хана. Поэтому система управления государством, заложенная еще при нем, практически оставалась до конца существования этих государств. Более того, эта традиция продолжалась в политической и социально-экономической жизни тех татарских ханств, которые образовались после падения Золотой Орды. Естественно, какие-то преобразования, реформы проводились, появились некоторые новые государственные и военные должности, но вся государственная и общественная система в целом осталась стабильной.

    Золотой Ордой правили потомки четырех сыновей Джучи. О линии потомства Бату в период создания и могущества государства мы уже писали. Одновременно с этой линией в других частях Золотой Орды правили потомки других сыновей Джучи – Шайбана в Западной Сибири и Орды-Ичена в Синей Орде; из последней вышел и целый ряд правителей Белой, т. е. собственно Золотой Орды уже после правления Бердибека. В той же Белой Орде и в ее западной части, в Крыму, во второй половине XIV – начале XV веков правили ханы из линии последнего сына Джучи – Тукай-Тимура, среди них такие известные государи, как Тохтамыш, Улу-Мухаммед. Ни одна другая выдающаяся личность, не будучи джучидом (для всей Монгольской империи – чингизидом) не имела права быть и никогда не была ханом, хотя эти исторические личности порой управляли государством, меняя послушных ханов по своему усмотрению (Идегей, Мамай, некоторые другие эмиры-темники).

    При хане имелся диван – государственный совет, состоявший из членов царственной династии (огланы-царевичи, братья или другие мужские родственники хана), крупных феодалов-князей, высшего духовенства, больших военачальников. Крупные феодалы-князья – это нойоны для раннего монгольского периода времен Бату и Берке, а для мусульманской, татаро-кипчакской эпохи Узбека и его преемников – эмиры и беки. Позднее, уже к концу XIV века, появляются весьма влиятельные и могущественные беки с названием «карача-би» из крупнейших родов Ширин, Барын, Аргын, Кипчак (эти знатные фамилии являлись также высшей феодально-княжеской элитой практически всех татарских ханств, возникших после распада Золотой Орды). Почти одновременно появляется титул «беклери-бек», т. е. князь князей, великий князь. Беклери-бек осуществлял обычно военную власть, нередко будучи командующим ханской армией.

    А вот главой гражданской правительственной власти являлся везир, который имел контроль и над государственной казной. При диване была также должность битикчи (писец), являвшегося в сущности госсекретарем, располагавшим значительной властью в стране. К нему относились с уважением даже крупные феодалы и военачальники.

    Вся эта высокая элита государственного управления известна из восточных, русских и западноевропейских исторических источников, а также из ярлыков золотоордынских ханов. В этих же документах зафиксированы титулы большого числа других должностных лиц, различных государственных чиновников, средних или мелких феодалов. К последним относились, например, тарханы, которые за ту или иную государственную службу освобождались от налогов и податей, получая от хана так называемые тарханные ярлыки.

    Ярлык – это ханская грамота или указ, дающий право на государственное управление на отдельных улусах Золотой Орды или подчиненных ей государствах (например, ярлыки на княжение русским князьям), на право ведений дипломатических миссий, других ответственных государственных дел за рубежом и внутри страны и, конечно, на право землевладения феодалами различных рангов. В Золотой Орде, а затем в Казанском, Крымском и других татарских ханствах существовала система сойюргалов – военно-ленное право владения землей. Лицо, получившее от хана сойюргал, имел право взимать в свою пользу те налоги, которые раньше шли в казну государства. Земля по сойюргалу считалась наследственной. Естественно, такие большие привилегии просто так не давались. Феодал, получивший сойюргальное право, должен был обеспечить в военное время армию соответствующим количеством конного войска, оружия, гужевого транспорта, провианта и т. д.

    Помимо ярлыков, существовала система выдачи так называемых пайцзов. Пайцза – это золотая, серебряная, бронзовая, чугунная, а то и просто деревянная дощечка, выдаваемая также от имени хана в качестве своеобразного мандата. Человеку, предъявлявшему на местах такой мандат, предоставляли необходимые услуги при его передвижениях и поездках – провожатых, лошадей, повозки, помещения, пропитание. Само собой разумеется, золотую пайцзу получало лицо, более высокое по своему положению в обществе, деревянную – более простое. О наличии пайцзов в Золотой Орде имеются сведения в письменных источниках, они известны также и как археологические находки по раскопкам Сарая-Берке – одной из столиц Золотой Орды.

    В Улусе Джучи была особая должность войскового букаула, занимавшегося распределением войск, отправлением отрядов; он же отвечал за войсковое содержание и довольствие. Букаулу подчинялись даже улусные эмиры – в военное время темники. Кроме главного букаула, были букаулы отдельных областей.

    Священнослужители и в целом представители духовенства в Золотой Орде, по записям ярлыков и арабо-персидской исторической географии, были представлены такими лицами: муфтий – глава духовенства; шейх – духовный вождь и наставник, аксакал; суфи – набожный, благочестивый, свободный от дурных поступков человек или аскет; кадий – судья, решающий дела по шариату, т. е. по своду мусульманских законов.

    В то же время были гражданские судьи – яргучи, решавшие свои судебные дела по Великой ясе – кодексу законов Чингиз-хана. Исследователи полагают, что решение суда оформлялось специальной грамотой «яргу-намэ»; помимо рядовых яргучей, был еще эмир-яргу – главный судья государства при везире.

    Большую роль в политической и социальной жизни Золотоордынского государства сыграли баскаки и дарухачи (даруха). Первые из них были военными представителями власти, военной охраной, вторые – гражданскими лицами с обязанностями наместника или управляющего, одной из основных функций которых был контроль за сбором дани. Должность баскака была упразднена в начале XIV века, а дарухачи в качестве наместников центральной власти или глав администраций областей-даруг существовали еще в период Казанского ханства. При баскаке или при дарухаче была должность данщика, т. е. их помощника по сбору дани – ясака. Он был своего рода битикчи (секретарем) по ясачным делам. Вообще, должность битикчи в Улусе Джучи была довольно распространенной, считалась ответственной и уважаемой. Помимо главного битикчи при ханском диване-совете, были битикчи при улусных диванах, которые пользовались большой властью на местах. Их можно было бы, например, сравнить с волостными писарями дореволюционной России, которые выполняли почти всю правительственную работу в глубинке.

    В системе государственных чиновников был целый ряд других должностных лиц, которые известны в основном по ханским ярлыкам. Это: «илче» (посланник), «тамгачы» (таможенник), «тартанакчы» (сборщик подати или весовщик), «тоткаул» (застава), «караул» (дозор), «ямчы» (почтовой), «кошчы» (сокольник), «барсчы» (барсник), «кимэче» (ладейщик или корабельщик), «базар да торганл[н]ар» (блюстители порядка на базаре). Эти должности известны по ярлыкам Тохтамыша 1391 года и Тимур-Кутлука 1398 года. Большая часть этих государственных служащих существовала и в периоды Казанского, Крымского и других татарских ханств. Весьма примечательно и то, что преобладающее большинство этих средневековых терминов и титулов дословно понятно любому современному человеку, владеющему татарским языком – они написаны так в документах XIV и XVI веков, они звучат так и в настоящее время.

    То же самое можно сказать и о различных видах повинностей, которые взимались с кочевого и оседлого населения, а также о разнообразных пограничных пошлинах: «салыг» (подушная подать), «калан» (оброк), «ясак» (дань), «хэраж» («харадж» – слово арабское, означающее 10-процентный налог с мусульманских народов), «бурыч» (долг, недоимка), «чыгыш» (выход, расход), «ындыр хакы» (плата за гумно), «амбар малы» (амбарная пошлина), «бурла тамгасы» (житная тамга), «юл хакы» (дорожная плата), «карауллык» (плата за караул), «тартанак» (весовая, а также налог с ввоза и вывоза), «тамга» (там-говая пошлина).

    Все то, о чем мы кратко рассказали выше, свидетельствует о слаженном государственном механизме Золотой Орды со всеми атрибутами, которые необходимы для существования и развития крупного средневекового государства: органами центрального и местного управления, судебной и налоговой системой, таможенной службой и сильной армией. Все это свидетельствует, наконец, о достаточно высоком уровне развития общественного строя Улуса Джучи.

    Мы часто применяли слово «улус» в отношении как государства, т. е. «Улус Джучи», так и его отдельных частей. Есть необходимость коротко разъяснить значение этого слова. «Улус» – это монгольское слово, и первоначально оно означало вообще «народ-государство», в целом державу. Например, Монгольскую империю называли также и Монгольским улусом. Но еще при своей жизни Чингиз-хан разделил свою державу на четыре улуса для управления в будущем, после его смерти, четырьмя сыновьями – это улусы Угэдэ, Чагатая, Тулуя и Джучи. Со временем эти улусы начали делиться на более мелкие улусы в понятии именно отдельных областей, уделов. Но это вовсе не означало распадения названных государств на части – просто значение термина «улус» несколько расширилось. Когда мы говорим «Улус Джучи», то имеем в виду целое государство, Золотую Орду. А вот когда ведем разговор об «улусных эмирах», то подразумеваем глав отдельных областей – это примерно то же самое, как удельные князья на Руси. После Золотой Орды слово «улус» начало применяться и в отношении более мелких территориально-административных образований. В Казанском ханстве, например, улусом называли даже часть даруги, более того, просто вотчину отдельного князя или мурзы, среднего феодала.

    Слово «улус» в понятии государства, отдельной страны можно было бы отождествить с тюркскими «юрт» (дом – община – союз племен – государство или страна) и «иль» почти в тех же понятиях.

    Возникает вопрос: почему же это монгольское слово применялось в Золотой Орде для названия целого государства, если основное его население было тюркским? Мы уже говорили с вами, что вся государственная система, созданная Чингиз-ханом, осталась в тех самостоятельных государствах, которые образовались после распада Монгольской империи. Чагатайский улус в Средней Азии (1224 – сер. XIV века) был в основном государством тюркских и некоторых ираноязычных народов. Население Улуса Тулуя, известного в истории как государство Хулагуидов (по другому – царство Ильханов, 1256 – сер. XIV века) состояло из иранцев, афганцев, некоторых тюркских народов и частично арабов. Юаньская империя (1271 – 1368), т. е. бывший Улус Угэдэ, состоявшая главным образом из китайцев и значительно меньшего числа монголов на севере, также управлялась монгольскими ханами. Так было и с Улусом Джучи с его тюркоязычным населением.

    Все эти улусы возникли в результате монгольских завоеваний. Монголы ушли после этого к себе в Монголию, а основанные ими государства остались. Конечно, осталась в них и небольшая часть монголов в качестве членов государственного управления во главе с ханом и его военной охраной. Однако их потомки в довольно короткий срок растворились среди преобладающего местного населения, оставив лишь монгольские династии, которые все же являлись таковыми юридически. Джучиды-монголы, например, уже в первой половине XIV века отюречились, превратившись в сущности в династии татарских ханов.

    Следовательно, нет ничего удивительного в том, что Золотая Орда и другие государства, выделившиеся из Монгольской империи, назывались и улусами. Слово «улус» впоследствии вошло в словарный фонд языка населения этих государств так же, как и целый большой ряд татарских или бывших монгольских слов из Золотой Орды с успехом был принят населением тех стран, которые были тогда подчинены Орде, например на Руси.

    § 28. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    Основными видами хозяйства в Золотой Орде были скотоводство и земледелие, притом первое из них преобладало в ранний период существования государства и было связано вообще с южным, кочевническим миром. Земледелие же было больше характерно для бывших оседло-земледельческих районов на севере и западе, а в развитой период существования Золотой Орды получивших распространение и в ее центральных улусах.

    Монгольские и татарские племена как местные, кипчаки, так и пришлые, татары, особенно в раннем периоде Улуса Джучи, были кочевниками, владевшими огромными стадами. Еще Плано Карпини, итальянский путешественник и миссионер, побывавший в 1245 – 1247 годах в Монголии и Золотой Орде, писал: «Они очень богаты скотом: верблюдами, быками, овцами, козами и лошадьми. Всякого скота у них такое огромное количество, какого, по нашему мнению, нет в целом мире».

    Большое количество скота характерно и для периода могущества Улуса Джучи времен Узбека. Ибн-Баттута писал, что лошадей там «чрезвычайно много и стоят они безделицу, ими они (тюрки) питаются; в их крае они [столь же обильны], как в нашей земле овцы, пожалуй, и больше. Бывает их у одного тюрка [по несколько] тысяч». Путешественник дальше отметил, что некоторые люди располагают лошадьми даже до 10 тысяч и более голов. По его утверждениям, цена одной лошади составляет 50 – 60 диргемов, это очень низкая цена. В то же время хорошие кони на экспорт, например, для вывоза в Индию, стоили 500 динаров (золотых монет) и даже больше.

    Венецианский путешественник и купец Иосифат Барбаро, живший в Золотой Орде в 1436 – 1452 годах (уже в период ее распада), с удивлением писал об обилии скота у татар: «Мне случалось встречать в пути купцов, гнавших лошадей в таком количестве, что они покрывали пространство целых степей». Много было также там крупных быков, баранов, двугорбых верблюдов, причем последние были крупнее восточных одногорбых и стоили намного дороже их.

    Население Золотой Орды помимо скотоводства занималось также охотничьим промыслом. Промысловая охота была распространена главным образом в более северных улусах, например, в Западной Сибири, и то в ранний период. Об этом, например, сообщает итальянский путешественник Марко Поло, который в 1271 году по пути в Китай проехал через эти земли, отметив, что татары занимаются там и таежной охотой.

    Однако позднее, в развитой золотоордынский период охота потеряла свое промысловое значение, стала лишь развлечением правящей верхушки. Недаром в ханских ярлыках указывается наличие сокольников и барсников, что, бесспорно, свидетельствует об увлечении аристократии соколиной и барсовой охотой.

    Занимались татары также и рыбной ловлей. Волга с ее многочисленными притоками, прибрежные воды Каспия, бассейн реки Яик были чрезвычайно богаты разнообразной, в том числе и дорогой осетровой рыбой, и рыбный промысел в тех краях был широко распространен еще с периода Хазарского каганата. О существовании рыболовства в Улусе Джучи свидетельствуют довольно многочисленные находки больших рыболовных крючков, обнаруженных во время археологических раскопок золотоордынских городов от Иртыша и Яика до Северного Причерноморья.

    Золотая Орда – это не только страна кочевников, которой она была в ранний период своего существования, особенно в своей степной зоне. Золотая Орда – это еще и оседло-земледельческое, городское общество, особенно периода его развития. Не говоря уже о бывших домонгольских очагах городской культуры (Хорезм, Булгар, Крым), земледелием небезуспешно занимались даже в центральных областях Улуса Джучи. Ал-Омари, которого мы уже знаем как крупного ученого-энциклопедиста XIV века, располагавшего большой информацией о Золотой Орде, писал, что еще до монголов эта земля, т. е. Дешт-и-Кипчак, была страной, богатой водой и пастбищами, дававшей также богатый урожай, когда в ней сеяли хлеб. Он говорит, что в результате завоеваний возделываемые поля сильно пострадали, но все же там постепенно начали сеять пшеницу, ячмень, бобы, просо. Он также утверждает, что в той земле выращивают много различных плодов: виноград, гранат, айву, яблоки, груши, абрикосы, персики, орехи; говорит и о высоком сорте дыни. Или вот другое его сообщение: «В их городах разводится много овощей, как-то: брюква, репа, капуста и другие».

    Со временем роль земледелия еще более возросла. Даже южную степную зону нельзя было уже представить без посевов злаковых культур. Конечно, речь не идет о бесконечных степных просторах, покрытых колышущейся от ветра пшеницей, – эта седая степь была покрыта кобылью, основным питанием для скота; много было и солончаковой земли. Земледельческими районами нужно представлять главным образом прибрежные зоны, водоразделы средних и малых рек и т. д. Иосифат Барбаро так характеризует хлебные татарские земли на юге: «Земли там плодородны и приносят урожай пшеницы сам-пятьдесят. – причем она высотой равна падуанской пшенице, – а урожай проса – сам-сто. Иногда получают урожай настолько обильный, что оставляют его в степи», т. е. не успевают убрать.

    Сам-пятьдесят, сам-сто относительно урожая означает получение его соответственно в пятьдесят, сто раз больше засеянного.

    Падуанская пшеница – пшеница, выращенная тогда в Северной Италии.

    О высоком уровне земледелия в бывших оседлых областях и говорить не приходится. Одним из таких районов, крупным поставщиком хлеба для золотоордынских городов являлся Булгар. Другим таким же, а может быть, и еще более богатым районом являлись кубанско-ставропольские земли Северного Кавказа. Но земледелие и в самой Золотой Орде играло немаловажную роль. В ярлыке Тимур-Кутлука, наиболее богатом и интересном как исторический источник, указываются две категории возделывателей земли в Улусе Джучи – «сабанчы» и «ур-такчы». Первое из них означает основного сельскохозяйственного труженика – земледельца-крестьянина, а второе можно понять в смысле компаньона, взявшегося с кем-нибудь возделывать землю и делить урожай поровну.

    В знаменитом «Кодексе куманикусе» – кипчакском словаре, составленном в 1303 году в Италии в помощь итальянским купцам в их торговых делах в Дешт-и-Кипчак, названо довольно много слов, связанных с земледелием, среди них уже известное нам «сабанчы», а также «сабан сермэк» (пахать поле яровое), «сабан тимере» (плужник, лемех), «сабан йире» (яровое поле). Из семян отмечены «тары» (просо), «арпа» (ячмень), «бурчак» (горох). Все эти слова, как и социально-общественные термины, с которыми мы ознакомились выше, удивительно идентичны с современными их формами – все они почти без изменений дошли до наших дней.

    Как и любая восточная страна, Золотая Орда была еще и страной торговли, страной купцов. Конечно в ней, богатой многочисленными животными, одним из видов главного экспорта считался именно этот живой товар. Люди, побывавшие в Улусе Джучи, обращают на это особое внимание. По Ибн-Баттуте, в караванах, следующих в Индию, бывает, например, более шести тысяч лошадей. Даже во времена Иосифата Барбаро татары отправляли в Персию лошадей по 4 тысячи в партии. Барбаро говорит, что ими вывозятся также «прекрасные крупные быки» в Европу: Польшу, а также в Валахию и Пенсильванию, т.е. в Румынию, даже в Германию и Италию. Известные двугорбые верблюды отправлялись в Персию, за каждого из которых там получали по 25 дукатов, тогда как местный одногорбый стоил всего 10 дукатов.

    Весьма широкое развитие получила в Золотой Орде обычная средневековая караванная торговля на верблюдах и лошадях, центрами которых были: Сарай (Сарай-Бату и Сарай-Берке) – столица государства, Хаджитархан (Астрахань), Ургенч – центр Хорезма, Сарайчук в низовьях Яика, Солхат в Крыму, Булгар на Средней Волге. В исторических источниках содержится большой перечень товаров золотоордынского экспорта и импорта: различные меха, кожа, дорогая рыба, воск, мед, соль, шелк, камка, перец, хлеб, вино, различные ткани, ковры, серебряные изделия, жемчуг, фарфор, краска и целый ряд других. Многие из этих товаров являлись вывозными, к тому же они названы татарскими. Однако это вовсе не исключает наличия среди них тех изделий или того сырья, которые Улус Джучи получал из других стран и переправлял дальше, будучи крупнейшим центром международной транзитной торговли.

    Золотая Орда вела еще и морскую торговлю через Каспий и Черное море. На южном побережье Крыма располагались известные города-порты – бывшие генуэзские торговые колонии в Причерноморье: Судак (Солдайя), Кафа (Феодосия), Балаклава (Чембало). С образованием Золотой Орды эти города вошли в подчинение татарам, в Судаке и Кафе даже чеканились джучидские монеты. Товары через эти порты переправлялись на рынки Европы, арабского мира Азии и Северной Африки.

    А тем временем, даже значительно позднее, шла оживленная торговля обычными товарами в центральном Улусе Джучи. Приведем такой эпизод. Один из богатых ширазских купцов Шамс ад-дин Мухаммад (Шираз – город на юго-западе Ирана) после своих торговых сделок в Средней Азии летом 1438 года прибыл в город Сарай-Бату с товарами общей стоимостью в 21 тысячу динаров – это были типичные восточные вещи типа амбры, алоэ, перца, имбиря, мускатного ореха, гвоздики и др. В Сарае же он купил: шелк-сырец, шелковую камку, русское полотно и т. д.

    Таким образом, в Золотой Орде, несмотря на завершающийся период ее существования, особого недостатка в товарах не было. Они продолжали еще туда поступать из различных стран.

    В Золотой Орде, в ее многочисленных городах поистине высокого развития получили различные ремесла: монументальная архитектура и в целом градостроительство, черная и цветная металлургия, гончарное производство с ее дорогой изразцовой керамикой, ювелирное искусство, чеканка монет, кожевенное, ткацкое, портняжное дела, обработка дерева, производства по изготовлению стеклянных, костяных и других изделий. Обо всем этом ярко свидетельствуют многочисленные находки, выявленные в результате больших раскопок, проведенных еще в 1830-х годах первым русским археологом А.В.Терещенко на остатках Сарая-Берке. Весьма успешные раскопки в этом плане проводят московские и казанские археологи в том же Сарае, а также в Сарае-Бату и в ряде других поволжских городов в последние 30 – 35 лет. Эти материалы дополняются многочисленными и весьма богатыми кладами и находками вещей и монет, которые были найдены в течение последних двух столетий на огромной территории бывшей Золотой Орды. Археологические материалы обогащаются сведениями письменных источников. Об отдельных видах ремесла мы еще поговорим с вами ниже в специальных параграфах, посвященных городам и культуре Улуса Джучи.

    § 30. ГОРОДА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. САРАЙ-БАТУ И САРАЙ-БЕРКЕ

    В Золотой Орде было около 150 городов различной величины, многие из которых возникли там, где недавно простирались бескрайние половецкие степи с кочевьями. Названия их так же поэтичны, как и сам Восток: Гульстан (Страна цветов), Сарай (Дворец), Сарайчик (Малый Дворец), Ак-Сарай (Белый Дворец), Ак-Кирмен (Белая Крепость), Ак-Мечеть (Белая Мечеть), Улуг-Мечеть (Великая Мечеть), Аргамаклы-Сарай (Дворец быстроногих коней)…

    Сведения о золотоордынских городах собраны учеными в результате многолетних археологических исследований, а также путем изучения нумизматического материала, т.е. монет, чеканенных в целом ряде городов. Весьма интересные, порой подробные данные о городах содержат письменные источники: сочинения арабо-персидской исторической географии, русские летописи, записки западноевропейских путешественников, татарские исторические источники, а также произведения народного эпоса. Ценнейшими источниками по истории золотоордынских городов являются также средневековые географические карты, составленные главным образом итальянскими путешественниками XIV – середины XV веков. Среди них особенно выделяются карта братьев Пицигани 1367 года, карта Фра-Мауро 1459 года (известны еще карты, составленные в 1339 и 1351 годах, а также морские карты 1320 и 1327 годов с указанием причерноморских и приазовских городов Золотой Орды). Любопытные данные о развалинах городов, остатках дворцов, мечетей и других сооружений можно почерпнуть из путевых заметок более поздних русских и зарубежных путешественников XVIII – XIX веков. Наконец, хотя и немного, но в своем средневековом величии сохранились наземные архитектурные памятники в ряде областей Золотой Орды – в Крыму, Булгаре, Башкортостане.

    Археологические материалы дают нам представление о территории и размерах этих городов; остатки сооружений, орудия труда и оружие, бытовые предметы и другие многочисленные вещи тех времен рассказывают об образе жизни населения. Древние монеты и различные манускрипты (рукописи) говорят о том, как назывались города, кто ими и всей страной правил в тот или иной период, какими историческими событиями, выдающимися и малоизвестными пока личностями богаты эти города, с какими иными городами, странами и народами они вели политические, торгово-экономические и культурные связи. Географические карты ценны как карты целого средневекового государства с его столицей, с другими большими и малыми городами.

    Градостроительство на основной территории Золотой Орды, т.е. на бывшем Дешт-и-Кипчак, началось в 50-х годах XIII века. Если Плано Карпини, проехав в 1245 – 1247 годах весь Улус Джучи с запада на восток и обратно, не встретил там ни одного города, то Рубрук, совершивший путешествие почти по его следам спустя всего шесть лет, увидел только что отстроенный Бату-ханом великолепный город Сарай. Занимался в это же время строительством городов и поселков и его сын Сартак. Через Сарай и некоторые другие поселения уже проходили караванные пути с востока на запад с переправами на Волге и Дону.

    Строительство городов усилилось при правлении Берке, чему немало способствовало принятие ислама. Расцвет городской жизни на Востоке очень тесно связан с мусульманизацией общества: тут и пышная восточная архитектура и многолюдные восточные базары, тут и чеканка монет наподобие арабских диргем, тут, конечно, и знаменитая восточная поэзия и в целом богатая мусульманская культура. Вообще, возникновение и усиление роли городов в средневековье связаны с принятием и распространением монотеистической религии: на Западе это христианство, на Востоке – ислам.

    Особый расцвет городской культуры в Золотой Орде приходится на период могущества этого государства при правлениях Узбека и Джанибека. Именно в этот период небывалых до того высот развития достигает монументальная архитектура.

    Монумент – слово латинское и означает памятник больших размеров. Применительно к архитектуре надо понимать как крупномасштабные сооружения, целые архитектурные ансамбли.

    В данный период, как утверждают исследователи истории и культуры золотоордынских городов (А.Ю.Якубовский, Г.А.Федоров-Давыдов, В.Л.Егоров), увеличиваются размеры городов, растет их количество, занимая территории на десятках километров по Волге и ее дельте Ахтубе, а также по Волго-Донскому междуречью. Центр бывшего кочевого мира Дешт-и-Кипчак превращается в огромную зону оседлости.

    В Золотой Орде встретились и мирно существовали бывшая кочевая и новая городская культуры. Если кто представляет себе это государство как сплошной кочевой мир, с бесчисленными стадами животных и «дикими» кочевниками, то он глубоко заблуждается. Золотая Орда, при сохранении традиций полукочевой жизни в летнее время, – это страна городов, мир высокой городской культуры.

    Некоторые города по своим размерам и численности населения намного превосходили, например, западноевропейские. Для сравнения: Рим в XIII веке имел 35 тысяч жителей, Париж в XIV веке – 58 тысяч, Сарай, столица Золотой Орды, в том же XIV столетии – более 100 тысяч.

    Было два города с названием Сарай. Первый из них – Сарай-Бату (по данным нумизматики, Сарай ал-Махрус, т. е. Сарай Богохранимый в переводе с арабского; известен также как Старый Сарай, или просто Сарай) – это первая столица Золотой Орды, построенная еще при Бату-хане в начале 50-х годов XIII века. При Узбек-хане столица переносится в другой город – Сарай-Берке, сооруженный, как отмечено в источниках, при Берке-хане. Название этого города по нумизматическим данным – Сарай ал-Джедид, т.е. Новый Сарай.

    Джувейни, крупнейший исследователь-историк XIII века, написавший свою знаменитую «Историю завоевателя мира» по свежим следам покорения монголами Евразии и создания Золотой Орды, отметил про Сарай следующее: «Бату в ставке своей, которую он имел в пределах Итиля, наметил место и построил город и назвал его Сараем». Это был первый крупный, собственно золотоордынский город. Он возник первым, пережил многие другие ордынские города и сошел с исторической арены вместе с самим государством. Его не коснулись даже разрушения грозного Тамерлана в конце XIV века.

    Сарай-Бату был поистине городом-гигантом, занимавшим громадную для тех времен площадь в 36 кв. км. Это надо представить, скажем, так: если его ширина составляла 3,6 км, то в длину он протянулся на целых 10 км. Естественно, средневековый город нельзя сравнивать с современным, с его многоэтажными постройками. Это был город, состоявший в большинстве из одноэтажных домов. В то же время в нем было достаточно крупных сооружений: дворцы, мечети, мавзолеи, караван-сараи, общественные бани и т.д. Базары, как это обычно бывает на Востоке, занимали большие площади. Сюда еще надо добавить различные пригородные зоны с усадьбами аристократии. Все это вместе взятое составляло огромную территорию, и города, подобного Сараю по своим размерам, не было не только в Восточной, но и во всей Европе.

    Остатки Сарая-Бату находятся на левом берегу Ахтубы, большой дельты Волги слева, у села Селетренное Астраханской области, примерно в 120 км севернее Астрахани. На его территории теперь уже ничего нет – все то, что было, т. е. дворцы, мечети и многое другое, было снесено в 1587 году по указанию царя Федора, сына Ивана Грозного, и из этих кирпичей был построен Астраханский кремль с его мощными крепостными сооружениями – широкими стенами, высокими башнями – и внутренними строениями.

    Данные археологических исследований свидетельствуют о большой благоустроенности города. В нем существовали отопительная, водопроводная и канализационно-сточная системы. Дворцы и другие общественные здания возводились из обожженного кирпича на известковом растворе, дома рядовых людей – из сырцового, т. е. необожженного кирпича, а также из дерева. Раскопками выявлены остатки двух больших дворцов с богато украшенными парадными залами и жилыми комнатами. Один из дворцов имел в центре бассейн с проточной водой, за которым было сделано возвышение для трона под балдахином – нарядным церемониальным навесом. Бесспорно, это был ханский дворец. На территории города исследованы также мастерские по изготовлению поливной керамики, различных архитектурных деталей, ювелирных изделий и т. д.

    Сарай-Берке, вторая столица Золотой Орды, располагался выше по Ахтубе, тоже на левом берегу. Сохранившиеся сведения письменных источников о столице Золотой Орды в XIV веке относятся именно к этому Сараю. Ал-Омари пишет, что «город Сарай построен Берке ханом на берегу Туранской реки (И/пиля). Он [лежит] на солончаковой земле, без всяких стен. Место пребывания царя там большой дворец, на верхушке которого [находится] золотое новолуние, [весом] в два кынтаря египетских. Дворец окружают стены, башни да дома, в которых живут эмиры его. В этом дворце их зимние помещения. Эта река (Итиль)… размером в Нил [взятый] три раза и [даже] больше; по ней плавают большие суда и ездят к русским и славянам. Начало этой реки также в земле славян. Он, т.е. Сарай, город великий, заключающий в себе рынки, бани и заведения благочестия, место, куда направляются товары…»

    Туранская река означает реку тюрков, т.е. реку, текущую через землю тюркских народов. Так назвали эти земли древние иранцы.

    Кынтарь египетский – мера веса в тогдашнем Египте, равная 44,928 кг. Два кынтаря составляли 89,856 кг, следовательно, золотой полумесяц на дворце золотоордынского хана весил почти 90 кг.

    Эти слова ал-Омари относятся к периоду правления Узбек-хана. Чуть позднее, ко времени царствования Джанибека, имеют отношение следующие слова известного нам Ибн-Арабшаха об этом Сарае: «Это был один из величайших городов по положению [своему] и населеннейший по количеству народа… Он [лежит] на берегу реки, отделившийся от реки Итиль (т.е. на ее дельте)».

    Сарай-Берке был разрушен полностью в 1395 году в результате последнего похода на Золотую Орду Тамерлана – правителя государства Тимуридов в Средней Азии. В настоящее время на его территории, как и на Сарае-Бату, отсутствуют наземные архитектурные памятники. Их основания, а также огромное число других остатков материальной культуры исследованы раскопками А.В.Терещенко прошлого века, а в нашем столетии – профессора Ф.В.Баллода в 20-х годах и особенно широкомасштабными раскопками последних десятилетий под общим руководством крупнейшего современного археолога, нумизмата и историка-востоковеда Г.А.Федорова-Давыдова, профессора Московского университета.

    Данные всех этих исследований показали высокий уровень благоустройства города. Здесь был не только водопровод, но и сложные гидротехнические сооружения, которые регулировали уровень окружающих водоемов, и таким образом город постоянно был обеспечен водой. Баллод, например, лично зафиксировал остатки большого водоема длиной 280 м, шириной 32 м и высотой 16 м с сохранившимися частями шлюзов для слива необходимого количества воды и дополнения ее из Ахтубы.

    И Сарай-Бату, и Сарай-Берке являлись не менее важнейшими центрами международной транзитной торговли между Востоком и Западом, между Европой и Азией в буквальном смысле этого слова. Вот еще что важно здесь: среди 32 городов Золотой Орды, в которых чеканились джучидские монеты, весьма важные в торговле вообще, самое большое их количество чеканилось именно в этих двух городах, притом первенство было явно на стороне Сарая ал-Джедид. Это объясняется главным образом тем, что он являлся столицей государства в период его могущества.

  37. Аноним says:

    § 32. КУЛЬТУРА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА

    Любознательные путешественники и богатые купцы, искусные дипломаты и мудрые политики из многих стран приезжали в Орду знакомиться с ее могущественными ханами, собирать сведения о многочисленных народах, населявших это государство, увидеть его большие города с богатыми базарами и пышной восточной архитектурой. Их поражала красота невиданных доселе ханских дворцов и мечетей, медресе и мавзолеев, общественных бань и караван-сараев, других величественных сооружений. Эти сооружения были поистине удивительны: украшенные изразцами белого и голубого цветов, покрытыми стеклянной глазурью, и сусальным золотом. Растительный и геометрический орнамент на них чередовался изящными надписями, передававшими отрывки из Корана и восточной поэзии. Внутренние залы были по-своему изумительны: стены украшались мозаичными и майоликовыми панно с позолотой в чередовании с арабесками, полы устилались также из изразцовых кирпичей различных оттенков. Парадные залы дополнялись комнатами отдыха, ванными комнатами, а во дворе – садами, где били фонтаны. Все это было и об этом надежно свидетельствуют археологические материалы при дополнении сообщениями письменных источников.

    Сусальное золото – тонкие пленки золота, которые наслаивались на определенные части сооружения и других изделий в целях украшения.

    Мозаика – слово французское и означает изображение или узор, выполненный из цветных камней, цветного непрозрачного стекла, керамических плиток и т. д. Представляет собой определенный вид живописи, применяется для украшения внешних и внутренних стен сооружения. Как отмечают специалисты, декоративные качества золотоордынских мозаик были очень высоки.

    Майолика – слово итальянское и означает особый вид керамики или изделие из цветной обожженной глины, покрытое глазурью.

    Для майолики характерна яркая роспись (в восточной архитектуре – главным образом арабески, т. е. сложный орнамент, основанный на красивом переплетении геометрических и растительных узоров, часто включающий арабскую надпись) под прозрачной глазурью. В золотоордынской майолике преобладали синий и ультрамариновый цвета, немало также изразцов с бирюзовой поливой и черной подглазурной росписью. Орнамент отличался особым изяществом, легкостью восприятия.

    Глазурь – слово немецкое и означает стекловидное защитно-декоративное покрытие на керамике (на строительной керамике и на глиняной посуде), закрепленное обжигом. Глазурь наносится на поверхность изделия, украшенную разноцветным растительным и геометрическим орнаментом, арабской надписью.

    Панно – слово французское и означает в данном случае обрамленную часть стены или потолка, которая заполнялась каким-либо изображением или орнаментом.

    Остатки материальной культуры свидетельствуют о поистине высоком уровне развития ремесла и искусства в золотоордынских городах: строительства и архитектуры, ювелирного искусства, черной и цветной металлургии, кожевенного, гончарного, косторезного производства, стеклоделия, резьбы по камню и т.д. Обо всем этом свидетельствует огромное число археологического материала, собранного упомянутым выше А.В.Терещенко в 1830 – 1840-х годах и всеми последующими исследователями.

    Вот только несколько находок из развалин Сарая-Берке: остатки больших нарядных масляных ламп и сосудов в виде графина или вазы из толстого, почти бесцветного стекла приятного фона, с художественно выполненной многокрасочной росписью синего, красного, белого, желтого, фисташкового цветов, с растительным орнаментом и арабскими надписями, которые, по мнению А.Ю.Якубовского, делались по индивидуальному заказу того или иного высокопоставленного лица; дверная бронзовая кольцевая ручка художественной работы, служившая одновременно дверным замком (кольцом стучали о бронзовую основу ручки), довольно широко распространенная на Востоке; бронзовый мангал для горячих угольев, служивший для согревания рук и ног в холодные зимние вечера; большой золотой сосуд в форме глубокой чаши с двумя вертикальными ручками в виде фантастических зверей с телом рыбы и головой дракона; сабля самого Узбек-хана с золотой надписью на рукояти. Это всего несколько наиболее примечательных находок, не говоря уже о различных бронзовых светильниках, железных боевых инкрустированных топорах, железном позолоченном шлеме, серебряных и чугунных, также инкрустированных пайцзах с надписями на арабской графике.

    Инкрустация – слово латинское и означает украшение изделий узорами из металла, дерева, керамики, перламутра и т.д. Эти узоры врезываются в поверхность изделия и отличаются от него по цвету и материалу. В случае золотоордынского боевого топора – это инкрустация серебром по железу.

    Естественно, не все вещи, найденные в золотоордынских городах, являются продуктами местного, татарско-кипчакского (для XIII века частично и монгольского) производства. Есть среди них и привозные, например, из среднеазиатских, булгарских и русских городов,- даже из далеких Египта и Сирии. Но преобладающая масса находок – это собственно золотоордынские, изготовленные своими мастерами. Как справедливо отметили авторы большой монографии под названием «Золотая Орда и ее падение», опубликованной еще в 1950 году в издательстве Академии наук СССР, золотоордынское искусство в период своего расцвета «имело своих мастеров, художников и свои собственные школы».

    Высшего уровня развития достигла в Улусе Джучи мозаичная и майоликовая монументальная архитектура, конечно, не без определённого влияния мусульманского культового зодчества Средней Азии, Закавказья (Азербайджана) и сельджукской Малой Азии. Величественные ханские дворцы, соборные мечети с высокими минаретами и с прилегающими медресе, большие мавзолеи, многокомнатные дворцы знати – и это далеко не полный перечень памятников XIII – XIV веков, раскопанных археологами или частично дошедших до наших дней.

    Найденные золотые и серебряные, богато орнаментированные сосуды (кубки, чаши, кувшины), медальоны, ожерелья, браслеты, перстни и другие изящные вещи, в изготовлении которых применяли гравировку, скань, зернь, филигрань и другие формы высочайшей ювелирной техники, — свидетельствуют о высоком уровне развития ювелирного искусства. Ручки золотых и серебряных сосудов нередко изображались в форме дельфинов и драконов, характерных для восточной художественной философии.

    В целом изделия золотых и серебряных дел мастеров золотоордынской Евразии отвечали мировым стандартам ювелирного искусства развитого средневековья.

    Немалый интерес как предметы украшения и быта и как произведения искусства представляют собой круглые металлические зеркала. Их обратные стороны имели рельефные, так называемые зооморфные, украшения в виде изображений рыб и различных животных, притом они нарисованы бегущими по кольцу. Помимо «звериного стиля», в изготовлении зеркал успешно применялись геометрический и растительный узоры, среди последних особенно лилии и тюльпаны. Золотоордынские зеркала, являясь продуктом городского ремесленного производства, поставлялись и в степь.

    То же самое можно сказать и о богато орнаментированных костяных накладках на колчаны для стрел. Они, подобно зеркалам, в изобилии встречаются как в кочевнических погребениях в южной степной зоне, так и в культурных слоях городов. В этих больших пластинках много роскоши и средневекового великолепия. Для них обычно характерен так называемый «жемчужный» орнамент, нередко в сочетании с изображениями различных животных, например, оленей, барсов, сказочных драконов; некоторые колчаны покрывались даже золотой фольгой.

    Невозможно не рассказать, хотя бы кратко, о таком массовом археологическом материале золотоордынских городов и селений, как керамика в виде глиняных сосудов и их обломков. Помимо простой красноглиняной посуды, широкое распространение получила изразцовая керамика с блестящей толстой поливой и подглазурными тонкими узорами в виде различных цветов, сплетений геометрических фигур, птиц и зверей, других изображений. Эти прекрасные пиалы в своем художественном оформлении отражают ту же богатейшую философию искусства, которая представлена в майоликовой и мозаичной архитектуре. В Золотой Орде, несмотря на определенные заимствования из Средней Азии, Ирана и Закавказья, выработался свой яркий стиль высокохудожественной керамики (по определению Г.А.Федорова-Давыдова). Этот стиль проявляется в технике изготовления (гравировка), в особом виде росписи, объединяющем всю поверхность сосуда, в яркости рисунка под глубокой глазурью, создающей эффект освещенности изнутри, в расширении орнаментальных зон, в применении особо яркого цветового элемента и т. д. О том, что эта керамика не была привозной, а изготовлялась в самих золотоордынских городах, надежно свидетельствуют исследованные в обоих Сараях и некоторых других ремесленных центрах мастерские по производству поливной изразцовой керамики с остатками полуфабрикатов, заготовок, бракованных экземпляров.

    В золотоордынских городах, возникших как центры ремесла и торговли, чеканились и монеты. Это были в основном серебряные джучидские диргемы и, частично, особенно в XIII веке, медные пулы. Центрами чекана монет являлись 32 города, среди них четыре на территории бывшей Волжской Булгарии. Ходили в обороте и золотые динары потанских султанов Индии XIV века. Монеты дошли до нас в виде кладов, зарытых в землю. К сегодняшнему дню известно более 350 кладов монет или смешанных кладов монет и вещей (ювелирных изделий), выявленных на обширной территории бывшей Золотой Орды, частично в районах, приграничных с Северным Ираном и Восточной Румынией и, конечно, на Руси, подчиненной Орде. Это большая цифра, если учесть, что основная часть кладов состоит из нескольких сот тысяч, некоторые даже из нескольких десятков тысяч монет. Кроме них известно более 300 нумизматических объектов под названием «находки» – так они были зафиксированы еще в прошлом веке при их поступлении в различные музеи, хотя значительное число этих находок состоит из десятков, порой даже из сотен диргемов.

    Все эти клады и находки являются лишь случайно выявленными объектами. Более того, в свое время огромная их масса попала в руки неизвестных коллекционеров и была утеряна для науки. А сколько их еще лежит в недрах земли, ожидая случайной встречи с лопатой археолога, с ковшом экскаватора или ножом бульдозера на земляных работах. Такие случайности время от времени встречаются и в наши дни. Еще в 1954 году в Тетюшском районе Республики Татарстан был найден крупный клад из 20 золотых и более 20 тысяч серебряных монет. А вот в 1986 году в соседнем Апастовском районе случайно были обнаружены два весьма ценных клада, один из которых состоял более чем из 25 тысяч серебряных диргемов. К настоящему времени это самый большой клад золотоордынских монет, чеканенных (определение Г.А.Федорова-Давыдова) в 80-х годах XIV века от имени хана Тохтамыша в двух Сараях, а также в Азаке, Орде, Хорезме, Крыму (Старом и Новом), Хад-житархане, Сарайчике, Маджаре.

    В целом же кратко перечисленные выше виды материальной культуры и декоративно-прикладного искусства Золотой Орды XIII – XIV веков свидетельствуют о высоком уровне жизни и художественно-эстетических запросах ее населения.

  38. Аноним says:

    § 33. КУЛЬТУРА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА

    Элементы духовной культуры Золотой Орды своим происхождением связаны с этнокультурным миром, предшествовавшим появлению данного государства. Этот мир состоял из двух основных компонентов: местного тюркоязычного, главным образом кипчакского, и пришлого центральноазиатского – также тюркского, татарского и, в определенной степени, особенно в ранний период, еще и монгольского.

    Духовный мир центральноазиатских тюрок, в том числе и древних татар, а также их западных соплеменников-кипчаков, получил наиболее яркое отражение в каменных изваяниях людей. Раннетюркские статуи VI – VII веков на Алтае, в Монголии и прилегающих областях изображали воина-мужчину, погибшего в бою с врагами. Его ваяли в одежде, с поясными наборами, а также с оружием, в одной, и с сосудом – в другой руке. Перед таким изваянием совершались культовые обряды. Погибший воин как бы присутствовал на своих поминках с чашей в руке.

    Западные, кипчакско-половецкие изваяния несколько отличаются от восточных, раннетюркских. Они более реалистичны, немало уже и женских статуй (от них и название «каменные бабы»). И те, и другие держат сосуд уже двумя руками в области живота. Надо полагать, что подобный сосуд символизировал обилие, достаток, который должен был сопутствовать человеку в потустороннем мире.

    Исследователи считают, что кипчаки в своих изваяниях воплотили культ героизированного предка. Этот культ связан с почитанием племенной, дофеодальной аристократии. Монголы частью вытеснили, частью уничтожили эту местную верхушку и сами заняли ее место. После монгольских завоеваний и образования Золотой Орды обычай установления «каменных баб» в Дешт-и-Кипчак прекращается. Этому способствовало также принятие ислама с его запретом языческих культов и изображения человека.

    С другой стороны, принятие ислама дало большой импульс для развития городов и городской культуры, послужило причиной распространения арабской письменности и письменной литературы. В Золотой Орде получили широкое распространение выдающиеся творения Фирдоуси и Рудаки (X век), ал-Ма-ари и Омара Хаияма (XI век), Аттара и Низами (XII век), Руми и Саади (XIII век) и целого ряда других знаменитых поэтов Востока. Почти все они, начиная с гениального Фирдоуси с его бессмертным «Шах-намэ», были персидскими или персидско-таджикскими поэтами (кроме арабского классика ал-Маари и азербайджанца Низами, который однако также писал на персидском языке).

    Сочинения великих мудрецов и поэтов Востока, прежде всего представителей персидско-таджикской поэзии, пользовались огромной популярностью среди татар как позднейших времен, так и периода Золотой Орды. Более того, они вдохновляли татарских поэтов на создание своей, собственно золотоордынской литературы, получившей высокое развитие в XIV веке – в эпоху могущества Улуса Джучи. Именно в этот период были написаны такие бесценные памятники средневековой татарской литературы, как поэмы «Гульстан» («Гульстан бит-тюрки») Саифа ас-Сараи, «Хосров и Ширин» Кутби, «Махаббат-намэ» Харазми, «Джумджума-султан» Хисама Кятиба, «Кисса-и-Рабгузи» поэта Рабгузи, прозаическое сочинение «Нахдж ал-фарадис» Махмуда ал-Булгари.

    Некоторые из этих произведений, особенно «Хосров и Ширин» и «Гульстан», являются творческими переводами одноименных поэм Низами и Саади. Однако поэмы Кутби и Сараи были созданы как вольные переводы, проникнутые духом средневекового татарского мира, мира больших городов и просторных степей. Исследователи-литературоведы отмечают, что писатели древности и средневековья любили писать свои произведения на основе известных сюжетов. Это было своего рода поэтическим каноном того времени, эстетической нормой тогдашнего мироощущения и поэтического мышления. Более того, даже корифеи литературы поздних времен, среди них, например, Пушкин и Тукай, создавали переводные или пародические сочинения, которые стали, в свою очередь, подлинными шедеврами мировой поэзии.

    Если Низами написал «Хосров и Ширин» в 1181 году, то одноименная поэма Кутби появилась через 160 лет – в 1342 году. История персидского шаха Хосрова и его жены Ширин была широко распространена на Востоке еще до Низами – она имеется в «Шах-намэ» Фирдоуси и у других авторов. Хосров – это историческая личность, персидский шах Хосрой II (Хосрой Парвиз, годы правления 590 – 627), который был внуком знаменитого шаха Хосроя Ануширвана, женатого на дочери Истеми-кагана – одного из основателей Тюркского каганата.

    В центре поэмы Кутби – история любви Хосрова и Ширин и особенно безответной любви Фархада к Ширин. Фархад – красивый и сильный молодой человек, искусный мастер и художник, по словам поэта, «обладатель сотни разных искусств». Его любовь к Ширин представлена в поэме как самое благородное, возвышенное чувство, объединяющее в себе вечно живое. «Этот мир лишь благодаря любви живет», – так провозглашает Кутби, характеризуя своих героев внешне красивыми, внутренне совершенными, нравственно чистыми.

    Во всей поэме чувствуется большое уважение к женщине. Вообще, женщина на Востоке, в том числе и в Золотой Орде, пользовалась большим почетом. «В этом крае я увидел чудеса по части великого почета, в каком у них (т.е. у татар) женщина. Они пользуются большим уважением, чем мужчины», – писал Ибн-Баттута.

    Творчество автора золотоордынского «Хосрова и Ширин» имело благодатное влияние как на его современников (Харазми), так и на последующих татарских поэтов: Мухамедъяра (XVI век), Утыз-Имяни (XVIII – XIX века), Тукая и Бабича (начало XX века).

    Вершиной становления татарской литературы развитого средневековья, жемчужиной литературного наследия Золотой Орды является творчество Саифа ас-Сараи. Поэт родился в 1321 году в Поволжье, в Камышлах (нынешняя Самарская область), жил, учился и занимался творческой деятельностью в Сарае (Новом Сарае), отсюда и нисба «ас-Сараи», т.е. сараец. В 80-х годах судьба забросила его в мамлюкский тогда Египет, где он и умер в 1396 году. Там же создал свои известные поэмы: в 1391 году «Гульстан бит-тюрки», в 1394 году «Сухайль и Гульдурсун». Самой знаменитой является первая из них, сокращенно «Гульстан», написанная в качестве вольного перевода одноимённой поэмы персидского автора XIII века Саади («Гульстан бит-тюрки» Сараи означает «Гульстан тюркский»). В конце поэмы приводятся отрывки из произведений восьми тюркских, в основном татарских, поэтов средневековья, начиная от Мавля Казыя и кончая известным нам Харазми. После каждого такого стиха Сараи дает свой стихотворный ответ, таким образом, поэма «Гульстан» с приложенными к ней стихами других авторов при комментариях самого Саифа Сараи является своего рода поэтической энциклопедией Золотой Орды.

    В поэме «Гульстан» утверждаются и воспеваются такие человеческие качества, как справедливость, скромность, верность, щедрость и доброта. Моральные качества людей часто рассматриваются в тесной связи с другими вопросами, прежде всего с социальными. При этом автор весьма талантливо использует великолепные возможности родного языка, дает поистине шедевры художественной речи. «Гульстан бит-тюрки» обогатил тюркоязычную литературу гуманистическими идеями, новыми художественными формами и образами, способствовал развитию литературного языка тюркских народов.

    О свет знаний и учитель дарований,

    Обладатель милости и источник просвещении –

    вот так видит Сараи достоинство своего сочинения, которым он по-настоящему гордится. Современный исследователь творчества Саифа Сараи и других поэтов Золотой Орды, профессор Казанского университета X.Ю.Миннегулов утверждает, что поэт мастерски использует такие художественные приемы и поэтические формы средневекового литературного мышления, как назира (подражание), газель (ода), рубай (четверостишья), кытга (короткое стихотворение) и целый ряд других жанров. В целом наследие Сараи – это настоящая школа великолепного творческого использования поэтических форм и жанров мировой и восточной литературы (к сожалению, произведения золотоордын-ских поэтов еще не имеют поэтических переводов на русский и европейские языки).

    Раз пришел в этот мир – ты его и оставить должен,

    По мере сил своих ты только добро делать должен –

    писал Хисам Кятиб в своей поэме «Джумджума-султан» (1369 год), в которой поэт выступает глашатаем честной, справедливой жизни, осуждает многие порочные явления на земле. «Махаббат-намэ» («Книга любви», 1354) Харазми составлена в виде любовно-лирических писем джигита к своей возлюбленной, поэтому она и воспринимается как ода возвышенной любви. Поэма Рабгузи «Кисса-и-Рабгузи» («Сказание Рабгузи», 1311) посвящена описанию жизни и деятельности пророков от Адама до Мухаммеда – основателя ислама. Как бы продолжением этой темы является прозаическое сочинение Махмуда ибн-Гали «Нахдж ал-фарадис» (1358), где рассказывается о жизни Мухаммеда и четырех последовавших за ним халифов, описываются морально-этические нормы, перечисляются положительные и отрицательные качества людей.

    Все эти произведения свидетельствуют о высоком уровне развития письменной литературы и в целом духовной жизни в этом государстве, являясь ценнейшими памятниками средневековой восточной поэзии и философии. Многие из них были хорошо известны татарскому читателю и позднейших времен: их переписывали, передавали из рук в руки, они были любимыми книгами во многих татарских домах, ими зачитывались мударрисы (профессора-преподаватели) и шакирды (учащиеся и студенты) медресе, ученые-богословы, благочестивые старцы, историки, философы, поэты и все те, кому были дороги красота и память предков.

    Кроме художественной ценности эти произведения являются еще и ценнейшим источником при изучении истории Золотой Орды и жизни ее населения. Многие термины из социальной структуры государства, зафиксированные в этих произведениях, повторяют и дополняют таковые из ханских ярлыков, с которыми мы уже ознакомились выше. Часто встречаются также в этих произведениях названия музыкальных инструментов, пищи, растений, домашних и диких животных, притом почти все они идентичны современным татарским.

    В поэме «Сухайль и Гульдурсун» имеется такое поэтическое сравнение: ее героиня, увидев своего возлюбленного, повернулась к нему словно «Земля, вращающаяся вокруг Солнца». Это гелиоцентрическое представление, как утверждает X.Ю.Миннегулов, таким образом, еще до Коперника и Бруно, а на Востоке – до Улугбека, было уже известно в золотоордынском обществе. О развитии в Сарае астрономии и геодезии свидетельствуют обломки астролябии и квадрантов, обнаруженные там при археологических раскопках. В столице государства жили и работали медики, богословы, зодчие, другие ученые, которые являлись как местными, так и приглашенными со стороны. Именно об этом периоде расцвета науки и культуры пишет Ибн-Арабшах: «Сарай сделался средоточием науки и рудником благодатей, и в короткое время в нем набралась [такая] добрая и здоровая доля ученых и знаменитостей, словесников и искусников, да всяких людей заслуженных, какой подобная не набиралась ни в многолюдных частях Египта, ни в деревнях его».

    Завершая небольшой рассказ о высокой культуре Улуса Джучи, можно назвать ее яркой городской и степной средневековой культурой, культурой мозаичной и майоликовой архитектуры его многолюдных городов, верблюжих караванов и белых шатров его бескрайних ковыльных степей, культурой персидских и татарских стихов, полных тонкой лирики и глубокой философии, восточной мудрости и мусульманской ученой духовности, культурой причудливых арабесок и изящной каллиграфии, древних каменных изваянии и заменивших их монументальных культовых сооружений, культурой шумных восточных базаров и новолунной ночной тишины после вечерней молитвы…

    § 34. БУЛГАР И БУЛГАРСКАЯ ЗЕМЛЯ В СОСТАВЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    После образования Золотой Орды Волжская Булгария вошла в ее состав как одна из областей наряду с соседними землями и бывшими государствами. Об этом свидетельствует большая серия исторических источников XIII – XIV веков. Обратимся только к некоторым из них – наиболее известным, которые сами потом явились источником для других выдающихся произведений средневековой исторической географии.

    Персидский историк XIII века, современник Бату- и Берке-ханов, Джузджани писал, что под власть Бату подпали «все земли Туркестана» – земли тюркских народов от Хорезма до пределов Византии, среди них и земля булгар. Далее он сообщил, что эти земли перешли впоследствии к Берке. О вхождении булгарских земель в состав Улуса Джучи писали также персидские авторы XIV века Ибн-Фазлаллах, Хамдаллах Каз-вини, их последователи в XV столетии.

    Вот как определил пределы Золотой Орды хорошо известный нам арабский энциклопедист XIV века ал-Омари: «… границы этого государства со стороны Джейхуна (Амударъи):

    Хорезм, Саганак, Сайрам, Яркенд, Дженд, Сарай, город Ма-джар, Азак, Акчакерман, Кафа, Судак, Саксин, Укек, Булгар, области Сибирь и Ибир, Башгырд и Чулыман». Большинство из этих названий вам уже известны, может быть, лишь кроме трех последних. «Башгырд» – это, бесспорно, башкирские земли. «Сибирь и Ибир» соответствует району к востоку от Уральских гор в Западной Сибири; «Чулыман» же располагался еще восточнее – в бассейне реки Чулым, правого притока Оби. Арабские историки того же XIV столетия ал-Муфаддал и ад-Дзахаби, говоря о границах царства Токтая, а позднее и Узбека, т. е. Золотой Орды, отмечают их от реки Иртыш до Черного моря – с востока на запад, от Булгара до Дербента – с севера на юг.

    Словом, бывшая Волжская Булгария не только вошла в состав Улуса Джучи непосредственно после его образования, но и была частью этого государства в период его могущества. До возникновения собственно золотоордынских городов Булгар, как крупный политический и экономический центр в Поволжье, являлся даже временной столицей Золотой Орды. Первые джучидские монеты чеканились не где-нибудь, а именно в Булгаре, о чем ярко свидетельствует немалое число кладов и находок подобных монет 50 – начала 60-х годов XIII века (несколько лет тому назад самый крупный клад из 995 подобных монет найден у с.Бурундуки Апастовского района Республики Татарстан).

    Итальянский путешественник XIII столетия Марко Поло писал, что первые золотоордынские ханы Бату и Берке правили и в Сарае и в Булгаре. В последующем, XIV веке Булгар – уже один из крупных и известных городских центров Золотой Орды. Персидское сочинение «Ферхенг-намэ» («Книга знаний») называет Булгар золотым троном ордынских ханов – надо полагать, вышеназванных первых ханов Золотой Орды. Ал-Омари назвал его одним «из известных городов» Улуса Джучи. Позднейшие исследователи истории Золотой Орды и Булгара, среди них А.Ю.Якубовский, А.П.Смирнов, Г.А.Федоров-Давыдов, также отмечают большую роль Булгара в истории Золотоор-дынского государства – в исламизации, развитии его городской культуры, сельского хозяйства, особенно земледелия.

    Следовательно, город Булгар и вся булгарская земля в целом входили в состав Золотой Орды ее северным улусом, и всякие попытки рассмотрения его вне связи с этим крупнейшим государством не имеют никакой научной основы. Вследствие единства государственной религии – ислама, особенно в период правления Узбека, сходства языка и основных элементов городской культуры (архитектура, строительство, ювелирное искусство и другие виды ремесла) Булгар был не только близок к Золотой Орде, но стал ее органической частью. Именно в золотоордынский период произошли в Булгаре существенные, порой коренные изменения: было освоено производство чугуна, секрет изготовления которого был привезен из Центральной Азии, появилось огнестрельное оружие, возник обычай установления эпиграфических памятников, произошли большие изменения в формах и орнаментации простой гончарной посуды и появилась изразцовая керамика с подглазурной росписью, кирпично-каменная архитектура приобрела мозаичную и майоликовую облицовку.

    Коротко охарактеризуем некоторые социально-политические изменения на булгарской земле в золотоордынский период с перечислением в конце архитектурных памятников, сохранившихся на территории Булгарского городища. Если своего высшего развития Булгар достиг в составе Золотой Орды в первой половине XIV века, то ситуация изменилась с конца 50-х годов в связи с начавшейся борьбой за власть в Сарае. В 1361 году ордынский князь Булат-Тимур пытался отторгнуть себе Среднее Поволжье во главе с Булгаром. В 1376 году этот сепаратист был разбит войсками суздальского князя, убежал в Сарай и там был убит золотоордынским Азиз-ханом. Восстановил ли последний прежнюю власть над Булгаром – на этот счет прямых сведений нет. Русские источники сообщают, что другой правитель – Хасан-хан – после низвержения в Орде сбежал на север и объявил себя князем Булгара (он упоминается в летописях под именем Асан или Осан под 1370, 1376 годами).

    В конце 70-х годов XIV века Урус-хан (Мухаммед) и темник Мамай временно восстановили единство Золотой Орды. В круг их власти снова был включен и Булгар. Еще более укрепилось ордынское правление при Тохтамыше, получившем трон в 1380 году. Даже Дмитрий Донской, победитель Мамая в Куликовской битве в 1380 году, вскоре вынужден был признать за собой власть Тохтамыш-хана. В то же время именно период его правления, вернее, вторая половина этого периода с конца 80-х годов, является началом окончательного падения Золотой Орды. Этому значительно способствовало поражение Тохтамыша в битвах с Аксак-Тимуром (Тимер-Ленг, в европейской транскрипции – Тамерлан) в 1391 и 1395 годах.

    После окончательного поражения в 1395 году на Северном Кавказе Тохтамыш убежал на север, в сторону Булгара. Есть довольно широко распространенное мнение о том, что именно в это время, преследуя ордынского хана, Тамерлан завоевал Булгар и всю булгарскую землю. Это мнение основано на сообщениях некоторых поздних татарских рукописей, легенд и преданий о разрушении Аксак-Тимуром города Булгара. Однако целый ряд исследователей, среди которых и автор данного учебника, считают, что поход Тамерлана на Булгар не подтверждается ни одним более ранним историческим источником – ни арабо-персидским, ни русским. Более того, о подобных завоеваниях нет ни одного сообщения у тех персидских авторов, которые, будучи биографами Тимура, подробно описывали каждый его поход, ведя записи день за днем.

    Однако булгарская земля, особенно ее южные пределы, в какой-то мере пострадали при этих завоеваниях, особенно в результате известного сражения 1391 года в бассейне реки Кондурчи. Не исключена возможность набега одного из отрядов Тимура и на Булгар.

    Еще сильнее страдали булгарские земли от походов русских ушкуйников, начавшихся одновременно с первыми смутами в Сарае, ибо разбойники почувствовали ослабление централизованной власти. Наряду с ограблением своих, русских городов, например, Костромы, Углича, Нижнего Новгорода, эти русские «викинги» ходили с походами на Булгар, Жукотин и некоторые другие города по Каме в 1360, 1366, 1374 и 1391 годы. Они грабили их, получали выкуп, уводили людей в плен. Не остались в стороне и русские князья, совершившие походы на Среднюю Волгу в 1370, 1376 и 1431 годы. Последний поход, совершенный Федором Пестрым, воеводой великого князя Василия II, явился разрушительным для Булгара, после чего этот город навсегда сошел с исторической арены.

    Правда, и после этого еще какое-то время в Булгаре теплилась жизнь. Известно, например, что татарские поэты XVI и XVII столетий Мухаммедъяр и Мавля Колый писали некоторые свои сочинения в Булгаре. По археологическим данным, на городище обнаружен небольшой культурный слой периода Казанского ханства. Однако при всем этом он уже не был большим городом с постоянным населением. Скорее всего, Булгар являл собой полуразрушенный городок, своего рода религиозный центр, куда приходили и временно проживали разного рода служители культа, паломники, дервиши, странствующие поэты, которые искали здесь вдохновение для своего творчества…

    В 1712 году казанский митрополит предложил губернатору построить монастырь на месте пустующего древнего «Болгарского мусульманского городища», где, как он писал, нет ничего, кроме «древних каменных зданий». Губернатор одобрил план, и было решено построить там мужской монастырь. По поручению губернской канцелярии дьяк Андрей Михайлов побывал на городище, сделал опись тех мест, которые должны были остаться под монастырем. Попутно, впервые в истории, описал развалины Булгара, в чем ему помогал знаток местной истории, образованный человек из татар Кадыр-Мухаммед Сунчалеев.

    Монастырь был действительно вскоре построен. Его соорудили в центре городища – на месте бывшего княжеского дворца и соборной мечети, а некоторые булгарские архитектурные памятники были использованы для монастырской церкви, даже для погреба. В 1732 году богатым казанским купцом Михляевым, тем самым Михляевым, который чуть позднее построил в Казани известный Петропавловский собор, была сооружена для монастыря на месте древнего Булгара каменная церковь «во имя Успения Богоматери». При ее строительстве были использованы камни булгарских развалин, а под фундамент пошли намогильные камни с надписями. Монастырь был закрыт в 1770-х годах, монастырская слобода по названию церкви была переименована в село Успенское, позднее в село Болгары по названию средневекового Булгара («Болгары» во множественном числе – это русское летописное название).

    При посещении Булгарского городища Петром I по пути в персидский поход в 1722 году там было более 70 зданий различной сохранности, а когда там побывала Екатерина II в свой приезд в Казань в 1766 году, их уже оставалось всего 44. В результате многолетних археологических исследований к настоящему времени на территории городища обнаружено более 70 остатков древних зданий, среди них всего 6 более менее хорошо сохранившихся и отреставрированных памятников каменного зодчества.

    Перечислим эти памятники, а также те, которые еще стояли в прошлом столетии и прочно вошли в научный оборот. Соборная мечеть – нижняя сохранившаяся часть большой мечети, в четырех углах которой стоят остатки башен, игравших роль контрфорсов для придания устойчивости всему зданию. Вместе со своим минаретом высотой 25,5 м, упавшим в 1841 году, она являлась главной мечетью города Булгара. Рядом находятся два мавзолея: один из них – Восточный, в котором хоронили женщин, другой – Северный, служивший усыпальницей для мужчин. Естественно, в них хоронили членов княжеских семей. Здесь же, в политическом центре Булгара, находился дворец правителя, «царский дом» в записях упомянутого выше А.Михайлова. На его месте построена потом Успенская церковь.

    Есть такая легенда. Аксак-Тимур взял город Булгар, истребил его население. Абдулла-хан вместе со своей семьей скрылся в Судной палате. По велению завоевателя палату обложили бревнами и подожгли. При пожаре погибла ханская семья, но чудом осталась в живых его дочь-красавица, которую увидели сидящей на куполе здания…

    Принято отождествлять Судную палату из легенды с современной Черной палатой, почерневшие каменные стены которой связывают с пожаром. Эта палата является одним из самых интересных памятников средневековой монументальной архитектуры на территории Татарстана. Недалеко от Черной находятся остатки Белой палаты, разрушенной в 1860-х годах. Она являлась одной из общественных бань города с центральным моечным залом, где находился бассейн, и угловыми комнатами-номерами. Баня имела центральное отопление, горячая и холодная вода поступала по глиняным и железным трубам. Остатки другой, Красной палаты (название по цвету внутренней штукатурки), раскопаны археологами в подгорной части городища; в ее центральном зале имелся фонтан.

    Хорошо сохранившимся памятником Булгара является Малый минарет, высотой 15 м. В 1712 году А.Михайлов указывал на наличие возле него мечети, развалины которой были видны даже в 20-х годах прошлого столетия. Мечеть существовала еще в период Казанского ханства, ее нижний этаж был использован в качестве мавзолея. Вообще, местность вокруг минарета долгие годы называлась ханским кладбищем; там же сохранилась Ханская усыпальница, которая в свое время была отделана белой и синей мозаикой. За укреплениями городища находится Малый городок с развалинами въездных ворот и основаниями белокаменного сооружения, являвшегося летней резиденцией правителей Булгара. Рядом с городом располагалась Греческая палата – христианская церковь армянской колонии для купцов и других приезжих людей с Кавказа.

    Следует особо отметить, что все перечисленные выше памятники имеют отношение только к золотоордынскому периоду – к XIV веку. От домонгольского времени на территории города не осталось сооружений.

    В период Золотой Орды продолжали существовать и другие булгарские города, среди них Буляр, Сувар, Кашан, Джукетау, Тубулгатау, а также ряд других центров, представленных ныне Балынгузским, Кокрятьским, Барско-Енарусскинским, Альменевским и некоторыми другими большими и средними городищами. Появились в этот период и новые города, среди которых летописный Керменчук и овеянная легендами Иски (Старая) Казань, возникшая как новый политический и экономический центр на севере Золотой Орды.

  39. Аноним says:

    35. ИСКИ-КАЗАНЬ

    Здесь, на высокой горе, горел костер около шести веков тому назад – об этом свидетельствуют сохранившиеся тут же монеты начала XV века. Монеты серебряные, однако они сильно потускнели, покрылись зеленым налетом, на некоторых даже заметны не догоревшие волокна какой-то материи, вероятно, от кошелька, по какой-то причине попавшего в огонь. Костер разжигали, высекая огонь из кремня – в золе найдены два железных кресала. Тут же разбитый горшок с красивыми узорами, череп лошади, огромное число костей мелкого скота, рыбы и птицы. Бесспорно, тут горел большой костер, вокруг которого сидели люди, проводя вечера, а может быть, и долгие осенние ночи. Он давал свет, тепло и пищу и, судя по толщине золы, возобновлялся неоднократно. Располагаясь на самом возвышенном месте, рядом с городскими укреплениями, костер, несомненно, служил для стражи. Невольно представляется одна историческая картина.

    … Город-крепость, расположенный на высоком утесе, окруженный крепкой дубовой стеной со сторожевыми башнями вдоль крепостного вала. На башнях, в проемах стен и у ворот расположена стража, вооруженная стрелами, копьями, пищалями. Из открытых крепостных ворот в сопровождении конной охраны выезжает большой обоз, направляющийся к северным племенам по торговым делам. Навстречу идет кавалькада во главе с послом марийского князя. Уже прибыли почти все посланцы, а то и правители многих княжеств и улусов Волго-Уральского региона. Сегодня у казанского эмира большой совет: решается вопрос о самостоятельности Казанского улуса.

    Между тем в городских кварталах, внизу, в левобережье реки, кипит своя жизнь: дымят горны гончаров и металлургов, слышен стук молотков и кувалд кузнецов, летят щепки из-под топоров плотников. Скрипят колеса, звучат голоса разного городского люда, купцов, направляющихся на пристань, куда прибыли торговые суда из Нижнего Новгорода. А выше по реке разбирают плот, приплывший с верховьев Казанки, где сплавляют лес. Глухо стонут недалеко мельницы, снимают сети рыбаки.

    Вечереет. Сменяется караул, закрываются городские ворота, на башнях зажигаются огни. Как бы отвечая им, в низине лугов зажигают свои костры мальчишки, оставшиеся на ночь сторожить коней…

    Таким представился мне, археологу-исследователю, древний город, когда я стоял у следов давно потухшего и раскопанного нами костра. Здесь самое высокое место городища, отсюда вся округа видна как на ладони, открывается широкая панорама на десятки километров вокруг. Со стратегической точки зрения место для города, для его военно-административной части выбрано очень удачно. И вещи, найденные тут, большей частью связаны с оборонными делами, с вооружением: множество различных наконечников стрел, большое число колец от кольчуг, обломки железных доспехов.

    Пожалуй, самое интересное – выявленный впервые не только в иски-казанской, но и во всей средневолжской археологии свистящий глиняный снаряд со сквозными отверстиями. Это – поистине уникальная находка. Не менее ценны также редчайшие находки в виде трех железных шариков-ядер. Обнаружены они в нижнем, нетронутом культурном слое и являются подлинно иски-казанскими. Упомянутые находки – яркое свидетельство применения огнестрельного оружия и прекрасное археологическое подтверждение сообщения русских летописей о наличии подобного оружия в средневолжской земле уже в XIV веке. Правда, это сообщение имеет отношение к городу Булгару, однако и Старая Казань (Булгар ал-Джедид, по данным нумизматики, т. е. Новый Булгар) не составляла здесь исключения.

    Иски-Казань являлась одним из центров чекана золото-ордынских монет, а к периоду распада Улуса Джучи, т.е. к 20 – 30-м годам XV века, она стала единственным городом такого рода на севере, т. е. к этому времени Булгар перестал быть политическим и экономическим центром края. Роль подобного центра перешла к Старой Казани. Преобладающее число джучидских монет с территории Иски-Казани имеет отношение к XV веку. То, что монетный двор позднезолотоордынского Среднего Поволжья находился именно в Йски-Казани, подтверждают и некоторые другие находки, сделанные там в последние годы, например, обломок монетного слитка из серебра, заготовки монет, найденные вместе с самими монетами (раскопки 1972, 1983, 1984 годов). Вообще следует отметить, что еще в прошлые века на территории городища и в его окрестностях были сделаны интересные находки, даже клады монет.

    В прошлые века и в начале нашего столетия западноевропейскими и русскими путешественниками, татарскими учеными-фольклористами были собраны среди населения легенды и предания о Старой Казани с весьма интересными, увлекательными сюжетами. Эта же история нашла отражение в целом ряде татарских рукописей и исторических повествований по средневековой истории народа. Хотя рукописи эти составлены в значительно позднее время – в конце XVII – начале XVIII веков – и там имеются некоторые неточности относительно исторических личностей и дат, но общий сюжет., начальной истории города Казани вызывает немалый интерес.

    Вот весьма краткое содержание одной рукописи, которую нашел у татар Казанской губернии в 70-х годах XVIII столетия И.Г.Георги – немецкий этнограф, натуралист и путешественник по России, академик Петербургской Академии наук. Город

    Булгар (в рукописи он назван Бряхимов, т. е. Ибрахим) был взят Аксак-Тимуром, который предал смерти его правителя Абдуллу. Царевичи, сыновья Абдуллы, Алтын-бек и Алим-бек с помощью приближенного их отца скрылись в надежном месте. После ухода Тамерлана они не стали восстанавливать прежнюю столицу, один из царевичей, Алтын-бек, построил на Казанке новый город, где в настоящее время находятся остатки Иски-Казани. Далее рассказывается о переселении жителей в устье Казанки на современное место города, а причиной этого называют неудобство расположения Старой Казани, и главным образом то, что женщинам трудно было носить воду на высокую гору, где находился город.

    Богата новыми сведениями «Повесть о несгораемой царевне». С началом этой легенды (о чудесном спасении дочери хана Абдуллы) мы уже знакомились с вами при описании Черной палаты в Булгаре. Так вот, царевну привели к Тамерлану, который, прельщенный ее красотой и умом, решил взять с собой вместе с ее братом (обстоятельства спасения этого брата, Шеуне-бека, – третьего сына Абдуллы, не приводятся). После смерти Тимура они находились в услужении у его сына. Как-то во время царской трапезы Шеуне-бек провинился, разбил дорогую посуду, и сын Тамерлана велел отрубить ему голову. Тут государю сообщили, что молодой человек является царевичем, сыном покойного правителя Булгара, – и он был прощен, но с условием больше не находиться во дворце. Вскоре ему удалось вместе с сестрой бежать из плена. Они вернулись в родные края, но, увидев в развалинах город Булгар, пошли дальше на север, в город Кашан. Узнав, что их старшие братья живы и основали новый город Казань, они отправились к ним. Сестра вскоре вышла замуж за полководца Мулла-Хозятаза, который вместе с Алтын-беком был одним из основателей Казани. «Повесть» указывает его могилу, почитаемую как святую, в Иски-Казани, а могилу его жены, т. е. героини легенды, у деревни Айша (Татарская Айша), в 2 км от Старой Казани.

    Следует сказать, что «мулла» (первоначально «менла») в данном случае употребляется как почтительное обращение и заменяет «эфенди» («господин»). Мулла-Хозятаз, будучи полководцем, очевидно, сыграл большую роль в жизни того периода, и его имя со временем было канонизировано, стало святым. Место его захоронения под названием «Могила Муллы-Хазея» в настоящее время является объектом глубокого почитания, местом паломничества татар не только окрестных деревень, но и Казани и более отдаленных центров. Почитаема и могила у дер. Айша под названием «Могила Гайша-бикэ» («бикэ» означает княгиню). Нет сомнения в том, что название указанной деревни связано с именем легендарной царевны. Кстати, в одном татарском историческом повествовании эта деревня так и названа: Гайшэ-бикэ авылы (деревня Гайши-бикэ).

    Здесь мы должны учесть, что имя Аксак-Тимура фигурирует в событиях, связанных с завоеваниями Среднего Поволжья с определенной условностью – выше мы также говорили с вами, что оно упоминается в качестве завоевателя северных земель только в поздних татарских источниках и народных легендах. Весьма вероятно, что в этих рассказах именем Тамерлана, оставившего грозную память в средневековом мире Евразии, был заменен другой, более ранний завоеватель – Бату-хан. Хронологически именно он, а не Аксак-Тимур, ближе подходит к этим событиям.

    Старая Казань представлена двумя основными археологическими памятниками: уже упомянутым Камаевским (Иски-Казанским) городищем площадью более шести гектаров, расположенным у села Камаево Высокогорского района республики на высоком правом берегу реки Казанки, и Русско-Урматским селищем в 124 га, находящимся между с. Камаево и дер. Русский Урмат в низине левобережья реки вдоль ее притока Урматки. Городище – это остатки политического центра, кремля Старой Казани, и основная часть историко-археологической литературы об Иски-Казани относится к этому памятнику. Селище же – остатки ремесленно-торгового посада города. Последнее, в отличие от городища, не имеет оборонительных укреплений.

    Южная, наиболее древняя часть посада, основана на культурном слое булгарского домонгольского поселения, возникшего ближе к концу XII века в период начала освоения булгарами бассейна Казанки. Примерно через сто лет после монгольских завоеваний на этом сравнительно спокойном тогда лесном севере возникает крепость, превратившаяся вскоре, ближе к концу XIII столетия, в политический центр нового города. Открытое, еще более возросшее к тому времени поселение превращается в его посад. Так возникали многие средневековые города. Так же возникла и Старая Казань. Между прочим, этот исторический процесс удивительно точно замечен составителем исторического повествования под названием «Дафтар-и Чингиз-намэ» (конец XVII века). Там говорится, что царевичи Алтын-бек и Алим-бек «поставили крепость [и] основали город».

    Город растет и получает дальнейшее развитие: развиваются ремесло и торговля, зодчество и декоративно-прикладное искусство. Об этом наглядно свидетельствуют остатки материальной культуры, добытые при проведении археологических исследований: керамика, ювелирные изделия, орудия труда и оружие, железные и медные бытовые предметы, производственные комплексы (металлургические и гончарные горны, мастерские), жилищные комплексы, эпиграфика, материалы нумизматики.

    Для любознательных можно перечислить некоторые наиболее интересные находки. Помимо уже названных джучидских монет и отдельных редких видов оружия, это – золотой и серебряные перстни с орнаментированными щитками, медные пластинчатые орнаментированные же браслеты, бронзовая шестипалая булава (ударное оружие в виде металлической головки на рукояти), янтарные и глазчатые стеклянные бусы, каменная матрица для отливки украшений, оловянная бляха с изображением человеческого лица … Из оружия, орудий труда и бытовых предметов: обломки сабли и меча, ножи с костяными ручками, железные удила для обуздания коней, костяная ручка кинжала с красивыми узорами, бронзовые зеркало и коромысло для миниатюрных весов. Тут и тонко орнаментированная медная накладка от шкатулки, тут и кочедык для плетения лаптей… Из керамических, глиняных изделий: маленькая чернильница, вылепленная от руки, гончарные сосуды различных форм с богатейшей орнаментацией, обломки поливной керамики с подглазурной росписью, китайский селадон…

    Расположение города в среднем течении реки Казанки, вдали от больших рек, со временем стало не устраивать растущие социальные и политические силы княжества. Он переносится к устью Казанки, к месту впадения ее в Волгу – центральную водную магистраль Восточной Европы. Это событие ярко отражено в национальных исторических источниках и в фольклоре.

    Постепенно пустеет основная часть Старой Казани: в первую очередь ее ремесленно-торговый посад. Городок же, представленный ныне Камаевским городищем, продолжал существовать в качестве необходимого и удобного опорного военного пункта. В период, предшествовавший образованию Казанского ханства, он являлся центром чеканки золотоордынских монет. В последний раз городок Старая Казань упоминается в русских летописях под 1536 годом в связи с казнью там казанского хана Джан-Али (Еналея) в результате восстания в Казани против промосковской, антитатарской политики названного хана.

    § 36. ТОХТАМЫШ, ИДЕГЕЙ И ПОСЛЕДНИЕ ПОПЫТКИ ВОЗРОЖДЕНИЯ МОГУЩЕСТВА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    С конца 50-х годов XIV столетия в истории Золотой Орды произошли большие изменения, вызванные началом смут и борьбы за власть. Политические неурядицы обострились небывалым до этого стихийным бедствием. В 1346 году на ордынской земле свирепствовала чума, занесенная из Китая. От последствий этой эпидемии, которую современники назвали «великим мором», «черной смертью», Золотая Орда долго не могла оправиться. Лишь в последние годы правления Джанибека она оказалась в состоянии возобновить прерванную войну с Ираном, которая, как нам уже известно, началась еще при Берке-хане.

    Подлинные междоусобицы в Улусе Джучи начались с убийства Бердибека, сына Джанибека. Именно с этого времени, с 1359 года, вплоть до 1380 года, т. е. в течение 20 лет, в Сарае сменили друг друга 25 ханов, некоторые из них успели «процарствовать» всего несколько месяцев. Об этих печальных событиях в Золотой Орде ярко свидетельствуют сочинения арабо-персидской исторической географии XIV – XV веков и русские летописи.

    Однако с приходом к власти Тохтамыша, сильного и способного правителя, раздоры в Сарае прекратились. Тохтамыш был из династии Джучи-хана. Он пришел к власти в 1380 году, в трудный для Золотой Орды период – в год известной Куликовской битвы с Русью. Начало царствования Тохтамыша связано, с другой стороны, с возвышением Кок-Орды.

    Зачатки обособления Синей Орды появились еще в период правления в Сарае Урус-хана (Мухаммеда) в 1370-х годах. Хан боролся с этими сепаратистскими проявлениями и в целях укрепления центральной власти предпринял некоторые репрессивные меры в отношении правителей данного восточного улуса. Так, был казнен Туй-Ходжа, глава Мангышлака в Восточном Прикаспии. Его сын, молодой Тохтамыш, испугавшись за свою жизнь, сбежал к Тимуру – правителю государства Тимуридов, образованного на землях Чагатайского улуса (центральная территория государства Тимура соответствует современному Узбекистану).

    Тимур (Аксак-Тимур, Тамерлан), тогда еще не всемирно известный полководец и завоеватель, любезно принял молодого царевича. Были у будущего властелина мира свои дальновидные планы: на пути его предстоящих завоеваний стояла обширная, недавно мощная и все еще богатая Золотая Орда, и для того, чтобы окончательно ослабить ее, более того, прибрать к рукам, ему нужен был свой человек на троне Сарая. Естественно, таковым являлся этот энергичный и не без способностей молодой джучид, имеющий законное право на ордынский престол.

    Итак, Тимур ласково принял Тохтамыша, оказав ему высокий почет, более того, поставил царевича во главе еще не завоеванных Саурана, Отрара и Сыгнака, к тому же последний был политическим центром Кок-Орды. На эти города Тамерлан не имел права, ибо они были частью Золотой Орды, и Урус-хан выжил Тохтамыша оттуда – его сыновья три раза разбили войско, выделенное Аксак-Тимуром для молодого царевича. И лишь в четвертый раз Тохтамышу удалось разбить армию Тимур-Мелика, младшего сына Урус-хана, даже казнить его (к тому времени самого ордынского правителя уже не было в живых).

    Снарядив большое войско, Тохтамыш двинулся на запад, овладел Хорезмом, а потом и Сараем, выжив оттуда известного темника Мамая, побежденного на Куликовской битве Дмитрием Донским. Тохтамыш погнался за Мамаем, настиг его на реке Калке, где и произошло между ними решающее сражение. Молодой хан одержал блистательную победу, а Мамай сбежал в Крым и там был убит генуэзцами. Тохтамыш, таким образом, освободился от серьезного соперника в практическом управлении государством и стал правителем всей Золотой Орды. Это произошло осенью 1380 года.

    Свое правление государством, заметно пошатнувшимся к тому времени, Тохтамыш начал с укрепления сарайской власти как в центре, так и на местах. Через два года он совершил поход на Москву, заставив Дмитрия Донского вновь признать ордынскую власть и платить традиционную дань. Признал силу Тохтамыша и великий князь литовский Ягайло – один из сильных правителей того времени. Татарская аристократия назвала Тохтамыша «Великим». Между прочим, этот титул не носил до него ни один золотоордынский хан, даже могущественные Бату и Узбек.

    Тохтамыш, овладев престолом Золотой Орды и проявив самостоятельность, из друга превратился во врага Тамерлана. Оба хорошо понимали, что их армии должны встретиться в ожесточенной схватке. Первые признаки будущей войны появились в 1385 году в Азербайджане, богатые уделы которого привлекли внимание Тимура. Однако войско Тохтамыша было тогда многочисленнее, и его противник ушел от сражения. Первый разведочный бой между ними произошел в 1388 году в восточных пределах Синей Орды, однако не принес какой-либо стороне ощутимой победы. Лишь Тамерлан, озлобленный поддержкой Тохтамыша хорезмийцами, отдал потом приказ ограбить и уничтожить их столицу Ургенч – древнейший центр цивилизации.

    Важное сражение между Тохтамышем и Тимуром произошло 18 июня 1391 года в центре Золотой Орды – в Поволжье, на реке Кондурче (в нынешней Самарской области). Количество войск с обеих сторон было почти одинаковым – примерно по 200 тысяч человек. Начало битвы было в пользу татар, даже создалась угроза полного окружения войска противника. Однако полководческий талант Тамерлана, применившего более современную тактику ведения войны, оказался выше, и Тохтамыш был побежден. К тому же в решающий момент ему изменили некоторые военачальники. Согласно сообщениям источников, на поле сражения осталась почти половина армии Тохтамыша. Огромные потери понес и противник, поэтому Тимур, несмотря на свою победу, не рискнул идти на Сарай и далее на запад, а повернул армию назад и вернулся в Самарканд, захватив богатейший трофей и большое число пленников.

    Однако и после столь сильного поражения Тохтамыш вновь сумел собрать большую армию. Через четыре года стороны встретились вновь – на этот раз на Северном Кавказе в долине реки Терек 15 апреля 1395 года. Ожесточенная битва, несмотря на начальные военные успехи татар, как и на реке Кондурче, вновь принесла победу Тимуру, и Тохтамыш ушел на север, в сторону Булгара. В погоне за ним и осуществляя свою давнишнюю мечту, Тамерлан прошел почти всю Золотую Орду вплоть до Крыма и уничтожил важнейшие центры государства во главе с его столицей Сараем-Берке. При этом часть городов, среди них тот же Сарай, а также Гульстан, Укек, Бельджамен, Маджар, были полностью разрушены и сравнялись с землей.

    Тохтамыш потерпел свое последнее поражение в 1398 году уже от нового ордынского хана Тимур-Кутлука и, по некоторым данным, умер в 1406 году в Западной Сибири в скитаниях, будучи стариком и брошенный на произвол судьбы даже своими соратниками. Так кончилась жизнь некогда могучего хана, отдавшего всю свою кипучую энергию на восстановление единства и мощи Золотой Орды.

    Завоеваниями Тамерлана, бесспорно, был нанесен огромный урон Золотой Орде. Однако она еще продолжала существовать со своей огромной территорией, уцелевшими от разрушений еще довольно многочисленными городами, во главе со своей первой и уже последней столицей Сараем-Бату, наконец, с ее былой мощью, ставшей почти легендой. И последняя попытка возрождения этой мощи связана с именем Идегея – видного политического и государственного деятеля и талантливого полководца, личности, несомненно, выдающейся, но весьма противоречивой.

    Неординарность личности Идегея видна даже в его внешности, которую описал его современник Ибн-Арабшах: «Был он очень смугл [лицом], среднего роста, плотного телосложения, отважен, страшен на вид, высокого ума, щедр, с приятной улыбкой, меткой проницательностью и сообразительностью». Появился Идегей на арене истории ближе к концу 70-х годов примерно в 25-летнем возрасте (он 1352 года рождения) одновременно с Тохтамышем. Они были друзьями, и даже их судьба вначале складывалась почти одинаково: оба бежали к Аксак-Тимуру, спасаясь от Урус-хана и его сыновей, обоих обласкал Тимур. Но их дальнейшая жизнь и деятельность сложилась так, что они стали непримиримыми врагами. Идегей провел 16 боев с Тохтамышем и его сыновьями, и последний бой в 1419 году оказался роковым и для него, и для его противника – сына Тохтамыша Кадыр-Берди.

    Идегей происходил из племени «ак-мангыт» – белый мангыт, впоследствии это племя явилось основным этническим компонентом в формировании ногайских татар. Его отец Балыча являлся беклери-беком при дворе упомянутого Тимур-Мелика. Тохтамыш, победив и казнив последнего, о чем мы уже писали выше, предложил Балтыче перейти на его сторону. Тот отказался и также был казнен. Убийство отца вызвало кровную вражду между Идегеем и Тохтамышем и именно это определило всю дальнейшую политику Идегея в отношении нового хана Золотой Орды. Бесспорно, Идегей, почувствовав в себе силы будущего политика, стремился к управлению государством, но не в лице хана, ибо не был джучидом и не имел права на престол, а в качестве «некоронованного короля», державшего в своем подчинении послушных ханов. Тохтамыш же никогда не стал бы таковым для него.

    Идегей, тогда кок-ордынский князь, вместе с джучидом Тимур-Кутлуком, сыном упомянутого Тимур-Мелика, в 1391 году в качестве проводника в армии Тамерлана вернулся в Дешт-и-Кипчак. После битвы на Кондурче он не уехал обратно с Тимуром, а остался в Поволжье для претворения в жизнь своих политических планов. А эти планы состояли в провозглашении Тимур-Кутлука ханом Золотой Орды вместо Тохтамыша.

    Возможность возведения на престол Тимур-Кутлука представилась Идегею лишь после поражения Тохтамыша на Тереке, да и то не сразу. Тохтамыш, после того как ушел на север, в 1396 году предпринял поход в Крым с целью возвращения Золотой Орде этого западного улуса, оторванного после тяжелых боев с Тамерланом. Вел он эту борьбу в течение трех лет. Вначале дела у него шли довольно успешно, но неожиданно напал Тимур-Кутлук, и Тохтамыш снова бежал, на этот раз в Литву, к великому князю Витаутасу (Витовт). Тимур-Кутлук потребовал выдачи бывшего хана, Витаутас же не только не выполнил этого требования, но пошел войной на Орду вместе с войском Тохтамыша. У князя были на этот счет свои большие планы: подчинить себе Золотую Орду, вернув ее престол Тохтамышу, его политическому должнику.

    Стороны встретились на реке Ворскле, левом притоке Днепра. Витаутас располагал крупными силами, но был побежден. Исход войны решил Идегей, подоспевший на помощь растерявшемуся было Тимур-Кутлуку. Источники отмечают, что Идегей располагал в это время и почти постоянно 200-тысячной армией. Тохтамыш навсегда сошел с исторической арены и его дальнейшая печальная судьба нам уже известна.

    Победа на Ворскле, где проявились исключительные полководческие способности Идегея, спасшего молодого золотоордынского хана от верной гибели, дала ему неограниченную власть в Улусе Джучи. Это видно и по известному ярлыку Тимур-Кутлука 1398 года, где Идегею выделено высочайшее место в обществе после хана. В сущности, хан являлся его человеком, его ставленником. Таковыми были правившие после Тимур-Кутлука (1397 – 1399) его племянник Шадыбек (1400 – 1408) и сын Пулад (Булат-Солтан, 1408 – 1411).

    Этот 15-летний период фактического правления Идегея Золотой Ордой – время зенита его славы как политика и полководца, время последнего возвышения государства. В 1405 году скончался Аксак-Тимур, и его преемникам было уже не до татарской земли – они решали у себя свои государственные дела. Открылись возможности поднять престиж Улуса Джучи, сильно пошатнувшийся после долгих внутренних неурядиц и проведенных боев со среднеазиатским завоевателем. Это в значительной степени удалось сделать Идегею.

    В 1409 году он совершил поход на Москву, как обычно, раздутый в русской исторической науке. В действительности «кровавый» поход Идегея состоял в том, что он окружил Москву, однако вскоре вынужден был снять осаду, ибо пришло известие о новых раздорах в Сарае, о появлении нового претендента на ханский трон. Идегей вернулся в Орду, получив 3000 рублей выкупа с москвичей. Об этом сообщается в русских летописях, а вот в арабо-персидских и в целом восточных источниках нет ни единого слова о его походе на Москву, поэтому этот вопрос остается в определенной степени открытым.

    В отношениях с Москвой у Идегея были свои дальновидные планы – не допустить организации русско-литовской коалиции против Золотой Орды, что он и сделал. В этом проявилась еще одна сторона деятельности знаменитого ордынца – дипломатическая, хотя она была проведена не без хитрости и уловок. И не зря русские летописи пишут, что «Едигей князь велики бе во всей Орде, и могуществен и крепок и храбр зело (очень)», отмечая вместе с тем, что он еще «лукавый и злохитрый». Впрочем, эти качества были присущи многим выдающимся государственным деятелям, которые для укрепления силы и могущества своих держав использовали все возможные и невозможные средства политической, военной и дипломатической борьбы.

    Блестящую дипломатическую работу провел Идегей и в отношениях с государством Тимуридов. После смерти Тамерлана там в 1409 году к власти пришел его сын Шахрух, который, в свою очередь, управление Самаркандом передал своему сыну Улугбеку (известен также как великий ученый-астроном и просветитель). Успешные переговоры с этими прогрессивными деятелями Средней Азии, которые провела дипломатическая миссия, посланная Идегеем в том же 1409 году, принесла желанные результаты – наладились благоприятные отношения Золотой Орды с тимуридами, к тому же был возвращен Хорезм с частичным восстановлением его столицы Ургенч, полностью разрушенной в свое время Тамерланом.

    С приходом к сарайской власти Тимура, сына Тимур-Кутлука, в 1411 году началось падение Идегея. Хотя молодой хан также был его ставленником, но вскоре изменил своему опекуну. После его смерти ханский трон захватили сыновья Тохтамыша: поочередно Джалал ад-дин, Керим-Берди, Кепек, Джафар-Берди, которые повели весьма активную борьбу против Идегея. Несмотря на временное восстановление своей пошатнувшейся власти в Хорезме и Крыму, слава Идегея померкла, пришел закат этой яркой звезды на средневековом политическом небосклоне. Как уже отметили выше, он погиб в 1419 году в борьбе с Кадыр-Берди, провозглашенным незадолго до этого ханом Золотой Орды. Битва между ними, которая произошла на реке Яик близ Сарайчика, была страшной. Хотя там был убит и Кадыр-Берди, его соратники изрубили 67-летнего Идегея на части. Так погиб один из выдающихся, но весьма загадочных, противоречивых лидеров средневекового татарского мира, кровная вражда которого к хану Тохтамышу и личные амбиции оказались выше политической мудрости в тот период, когда решалась судьба некогда могущественного государства. Свои ранние ошибки он понял потом, прилагая невероятные усилия для возрождения былого могущества своего государства, но было уже поздно… Впрочем, дело тут не в одном человеке. Каким бы великим он ни был, все равно не смог бы остановить тот печальный исторический процесс распада, к которому шла Золотая Орда.

    Жизнь и смерть Идегея глубоко символичны. Он был могуч и непобедим, громил в бою и чужих, и своих, а в почтенном возрасте был жестоко убит своими же, кого он ошибочно считал врагами и боролся с ними всю свою сложную жизнь. Он велик и трагичен, как велика и трагична сама Золотая Орда, сама татарская земля…

    § 37. РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

    После смерти Идегея борьба за власть в Золотой Орде разгорелась с новой силой. В сущности, единого Джучиева улуса в прежнем представлении уже не было. Обособлялись отдельные области, среди которых выделялся Крым. Именно здесь в 1421 году (по некоторым сведениям даже в 1419 году) появился Улу-Мухаммед из той же династии, что и Тохтамыш (отец Улу-Мухаммеда Ичкили-Хасан и Тохтамыш являлись троюродными братьями). Улу-Мухаммед был выдвинут в ханы Золотой Орды крымскими карача-биями Ширинов, Барынов и других знатных родов. Но у него на востоке, в Синей Орде, появился соперник в лице Борака, внука уже известного нам Урус-хана. Борак, естественно, претендовал на всю Золотую Орду, в том числе и на ее западный, Крымский улус, который уже принадлежал Улу-Мухаммеду. Между ними произошла стычка, и Борак вынужден был уйти обратно к себе в Кок-Орду; в этой борьбе Улу-Мухаммеду оказал помощь великий князь литовский Витаутас, который считал татарского хана своим другом. Одновременно Улу-Мухаммед установил хорошие отношения с известным уже нам Шахрухом, правителем государства Тимуридов, т. е. сыном Тамерлана.

    Новый золотоордынский хан постепенно начал укреплять свои позиции в западной половине Улуса Джучи. Он возобновил чеканку монет; известны, например, монеты с именем Улу-Мухаммеда не только крымского, но и астраханского и булгарского (в сущности, иски-казанского) чекана 1424 – 1427 годов. Это свидетельствует о широком распространении его власти и на центральные поволжские земли. Однако в том же 1427 году его родственник Девлет-Берди, сын двоюродного брата Улу-Мухаммеда Таш-Тимура, пользуясь отсутствием хана (Улу-Мухаммед находился в Литве), подчинил себе Крым и прилегающие области, расширив свои владения вплоть до Астрахани. Его правление было недолгим, чуть больше года. Не только Крым, но и все владения джучидов на западе от Волги вновь перешли в руки Улу-Мухаммеда. Кстати, его поддержали родственники Идегея и члены могущественного дома Ширин. В своих письмах турецкому султану Мураду II и Витаутасу хан сообщил об овладении им всем Джучиевым улусом. Тот же Витаутас в письме к магистру Ливонского ордена от 9 сентября 1429 года назвал Улу-Мухаммеда самым могущественным ханом, крепко державшим Орду в своих руках.

    Однако положение Улу-Мухаммеда ухудшилось после смерти Витаутаса в 1430 году. В самой Литве началась борьба за власть между отдельными группировками феодальной знати. На великокняжеский трон сел Свидригайло, брат известного Ягайло, упомянутого выше в связи с историческими событиями конца XIV века. Однако через два года Свидригайло был свергнут Зигмундом, братом Витаутаса. Улу-Мухаммед, естественно, взял его сторону – сторону брата своего друга. В этой связи следует сказать, что правители Литвы, начиная с Ягайло, поддерживали близкие связи с Золотой Ордой прежде всего с целью использования ее в борьбе с Русью. Бесспорно, и последняя не осталась в стороне – она больше, чем даже Литва, не хотела возрождения Орды, и именно Русь, боясь успехов Улу-Мухаммеда, начала поддерживать его нового соперника Сеид-Ахмеда.

    Сеид-Ахмед был сыном Керим-Берди, т. е. внуком Тохтамыша, и появился он на арене борьбы за власть в Золотой Орде в 1432 году. Его поддержал вначале Свидригайло, а после его ухода в оппозицию – великий московский князь Василий II. Именно в этот период началась его вражда с Улу-Мухаммедом, к тому же появился и второй соперник последнего в лице Кичи-Мухаммеда (Мухаммед младший), внука известного нам Тимур-Кутлука, бывшего ханом Золотой Орды еще при Идегее. Улу-Мухаммеда уже не мог поддерживать его союзник Зигмунд, ибо литовцам пока было не до татар, у них у самих достаточно накопилось острых государственных проблем. Русь же поддерживала одновременно и Сеид-Ахмеда, и Кичи-Мухаммеда, несомненно, с целью окончательного ослабления Улу-Мухаммеда, видного тогда правителя Улуса Джучи.

    Все это – и внутренняя борьба за власть, и частые вмешательства соседних государств в дела Золотой Орды – сыграло значительную роль в окончательном ее ослаблении. К тому же, как и примерно сто лет назад, ордынские земли вновь пострадали от сильной эпидемии. Вот что пишет об этом ал-Макризи, египетский историк XV века, современник этих событий: «В 833 г. (30.IX.1429 – 10.IX.1430) и предшествующих ему годах в землях саранских и дештских и в степях кипчакских были сильная засуха и чрезвычайно большая моровая язва, от которой погибло множество народа, так что уцелели от них (татар) со стадами только немногие роды». Хотя автор этих слов сам не был в Золотой Орде и в его сообщении об уцелении от мора только немногих татарских семей содержится преувеличение, но данный исторический факт свидетельствует о большой беде в Улусе Джучи.

    Все эти перечисленные трудности и осложнения в татарской земле к концу 30-х годов XV столетия вынудили часть населения переселиться в соседние страны. Еще Витаутас в названном письме Ливонскому ордену сообщил следующее: «К нам прибыло бесчисленное количество татар из пределов Киева, которые устали от войны… и просят дружественного приема с нашей стороны». Как считает известный исследователь истории Золотой Орды М.Г.Сафаргалиев, именно в эти годы значительно увеличилось количество татарского населения Литвы. Так, он приводит сообщение «Истории польских татар» неизвестного автора (составлена в 1558 году) о том, что к концу правления Витаутаса, т.е. к 1430 году, в Литве было до 40 тысяч воинов-татар, не считая их семей, а к 1558 году численность татар в Литве и Польше стала более 200 тысяч. Именно в 20 – 30-х годах XIV века, частично и раньше, большая часть татар через молдовские земли ушла и в Румынию.

    Очевидно, вы уже догадались, что история современных литовских, польских и румынских татар начинается с этого времени. Татарское население, особенно знать, уходило также и в пределы Московского государства, где потом обрусела, но сохранила свои родовые фамилии. На службу к Василию II перешел, например, один из представителей знаменитых крымских князей Туган-Барановых, положивший начало именитому боярскому роду Туган-Барановских. (Помните русского князя с такой фамилией из известной повести А.И.Куприна «Гранатовый браслет»?)

    Вернемся, однако, к истории Улу-Мухаммеда, последнего хана Золотой Орды. Почти до конца 30-х годов XV века он еще был у власти. Сохранился, например, рассказ об одном любопытном эпизоде, зафиксированном в русских летописях. Великий князь московский Василий II и галицко-звенигородский удельный князь Юрий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского, в 1432 году явились в ставку хана. В это время Русь еще платила дань Золотой Орде, и, естественно, ее князья должны были ездить туда за традиционным ярлыком. Они предстали перед ханским судом, оспаривая между собой право на великое княжение – оба считали себя правыми быть хозяином «всея Руси». Хотя Василий, внук Донского, уже сидел на великокняжеском троне, но вот родной сын Дмитрия Юрий считал, что он имеет больше прав на престол, чем его племянник. В целом, это была долгая и неприятная тяжба между ними, и они сочли необходимым, чтобы их спор решил ордынский хан, которому они, хотя уже лишь формально, но все еще подчинялись.

    Мнения и там разошлись, к тому же при ханском дворе образовались две группы эмиров, каждая из которых поддерживала того или другого князя. Решение вопроса отложили до следующего года. Собравшись весной 1433 года, решили было спор в пользу Василия II, выделив для Юрия еще один русский город, но тут явился великий князь крымский Ширин Тегиня, сторонник Юрия, и пригрозил Улу-Мухаммеду именем его соперника Кичи-Мухаммеда. Этот эпизод свидетельствует о том, что хан уже не мог самостоятельно решать вопросы, к тому же угроза со стороны Кичи-Мухаммеда была действительно серьезной, тем более его защищали крупные и влиятельные силы Крыма.

    О том, что у Улу-Мухаммеда, имевшего успехи в правлении Золотой Ордой, появился на востоке серьезный противник в лице Кичи-Мухаммеда, сообщает Иосифат Барбаро: «В степях Татарии в 1438 году правил хан по имени Улумахмет хан, что значит великий Магомет император. Правил он много лет». Далее Барбаро пишет, что когда хан со своим народом находился в степях ближе к России, т. е. в западной части Золотой Орды, у него возникли разногласия с его же военачальником Наурузом, сыном Идегея. После этого Науруз со своим войском ушел на Волгу и примкнул к Кичи-Мухаммеду «из рода татарских императоров. Оба они объединили как свои замыслы, так и военные силы и решили вместе идти против того Улума

  40. Аноним says:

    Д. Ю. Арапов. Русское востоковедение и изучение истории Золотой Орды

    Среди задач, вставших перед русским востоковедением с момента становления его как науки в начале XIX в., особое место заняло изучение истории одного из крупнейших феодальных образований на территории Восточной Европы — Золотой Орды.

    Характерной особенностью русской ориенталистики было наличие в ней двух направлений — практического и академического. Несмотря на определенную специфику при подходе к рассмотрению проблем, для представителей обоих направлений была характерна известная методологическая общность, связанная с существовавшим в домарксистской науке комплексом идеалистических взглядов на историю Востока. Заметное воздействие на русское востоковедение оказывали идеи, господствовавшие в западноевропейской ориенталистике — теории о стагнационном характере восточных обществ под влиянием природной среды и деспотической власти, об извечном антагонизме кочевых и оседлых цивилизаций, о консервативной роли религии и конфессиональных институтов. Серьезной слабостью отечественного востоковедения было длительное отсутствие системы подготовки научных кадров, которая стала налаживаться лишь к середине XIX в.

    Историей Золотой Орды в России занимались преимущественно представители академического востоковедения, так как востоковеды-практики было тесно связаны прежде всего с изучением современного им экономического и политического положения стран Востока, быта и нравов его народов. Ученые академического направления были, как правило, универсалами, что обусловливалось недифференцированностью востоковедения того времени как науки, объединением в нем целого цикла дисциплин (история, филология, литературоведение, география, история религии и др.). Но в первую очередь перед учеными стояла задача освоения комплекса письменных источников, поэтому ориенталисты были «прежде всего филологами по приемам и методам исследования»1.

    Задача изучения истории Золотой Орды была неразрывно связана с необходимостью оценки степени влияния на русскую историю монголо-татарского ига.

    Еще в начале XIX в. А. М. Щлецером был поставлен вопрос об актуальности и необходимости изучения «монгольского» периода русской истории. В 1808 г. в Академии наук возбуждался вопрос о назначении специальной денежной премии за разработку истории Золотой Орды. Этот проект снова возродился в 1826 г., когда в связи со столетним юбилеем Академии наук был объявлен конкурс на создание специального исследования о последствиях золотоордынского ига для Руси2.

    Предполагалось осветить следующий круг вопросов: «…какие последствия произвело господство монголов в России и именно какое имело оно влияние на политическия связи Государства, на образ правления и на внутреннее управление онаго, равно как на просвещение и образование народа?»3. От участников конкурса требовалось создание основанного на комплексном анализе русских, восточных и западноевропейских источников сочинения, в котором давался подробный анализ изменений в жизни Руси в связи с монголо-татарским игом. Сам характер постановки акедемической задачи отражал общее состояние отечественной историографии того времени, в которой, как известно, вопрос об исторических последствиях монголо-татарского ига решался весьма неоднозначно и противоречиво4.

    К сожалению, первый академический конкурс 1826 г. на написание истории Золотой Орды не дал существенных результатов; он был возобновлен в 1832 г.

    В этот раз значительно более развернутая и обоснованная программа академической задачи была составлена одним из основоположников отечественного востоковедения академиком X. М. Френом5. Он писал: «История сей династии (Золотой Орды. — Д. А.) образует необходимое звено Российской Истории, и само собою ясно, что ближайшее познание первой не только служит к точнейшему уразумению последней, в сем достапамятном и злополучном периоде, но и много способствует к пояснению наших понятий о влиянии, которое Монгольское владычество имело на постановления и народный быт России»6. Оценивая современное ему состояние изученности вопроса, Френ подчеркивал общий недостаточно высокий источниковедческий уровень исторических исследований и связывал его прежде всего с крайне слабым использованием как русских, так и особенно восточных источников. В этот период заметную роль в изучении истории империи Чингизхана и его преемников играли западноевропейские востоковеды, которые из-за незнания русского языка практически не использовали богатые русские материалы, работа же с восточными источниками велась без должного критического анализа.

    По мнению Френа, главным условием предлагаемого Академией наук конкурса должно было быть требование создания критической истории Золотой Орды, основанной на комплексном анализе восточных письменных, прежде всего мусульманских, источников, данных золотоордынской нумизматики, а также русских, восточноевропейских и западноевропейских материалов. Он считал, что в будущей монографии надлежит исследовать важнейшие проблемы зарождения, развития и падения золотоордынской державы, своеобразие образа жизни, быта, нравов и религиозных верований ее населения, основные события ее политической истории и взаимоотношений с соседями, прежде всего с русскими землями. «Все сие повествование», по словам ученого, должно быть «изложено в связи и подробно, по крайней мере сколько сие позволяют доставшиеся нам в удел материалы»7.

    В связи с неразработанностью источниковой базы по истории Золотой Орды Френ признавал, что невозможно сразу «ожидать совершенно полного решения предложенной задачи и… (необходимо — Д. А.)… довольствоваться тем, чтобы по крайней мере некоторыя части картины были озарены надлежащим светом, между тем как и другие еще останутся только поверхностно обрисованными»8. Поэтому почти половина программы, составленной Френом, была посвящена краткому, но весьма точному перечислению важнейших, прежде всего восточных, источников с указанием местонахождения их рукописных текстов. Придавая первостепенное значение анализу восточных нарративных материалов, ученый подчеркивал необходимость вовлечения в научный оборот и золотоордынских монет, и сохранившихся ярлыков ханов-преемников Батыя. Среди европейских источников Френ особо выделял русские летописи, отмечая, что в них содержится ряд уникальных сведений о Золотой Орде.

    Представляемое на конкурс сочинение, по требованию Френа, должно было быть на уровне результатов, достигнутых к этому времени в изучении истории Золотой Орды отечественными и зарубежными исследователями; в работе необходимо в каждом случае указывать те источники, из которых заимствовалась та или иная информация9.

    Таким образом, в составленной Френом программе содержался ряд важнейших требований по изучению Золотой Орды, был подведен определенный итог и намечены основные направления в разработке источниковой базы ее истории. В программе, правда, не учитывалась проблема классов и классовой борьбы, не придавалось первостепенного значения исследованию социально-экономических основ золотоордынского государства. Однако если по своему методологическому подходу программа Френа в целом не выходила за пределы общего осмысления истории Востока и России мировой наукой того времени, то сформулированные им задачи изучения важнейших сторон золотоордынской истории и особенно требование критического комплексного анализа всего корпуса сохранившихся источников стимулировали исследование многих кардинальных вопросов жизни средневековой Восточной Европы.

    Непосредственным откликом на поставленную Российской Академией наук задачу изучения истории Золотой Орды было появление сочинения видного немецкого востоковеда И. Хаммер-Пургшталля10. Оно, однако, вызвало целый ряд серьезных замечаний, связанных прежде всего с недостаточно критическим подходом его автора к используемым материалам.

    К сожалению, в отечественной дореволюционной ориенталистике не было создано обобщающего труда о Золотой Орде, хотя многие русские востоковеды неоднократно обращались к освещению различных сторон ее истории. В данном кратком обзоре анализируется разработка золотоордынской проблематики в трудах наиболее известных русских дореволюционных ориенталистов, полное же описание русской востоковедческой историографии Золотой Орды должно стать предметом специального историографического исследования11.

    Один из первых русских востоковедов, известный литератор и публицист «барон Брамбеус» — О. И. Сенковский в середине 20-х годов XIX в. отмечал важность изучения истории Золотой Орды не только «для русской истории», но и «для истории Азии»12. Он не создал здесь специальной работы: сохранились лишь разбросанные в различных статьях и заметках отдельные замечания и наблюдения по истории Золотой Орды. Ученый писал о тяжести ига татар для народов Восточной Европы и осуждал «безсмысленную жестокость Орды»13.

    Чрезвычайно важным для изучения золотоордынской истории было исследование нумизматического материала. Первым русским ученым, начавшим научное «освоение» этого ценного источника, был академик X. М. Френ14. Работал в области золотоордынской нумизматики и видный русский востоковед Г. С. Саблуков, интересовавшийся также государственным устройством Орды15.

    Серьезное значение имел труд известного отечественного ориенталиста П. С. Савельева, предпринявшего обширное историко-нумизматическое исследование восточных монет, вращавшихся на территории Восточной Европы в конце XIV — начале XV в.16. Сделав ряд важных наблюдений над организацией денежной системы в государствах-преемниках империи Чингизхана, Савельев расширил имевшиеся представления о политической истории Золотой Орды, где обнаружил имена новых, ранее неизвестных правителей-ханов. Ученый подчеркивал историческое значение Куликовской битвы как первой большой победы русских над татарами и видел в событиях конца XIV в. начало «зари освобождения Руси» от золотоордынского ига17.

    Широко использовал нумизматический материал в своей работе и крупный русский востоковед академик В. В. Вельяминов-Зернов; изучая историю Касимовского царства, он выявил ряд ценных фактов политической истории Золотой Орды18.

    Существенное место золотоордынская проблематика нашла в научном наследии видного русского ориенталиста, первого руководителя кафедры истории Востока в Петербургском университете В. В. Григорьева. Ученый доказал важность и ценность для изучения истории взаимоотношений Золотой Орды и Руси такого уникального источника, как ярлыков золотоордынских ханов русскому духовенству19. Анализируя политику правителей Золотой Орды по отношению к покоренным ими народам и их религиям, Григорьев подчеркивал наличие определенной веротерпимости завоевателей, связывая это не столько с политическими причинами, сколько с отсталостью и патриархальностью религиозной организации кочевников. Исследователь констатировал в качестве важнейшего фактора истории Золотой Орды постоянную нестабильность здесь политической обстановки и считал, что она негативно влияла на все остальные стороны жизни этого государства. Ученый подчеркнул научное значение золотоордынской нумизматики как главнейшего источника «приращения капитала сведений о Золотой Орде, близкое знакомство с которою необходимо для ясного понимания явлений Монгольского и отчасти Московского периода отечественной истории»20.

    С середины XIX в. началось археологическое изучение территории Золотой Орды, которое было связано с работами археолога А. В. Терещенко21.

    Особое место среди русских востоковедов-историков Золотой Орды принадлежит одному из крупнейших отечественных ориенталистов XIX в. профессору И. Н. Березину22. Ученый ввел в научный оборот в России ценнейший источник по истории монгол «Джаме-ат-таварих» Рашид-ад-дина. Исследовав и опубликовав ряд ярлыков золотоордынских ханов, Березин дал краткую оценку внутренного устройства золотоордынского государства, подчеркнул кочевой характер этой державы и в целом негативно отнесся к роли ислама в истории Золотой Орды23.

    Свои представления о политическом строе Золотой Орды ученый углубил и развил в докторской диссертации «Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева» (1864).

    К изучению истории Золотой Орды Березин подходил в соответствии с общими идеалистическими принципами методологии отечественной ориенталистики того времени. Он исследовал прежде всего устройство государственного аппарата, систему чинов и иерархическую структуру золотоордынского «табеля о рангах». Вне сферы его изучения остались вопросы социально-экономической истории.

    Тем не менее ученый сделал ряд ценных обобщений, которые имели серьезный научный интерес. Так, пытаясь объяснить принцип устройства золотоордынского государственного строя, Березин писал: «Золотая Орда представляет весьма любопытное явление как соединение двух крайних полюсов общественного развития — кочевого быта и государственных форм. С одной стороны, вы видите здесь массу подвижного и грубого населения, переходящую в кибитках с места на место, сообразно временам года со всеми условиями кочевого быта: обилием стад, звероловством и другими атрибутами кочевника; с другой стороны, находите вы здесь государя с многочисленным двором, вроде государственного уложения, развитие центральной власти до самых низших ступеней, систему государственных доходов, несколько огражденное право собственности и многое другое, что совместимо лишь с известным развитием идеи государства. Положим, что все эти учреждения находятся еще в зародыше, что в целом господствует некоторый хаос, очень далекий от гармонии государственного строя, но при тех невыгодных условиях, которыми было обставлено существование Золотой Орды, и такое проявление государственного склада немало изумительно. Если бы имелось достаточно материала для того, чтобы проследить все фазы общественного и политического развития Золотой Орды, то эта работа могла бы представить постепенный процесс государственного образования, подобно тому как Вильгельм Гумбольдт изобразил картину образования человеческой речи»24. В советской историографии отмечается, что здесь Березин пришел к важному выводу о существовании в Золотой Орде «своеобразного симбиоза двух стихий — оседлой, культурной, цивилизованной и дикой, кочевой, неорганизованной, разрушительной»25. Ученый считал необходимым для более глубокого понимания истории Золотой Орды дальнейшее изучение и раскрытие сути этого симбиоза, выявление специфики взаимоотношений кочевых и оседлых начал в жизни ордынского государства. В целом, несмотря на известную методологическую ограниченность подхода Березина к истории Золотой Орды, высказанные им идеи, собранный и проанализированный богатый фактический материал делают его научный вклад в изучение Золотой Орды в дореволюционной России одним из наиболее значительных.

    Первостепенную роль в поиске и публикации важнейших письменных источников по истории Золотой Орды сыграл крупный русский востоковед второй половины XIX в. В. Г. Тизенгаузен26. Талантливый ученый, археолог и нумизмат, Тизенгаузен около 40 лет плодотворно работал в Археологической комиссии, где создал ряд ценных исследований по истории материальной культуры.

    Наиболее крупным трудом Тизенгаузена является составленный им свод сведений и материалов из письменных восточных источников по истории Золотой Орды и сопредельных с ней стран27. Тизенгаузен рассчитывал на публикацию своего свода в четырех томах, но из-за финансовых затруднений ему удалось при жизни выпустить только первый том (1884), второй том (обработанный советскими учеными А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным) был издан лишь в 1941 г., третий и четвертый тома так и не были опубликованы.

    Собранный и переведенный Тизенгаузеном свод сведений из арабских и персидских источников (Ибн-Асир, Ибн-Арабшах, Джувейни, Рашид-ад-дин и др.) сыграл важнейшую этапную роль в изучении политической истории времени монголо-татарского нашествия и золотоордынского ига. Публикуемые материалы давали определенные представления и о различных сторонах социально-экономической жизни Золотой Орды (земледелие, торговля, ремесла и др.). В издании Тизенгаузена были собраны ценные сведения по истории Руси, Средней Азии, Поволжья, Северного Кавказа, Закавказья. «Сборник» В. Г. Тизенгаузена до сих пор широко используется при исследовании истории различных народов нашей страны в XIП-XV вв.

    Из русских востоковедов конца XIX — начала XX в. неоднократно обращался к истории Золотой Орды видный историк и археолог Н. И. Веселовский28. Ученый осветил ряд вопросов истории материальной культуры и политической жизни Золотой Орды, используя в своей работе разнообразный источниковый материал29.

    Выдающийся научный вклад в изучение вопросов, связанных с образованием государств Чингизхана и его преемников, внес крупнейший русский востоковед академик В. В. Бартольд30. Еще в ранних работах Бартольд писал о роли социальных противоречий в жизни монгольского общества как важном источнике возникновения здесь государства31. Это наблюдение ученого, сделанное еще в конце XIX в., было важно для объяснения и причин возникновения Золотой Орды. Оно получило дальнейшее развитие в трудах Бартольда, написанных в послереволюционное время32. Однако, признавая значение классовой борьбы в истории Востока, в том числе и в истории Золотой Орды, Бартольд видел в ней скорее спорадическое явление, чрезвычайное обстоятельство, порожденное лишь конкретной преходящей обстановкой. Здесь проявилась известная методологическая ограниченность ученого, характерная для отечественной домарксистской исторической науки. Сделав в своих трудах немало интересных и ценных наблюдений по истории Золотой Орды, Бартольд в целом пессимистически относился к возможности создания обобщающих исследований по истории этого государства, из-за, по его мнению, весьма скудной тогда источниковой базы33.

    Таким образом, русскими дореволюционными ориенталистами был собран разнообразный фактический материал о Золотой Орде, причем особое значение имело введение в научный оборот материалов исторических источников (восточные хроники, ярлыки ханов, монеты и др.). Но дореволюционные востоковеды так и не создали обобщающих трудов по истории Золотой Орды. Эту, поставленную еще в начале XIX в. задачу успешно выполнили советские ученые. Были созданы фундаментальные труды о Золотой Орде, где изучены социально-экономические и политические вопросы ее истории, выявлено место этой державы в системе восточноевропейских государств эпохи средневековья и показаны исторические причины ее возникновения и падения34.

  41. Аноним says:

    Все года стоят от РХ, явный признак переписи и подтасовки.
    Петр1 ввел отсчет от РХ в 1700г в Лето 7208.
    Если б хотели исторической точности Летоисчисление не меняли бы. А так + — кто что поймет чере 1000 лет.

  42. Аноним says:

    АННАЛЫ УЭЙВЕРЛЕЙСКОГО МОНАСТЫРЯ

    (XIII в.)

    ANNALES MONASTERII DE WAVERLEIA

    Уэйверлейское аббатство около Фарнэма (графство Суррей), первый цистерцианский монастырь в Англии; было основано в 1128 или 1129 гг. Уильямом Гиффардом, епископом уинчестерским. До XIV в. монастырь являлся одной из самых многочисленных организаций цистерцианцев в Англии. В XIV в. он начал приходить в упадок и кончил свое существование в 1536 г.

    Анналы ведут повествование от Воплощения господня до 1291 г. Записи велись на протяжении XII-XIII вв. Среди источников, использованных авторами анналов, — Беда, Евсевий, Англосаксонская хроника, Сигеберт из Жамблу, Джеффри Монмутский, Флорентий Вустерский, Уильям Мальмсберийский, Генрих из Хантингдона и др.

    Материал, относящийся к 1219-1266 гг., в основном заимствован из Бёртонских Анналов и «Великой хроники» Матфея Парижского.

    Рукопись Уэйверлейских анналов: London, Brit. Mus., Cotton, Vespasian, A.XVI (XII-XIII вв.). [174]

    [1239. Послание венгерского епископа епископу парижскому о татарах;]

    Я пишу вам о тартареях 1, что они пришли к самой границе королевства Венгрии за 5 дневных переходов. Когда они дошли до реки Дамай 2, через которую летом переправиться не смогли, желая дождаться зимы, чтобы суметь переправиться через вышеуказанную реку по льду, они отошли назад на добрых 20 дневных переходов и там дожидаются зимы. И выслали они нескольких лазутчиков в Руссию, из которых два были схвачены и отправлены к королю Венгрии 3. И они долго находились в моей кустодии, и от них я узнал эти новости, которые я повелел [направить] во Францию, скрепленные моей печатью. Я спросил, где лежит земля их; сказали они, что лежит она за какими-то горами и близ народа, который называется Гог; и полагаю я, что народ этот — Гог и Магог 4. Я спросил о вере их; и дабы быть кратким, скажу, что они ни во что не верят; однако же буквы у них иудейские, и начали они их учить, когда отправились на завоевание мира. Ибо они думают завоевать весь мир 5. И собственной письменности у них никогда не было. Я спросил, кто те, что учат их грамоте; они сказали, что это какие-то бледные люди, которые много [175] постятся и носят длинные одежды и никому не причиняют зла. И поскольку они сообщили о людях этих много подробностей, которые схожи с религиозными обрядами фарисеев и садукеев, я полагаю, что они — фарисеи и садукеи 6. Я спросил, разделяют ли они пищу [на чистую и нечистую]? Они сказали, что нет; ведь едят они лягушек, змей, собак и всех [прочих] животных без разбора. Я спросил, как они вышли из-за гор, за которыми были? Они сказали, что предки их до того, как вышли, добрых триста лет и [даже] больше трудились, прорываясь [через] деревья и камни, чтобы суметь выйти. Я спросил, каково у них войско? Они сказали, что в длину оно простирается на 20 дневных переходов, а в ширину — на 10 дневных переходов; ведь за войском следуют 13 тысяч всадников, защищающих его. И кони у них хорошие, но злые, и много коней следует за ними без всадника, так что, когда скачет хозяин, за ним следуют 20 или 30 коней. Панцири у них из кожи, и они прочнее, чем панцири из железа, и [также] конская сбруя. У пеших же у них очень короткие ноги и длинное туловище, и они отличные лучники, никто не сравнится с ними, и луки они натягивают более мощные, чем тюрки 7. И в какую бы землю они ни вошли, они уничтожают все население земли, кроме младенцев, которым Чурчитан 8 (что переводится как «Царь царей») печать свою налагает на лицо, закабаляя их. И существуют 42 советника, с которыми совещается упомянутый Чурчитан, и никто из целого войска не осмеливается спросить, куда идет господин их или что он намерен делать. И пьют они кобылье молоко и [молокj] других неразумных животных и сильно пьянеют. Еще одну новость двое из этих вышеупомянутых пожелали сказать, что на пути впереди них идут некие племена, именуемые морданами 9, которые без разбору уничтожают людей, которых повстречают, и ни один не осмеливается надеть обувь на ноги свои, пока не убьет какого-либо человека. И ими, я полагаю, уже убиты некоторые из братьев-миноритов и проповедников; и они убили и других послов, которых направил к ним король Венгрии. Кроме того, знайте, что они приходят с огромной скоростью. А все земли и богатства, которые им попадаются, они разоряют. Они разрушили все до самой упомянутой реки. Пусть остерегаются все, кто это услышит, и верят этому; и будет это увидено и глазам явится; как верю, говорю я, [я,] епископ Венгрии, около 5 лет. И чтобы узнал об этом Париж и дал добрый совет, если это удастся сделать, милостью божьей, я направил это послание, скрепленное печатью, с одним моим архидиаконом, который учился в Париже.
    Комментарии

    1 Публикуемое послание вошло также в «Великую хронику» Матфея Парижского (см. фрагмент 10). Послание следует датировать 1230-1240 гг. (Веzzо1а G.A. Die Mongolen in abendlandischer Sicht (1220-1270). Ein Beitrag zur Frage der Volkerbegegnungen. Bern-Muenchen, 1974, S. 54). В издании «Великой хроники» Матфея Парижского оно датировано 1242 г.

    2 Дамай (у Матфея Парижского — Дейнфир) — возможно, Дунай, к которому татары, действительно, подошли летом.

    3 Король Венгрии Бела IV (1235-1270).

    4 Отголоски ставшего широко известным в связи с монголо-татарским нашествием «Откровения» Мефодия Патарского.

    5 Письменность татары заимствовали у уйгуров. См:, комм. 132 к «Великому сочинению» Роджера Бэкона.

    6 Речь, по-видимому, идет о христианах-несторианах (Карпини-Рубрук, с. 111-112).

    7 У Матфея Парижского здесь названы венгры и половцы (команы). Интересно, что в сочинениях византийских авторов (см., например, Константин Багрянородный, Кедрин) под названием тюрков Toupкous выступают именно венгры (Грот К.Я. Моравия и мадьяры с половины IX до начала X в. СПб., 1881, с.?84-288).

    8 Чурчитан (у Матфея Парижского — Цингитон) — варианты написания имени Чингисхан в европейских латинских источниках.

    9 Морданы — мордва. Встречается также форма «мердуим» (см. комм. 95 к «Великому сочинению» Роджера Бэкона).

  43. Аноним says:

    МАТФЕЙ ПАРИЖСКИЙ

    (ок. 1200-1259).
    ВЕЛИКАЯ ХРОНИКА

    CHRONICA MAJORA

    Матфей Парижский — один из крупнейших и интереснейших хронистов английского средневековья. Как и для большинства средневековых авторов, источником сведений о нем являются его собственные сочинения. Многое в его биографии остается неясным. Его прозвище «Парижский», объясняется то его французским происхождением, то тем, что он получил образование в Парижском университете.

    Один из современных исследователей, Р.Вон, полагает, что Матфей был англичанином и не учился в Париже, о чем свидетельствуют его интересы, отличающиеся от бытующих в университетских кругах, и его воззрения, носящие типично английский характер. Опираясь на некоторые автобиографические сведения, сообщаемые Матфеем в «Великой хронике», исследователи высказывают предположение, что он родился ок. 1200 г.

    Матфей был монахом бенедиктинского монастыря в Сент-Олбансе (Херефордшир). По всей вероятности, монастырь имел тесный контакт с внешним миро.м. Он находился на расстоянии одного дня пути от Лондона, его посещал сам король и члены королевской семьи. Исторические записи в монастыре велись уже с конца XI в. Здесь Матфей встретился с ведущим хронистом монастыря Роджером из Вендовера (ум. 1236), автором анналов, Названных им «Цветы истории» («Flores historiarum»). По традиции, они начинались от сотворения мира, но, доведенные до современного автору времени, особенно подробно отражали события 1201—1235 гг.

    Матфей Парижский был прямым преемником Роджера из Вендовера; он исправил и пополнил его хронику (начиная с 1200 г.) и продолжил ее до 1259 г., приложив к ней в качестве дополнения сборник документов (Liber additamentorum). Это сочинение и получило название «Великой хроники».

    Еще первый русский исследователь «Великой хроники» В.А. Бильбасов отметил интерес, который она представляет как [108] всемирная хроника. Действительно, хроника Матфея Парижского дает обширную информацию о событиях в странах Западной и Северной Европы (Англия, Уэльс, Шотландия, Франция, Германия, Италия, Дания, Норвегия) и на Ближнем Востоке, «…поистине, кажется, что для Матфея не существовало ненужной информации, несмотря на то что он мыслил свою хронику, прежде всего как историю Англии», — пишет Р. Вон. Многие из этих сведений уникальны, ибо они не только основаны на книжной традиции, но и отражают личные наблюдения хрониста. Известно, что он совершал многочисленные поездки по Англии, бывал и в Норвегии (в 1248 г. он был отправлен с посольством от французского короля Людовика IX к королю Норвегии Хакону VII).

    Уникален и документальный материал хроники, почерпнутый. Матфеем из королевского архива, куда он получил доступ как приближенный короля Генриха III (1234-1272). Многие папские и императорские послания (например, публикуемое нами послание германского императора Фридриха II — фрагмент 6) содержатся только в «Великой хронике». Сочинение Матфея Парижского ценно тем, что в нем отразились многие современные хронисту события, среди них Лионский собор 1245 г.

    Матфей был широко образован в области средневековой историографии. Ему были известны сочинения Беды, хроники Уильяма Мальмсберийского, Генриха из Хантингдона, Флорентия Вустерского, Гервазия Кенторберийского, Джеффри Монмутского и др. Он использовал анналы некоторых английских и французских монастырей. Матфей упоминает также сочинения Григория Турского, Пьера Ломбардского и Петра Коместора. Знаком он и с произведениями античных (римских) авторов: он неоднократно цитирует Вергилия, Горация, Овидия, Ювенала Лукана, Терендия, Сенеку и др.

    Кроме «Великой хроники», Матфеем Парижским написаны «История англов, или Малая хроника» («Historia anglorum, or Historia minor»), «Деяния аббатов Сент-Олбансского монастыря» («Gesta Abbatum Sancti Albani») и несколько агиографических сочинений.

    Критический подход Матфея Парижского к описываемым событиям определяется политической позицией Матфея, выражавшего интересы и взгляды высшей английской аристократии.

    Матфей Парижский известен также как выдающийся художник-иллюминатор. Оригинал «Великой хроники» иллюстрирован выполненными им рисунками. Он является автором карт Англии, Шотландии и Палестины, а также карты мира, которая хранится ныне и Кембридже (Corpus Christ! College, Ms. 26, p. 284). Средневековая копия этой карты находится в Британском музее.

    1

    [1237]

    [Послание кардиналам Германа II, патриарха константинопольского] 1

    […] Одно только добавлю и этим кончу, что, как явствует, существуют многие великие народы, которые веруют, как и мы, и с нами, греками, схожи во всем. Во-первых, те, что живут в ближней части Востока: эфиопы, затем сирийцы и прочие, еще более значительные и сильные, а именно: иберы 2, лазы 3, аланы 4, готы 5, хазары 5, неисчислимый народ Русии и победоносное королевство улгар 6. И все они как будто послушны матери нашей [церкви], до сих пор пребывая неизменно в древней ортодоксии. […]

    2

    О тартарах, вырвавшихся из пределов своих [и] разоряющих северные земли

    В эти дни посланы были к королю франков 7 официальные послы от сарацин 8, сообщающие и правдиво излагающие, в основном от имени Горного Старца 9 что с северных гор устремилось некое племя человеческое, чудовищное и бесчеловечное, и заняло обширные и плодородные земли Востока, опустошило Великую Венгрию 10 и с грозными посольствами разослало устрашающие послания. Их предводитель утверждает, что он — посланец всевышнего бога, [для того] чтобы усмирить [и] подчинить 11 народы, [136] восставшие против него. А головы у них слишком большие и совсем не соразмерные туловищам. Питаются они сырым мясом, также и человеческим. Они отличные лучники. Через реки они переправляются в любом месте на переносных, сделанных из кожи лодках. Они сильны телом, коренасты, безбожны, безжалостны. Язык их неведом ни одному из известных нам [народов]. Они владеют множеством крупного и мелкого скота и табунов коней. А кони у них чрезвычайно быстрые [и] могут трехдневный путь совершить за один [день]. Дабы не обращаться в бегство, они хорошо защищены доспехами спереди, [а] не сзади. У них очень жестокий предводитель по имени Каан 12. Полагают, что они, именуемые тартарами (от [названия] реки Тар 13) [и] весьма многочисленные, обитая в северных краях, то ли с Каспийских гор, то ли с соседних [с ними], словно чума, обрушились на человечество, и хотя они выходили уже не раз, но в этом году буйствовали и безумствовали страшнее обыкновенного. Вот почему жители Готии 14 и Фризии 15, убоявшись их нашествия, не пришли в Англию, в Гернему 16 как у них заведено, во время лова сельди, которой они обычно нагружали свои суда. А поэтому сельдь в этом году в Англии из-за обилия [ее шла] почти за бесценок — также и в отдаленных от моря местностях до сорока или пятидесяти штук продавали за одну серебряную монету, хотя она и была самой отборной. И этот сарацинский вестник, облеченный полномочиями и знатного рода, прибывший к королю Галлии, которому было поручено от имени всего Востока возвестить об этой и который искал помощи у западных [стран], чтобы успешнее справиться с тартарской угрозой, со своей стороны направил к королю Англии 17 одного сарацинского вестника, который явился, чтобы все это возвестить королю, и он сказал, что если они [сарацины] не смогут сдержать такой натиск, то останется только одно: они [татары] и западные страны разорят, как говорится у поэта:

    «Дело о скарбе твоем, стена коль горит у соседа» 18

    А потребовал этот вестник помощи в такой момент нависшей над всеми ними опасности, [для того] чтобы сами сарацины, опираясь на помощь христиан, отразили их нападение. Ему остроумно ответил случайно тогда присутствовавший епископ Уинчестерский 19, при этом осенив себя крестом: «Предоставим собакам 20 этим грызться между собой и полностью уничтожить друг друга. Когда же мы пойдем на оставшихся [в живых] врагов христовых, [то] уничтожим их и сметем с лица земли. Да подчинится весь мир единой католической церкви, и да будет един пастырь и едино стадо!» 21 [137]

    3

    Как тартары, собравшись с силами, вырвались из гор их [и], разорив многие восточные пределы, вселили уже страх и в христиан

    Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирском веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища тартар, внезапно появился из местности своей, окруженной горами; и пробившись сквозь монолитность недвижных камней, выйдя наподобие демонов, освобожденных из Тартара (почему и названы тартарами, будто «[выходцы] из Тартара»), словно саранча, кишели они, покрывая поверхность земли. Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разорению, опустошая огнем и мечом. Вторгшись в пределы сарацин, они сровняли города с землей, вырубили леса, разрушили крепости, выкорчевали виноградники, разорили сады, убили горожан и сельских жителей. И если случайно некоторых, молящих [о пощаде], помиловали, то их, словно обреченных на смерть рабов, погнали перед собой в сражение против их [же] соплеменников. Если кто сражался только для вида или даже пытался потихоньку бежать, то тартары, настигнув их, убивали; если они храбро сражались и побеждали, то никакого вознаграждения [за это] не получали; и так они обращались с пленниками своими, словно с рабочим скотом. Ведь они — люди бесчеловечные и диким животным подобные. Чудовищами надлежит называть их, а не людьми, [ибо] они жадно пьют кровь, разрывают на части мясо собачье и человечье и пожирают [его], одеты в бычьи шкуры, защищены железными пластинами. Роста они невысокого и толстые, сложения коренастого, сил безмерных. В войне они непобедимы, в сражениях неутомимы. Со спины они не имеют доспехов, спереди, однако, доспехами защищены. Пролитую кровь своих животных они пьют, как изысканный напиток. У них большие и сильные кони, которые питаются листьями и даже [ветками и корой] деревьев. На них [татары] взбираются по трем ступенькам, словно по трем уступам [вместо стремян], так как у них [татар] короткие ноги. Они не знают человеческих законов, не ведают жалости, свирепее львов и медведей. Они сообща, по десять или двенадцать человек, владеют судами, сделанными из бычьей кожи, умеют плавать и ходить на судах. Вот почему широчайшие и самые быстрые реки они переплывают без промедления и труда. Когда нет крови, они жадно пьют мутную и даже грязную воду. Они владеют мечами [138] и кинжалами, отточенными с одной стороны, являются удивительными лучниками [и] не щадят никого, невзирая на пол, возраст или общественное положение. Никто из них не знает иных языков, кроме своего, которого не ведают все остальные [народы], ибо вплоть до сего времени не открывался к ним доступ, и сами они не выходили, дабы стало известно о людях или нравах их через обычное общение людей. Они ведут с собой стада свои и жен своих, которые обучены военному искусству, как и мужчины. Стремительные, как молния, достигли они самых пределов христианских [и], учиня великое разорение и гибель, вселили во всех невыразимый страх и ужас. Вот почему сарацины возжелали заключить союз с христианами и обратились [к ним], чтобы объединенными силами они смогли противостоять этим чудовищным людям. Полагают, что эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от десяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами [и] которых сначала Александр Македонский пытался заточить среди крутых Каспийских гор смоляными камнями. Когда же он увидел, что это дело свыше человеческих сил, то призвал на помощь бога Израиля, и сошлись вершины гор друг с другом и образовалось место, неприступное и непроходимое. Об этом месте и говорит Иосиф: «Сколь много содеет бог для правоверного, [если] он столько содеял для неверного?» Откуда [становится] ясно, что бог не хотел, чтобы они вышли 22. Однако, как написано в «Ученой истории», они выйдут на краю мира, чтобы принести людям великие бедствия. Возникает все же сомнение, являются ли ими ныне вышедшие тартары, ибо они не говорят на еврейском языке, не знают закона Моисеева, не пользуются и не управляются правовыми учреждениями. Ответом на это является то, что они, вполне вероятно, происходят от тех заточенных, о которых ранее упоминалось. Но подобно тому, как до сих пор мятежные сердца их, следующих за Моисеем, были обращены к превратному уму 23 и шли они за богами чужими и обрядами чуждыми, так и теперь еще более чудовищно смутными и непонятными стали мысли их и язык, так что и всем другим народам они неведомы, и собственную их жизнь карающий гнев господень превратил в бессмысленное существование кровожадных зверей. А называются они тартарами от [названия] одной реки, протекающей по горам их, через которые они уже прошли, именуемой Тартар, так же как река Дамаска именуется Фарфар 24. [139]

    4

    [1241]

    О смерти короля Дации 25 и сына его, наследника [престола]

    В том же году, по прошествии сорока лет царствования, ушел из жизни король Дации Вальдемар 26, который с безрассудной дерзостью, множа высокопарные слова, угрожал вторгнуться в пределы Англии и напасть [на нее]. И поскольку были услышаны молитвы блаженного Эдуарда 27, которые [он] обращал к богу, [прося] защитить Англию от владычества данов 28, единственный сын и полноправный наследник этого короля Дации 29, вступив на путь всякой плоти, оставил все королевство даков без правителя. Этот король даков Вальдемар умер в возрасте ста лет 30. А правил он в Дации более сорока лет 31. Он почти всю свою жизнь, как только научился владеть оружием, преследовал неверных, а именно в Сифии 32, Фризии и Русции 33. Вот почему за свою жизнь он учредил шесть больших епископств, а в них повелел назначить столько же епископов. После смерти его и сына его перворожденного начались распри между двумя младшими его сыновьями, а именно между Генрихом и герцогом Авелем 34, которые начали разжигать друг против друга кровавую войну. Вот почему распавшееся королевство пришло в запустение.

    5

    [1241]

    Об ужасном разрушении, [причиненном] бесчеловечным племенем, называемым тартарами

    В продолжение же этих дней племя это бесчеловечное и лютое, не ведающее законов, варварское и неукротимое, которое тартарами зовется, предавая безумным и неистовым набегом северные земли христиан ужасному опустошению, повергло всех христиан в безмерный страх и трепет. Вот уже и Фризию 35, Гутию 36, Польшу, Богемию и обе Венгрии 37 в большей их части, после того как правители, прелаты, горожане и крестьяне бежали или были убиты, неслыханной жестокостью как бы в пустыню превратили. Среди письменных свидетельств об этом событии, посланных в близлежащие края, сохранилось свидетельство в таких словах:

    Послания о вышесказанном, направленные герцогу Брабантскому.

    «Любезному и всегда высокочтимому господину и тестю нашему, светлейшему владыке герцогу Брабантскому Г[енрих], божьей милостью граф Тюрингенский, палатин саксонский, [выражает] искреннее желание и готовность служить на благо ему. Несчастья, [140] издревле в Священном писании предреченные, по грехам нашим посланные, и поныне не иссякают и ширятся. Ведь некое племя жестокое, бесчисленное, беззаконное и свирепое, вторглось в соседние с нами пределы и заняло [их] и уже до самой Польской земли дошло, многие другие земли пройдя и народы [их] истребив. О них как от собственных послов, так и от короля Богемии 38 любезного брата нашего, мы получили уведомление и [услышали] призыв, чтобы мы поспешно приготовились для подмоги ему и для защиты правоверных. Ведь доподлинно и досконально известно нам, что это племя тартарское намерено приблизительно через неделю после пасхи жестоко и стремительно вторгнуться в земли Богемии, и если не прийти ему вовремя на помощь [против них], они [татары] причинят неслыханное разорение. И так как соседняя с нами стена уже занялась 39 и ближняя земля ждет опустошения и другие уже опустошаются, мы, взывая в тревоге и слезах, просим помощи и совета у бога и соседей, братьев наших, во имя вселенской церкви. И поскольку промедление смерти подобно, все мы настойчиво просим вас [внять нам], чтобы взялись за оружие и поспешили нам на подмогу во имя как нашего, так и вашего избавления, скорее снарядив многочисленное войско, созвав не медля могучих и храбрых представителей знати с подвластными им людьми, чтобы пребывали они в состоянии готовности [к бою], когда мы снова направим к вам наших послов. Мы же через содействие прелатов наших, проповедников 40 и миноритов 41, возглашаем повсюду крестовый поход, ибо речь идет о царе распятом, назначаем молебны и посты и призываем к войне за Иисуса Христа все наши земли. К этому также прибавим, что большая часть этого гнусного народа с войском, [состоящим] из всех, к нему примкнувших, опустошают Венгрию с неслыханной жестокостью, да так, говорят, что король [ее] 42 с трудом сохранил ничтожную часть [своих владений]. И чтобы в немногих [словах] выразить многое, [скажу, что] церковь и народ северных стран настолько угнетены и подавлены всеми этими бедствиями, что такого никогда и никому не доводилось претерпевать от начала мира». Дано в год благодати 1241, в день, когда поют «Возрадуйся, Иерусалим!» Послания такого же [содержания] были направлены герцогом Брабантским парижскому епископу 43. Подобным же образом написал английскому королю 44 архиепископ кёльнский 45.

    Ведь из-за этого ужасного раздора, гибельного для церкви, который возник между господином папой и государем императором 46, назначены были во многих краях посты и молебны с щедрой раздачей милостыни, дабы господь, сжалившись над народом, низринул [141] гордыню тартар, ибо он равно торжествует над врагами своими как с малыми, так и с великими [народами].

    И вот когда угроза бича господня нависла над народом, получив известие об этом, сказала мать короля франков 47, достопочтенная и любимая богом женщина, королева Бланкия 48: «Где ты, сын мой, король Лодовик?» А он, приблизившись, сказал: «Что с Вами, мать моя?» А она, глубоко вздохнув, зарыдала, но, будучи женщиной, она все же не по-женски осмыслила эту нависшую опасность и сказала: «Что же нам делать, сын мой возлюбленный, при столь страшных событиях, ужасный слух о которых прошел по земле нашей? Ныне неудержимое нашествие тартар грозит полным уничтожением всем нам и святой церкви». Услышав это, король со слезами, но не без божественного внушения ответил: «Да укрепит нас, мать моя, божественное утешение. Ибо если нападут [на нас] те, кого мы называем тартарами, то или мы ниспровергнем их в места тартарейские 49, откуда они пришли, или они сами всех нас отправят на небо». И [этим] как бы сказал: «Или мы отразим их [натиск], или, если случится нам быть побежденными, то мы отойдем к богу как истинные христиане или мученики». И эта речь, достойная упоминания и похвалы, воодушевила и вдохновила не только франкскую знать, но и жителей прилежащих пределов.

  44. Аноним says:

    [1241]

    Узнав об этом, государь император 50 христианским правителям, и прежде всего — английскому королю 51, написал в таких выражениях:

    Послание императора о нашествии тартар 52

    Фридрих император и прочая приветствует короля Англии. Мы не можем умолчать о деле, которое особенно касается как Римской империи, чей долг — проповедовать Евангелие, так и всех королевств мира, исповедующих христианскую религию, [ибо] всему христианскому миру грозит всеобщее уничтожение. И хотя до нас правда об этом событии дошла совсем недавно, все же мы предложим ее вашему вниманию. Ведь не так давно с крайних пределов мира, из южной области, вышел народ, варварский по происхождению и образу жизни, который долго скрывался в выжженном солнцем поясе, в раскаленной пустыне, [и] который потом в северных краях, внезапно захватив [эти] районы, долго пребывал и множился, как саранча, и нам неизвестно, по месту или по происхождению называется [он] тартарами. Не без умысла божьего [142] сохранился он до сего времени для порицания и исправления его [божьего] народа — о, если бы не для истребления всего христианского мира! Ведь нашествие принесло с собой всеобщее бедствие, опустошение всех королевств и гибель плодородной земли, по которой прошел народ нечестивый, не щадя [никого, невзирая на] пол, возраст или положение и намереваясь уничтожить весь род человеческий, считая себя единственными достойными править во всех землях благодаря своей великой и безмерной силе и численности. И вот, убивая и грабя все, что ни попадалось им на глаза, и оставляя за собой всеобщее опустошение, упомянутые тартары (более того — выходцы из Тартара) пришли в обильно населенную местность куманов 53. И так как они не щадят своей жизни, а луки являются для них самым привычным оружием, наряду со стрелами и прочим метательным оружием, каким они постоянно пользуются (отчего и руки их сильнее, чем у других [людей]), [то] они наголову разбили [куманов]. А тех, кого не спасло бегство, сразил их кровавый меч. Но соседство [их] не особенно-то заставило рутенов 54, живших неподалеку, быть начеку, чтобы, по крайней мере, обдумать, как защититься от непривычных набегов этого неведомого народа, которого они боятся, как огня. Ибо они нападают внезапно, чтобы грабить и истреблять. От внезапных набегов и под натиском этого варварского народа, который, словно гнев божий и молния, стремительно обрушивается, пал крупнейший из городов этого королевства Клева 55, и все это знаменитое королевство после того, как жители его были уничтожены, предано было опустошению. Что должно было послужить знаком для соседнего [с ними] Венгерского королевства, чтобы вооружаться и возводить укрепления, [но оно] безмятежно пренебрегло этим. Их король 56, ленивый и чрезвычайно беспечный, у которого тартары требовали через вестников и послания, чтобы он, если жаждет жизни для себя и своих [подданных], поспешил снискать их расположение передачей [в их руки] себя и своего королевства, даже и такой испуганный и настороженный этим, не подал примера ни своим, ни чужим в том, чтобы со своими подданными начать тщательнейшим образом готовиться к обороне и защите от [их] набегов. Но пока они, презирая врагов из надменности или по неведению, мирно спали по соседству с недругом, доверившись природным укреплениям 57, те, ворвавшись, словно вихрь, их внезапно окружили. А венгры, неожиданно окруженные и разбитые, ибо были не подготовлены, прилагали все силы, чтобы выступить им навстречу. И [когда] расстояние примерно в пять миллиариев 58 [143] отделяло тартарское войско от венгерского 59, тартарские передовые [отряды] стремительно ворвались в рассветном полумраке, и, быстро окружив венгерские укрепления и убив сначала прелатов и уничтожив всю знать, которая выступила против них, погубил вражеский народ великое множество венгров, учинив неслыханное побоище, — едва ли припомнится с древнейших времен какое-либо сражение, подобное этому 60. А король бежал, едва спасшись от гибели, на самом быстром скакуне. Он, в сопровождении немногих спутников, поспешил в доставшееся его брату Иллирийское королевство 61, чтобы там, по крайней мере, найти убежище. А победители, ликуя, захватили укрепления и военную добычу побежденных. Вот уже и большую и плодороднейшую часть Венгрии за рекой Дунаем они жестоко опустошают огнем и мечом и, жителей ее [уничтожая], дерзко угрожают смести остальное, о чем мы узнали от ватиенского епископа 62, посла упомянутого короля Венгрии, направленного к нашему престолу, а затем — к римскому. Он, проезжая сначала через наши владения, дал свидетельство того, что видел, и в высшей степени истинно свидетельство его 63. Равным образом мы очень подробно узнаем об этом из посланий возлюбленного сына нашего Конрада 64, избранного королем римским, наследника августейшего [императора] и Иерусалимского королевства навечно, и от короля Богемии 65 и от герцогов Австрии 66 и Баварии 67, а также со слов [их] вестников, на опыте убедившихся в близости врагов. И мы вняли [этим сообщениям] не без великого душевного волнения. Действительно, как стало известно и [как] гласит опережающая события молва, неизмеримое войско их продвигается, разделившись на три горе несущие части, ибо господь потворствует их пагубным замыслам. Ведь одна [часть была] послана против пруктенов 68 и вошла в Польшу; повелитель, той земли пал от учиненного ими побоища 69, а потом и все то королевство было ими разорено. Вторая [часть] вторглась в пределы Богемии и была остановлена благодаря мужественному отпору, оказанному им королем этой страны. Третья [часть] промчалась по Венгрии, подступив к границам Австрии, Поэтому страх и трепет, порожденные безумными зверствами вторгнувшегося врага, побуждают к действиям отдельных [владык]; сама необходимость, которую усиливает непосредственная опасность, требует выступить против них и зовет всех властителей земных, и прежде всего — христианского мира, спешно объединить общие усилия [в борьбе с ними]. Ведь народ этот дик и не ведает человечности и законов. Однако он имеет повелителя 70, за которым следует, которому послушно [144] повинуется и [которого] почитает и величает богом на земле. Что касается роста, то люди они низкорослые, но крепкие, коренастые и кряжистые. Они жилисты, сильны и отважны и устремляются по знаку своего предводителя на любые рискованные дела. У них широкие лица, косой взгляд; они издают ужасные крики, созвучные [их] сердцам. Одеты они в невыделанные воловьи, ослиные или конские шкуры. Доспехи у них [сделаны] из нашитых [на кожу] железных пластин; ими они пользуются до сего времени. Но, о чем не без сожаления можем сказать, теперь-то они вооружились награбленным у побежденных христиан оружием, лучшим и более красивым, дабы, [по замыслу] разгневанного бога, мы были преданы более позорной и страшной смерти [нашим] собственным оружием. Кроме того, [теперь] они владеют лучшими конями, вкушают изысканнейшие яства, наряжаются в красивейшие одежды. Эти тартары, несравненные лучники, возят [с собой] сделанные из кожи пузыри, на которых спокойно переправляются через озера и быстротечные реки. Говорят, что, если не хватает пищи, кони их, которых они ведут с собой, довольствуются древесной корой и листьями и корнями трав; и все же в нужный момент они всегда оказываются чрезвычайно быстрыми и выносливыми. Мы же все это, насколько могли, предвидели и часто предуведомляли в посланиях и через вестников Ваше королевское величество, равно как и других христианских правителей, серьезно советовали и требовали от Вас, чтобы процветала среди тех, кто восседает на тронах, единая воля, любовь и мир, чтобы утихли распри, которые довольно часто причиняют вред государству Христа, [и чтобы они] живее поднимались в согласии против той опасности, которая недавно возникла, так как ожидаемая стрела ранит менее опасно, и чтобы общие враги, готовясь в путь, не радовались, что среди христианских правителей процветают такие раздоры. О боже! Как и сколько раз желали мы унизиться, всячески изъявляя добрую волю [к этому, только] чтобы папа римский 71 прекратил распространяемое по всему миру поношение нас по причине его неприязни к нам и обуздал свой неразумный гнев, чтобы мы могли умиротворить наших законных подданных и управлять ими в состоянии мира, [а] не защищал бы тех, кто выступает против нашего авторитета, немалая часть которых до сих пор находит ласку и защиту с его стороны. Так, когда бы мы мирно уладили дела и усмирили наших восставших подданных, в борьбе с которыми мы потратили огромные денежные суммы и истощили человеческие силы, мощь наша еще возросла бы и усилилась в сопротивлении общему врагу. Но поскольку собственная его воля [145] была для него законом и он не сдерживал безудержный поток [своей] речи и не считал нужным воздержаться от бесчисленных попыток к раздорам, то он к радости мятежников, тяжко злоумышляющих против чести и славы нашей, через своих легатов и нунциев приказал возгласить против меня, правой руки и защитника церкви, крестовый поход, который следовало бы начать против тирании . тартар или сарацин, вторгшихся в Святую землю и захвативших ее. А так как наше самое неотложное дело — освободиться от внутренних врагов, то как отразить нам и варваров? Ибо через лазутчиков своих, которых они повсюду высылают вперед, они, хотя и не направляемые божественным законом, но все же сведущие в военном искусстве, узнали об общественном разногласии и о беззащитности и ослабленности земель; и услышав о раздоре королей и распрях между королевствами, они еще более воодушевляются и поднимаются. О, сколько сил придает радостное воодушевление! Итак, имея в виду и то, и другое, .мы, с божьей помощью, приложим силы и энергию, дабы отразить опасность, грозящую церкви как со стороны внутренних врагов, так и со стороны варваров. Мы решительно повелели возлюбленному сыну нашему Конраду и другим знатным людям нашей империи всеми силами препятствовать мощному вторжению врагов-варваров. Также и Вашу светлость во имя общего дела творцом веры нашей христианской, господом нашим Иисусом Христом от всей души умоляем как можно скорее подготовить действенную помощь, постоянно размышляя и заботясь, о себе и своем королевстве, которое да сохранит бог в состоянии процветания. Мы требуем этого во имя пролитой крови Христа и родственного союза, связующего нас 72. И пусть они присоединятся к нам, чтобы стойко и мужественно сражаться за освобождение христианского мира и [в борьбе против] врагов, уже готовых вторгнуться в пределы Германии, словно во врата христианского мира, совместными силами обрести заслуженную победу во славу войска господня. Да не пройдет это незамеченным Вами и да не покажется подлежащим отсрочке. Ведь если, не дай боже, они вторгнутся в пределы Германии и не встретят у входа преград и препятствий, то остальные ворвутся внезапно, [как] молния грозы, которая, мы убеждены, разразилась по слову божьему, ибо мир запятнан разными позорными делами и охладела любовь во многих 73, кем должна бы проповедоваться и упрочиваться вера, и по гибельному их примеру мир запятнан суетой и разного рода симонией и тщеславием. И пусть Ваше величество позаботится, пока общие враги бесчинствуют в соседних краях, чтобы как можно скорее [146] оказать им сопротивление Вашими силами; ибо из земель своих они движутся с тем намерением, чтобы, невзирая на [грозящие] жизни опасности, подчинить себе весь Запад, упаси господи, и веру и имя Христа погубить и уничтожить. И из-за неожиданной победы, которая им с соизволения божьего до сих пор сопутствовала, они дошли до такого невероятного безумия, что уже мнят, [будто] королевства мира принадлежат им и что королей и владык, подчиненных презренной их власти, они попирают и унижают. Уповаем же только на господа Иисуса Христа, с чьим именем мы до сих пор торжествуем свободные от врагов наших, чтобы и они, которые вырвались из мест Тартарейских, потеряв свою гордыню, испытав на себе силы Запада, выступившего против них, были бы сброшены в свой Тартар. И не будут они гордиться, что прошли безнаказанно столь многие провинции, одолели столь многие народы, совершили столь многие злодеяния, когда непредвиденный жребий, вернее -сам Сатана, увлечет их, обреченных на смерть пред победоносными знаменами могучей Европейской империи, как только Германия, поднявшись бурно и пылко на войну, родоначальница и питомица отважного рыцарства Франция, воинственная и смелая Испания, славная мужами и оснащенная флотом богатая Англия, изобилующая неутомимыми бойцами Алеманния 74, морская Дания, неукротимая Италия, не ведающая мира Бургундия, беспокойная Апулия с пиратскими и непобедимыми островами в морях Греческом 75, Адриатическом и Тирренском, Крит, Кипр, Сицилия с островами и землями, прилежащими к океану, кровавая Гиберния 76, бодрым Уэлсом; озерная Шотландия, ледовая Норвегия и прочие знаменитые и славные на западе расположенные королевства [создадут] свое отборное войско, возглавляемое хоругвью с животворящим крестом, которого страшатся не только мятежные народы, но и восставшие демоны. Дано на обратном пути после взятия и разорения Фавенции 77, в третий день июля.

    7

    [1241]

    О чудовищном коварстве иудеев

    В течение всего этого времени многие иудеи из заморских областей, а преимущественно из империи, полагая, что народ тартарский и куманский относится к роду тех, кого господь некогда заключил в Каспийских горах 78, [вняв] молитвам Александра Великого, собрались в тайном месте по общему согласию. К ним [тот], кто, кажется, был мудрейшим и могущественнейшим из них, так [147] обратился, сказав: «Братья, [вы], которые суть семя светлого Авраама, виноградник бога Саваофа! Господь наш Адонай долго оставлял нас поверженными под властью христианской. Но ныне грядет час, когда мы обретем свободу, чтобы, наоборот, мы по приговору божьему и их угнетали, чтобы обрел спасение уцелевший Израиль. Ибо вышли братья наши, племя израильское 79, некогда заключенные, чтобы подчинить себе и нам весь мир. И насколько суровым и длительным было предшествующее страдание, настолько большая слава воспоследует. Встретим же их богатыми дарами, оказывая им высшие почести. Нужны им вино, оружие и пища». Когда все благосклонно выслушали эту речь, купили они мечи, ножи, а также кольчуги, какие могли приобрести, и тщательно спрятали их в бочках, дабы надежней замаскировать свое коварство. И, не таясь, сказали они владыкам христианским, под властью которых находились, что те, кого люд тартарами называет, суть иудеи и пьют они вино лишь из иудейского винограда, «и об этом они сообщили нам и с большой настойчивостью просили поставить им вина из нашего винограда, сделанные нами, их братьями. Мы же, желая уничтожить их, варваров и врагов человеческих; и вас, христиан, избавить от неминуемого жестокого уничтожения, приготовили около тридцати бочек вина, напитанного смертельным ядом, чтобы передать им его возможно скорее». И согласились христиане, чтобы эти коварные иудеи преподнесли такой дар коварным [врагам]. Но когда они прошли в отдаленные части Алеманнии и приготовились переправиться со своими бочками через один мост, владелец моста, как это принято, приказал уплатить пошлину за переправу. Они же, дерзя и отказываясь заплатить требуемое, сказали, что во благо империи и даже всего христианского мира обременили себя этим делом, направляясь к тартарам, [чтобы] коварно напоить их своим вином. Но страж моста, не поверив заявлению иудеев, проколол одну бочку, но из нее не просочилось никакой жидкости. Тогда, убедившись в злом умысле, он сорвал обручи и разбил эту бочку, и оказалось, что она наполнена разным оружием. И он воскликнул: » О, неслыханное предательство! И как только терпим мы таких среди нас?» И тут же он сам и остальные, которых привлекло его изумление, тотчас разбили все другие бочки [и], обнаружив, что они наполнены кёльнскими мечами без рукоятей и лезвиями ножей, аккуратно и плотно уложенными, всем явно показали скрытые махинации и неслыханное коварство иудеев, более желавших помочь врагам мира, как говорилось, крайне нуждавшимся в оружии, чем христианам, которые терпят, что они живут среди них и принимают участие в торговых делах, тогда [148] как именно христианами было угодно им гнушаться в этом случае. Ибо скачано [в Писании]: «Не гнушайся египтянином» 80, — и приводится причина, что приняли тебя египтяне рабом и пришельцем в земле своей. И преданы были эти иудеи палачам, чтобы осудили их по заслугам, на пожизненное заключение или убили бы их собственными их мечами.

    8

    [1243]

    Одно весьма страшное послание, направленное архиепископу Бордоскому 81

    В те же дни следующее послание, переданное архиепископу Бордоскому 82 и разосланное многим христианским государям, во многом созвучное посланию императора об ужасном разорении, причиненном) бесчеловечным народом, который называется тартарами 83 (но в нем [послании. — B.М.] таттарами или татарами именуется), многих, даже невозмутимых людей повергло в великий страх.

    «Гиральда, милостью божией архиепскопа Бордоского, приветствует Ивон, рекомый Нарбоннским, некогда [один] из недостойнейших его служителей… [В начале послания Ивон кается в своих грехах, истолковывая татарское нашествие как божественную кару.] Я потому сказал об этом, что некое племя огромное, люди бесчеловечные, закон которых — беззаконие, гнев — ярость, бич гнева господня, безграничные земли проходя, жестоко [их] разоряет, яростно снося все преграды огнем и мечом. Этим именно летом сей упомянутый народ, называемый таттарами, вступив в Паннонию, которую захватил без сопротивления, бесчисленным войском жестоко осадил тот город 84, в котором мне тогда случилось быть. И было в нем из многих воинов всего пятьдесят человек, которых с двадцатью арбалетчиками 85 герцог 86 оставил для охраны. Все они, завидев войско с одного возвышенного [укрепления], содрогнулись перед нечеловеческой жестокостью спутников Антихриста, и слышался им возносящийся к богу христианскому горестный плач [всех тех], которые без разницы положения, состояния, пола и возраста равно погибли разною смертью, врасплох застигнутые в прилегающей [к городу] местности. Их трупами вожди со своими и прочими лотофагами, словно хлебом питались, [и] оставили они коршунам одни кости. Но что удивительно — голодные и ненасытные коршуны побрезговали тем, чтобы доесть случайно оставшиеся куски плоти. А женщин старых и безобразных они отдавали, как дневной паек, на съедение так называемым людоедам; красивых не поедали, но громко вопящих и кричащих толпами до смерти насиловали. Девушек тоже замучивали до [149] смерти, а потом, отрезав им груди, которые оставляли как лакомство для военачальников, сами с удовольствием поедали их тела. И когда лазутчики увидели с вершины одного горного отрога герцога австрийского с королем Богемии 87, патриархом Аквилейским 88, герцогом Каринтии 89 и, как говорили, маркграфом Баденским 90 и с огромными силами соседних держав и уже построенными в боевой порядок, все это нечестивое войско тут же исчезло и все эти всадники вернулись в несчастную. Венгрию. Они отступили так [же] стремительно, как и нагрянули; вот почему они внушили тем больший страх всем, видевшим это. Из числа бежавших правитель Далмации 91 захватил восьмерых, один из которых, как узнал герцог австрийский, был англичанин, из-за какого-то преступления осужденный на вечное изгнание из Англии. Он от лица презреннейшего короля таттарского дважды приходил к королю Венгрии 92 [как] посол и толмач и угрожал, предварительно приведя достаточно примеров, злодеяниями, которые они учинят, если он не отдаст себя и королевство свое в рабство таттарам. Когда же его наши государи заставили говорить правду о таттарах, он, как кажется, ничего не утаил, но приводил такие сведения, что можно было поверить и в самого дьявола. [Далее следует рассказ англичанина о его злоключениях после изгнания из Англии.] Его же, захваченного лазутчиками, таттары увели с собой; и после того, как они получили ответ 93, что обретут господство надо всем миром, склонили [его] на верность и служение себе многими дарами по той причине, что нуждались в толмачах. [Говоря] о нравах их и верованиях, о телосложении их и росте, о родине и о том, как они сражаются, он клятвенно заверил, что они превосходят всех людей жадностью, злобой, хитростью и бессердечием; но из-за строгости наказания и жестокости кар, назначаемых их властителями, они удерживаются от ссор и от взаимных злодеяний и лжи. Родоначальников своих племен они называют богами и в установленное время устраивают торжественные празднества в их честь; и многие [из празднеств] местные, но лишь четыре общих. И они убеждены, что только ради них одних все было создано. Проявление жестокости по отношению к оказывающим сопротивление они вовсе не считают грехом. А грудь у них крепкая и могучая, лица худые и бледные, плечи твердые и прямые, носы расплющенные и короткие, подбородки острые и выдающиеся вперед, верхняя челюсть маленькая и глубоко сидящая, зубы длинные и редкие, разрез глаз идет от висков до самой переносицы, зрачки бегающие и черные, взгляд косой и угрюмый, конечности костистые и жилистые, голени же [150] толсты, но, [хотя] берцовые кости короче, [чем у нас], все же они одинакового с нами роста, ибо то, чего недостает в берцовых костях, восполняется в верхних частях тела. Родина их, земля некогда пустынная и огромной протяженности, [лежит] далеко за всеми халдеями, откуда они львов, медведей и прочих хищников изгнали при помощи луков и другого оружия. Из их кож они изготовляют себе, хотя и легкие, но все же непробиваемые доспехи. Они привычны не к очень рослым, но очень выносливым коням, довольствующимся небольшим количеством корма, на которых сидят, крепко к ним привязавшись; они без устали и храбро сражаются копьями, палицами, секирами и мечами, но предпочтение отдают лукам и метко, с большим искусством из них стреляют. Поскольку со спины они защищены хуже, чтобы не обращаться в бегство, то отступают под ударом лишь тогда, когда увидят, что знамя их вождя движется вспять. В случае поражения они не молят о пощаде, а побежденных не щадят. Они все, как один человек, настойчиво стремятся и жаждут подчинить весь мир своему господству. Их, однако, насчитывается не более тысячи тысяч. Приспешники же [их] числом шестьсот тысяч, когда они [их] посылают с целью подготовки места для привала войска, мчась верхом на скакунах, за одну ночь покрывают расстояние трех дневных переходов. Внезапно рассеиваясь по всем землям, захватывая всех людей, невооруженных, беззащитных и разобщенных, они производят такое разрушение, что король или вождь захваченной земли не найдет, кого собрать и выслать против них. Они вероломно нападают в мирное время на народы и вождей [этих] стран по причине, которая вовсе не является причиной. Они измышляют, что покидают родину то для того, чтобы перенести к себе царей-волхвов 94 чьими мощами славится Кёльн; то, чтобы положить предел жадности и гордыне римлян, которые в древности их угнетали; то, чтобы покорить только варварские и гиперборейские народы; то из страха перед тевтонами 95, дабы смирить их; то, чтобы научиться у галлов военному делу; то, чтобы захватить плодородные земли, которые могут прокормить их множество; то из-за паломничества к святому Якову, конечный пункт которого — Галисия. Из-за этих вымыслов некоторые из доверчивых королей, заключив с ними союз, разрешали им свободно проходить по своим землям, но все равно погибли, так как они союзы не соблюдают. [151]

    9

    [1244]

    Это сказал Петр, архиепископ Руссии, бежавший от тартар, когда его спросили об их жизни 96

    И пока этот роковой жребий надвигался на мир, некий архиепископ из Руссии, по имени Петр, муж, как можно было судить, честный, набожный и достойный доверия, изгнанный тартарами, бежал из своего королевства и спасся, переправившись в области по эту сторону Альп, чтобы для архиепископства своего получить совет и помощь и от братьев своих утешение, если помогут ему, по велению божьему, Римская церковь и милостивая благосклонность [здешних] правителей. Когда же его спросили, насколько осведомлен он о деяниях этих тартар, вопрошающим ответил так:

    «Я думаю, что они были последними из мадианитов, бежавших от лица Гедеона до самых отдаленных областей востока и севера и осевших в месте ужасном и в пустыне необитаемой, что Этревом называется. И было у них двенадцать вождей, главного из которых звали Тартаркан. От него и они названы тартарами, хотя некоторые говорят, что они названы от Тарахонта. От него же произошел Чиартхан, имевший троих сыновей. Имя перворожденнного — Тесиркан, второго — Чурикам, третьего — Бататаркан. Они, хотя и были взращены в горах высочайших и почти недоступных, грубые, не признающие закона и дикие и воспитанные в пещерах и логовах львов и драконов, которых они изгнали, все же были подвержены соблазнам. И вот вышли отец и сыновья с бесчисленными полчищами, по-своему вооруженными, и некий величайший город, название которого Эрнак, осадив, захватили его и владыку этого города, которого сразу убили, а Курцевсу, его племянника, бежавшего, преследовали по многим провинциям, опустошая все провинции, которые давали ему убежище. Среди них в большей части опустошена Руссия вот уже двадцать шесть лет. По смерти же отца трое братьев отделились друг от друга. И в течение долгого времени, став пастухами стад, которые захватывали, всех соседних [им] пастухов или убили, победив, или себе покорили. Итак, став многочисленными и более сильными, избирая из своего числа вождей, они стремительно нападали на самые отдаленные места и покоряли себе города, побеждая их жителей. Тесиркан пошел против вавилонян, Чурикан — против тюрков, Бататаркан остался в Орнаке и послал вождей своих против Руссии, Польши и Венгрии и многих других королевств. И эти трое со своими многочисленнейшими полчищами замышляют напасть на соседние части Сирии. И уже прошло, как [152] говорят, тридцать четыре года с тех пор, как впервые вышли они из пустыни Этрев».

    Когда его спросили о вероисповедании [их], он ответил, что они веруют в единого владыку мира, и когда отправили посольство к рутенам, поручили [сказать] такие слова: «Бог и сын его — на небе, Чиархан — на земле».

    Об образе жизни [их] сказал: «Они едят мясо лошадей, собак и других презираемых [обычно] животных, также, в крайних случаях, человеческое, однако не сырое, а вареное. Пьют кровь, воду и молоко. Они сурово наказывают за преступления, прелюбодеяния, воровство, ложь и убийства, — смертной казнью. Многоженства не осуждают, [и] каждый имеет одну или много жен. Они не позволяют чужестранцам ни жить вместе с собой, ни вести торговые дела, ни участвовать в советах. Они разбивают лагеря обособленно, и если кто чужой замыслит проникнуть в них, того тотчас убивают».

    Об обрядах же и верованиях их сказал: «Повсюду утром они воздевают руки к небу, поклоняясь творцу. Вкушая, первый кусок подбрасывают в воздух; [приступая к] питью, сначала часть [жидкос-ти] выливают в землю, поклоняясь творцу. И говорят они, что предводитель их — святой Иоанн Креститель. В новолуние они устраивают шумные празднества. Они сильнее и подвижнее нас и способнее переносить трудности; точно так же и кони их и скот. Женщины [их] — прекрасные воины и особенно лучницы. Доспехи у них из кожи, почти непробиваемые; наступательное оружие [сделано] из железа и напоено ядом. Есть у них многочисленные устройства, метко и мощно бьющие. Спят они под открытым небом, не обращая внимания на суровость климата. Они вобрали в себя уже многих от всех народов и племен. А намерены они подчинить себе весь мир, и было им божественное откровение, что должны они разорить весь мир за тридцать девять лет. И утверждают они, что [как] некогда божественная кара потопом очистила мир, так и теперь всеобщим избиением людей, которое они произведут, мир будет очищен. Они полагают и говорят, что будет у них суровая схватка с римлянами, ибо они называют всех латинян римлянами, и они боятся чудес, [так как веруют, что] приговор о будущем возмездии может меняться. Если они победят, то утверждают, что воистину будут властвовать [над] всем миром. Они довольно хорошо соблюдают договоры [с теми], кто сразу им сдается и обращается в невольника; они берут себе из них отборных воинов, которых всегда в сражениях выставляют вперед. Разных ремесленников они точно так же оставляют себе. Из восстающих против них или презирающих их [153] ярмо они не щадят никого, как и тех, кто их ожидает. Послов они благосклонно принимают, расспрашивают и отпускают».

    В конце же, когда его спросили о переправе через моря и реки, сказал, что реки они переплывают на конях и пузырях, для этого приготовленных. И что в трех местах готовят они суда на море. Сказал также, что некто из тартар, по имени Калаладин, зять Чиркана, бежал в Руссию, ибо был уличен во лжи. Его [лишь] благодаря его жене пощадили старейшины тартарские, [a] не убили его.

    10

    № 46. Послание некоего венгерского епископа 97 парижскому епископу 98, [10 апреля 1242 г.] 99

    Я отвечаю 100 Вам о тартареях, что они пришли к самой границе Венгрии за пять дневных переходов и подошли к реке, которая называется Дейнфир, через которую летом переправиться не смогли. И желая дождаться зимы, выслали они вперед нескольких лазутчиков в Руссию; из них двое были схвачены и отправлены к государю королю Венгрии, и были они у меня под стражей; и от них я узнал новости, которые вверяю Вам. Я спросил, где лежит земля их, и они сказали, что «лежит она за какими-то горами и расположена близ реки, что зовется Эгог; и полагаю я, что народ этот — Гог и Магог. Я спросил о вере; и чтобы не распространяться, скажу, что они ни во что не верят; и они начали говорить, что они отправились на завоевание мира. Буквы у них иудейские, ибо ранее собственной письменности у них не было. Я спросил, кто те, что учат их грамоте; они сказали, что это люди бледные, они много постятся, носят длинные одежды и никому не причиняют зла; и поскольку они сообщили о людях этих много подробностей, которые схожи с религиозными обрядами фарисеев и садукеев, я полагаю, что они — садукеи и фарисеи. Я спросил, разделяют ли они пищу [на чистую и нечистую]; они сказали, что нет; ведь едят они лягушек, собак и змей и все [прочее] без разбора. Я спросил, как они вышли из-за гор, за которыми были; они сказали, что длина и ширина их простирается на двадцать дневных переходов; двенадцать тысяч человек всегда верхом; они охраняют войско. Кони у них хорошие, но глупые. Ведь много коней следуют за ними сами по себе; так что если один скачет верхом, то за ним следуют двадцать или тридцать коней. Панцири у них из кожи, и они прочнее, чем из железа, и точно так же конская сбруя. Пешие, они ни на что не способны, ибо у них короткие ноги и [154] длинное туловище. Они более искусные лучники, чем венгерские и команские, и луки у них более мощные. В какую бы землю они ни вошли, они уничтожают [все] население земли, кроме младенцев, которым Цингитон, что переводится как «Царь царей», государь их, налагает печать свою раскаленную на лицо их. Печать свою Цингитон доверяет сорока двум советникам. Ни один из целого войска не осмеливается [говорить] шепотом, ни один из целого войска не осмеливается спросить, куда идет государь наш или что он намерен делать. Они пьют кобылье молоко и сильно пьянеют. Услышать точные сведения о них мы не можем, ибо впереди них идут некие племена, именуемые морданами, и они уничтожают всех людей без разбору; и ни один из них не осмеливается надеть обувь на ноги свои, пока не убьет человека; и, я полагаю, ими были убиты проповедники и братья-минориты и прочие послы, которых отправил для разведывания король Венгрии. Без колебания они разорили все земли и разрушили все, что ни попадалось, до самой упомянутой реки.

    11

    № 47. [Послание Генриха Распе, ландграфа тюрингенского 101 герцогу Брабантскому 102 о татарах. 1242 г.]

    Светлейшего мужа, славного и благородного, наделенного необычайными добродетелями и увенчанного процветанием, по замыслу божьему, Й., божьей милостью герцога Брабанта и Бононии, Н., божьей милостью ландграф тюрингенский и палатин саксонский, приветствует и [желает] избежать угрозы, [нависшей над] христианской верой.

    Внемлите острова и все народы христианской веры, крест господень исповедающие, в пепле и рубище, посте и рыдании, и плачем возрыдайте, исторгните потоки слез, ибо грядет и [пропуск в рукописи. — В.М.] снова грядет день господень, великий и горький 103 чрезмерно, когда явится неслыханное гонение на крест Христа с севера и от моря, когда смятутся умы и опечалятся сердца, лица омоются слезами, а души отягчатся вздохами, [лишь] временами обретая покой. В меру своих возможностей мы сообщаем вам, что бесчисленные племена, ненавидимые прочими людьми, по необузданной злобе землю: с ревом попирая, от востока до самых границ нашего владения подвергли всю землю полному разорению, города, крепости и даже муниципии разрушая, не только христиан, но даже язычников и иудеев, никого не щадя, всех равно без сострадания предавая смерти, за исключением одних лишь младенцев, [155] которым царь их, величаемый Цингитоном, ставит клейма на лбу. Людей они не поедают, но прямо пожирают. Едят они и лягушек [и] змей и, дабы быть кратким, не различают никакой пищи [чистой от нечистой]; и как при виде льва бегут все животные, так при виде этого племени все народы христианские обращаются в бегство. Даже команы, люди воинственные, не смогли в земле своей выстоять против них, но двадцать тысяч команов бежали к христианам и вступили в союз с христианами 104; и готовы они сражаться против каждого народа, кроме вышеупомянутого. Что удивительного? Ведь у них страшное тело, яростные лица, гневные глаза, цепкие руки, окровавленные зубы, а пасти их в любое время готовы поедать человечье мясо и впивать человечью кровь; и таково количество их, что полчище их тянется на двадцать дневных переходов в длину и пятнадцать — в ширину. И чтобы немногими словами выразить многое, [скажем, что], поскольку упомянутые люди, называемые тартарами, всю Руссию и Польшу вплоть до границ Богемского королевства и половину Венгерского королевства подвергли полному разорению и как бы неожиданно врывались в города и вешали правителей [их] в центре города, полагаем мы, что они — меч гнева господня на прегрешения народа христианского, чему свидетель — блаженный Методий 105, который называет этих тартар из-маильтянами и дикими ослами, лесными ослами и т.д. Мы же, уповая на доброту и сострадание всевышнего судии, смиренно [умоляем] святых мужей проповедников и миноритов, дабы они призвали весь народ христианский, идущий за крестом, молиться, скорбеть и поститься. Предлагаем также, обратив помыслы к небесам, взять щит и меч. Ибо мы предпочитаем погибнуть в войне, чем видеть беды народа нашего и [осквернение] святынь. Если щит наш, на который придется первый удар, сокрушится, если наша стена занялась 106 и земля разорена, [то и] соседние стены и соседние провинции подвергнутся опасности. Прощай. Я услышал от брата Роберта из Фелеса, что без колебания тартары эти разорили семь монастырей братьев его.

    12

    № 48. [Послание аббата монастыря Святой Марии в Венгрии 107.

    К священнослужителям и всем верным святой матери церкви, которые увидят или услышат сие послание, [обращаются] Ф., милостью божией смиренный аббат монастыря Святой Марии, и все здешнее братство Ордена святого Бенедикта, находящееся в Венгрии. Да [156] пошлет нам дух святой утешение, спасение, которое принес вам святой Венедикт, и вечную славу.

    Подателей сего братьев-священнослужителей В. и Й., монахов храма нашего, которых мы посылаем из монастыря Святой Марии в Русции в Гибернию для пребывания [там], мы вверяем вашей милости. И это мы вынуждены были сделать из-за неожиданного нашествия тартар, о которых говорят, что они измаильтяне, о горе! Увы, мать церковь, стенающая и горюющая о детях [своих], преданных богу, которых разметало среди разных народов из-за тартар, [которые], неожиданно нагрянув, мощным ударом вторглись в восточные пределы и огромную часть людей, живших там, предали смерти. Кроме того, богатства церкви нашей и доходы братьев, идущие на их содержание, они совершенно разграбили; и, говорят, что прошло сорок два года 108 с тех пор, как сошли они с гор, [в которых] находились в заключении. Они, идя из проклятых, как мы думаем, мест, дабы жестоко разорить провинции Азии, четырех царей с князьями этой земли бесчеловечно умертвили. Ведь весьма могущественного короля Каппадокии 109, царя персов с его приближенными, равно как 25 могущественнейших князей в Русции 110, блаж

  45. Аноним says:

    Аноним:
    03.10.14

    Все года стоят от РХ, явный признак переписи и подтасовки.
    Петр1 ввел отсчет от РХ в 1700г в Лето 7208.
    Если б хотели исторической точности Летоисчисление не меняли бы. А так + — кто что поймет чере 1000 лет.
    ———————————————————

    По тебе плачет психбольница срюсский хисторик, для безопасности своей и окружающих, срочно пройди в психиатрическую больницу и пройди тщательное обследование.

    Пока одеваешься, посмотри нет ли явных трещин на черепе, четко видных травм на тыльной части головы. Пощупай висок, цела ли кость?

  46. Аноним says:

    Тартары -это не татары, увы.
    Тарх и Тара — славянские Боги.
    Вот и сказочке конец -велась война против христиан.

  47. Аноним says:

    Аноним,
    поклонник Петра1, еще раз говорю, да это и не секрет вовсе.

    Петр1 своим указом повелел в Лето 7208 от С.М.З.Х праздновать новый год(бог) 1 генваря и поставить 1700г.
    Православные священники до сих пор этим календарем пользуются и сегодня Лето 7523.

  48. Аноним says:

    Аноним:
    03.10.14

    Тартары -это не татары, увы.
    Тарх и Тара — славянские Боги.
    Вот и сказочке конец -велась война против христиан.
    ———————————————————-

    Хаха, это клинический случай мырзалар. Я искренне надеюсь что окружающие рядом с тобой люди находятся в безопасности.

    Как говорят, дурная голова ногам и рукам покоя не дает, как бы ты чего не совершил, извращенно садистского. Видно что в твоей голове бурлят самые невероятные и фантастические прожекты и мысли. Еще раз повторяю, для блага себя и окружающих, пройди в психбольницу и сделай осмотр у врача. Мы нормальные люди, мы тебя понимаем, мы хотим дать тебе шанс вернуться!!!

  49. Секе Бас редактор says:

    Ополченцы продолжают блокаду части украинской армии в донецком аэропорту 03 октября

    Ополченцы продолжают блокаду части украинской армии в донецком аэропорту. Военным предложили сдаться в плен. Пока к ополчению вышли только польские наемники. Точное число сдавшихся на данный момент неизвестно. Как сообщил НСН глава социально-экономического штаба Народного фронта Новороссии Денис Пушилин, среди военных есть латвийские наемники.

    «Сейчас в бункере еще остаются военные. Из бункера их полностью не выкурили. Сказать сколько их там достаточно сложно. Но по моей информации среди заблокированных в аэропорту военных есть латвийцы», — сказал НСН глава социально-экономического штаба Народного фронта Новороссии Денис Пушилин.

  50. Секе Бас редактор says:

    «Аэропорт — сейчас прибыли «цветы» [имеются ввиду тяжелые орудия «Гиацинты»] — так что надоевшая «санта-барбара» должна закончиться. Похоже, Моторолой укропы скоро будут пугать детей. Вместо штурма катакомб (а-ля Сталкер или Метро-2033) закачал туда керосинку и поджег. Много погибшего укропа, большей частью задохнувшегося.

  51. Аноним says:

    Буржуазные историки Востока считали этих кочевых узбеков выходцами из Золотой Орды, получившими свое название от золотоордынского хана Узбека, и полагали, что из-за внутренних распрей часть узбеков, отделившись от общей массы, откочевала в пределы р. Чу и образовала ядро казахского народа, ибо эти отделившиеся узбеки стали «вольными людьми», казахами.
    Все такие взгляды не подкреплялись никакими серьёзными аргументами, основанными на первоисточниках. Не разрешена проблема происхождения названия народа узбеки и в последней исторической работе «Золотая Орда и её падение» (М.-Л. 1950) наших крупнейших советских историков Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского. Ссылаясь на мое сокращённое изложение первой из нижеприводимых работ «К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана» (Помещено в «Рабочей хронике Института востоковедения». II, Ташкент, 1944 г.) авторы полагают, что из мн. персидского (и таджикского) узбекиан — узбековцы возник впоследствии термин узбек, «который и стал собирательным именем для целой группы тюрко-монгольских племен Ак-Орды». Термин же «Улус Узбека» стал применяться не ко всему Улусу Джучи, а лишь к его ак-ордынской части [Греков Б.Д. и Якубовский А.Ю., Золотая Орда и её падение, стр. 302.] (К этому следует сделать небольшую поправку. В персидском тексте Хамдуллаха Казвини и его сына Зайнуддина словами мамлакат-и узбеки, т.е. узбеково государство называется не Улус Джучи, а вообще владения Узбек-хана).

  52. Аноним says:

    Аноним,
    мысли глобально — и тебе многое откроется.
    Сам поймешь, со временем.

  53. Секе Бас редактор says:

    03/10/2014 — 17:22 Сегодня в новом терминале взятого народными ополченцами Донецкого международного аэропорта имени Сергея Прокофьева обрушилось более трети крыши.

    Как стало известно агентству «Урал-пресс-информ» из сообщения находящегося на месте событий ополченца с позывным «Зубр», пока точно не установлено, сколько именно киевских карателей оказалось погребено под завалами, и пострадали ли при обрушении повстанцы Новороссии. Продолжает гореть и дымиться башня управления полетами. Бойцы подразделения ополченца с позывным «Моторола» вскрывают подземные укрепления аэропорта, где могут находиться оставшиеся в живых каратели.

  54. Аноним says:

    Аноним:
    03.10.14

    Аноним,
    мысли глобально — и тебе многое откроется.
    Сам поймешь, со временем.
    ————————————————————
    Ахаха, у меня просто напросто нет слов. Анаша, герыч, признавайся?

  55. Аноним says:

    Далёкий Египет тогда был во власти так называемых мамлюков, буквально «находящихся во владении», иначе «рабов», невольников, как называлась правящая династия египетских султанов, происходивших от купленных тюркских и черкесских рабов, из которых состояла гвардия известного по истории крестоносцев Саладина (564/1169-589/1193).
    Помимо, так сказать, некоторого племенного родства египетских султанов с многочисленными тюркскими племенами Узбекова государства, Узбек-хан и его мусульманское окружение видели в Египетском султане высшего представителя правоверия, ибо Аббасидский халифат был уничтожен в 656/1258 г. соперником золотоордынских ханов, Хулагу, внуком Чингиз-хана. И потому религиозному рвению золотоордынских неофитов крайне льстило установление тесных отношений с Египтом. Поэтому татары очень охотно и по самым различным поводам сносились с мамлюками. Так, например, на следующий же год своего вступления на престол Узбек-хан прислал в 713/1314 г. посольство к ал-Малик-ан Насыру с поздравлением его с распространением ислама от Китая до крайних пределов западных стран. Узбек-хан попутно извещал султана, что «в его государстве еще осталась шайка людей, неисповедывавших ислама, но что он (Узбек-хан), воцарившись, предоставил им выбрать или вступление в мусульманскую религию, или войну, что они отказались (от принятия ислама) и вступили в бой, что он напал на них, обратил их в бегство и уничтожил их посредством избиения и пленения». С посольством были отправлены султану несколько человек этих пленных [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «Крайность потребности по части отраслей образованности», иначе (Арабская графика — А.Р.) «Крайний предел необходимости по части науки благовоспитанности», Шихабуддина ан-Нувейри, в «Сборн. матер.», относящихся к ист. «Золотой Орды», В.Тизенгаузена, т.I, стр. 141 араб. текста и 163 рус. перев.].

    За этим первым посольством Узбек-хана последовал ряд других татарских посольств в Египет и из Египта в Золотую Орду, начиная с вышеназванного посольства 713/1314 г. по 741/1341 г., бывший последним годом правления султана ан-Насыр Мухаммеда (таких посольств из Золотой Орды было десять) [См. извлечения из берлинской рукописи арабского труда (Арабская графика — А.Р.) «История государя ан-Насыра Мухаммед-бен-Калауна и его сыновей», предположительно приписываемого Шамсуддин- аш-Шуджа-ал Мисри в том же «Сборн. матер.», стр. 256-259 ар. текста и стр. 265-268 рус. перев.]. Весьма важным событием в этих сношениях с Египтом было стремление и египетского султана, и Узбек-хана породниться между собою, что и закончилось браком ан-Насыра с племянницей Узбек-хана (в 720/1320 г.) [См. извлечения из труда ан-Насыра в том же «Сборн. матер.», стр. 146-148 араб. текста и стр. 167-170 рус. перев.].

    Правда, султан очень скоро развелся с нею, а на просьбу Узбека (в 737/1336-7 г.) выдать за него одну из дочерей султана («которою он, Узбек, мог бы славиться и заключить братство и дружбу») ан-Насыр ответил, что дочери его еще малолетние; [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «Книги летописи султанов, царей и войск», анонимного автора, заключающей жизнеописание султана ал-Малик-ан-Насыра Мухаммеда, в том же «Сборн. матер.», стр. 254 ар. текста и стр. 262-263 рус. перев.] тем не менее отношения между обоими мусульманскими странами, самою северною и самою южною,

    [c. 11]
    продолжали оставаться весьма тесными и дружественными, что и подчеркивает секретарь султана ан-Насыра, Ибн-Фадлуллах ал-Омари.
    По его словам «между государями этого царства и между нашими (т.е. египетскими) царями не прекращалась старинная связь, дружба и любовь с первых дней (ал Малик) аз-Захира Бейбарса до последнего времени» [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «Книга путей взоров по государствам разных стран», Ибн-Фадлуллах-ал-Омари (ум. в 749/1348-49 г.) в том же «Сборн. матер.», стр. 228 араб. текста и стр. 250-251 рус. перев.]. Столь же часты были и египетские посольства в Золотую Орду, причем с татарскими послами выезжали туда мамлюкские, как и с возвращавшимися послами султана отправлялись Узбек-ханом в Египет и татарские послы.

    Столь регулярные и частые сношения Золотой Орды с Египтом, естественно, давали наблюдательным арабским историкам того времени богатый материал по быту и этнографическому составу владений Узбек-хана, который они черпали не только от бывавших в Золотой Орде египетских послов, но и от самих татарских послов, с которыми приезжали мусульманские ученые харезмского происхождения, подданные Узбек-хана, встречавшие и в государстве мамлюков своих коллег и соотечественников, подданных египетского государства. Сообщение этих историков вместе с описанием Золотой Орды знаменитого арабского путешественника Ибн-Баттуты (ум. в 779/1377 г.), прожившего относительно долго в царстве Узбек-хана, лично общавшегося с последним и его двором и оставившего нам массу интереснейших сведений бытового и экономического характера о Золотой Орде, — дают нам достаточное представление о главнейших народностях этого татарского царства.

  56. Тахина says:

    Аноним,ну причем тут я?
    Еще лет 15 назад,в аннотации к какому-то порно фильму,было написано,что «две роскошные мадьярки,одна из них Анита» и т.д. Я еще тогда подпрыгнула от ужаса-как???? Мадьярка в порно? Кипчачка в порно???? Потом привыкла. Красивая мадьярка. Если бы ее в историческом полотне снять,то Томирис она сыграла бы идеально. У нее идеальный нос и благородный профиль. В сакском боевом шлеме такой профиль будет очень органичен.

  57. Аноним says:

    Тахина:
    03.10.14

    Аноним,ну причем тут я?
    Еще лет 15 назад,в аннотации к какому-то порно фильму,было написано,что «две роскошные мадьярки,одна из них Анита» и т.д. Я еще тогда подпрыгнула от ужаса-как???? Мадьярка в порно? Кипчачка в порно???? Потом привыкла. Красивая мадьярка. Если бы ее в историческом полотне снять,то Томирис она сыграла бы идеально. У нее идеальный нос и благородный профиль. В сакском боевом шлеме такой профиль будет очень органичен.
    —————————————————-

    Тупая кобыла, у меня просто нет слов. Мадьяры это финно-угорский народ которых обозначает всех венгров. Кыпчаков в венгрии называют кунами, куманами. Кыпчаки переселились в венгрию уже в 13 веке, убегая от войск батыя, когда хан котян не захотел подчиняться батыю.

  58. Аноним says:

    Мадьяры тогда уже жили в венгрии. Венгерским королям ничего другого не оставалось как поневоле «дать землю» кыпчакам, так как они были бессильны против них, и кыпчаки без проблем заняли степные долины венгрии. А мадьяры потеснились

  59. Аноним says:

    Арабские авторы весьма хвалят Узбек-хана за его личные качества. Наиболее ранний его современник, Аламуддин ал-Бирзали, говорит, что Узбек-хан — «юноша красивой наружности, прекрасного нрава, отличный мусульманин и храбрец. Он умертвил несколько эмиров и вельмож, умертвил большое количество уйгуров, т.е. лам и волшебников, и провозгласил исповедание ислама» [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «История ал-Бирзалия», Аламуддин ал-Бирзалия (ум. в 739/1339 г.) в упомянутом «Сборн. матер.», стр. 173 араб. текста и стр. 174 рус. перев.].

    Другой арабский дееписатель почти в тех же самых выражениях характеризует Узбек-хана, говоря, что «он — красивый молодой человек, отличного характера, прекрасный мусульманин и храбрый,

    [c. 12]
    и энергичный; он умертвил несколько эмиров и знатных лиц и убил множество бахшей (=лам) и волшебников» [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «Прямой путь и единственная жемчужина в том, что случилось после летописи Ибн-Амида», ал-Муфаддаля, в том же «Сборн. матер.», стр. 186 араб. текста и стр. 197 рус. перев.].

    Третий арабский историк тоже называет Узбек-хана «храбрым героем, красавцем и мусульманином, уничтожившим множество эмиров и волшебников» [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «История Ислама», Шамсуддин- Абдуллах аз-Захабия (ум. в 748/1348-49 г.) в том же «Сборн. мат.», стр. 20 араб. текста и стр. 206 рус. перев.]. Личный секретарь упомянутого египетского султана ан-Насыр Мухаммеда, родственника по жене Узбек-хана, ал-Омари, говорит, что «Узбек — мусульманин чистейшего правоверия… при всем его расположении к подданным и обращающимся к нему (лицам) рука его не щедра на подарки» [См. извлечение из вышеназванного труда ал-Омари (Арабская графика — А.Р.) в том же «Сборн матер», стр.209, араб. текста и стр. 230 рус. перев.]. Ибн-Баттута приводит интересный факт чрезмерного смирения благочестивого Узбек-хана перед высокомерным с ним мусульманским прелатом [См. извлечения из (Арабская графика — А.Р.) «Подарок наблюдающим в отношении диковин стран и чудес путешествия», Абу-Абдуллах-Мухаммеда Ибн-Бапуты в вышеназванном «Сборн. матер «, стр. 307.].

    Подобного рода свидетельства арабских авторов, современиков Узбек-хана, отлично знавших области Золотой Орды, вследствие весьма оживлённых с ней сношений Египта, естественно, должны бы были упомянуть и об узбеках, как о господствующем, скажем, племени или, если это соответствовало фактическим данным, о том, что именем Узбек-хана стало называться, допустим, ближайшее к его ставке или к Сараю то или иное племя, потому что его заслуги в деле насаждения ислама и действия как государя, в духе идеального мусульманского правителя, были бесспорны. Повидимому, при жизни Узбек-хана ни одно «благородное племя» его улуса не называло себя его именем. Введение им ислама, как мы видели, сопровождалось избиением нескольких упорствующих эмиров и истреблением множества бахшей и волшебников, этих столпов его языческих отцов, так что новая религия, как упомянуто, насаждалась мерами жестокими и насильственными и едва ли такая деятельность государя заслужила признательность народной массы.

  60. Аноним says:

    Ногаево племя мангыт и некоторые союзные тюрко-монгольские роды, получившие общее название ногаев, в Восточной половине Европы, вследствие почти непрестанных передвижений за своим вождем к Дунаю, Крыму и Дешт-и-Кипчаку, в конце концов оказались рассеянными по равнинам юго-восточной Европы и по степным пространствам к северу и северо-востоку от Сыр-Дарьи. Старый историк Сибири, Фишер, упоминая Ногая «основавшего собственное государство», замечает, что хотя оно «с сыном его Джикою пропало, но имя названных по нем ногайцев велось после его еще несколько сот лет, и весьма вероятно, что сей народ распространился от Волги до Яика, а оттуда до Иртыша. Ибо в уезде города Уфы находится также так называемая Ногайская дорога, а у Иртыша есть страна, называемая Ногайская степь. Они во времена уже россиян, будучи выгнаны калмыками из степей около Иртыша, Тобола и Яика, назад отступили. Некоторые из них находятся в черте города Астрахани; прохожие пристали к кубанским и крымским татарам, с которыми ныне один народ составляют» [Фишер И. Е., Сибирская история с самого откр. Сибири до завоевания сей земли Рос. оружием. СПб., 1774, стр. 91, прим. 68.]. Во второй половине XV века это отуреченное монгольское племя Ногая мангыты, как увидим ниже, кочевало в прилегающих к Сыр-Дарье степях и в его руках находились такие города-крепости, как Дженд, Сыгнак и др.

    Русские и сибирские источники второй половины XVI века хорошо знали этот бывший улус Шейбана под именем Шибанской земли, а потомков Шейбана под именем «Шибанских царевичей»; так, например, в отписке возвращавшегося из казахской орды посла царя феодора Ианновича, помеченной 3 октября 1595 г., г. Тетюши, мы читаем следующее: «А шел, государь, я из Казани на Яицкие верхи да на Чергиз де мимо Шибанскую землю Бухарского царя городы, а Ногайские, государь, улусы обоих больших ногай да Шти братов отшел…» [См. «Матер, по истории Узб., Тадж. и Турк. ССР», ч I, Ленинград, 1938, стр. 294.].

  61. Аноним says:

    Этого же рода соображения высказал в XVIII в. Фишер. Говоря о татарах, «как о многолюднейшем народе между всеми турецкими поколениями», он отмечает, «что по времени имя татар смешалось с монголами и верх одержало, то может быть произошло от того, что татара, по приведении Чингиз-ханом всех их поколений под одну власть, в войсках его и наследников его, служили в гораздо большем числе, нежели самые Монголы. Сие можно заключить из того, что во всех тех завоеванных землях, которые прежде имели собственный свой язык, и не знали Монгольского, ни татарского, взошел в употребление только татарский язык с выключением монгольского, что не могло бы учиниться, когда б татара гораздо числом не превосходили монголов. Таким образом, для несравненно большого числа татар пропало монгольское имя в западных землях» [Фишер, Сибирская история, стр. 89-90.].

  62. Аноним says:

    Вера наша, ведическая, как кол в жопе у Запада.
    Они ж материалисты- ничего духовного.
    Русский язык содержит много слов, напоминающих о нашей забытой вере.
    РОД -высший славянский Бог и вот уже пошли слова -РОДина, РОДник, РОДня, РОДственник и т.д.
    РА- Бог солнца, света , и вотРА-свет, РА-дуга, РА-дость(Ра даст), РА-зум и тд.
    Время поставит все на места.

  63. Аноним says:

    Позднейший бухарский источник сообщает, что по указаниям Сеййид-Ата, его сын, Сеййид-Омар, и его халифа, или заместитель, Исхак-ата, принимали деятельное участие в войнах с неверными булгарами (т.е., повидимому, с приволжскими языческими тюркскими племенами) и возвращались отягчённые добычею, что сам Сеййид-Ата, переселившись в Хорезм, тоже в течение семи лет вел священную войну «с неверными востока», умер и погребён в Арале близ р. Аму-Дарьи, в ее низовьях, в 691/1291-2 г., [Насируддин ал-Ханафи ал-Хусейни (Арабская графика — А.Р.) Бухара, 1328, стр. 74-77] т.е. за двадцать лет до вступления на престол Узбек-хана, каковое событие по вышеупоминавшимся арабским источникам того времени имело место в рамазане 712 года хиджры, т.е. в январе 1313 г., ту же дату 1313 г. дают и русские летописи [Софийский Временник, Изд. II, Строева, ч. I, М., 1820, стр. 295. В соответствии со всем этим должна быть исправлена ошибка двух главнейших европейских указателей по мусульманским династиям Лен-Пуля («Мусульм. династии», стр. 19) и Zambaur Е. de (Man. de Genealogie et de Chron. pour L’Histoire de I’lslam, Hanovre, 1927, p. 244), приводящих дату вступления на престол Узбек-хана в 712/1312 г (вм. 712/1313 г.).].

    Относительно же принятия Узбек-ханом ислама автор сообщает две даты, находящиеся в непримиримом между собою противоречии: в начале он говорит, что Узбек-хан принял ислам в 710/1310-11 г., т.е. года за три до вступления на престол, а в конце утверждает, что Узбек-хан до принятия ислама правил тридцать лет, иначе говоря, принятие им мусульманства произошло, примерно, около 1343 г. Судя по известиям арабских историков, Узбек-хан стал мусульманином еще в очень юные годы, до вступления на престол, и его расправа над «инакомыслящими» своими соплеменниками сейчас же по вступлении его, почти мальчиком, на престол была произведена, по всей вероятности, по совету его мусульманского окружения, духовенства и сановников. Характеристика Узбек-хана этой ранней поры его жизни, имеющаяся у единственного русского историка Карамзина, совершенно справедлива. «Хан Тохта умер, — пишет Н. М. Карамзин, — сын его, юный Узбек, воцарился славный в летописи Востока правосудием и ревностью к вере Магометовой, восстановленной им во всех монгольских владениях; ибо Тохта был, кажется, язычником и не следовал учению Алкорана» [Карамзин Н.М., Ист. Гос. Рос. т. IV, стр. 108, прим. 216.].

  64. Аноним says:

    Не соответствует действительности и дата смерти Узбек-хана «в месяцы 750/1349-50 г.», потому что он умер в 741/1340-41 г. или

    [c. 17]
    по русским летописям определенно в зиму 1341 г. («То еже зимы умре поганый Царь Озбяк») [Софийск. Временник, ч. I, стр. 325. По-видимому, соответствующее исправление надо внести и в вышеназванные труды Лен-Пуля (стр. 191) и Zambaur’a (p. 224)]. В равной степени отпадает и последнее утверждение нашего автора, что Узбек-хан со своим народом был приведен Сеййид-ата в Мавераннахр в силу не только вышесказанных анахронистических данных, но и потому, что золотоордынский хан Узбек в Мавераннахре никогда не бывал, и калмыки — не соплеменники с его народом. Таким образом, это сказание представляет сплошное баснословие, не подтверждаемое ни одним историческим фактом, единственным, может быть, вероятным в нем зерном истины является то, что ислам в Золотой Орде Узбек-хана был насаждён мусульманскими миссионерами Хорезма.

    Хорезмийцы в ту эпоху, повидимому, играли большую роль не только в Золотой Орде, но и в Египте мамлюков, будучи связаны между собой не только религией, но и единством своего племенного происхождения и общностью своих интеллектуальных (а может быть и политических) интересов. Так, в числе сановников египетского султана ан-Насыр-Мухаммеда, вышеупоминавшегося современника Узбек-хана, упоминается эмир Алауддин ал-Хорезми и Сайфуддин «токсаба» ат-Тахери (от хорезмийского города ат-Тахерия), ездившие послами в Золотую Орду. От Узбек-хана приезжал в Сирию (в Дамаск) и в Египет (в Каир) старший врач больницы в Хорезме, Алауддин-Нуман ал-Хорезми (родившийся в 657/1259 г.) [См. у араб. авторов ан-Нувейри и ал-Бирзали в вышеупомянутом «Сбор. Матер.», т. I, стр. 145 и 173-174 араб. текста и стр. 167 и 175 рус. перев. О городе ат-Тахерия см. у ал-Омари в том же «Сборн. матер.», т. I, стр. 221 араб. текста и 243 рус. перев.].

  65. Аноним says:

    Ибн-Баттута упоминает жившего в столице Узбек-хана «правоведа и ученого имама Нумануддин ал-Хорезми», бывшего «одним из отличнейших шейхов прекрасного нрава, благородной души, чрезвычайно скромного и чрезвычайно строгого к обладателям мирских благ. Султан Узбек каждую пятницу приходит навещать его, но он не выходит к нему навстречу и не встает перед ним. Султан садится перед ним, говорит с ним самым ласковым образом и смиряется перед ним, шейх же (поступает) противоположно этому. Обхождение его с факирами, нищими и странниками было иное, чем обхождение его с султаном: он относился к ним снисходительно, говорил с ними ласково и оказывал им почет» [См. извлечение из вышеназванного труда Ибн-Баттуты в том же I т., «Сборн. Матер.», стр. 307].

    Другой источник (Арабская графика — А.Р.) «Сливки летописей» или иначе (Арабская графика — А.Р.) «Собрание летописей», в просторечии же просто (Арабская графика — А.Р.) «Хайдарова история», также говорящий об Узбек-хане, был составлен в Индии в течение 1020/1611-12 — 1026/1627 гг. Хайдар-бен-Али Хусейн-и-Разием на таджикском языке и сохранился в единственном списке Берлинской государственной библиотеки. Он представляет собой историческую компиляцию в двух больших томах. Главными источниками автору этого труда служили такие известные труды, как (Арабская графика — А.Р.) «Собрание летописей» Рашид-ад-дина, (Арабская графика — А.Р.) «История» Хафиз-и Абру, (Арабская графика — А.Р.) «Сад чистоты» Мирхонда,

    [c. 18]
    (Арабская графика — А.Р.) «Друг биографии» Хондемира и (Арабская графика — А.Р.) «История, оканчивающаяся тысячным [алф] годом», обширная компиляция по всеобщей истории, составленная в XVI в. в Индии.

    Труд Хайдара цитировался некоторыми европейскими учеными (вроде Wilken’a в его Historia Garnevidarum, Quatremere’a в его Histoire des Mongols, preiace, 83) [См. Rieu Ch. Cat. of the Persian mss. in the Brit. Mus., vol. III, London, 1883, pp. 887-888.]. Автор, говоря об Узбек-хане, между прочим, указывает, что он «до конца дней Абу-Саида был государем всего улуса Джучи-хана. В 728/1327-28 г. у него не осталось соперников. Улус Джучиев после него стал называться улусом Узбека» [См. извлечение из (Арабская графика — А.Р.) в вышеупомянутом «Сбор. матер.», т.II, стр.272 тадж. текста по рукописям 213 рус. перев.]. Упоминая Абу-Саида, автор, несомненно, имел в виду персидского ильхана Абу-Саида (716/1316-736/1335), бывшего современником и соперником золотоордынского Узбек-хана; улус же Джучиев весь в целом и после смерти Узбека продолжал называться Джучиевым улусом, во всяком случае, насколько нам известно, никто из персидских историков не называет его Узбековым улусом, по крайней мере, области на восток и северо-восток от низовьев Сыр-Дарьи, составлявшие исконное владение дома Шейбана, сына Джучи, всегда называются у всех историков только Джучиевым улусом.

  66. Аноним says:

    Еще с большей догматичностью по этому поводу говорит известный хивинский хан-историк Абулгази (1053/1643-1074/1663) в своем «Родословном древе тюрков и монголов» (Арабская графика — А.Р.): «По смерти Токтогу-хана ханом стал Узбек-хан в возрасте тринадцати лет и управлял сообразно уставам своих отцов. Оказывая каждому благоволение, соответствующее его достоинству, он награждал его. Народ своего удела он ввел в религию ислама, весь народ при посредстве этого счастливого государя удостоился принять священный ислам. После того весь Джучиев народ назвали Узбековым народом и до дня страшного суда так его и будут называть» [(Арабская графика — А.Р.) Aboul-Ghazi Behadour Khan. Histoire des Mogols et des Tartares, publ., trad. et annote par Le bar. Desmaisons, T.I Texte. SPb., 1871, pp. 174-175. Также «Родосл. древо тюрков». Соч. Абуль-Гази, хив. хана., Перев. и пред. Г.С. Саблукова» с послесл. и прим. Н.Ф. Катанова. Казань, 1906, стр. 154. В этом переводе почему-то сказано, что Узбек-хан стал ханом в возрасте тридцати лет, тогда как в тексте Абулгази (по изд. Desmaisons) — «в возрасте тринадцати лет».].

    Это известие о происхождении названия узбеков по имени Узбек-хана повторяет и наш историк Карамзин: «Абулгази пишет, что многие татары, в знак особенной любви к сему царю, назвалися его именем или узбеками, доныне известными в Хиве и в землях окрестных» [Карамзин Н.М., Ист. Гос. Рос. т. IV, стр. 108, прим. 216]. Весьма обстоятельный Соловьев ничего не говорит в этом роде и упоминает об узбеках, когда пишет о Хиве и о ее сношениях с Россией, начиная с XVI в.; иначе говоря, он имеет в виду узбеков, как поздних поселенцев Хивинского ханства, без всякого отношения их к Золотой Орде и к Узбек-хану [Соловьев С.М. История России с древн. времен. Изд. Тов. Общ. Польза. СПб., (без даты). Книга II, стр. 100; кн. IV, стр. 1, 46-651 и 1543; кн. V, стр. 628-629.]. Но при всем этом эти русские историки нигде не ссылаются на свидетельство русских летописей, что в Золотой Орде населявшие ее народы тюрко-татарского происхождения после Узбек-хана стали называться узбеками.

  67. Аноним says:

    Есть куча персонажей, когда там 3, 4 или 5 собрали в одного. Есть абсолютно придуманные, а есть, наоборот, один, который носит разные имена, как тот же Ярослав, он же Ярослав, он же Батька, он же Батый и так далее.

    Есть тюркские звучания, поскольку ряд языков на территории ходил, и многие народы жили, есть, там, русские, славянские.
    И Александр ездил… Читаем, Александр был приемным сыном Батыя… Я говорю: «Где «приемным» слово Вы нашли? Такого слова-то не было». Они говорят: «Но не мог же он быть родным».

    Да, мог, потому что он родной сын Ярослава, потому что он родной сын, как бы, Батьки или Батыя. И тот его на княжение поставил, отец.

    Орда это была или рать, Вы на русском или на тюркском хотите это говорить? Говорите, но понимайте, что суть едина.
    И налоги собирали?
    Да, собирали, десятину собирали, как и сейчас налоговая полиция, это что, орда что ли?

    А если в нее призвали, как в советские времена призывали с азиатских служить, где служили вообще казахи, узбеки, таджики? В Москве, в Петербурге, там, в Ленинграде и так далее. А где русские? В Казахстане, в Узбекистане и так далее.
    Почему?
    Ну, стрелять придется, чтобы по своим не стрелять. То же самое и здесь. Князья были все славянские, а ополчение у них было тюркское.

  68. Аноним says:

    Сообщая подробности похода Тимура против Тохтамыша с Кавказа в направлении Золотой Орды весною 373/1395 г., когда разбитый Тимуром Тохтамыш бежал к Волге, Шерефуддин пишет следующее: «Счастливый монарх, покоритель мира, полученный в этой августейшей победе скот и разного рода добычу, которые и счесть было невозможно, оставил при своей главной ставке (угрук), где оставил также и царевича Мираншаха, который перед этим в сражении упал с лошади и сломал обе свои благословенные руки. Эмира Ядгар-барласа и эмира Хаджи Сейфуддина задержал при нем (Мираншахе). (Сам же Тимур), взявши войско и отдав приказ выступить налегке в поход, пустился преследовать Токтамыш-хана. Он гнался за ним с наивозможной быстротой день и ночь. Когда (Тимур) достиг до переправы через Атиль (Волгу), каковую переправу называют Туратур, он присоединил к сыну Урус-хана, Куйричак-оглану, бывшему из тех, что находились при счастливом монархе (мулазим), отряд бахадуров-узбеков [Русский перевод слова «бахадур» — храбрец, удалец (как это сделано в вышеназванном «Сборн. матер.», т. II, стр. 300) ни в какой мере сюда не подходит, ибо бахадуры составляли в войсках Тимура наиболее привилегированную часть и их значение скорее можно было охарактеризовать понятием собственного конвоя Тимур, а а может быть и более того. О значении слова бахадур у монголов эпохи Чингиза см. у Владимирцова В.Я. Общ. стр. монголов, стр. 74-75. Высокое звание бахадура носили внуки и сыновья Тимура, полагая это слово после своего имени то же мы видим и у бухарских эмиров династии мангыт и у хивинских ханов где слово бахадур ставилось после их собственного имени. В позднейшей Бухаре мангытов «бахадуром» назывался также первый чин, в восходящем порядке, в служебной иерархии ханства.], которые входили в ряды августейших мулазимов. Приготовив царские инсингнии, (Тимур) удостоил (Куйричак-оглана) пожалованием шитого золотом халата и золотого пояса и переправил его через Атиль,

  69. Аноним says:

    Смысл слов историка Тимура в отношении бахадуров-узбеков вполне ясен. Эти аристократы-дружинники были из соплеменников Куйричак-оглана, отец которого, Урус-хан (762/1361-777/1395), был одним из могущественных ханов Белой Орды в Восточном Кипчаке, которая была уделом старшего сына Чингиза, Джучи. Старший сын Джучи, Орда, наследовал удел отца и пользовался особым почётом, как наследственный глава рода, хотя его брат Батый был самым могущественным из сыновей Джучи, имел своим уделом так называемый Западный Кипчак или Синюю Орду (К:ок-Орда), Белый же цвет считался у монголов выше синего и потому Синяя Орда, она же Золотая Орда (Сыр-Орда), считалась в номинальной зависимости от Белой Орды. Урус-хан, замечательный своими личными качествами, неоднократно разбивал войска Тимура [Лен-Пуль С., Мусульман, династии; стр. 188] и после его смерти наступившие в Восточном Кипчаке настроения, вызванные поведением Тохтамыша, заставили вышеназванного сына Урус-хана, Куйричак-оглана, искать приюта у врага отца, Тимура, который после жестокого поражения Тохтамыша, как мы видели, сделал Куйричак-оглана государем всего Кипчака и, вместе с тем, своим вассалом, предварительно дав ему отряд бахадуров-узбеков, бывших в составе его, так сказать, испытанного гвардейского корпуса.

    Что же это были за узбеки? Несомненно, не из золотоордынцев, сражавшихся на стороне Тохтамышхана и территориально далеко отстоявших от владений Тимура. Из истории Тимура, написанной предшественником Шерефуддина Езди, Низамуддином Шами, при жизни Тимура и забракованной последним, мы узнаем, что в Мавераннахре владения Урус-хана (иначе — Восточный Кипчак) в эпоху Тимура в XIV в. называли областью узбеков, Урус-хан именовался узбекским ханом [Текст истории Тимура Низамуддина Шами (называемой, как и труд Шерефуддина Езди, «Зафар-намэ» — «Книга побед») вышел в 1937 г. в Праге, изданный F. Tauer’om под названием «Histoire des conquetes de Tamerlan intitulee Zafar-nama par Nizamuddin Shami avec des additions empruntees au Zubdatu-t-Tavarih i Baisunguri de Hafiz-i Abru», T.I. Texte persan du Zafarnama (все, что вышло). Извлечения из этого издания в русском переводе в вышеупомянутом «Сборн. матер», т. II, стр. 105-125.].

  70. Аноним says:

    Последующие исторические сочинения XV в., вроде трудов Абдурраззака Самаркандского (ум. в 887/1482 г.), Мирхонда (ум. в 903/1498), Хондемира (ум. в 942/1535 г.) и др., уже совершенно определенно, как видимо нечто очень прочно сложившееся в представлении народа, называли узбеками все те тюркско-монгольские племена, которые кочевали к северу от Сыр-Дарьи или к северу, к северо-западу и северо-востоку от владений тимуридов на необозримых степных пространствах, составлявших территорию Джучиева улуса. С ними представители правящего класса Джагатаева улуса, тимуриды, то были во враждебных отношениях, то втягивали узбеков в свои династические распри, то вступали с ними в родственные отношения.

    Едва ли не последней кульминационной точкой таких близких отношений джагатаев с узбеками было появление в ставке Абулхайр-хана последнего тимурида, Султан Хусейн-мирзы, незадолго до овладения им престолом Герата, когда он надеялся получить в этом предприятии помощь узбеков. Историк того времени оставил нам любопытное известие о приёме узбеками этого тимурида,

    [c. 21]
    тогда просто странствующего рыцаря, и о длительных переговорах с узбеками Султан-Хусейна, не желавшего подчиниться унизительной церемонии, с точки зрения джагатаев, исполнения чисто узбекского обычая табуг, когда представлялись их ханам чужеземные послы и владетельные особы, и о последовавшей потом грандиозной попойке в ставке главы узбеков [См. (Арабская графика — А.Р.) «Друг биографий» Хондемира. том III, часть 3, Тегеран, 1271, стр. 247].

    Если при распределении Джучиева улуса между его сыновьями Восточный Кипчак, как выше упомянуто, включал низовья Сыр-Дарьи и горы Улуг-таг и Кучук-таг, прилегая на западе к Золотой Орде, на востоке к улусу Джагатая, на юге к Кызыл-Кумам и Александровскому хребту, а на севере к кочевьям племен Шейбана (брата Батыя), лежавшими между pеками Уралом и Чу [Лен-Пуль С., Вышеуказанный труд, стр. 188 и 198.], то в эпоху тимуридов строгого разграничения Западного Кипчака от удела Шейбана, по-видимому, не было и термин узбеки прилагался одинаково к тем и другим кочевникам.

    Но все же, кто такие были узбеки в XV в. и в начале XVI столетия, которые во главе с Шейбани-ханом покорили владения тимуридов и прочно осели в оазисах Средней Азии? Что они собою представляли в этническом отношении и как рассматривали сами себя в этом отношении соратники Шейбани-хана и сам Шейбани? Потому что, казалось бы, кому как не им знать, кто именно назывался у них узбеками. В значительной мере мы находим ответы на эти вопросы в тех немногих исторических памятниках, которые были написаны при Шейбани-хане и его ближайших преемниках и вышли из кругов этих ханов, сохранились в очень редких рукописях и до сих пор не привлекали надлежащего внимания ученых.

  71. Аноним says:

    Среди них наиболее примечательна «Книга о бухарском госте» (Арабская графика — А.Р.) составленная Рузбеханом Исфаганским (Фазлулла ал-Амин бен-Рузбехан ал-Хунджир-аш-Ширази ал-Исфагани, известный под именем «Ходжа Мулла Исфагани»). Автор был перс-суннит шафъиитской школы и после объявления в Иране шиизма господствующей религией при шахе Исмаиле I, сефевиде, повидимому, должен был покинуть родину и окончательно переселиться в суннитские владения Шейбани-хана, только что покорившего земли тимуридов.

    Он стал близким человеком к вождю узбеков и непременным членом всех ученых собраний, устраиваемых этим образованнейшим человеком своего времени. Сам Рузбехан; как ученый теолог и законовед, автор ряда персидских и арабских трудов [Их перечень см. у Storey С.A. Persian Literature. A Bio-Bibliogr. Survey. Sect. II, facs 2, London, 1936, pp. 300-301], сопровождал Шейбани-хана в его весьма тяжелом зимнем походе в марте 984/1509 г. против казахов, делил с ним все невзгоды этого похода, подробно описал всё предшествовавшее последнему и причины вызвавшие его; текстуально записал слова Шейбани-хана, подробно отметил всё им виденное, до бытовых подробностей включительно. Получились чрезвычайно любопытные записки современника и близкого к Шейбани-хану человека, которые, к крайнему сожалению, до сих пор не были известны в науке и потому не оценены по достоинству.

    [c. 22]
    Единственным экземпляром этого труда до сего времени считалась Константинопольская рукопись [Storey, Названный труд, р. 301.], другой экземпляр, судя по палеографическим признакам, по вставкам на полях, по зачеркнутым фразам и вместо них написанному другому тексту, несомненно, автограф автора, оказался в Институте востоковедения АН УзССР (инв. номер 1414) [Описание этой рукописи см. в «Собр. восточн. рукоп. АН УзССР», т. 1, Ташкент, 1952, стр. 60-61]. Из этой рукописи, между прочим, усматривается, что (л. 22-а) Рузбехан составил специальную «Книгу родословия его величества, наместника всемилостивого, Шейбани-хана» (Арабская графика — А.Р.), которая до нас не дошла или пока не отыскана. Второй труд — «Книга о Шейбани-хане» (Арабская графика — А.Р.), повидимому, Муллы Бенаи, впервые открытый в библиотеке хивинского хана — русским ученым и им подробно описанный [См. Самойлович А. Шейбани-намэ. Персидский unicurn библиотеки Хивинского хана в «Зап. В.О.И.Р. Арх. О-ва», т. XIX, СПб. 1910, стр. 0164-0176.].

    Эта уникальная рукопись, ныне находящаяся в Институте востоковедения АН УзССР (за инв. номер 844), любопытна в том отношении, что она переписана двумя лицами: самим Шейбани-ханом и его личным секретарем Мирзой Мумин-«мунши», и, как мною установлено, представляет сокращённую версию более обширного и более витиевато написанного труда того же поэта и прозаика эпохи последнего тимурида, Бенаи, который при нашествии узбеков перешел к Шейбани-хану и стал его придворным поэтом. Эта последняя редакция истории Шейбани-хана имеется в единственном дефектном (нет начала и конца) списке Институте востоковедения АН УзССР (за инв. номер 14/1) и называется «Ханские победы» (Арабская графика — А.Р.) [Список, повидимому, XVIII в. содержит 70 лл. разм. 12,5 Х 20].

  72. Аноним says:

    Третий труд — «Абулхайр-ханская история» (Арабская графика — А.Р.), всеобщая история, составленная Масуд-бен-Осман-и-Кухистанием по распоряжению шейбанида Абдуллатиф-хана (947/1540-959/1551); в последней части этого сочинения заключаются малоизвестные в науке, но очень важные, сведения по истории узбеков эпохи Абулхайр-хана (ум. в 874/1469-70 г.). Труд этот существует в редких списках/насколько мне известно, лишь в Британском Музее в Лондоне [Rieu, Ch. Cat. of the Pers. mss en the Brit. Mus., vol. I, London, 1879, pp. 102-104.] и в Институте востоковедения АН УзССР и, кажется, обычно незаконченных. Я пользовался списком из собрания В.Л. Вяткина, находящимся в названном Институте за инв. номер 5392 [Он заключает лишь историю Абулхайр-хана и переписан в раби-‘ус-сани 1318, (июль-август 1900 г.)]. В свете этих рукописных источников состав узбекского народа, соседившего с владениями тимуридов в эпоху Шейбани-хана, и границы расселения его представляются в следующем виде.

    «Три народа, — пишет Рузбехан, — относятся к узбекам, кои суть славнейшие во владениях (улус) Чингиз-хана. На сегодняшний день (один из них) — все (племена), относящиеся к Шейбану (шеибанион), и его величество через целый ряд предков был и есть их прирожденный хан, второй народ — казахи, которые славны во всем мире силою и неустрашимостью, и третий народ — мангыты, кои суть цари астраханские. Одна граница области узбеков оканчивается у океана, другая доходит до Туркестана, третья до Дербента, четвертая до Хорезма и пятая до Астрабада. Все эти земли целиком составляют летовки и зимовки узбеков.

    [c. 23]
    Ханы всех этих трех народов находятся между собой в постоянной вражде и каждый (из них) посягает на другого. И когда побеждают, то один другого продает (в рабство), забирает в плен; (вообще) скот и людей (противника) в своей среде считают дозволенной военной добычей и никогда от этого (правила) не отступают.
    Если кто-либо прекословит им в этом, говоря: «зачем же ты продаешь (в рабство) свой собственный народ». Они удивляются (такому вопросу) и говорят: «да этот человек сумасшедший! Он не признает военной добычи». Кто же дерзнет сказать им: «это мои люди», после такого (категорического) подтверждения, что это есть (их) военная добыча?! У них широко распространена продажа (в рабство) победителями побеждённых без (всякого) запрета со стороны того, кто мог бы это воспретить, и без всякого противодействия того, кто воспрепятствовал бы этому. У всех (узбекских) племен очень много уважаемых ханов; каждое племя великих и именитых потомков Чингиз-хана называет султанами, а того, кто больше их всех, именуют ханом, то есть великим из государей и правителем их, в повиновении которому они были бы непоколебимы» [(Арабская графика — А.Р.), ркп., л. 22 а-б.].

    Я позволю себе остановиться на этом свидетельстве Рузбехана, которое он приводит в своих мемуарах в главе, посвящённой объяснению причин похода против казахов Шейбани-хана [Она в подлиннике называется (Арабская графика — А.Р.) (л. 22а и сл.)], которого он сопровождал в этом походе в качестве ученого собеседника хана. Едва ли может быть сомнение в том, что в приводимое Рузбеханом столь точное определение главнейших этнических группп, называемых в начале XVI в. общим именем узбеков, входят тюрко-монгольские племена бывшего улуса Шейбана, простиравшегося от Урала до pp. Ишима и Сары-Су и севернее, в направлении к Ледовитому океану (нельзя забывать, что из дома Шейбана, вышли тюменские цари, подчинившие себе значительную часть Сибири), такие, же племена Восточного Кипчака или улуса Орды и низовья Эмбы, Урала и Волги до Кавказа, занятые мангытами или ногайцами. Последние, впрочем, как увидим ниже, в начале XVI в. в значительном числе прочно расположились на сырдарьинских равнинах, по соседству с казахами, и значительно севернее их. И если даже несколько скептически отнестись к границам территории страны узбеков, которые приводит Рузбехан со слов самих вождей этого народа, то все же приводимые им пограничные вехи оказываются довольно точными. Действительно, в описываемое время граница узбекской территории доходила до восточных районов Туркестана включительно [Из другого места мемуаров Рузбехана видно, что в восточной части Туркестана находились такие города, как Еси (Туркестан), Сайрам и др. (л. 45а)]. Хорезм не был исконным узбекским владением, а степные просторы до Астрабада были заняты преимущественно этими подвижными кочевниками, потому что еще при преемнике Тимура, Шах-Рухе (807/1405-850/1447), по словам Абдурраззака Самаркандского, ставшие казахами узбеки совершали набеги даже на Мазандеран [См. извлечение из (Арабская графика — А.Р.) Абдурраззака Самаркандского (ум.в 887/1482 г.), в вышеупомянутом «Сборн. матер.», т. II, стр. 258 тадж. текста и 199-200 рус. перевода.], проникая туда через Астрабад.

  73. Аноним says:

    Из каких же племён состояли вышеназванные три народа, называвшиеся ими самими общим именем узбеков? Ответ на это мы находим в обстоятельствах вступления на престол деда Шейбани-хана, Абулхайра.
    Оно произошло следующим образом. Во время правления степями Джамадук-хана некто Гази-бий, мангыт, из потомков Идикуй-хана, сделавшись главою своего племени после своего отца, стал безмерно притеснять народ, так что последний, доведенный до отчаяния, поднялся на Гази-бия и убил его. Главари мангытов отправились к Джамадук-хану в надежде, что вступив в ряды его приближённых, они добьются благоприятного положения для своего народа, но Джамадук ровно ничего не сделал в этом отношении; тогда эмиры мангытов бежали в местность Джайтар-Джадкин и стали подстрекать мангытов и других к восстанию против Джамадук-хана. Услышав об этом, хан с войском поспешил на упомянутое урочище и там в жаркой схватке с мятежниками потерпел поражение и был убит [Вышеназванная рукопись (Арабская графика — А.Р.) за инв. номером 5392, по разметкам В.Л. Вяткина, стр. 6-7].

    После этого представители, повидимому, главных племен всех трех народов выдвинули кандидатом на ханский престол потомка Шейбана, семнадцатилетнего Абулхайра, сына Даулат-Шейх-султана. Выбравшие его ханом были главами племён; кият, мангыт, байлы, кунграт, тангут, йиджан [На полях названной рукописи истории Абулхайр-хана, рукою покойного В.Л. Вяткина против племени написано алман], дурман, кушчи, утарчи, найман, угриш-найман, тубай, таймас, джат, хитай, барак (м.б. бёрк), уйгур, карлук, кенегес, уйшун, курлаут, имчи, туман и минг.
    Эти племена поддерживали юного Абулхайра-хана в его первых шагах на поприще расширения и упрочения своей власти. Когда же он подошёл к городу Таре (на Иртыше), то правитель города, Адаб-бек буркут и Кепек-бий буркут, со всеми эмирами, начальствующими лицами и командирами войска выказали полную покорность Абулхайру, и с того времени племя буркут мы также видим в числе тех племён, которые поддерживали не только Абулхайра, но и его внука Шейбани-хана, мать которого, кстати сказать, была из этого племени.

    Торжественно посаженный (в 833/1429-30 г.) на престол в Таре представителями упомянутых племён, Абулхайр сделал своей столицей этот город, где упрочилось и окрепло его господство над узбеками, султаны которых выразили ему полную покорность и повиновение [Тот же список, стр. 7-15]. С их помощью он начал и победоносно закончил войну против Махмуд-Ходжи-хана, который, по выражению историка «был одним из выдающихся государей своего времени» [Тот же список, стр. 15. Также (Арабская графика — А.Р.) Абдурраззака Самаркандского (Извл. в «Сб. матер.», т. II, стр. 256 тадж. текста и стр. 196 рус. перев)] и известен из истории Шах-Руха, с которым он, как «государь узбекской страны», был в дружественных отношениях и в 825/1421-22 гг. обменялся с ним подарками. Махмуд-хан был разбит на берегах реки Тобола, попал в плен к Абулхайру и по его приказанию был предан смерти [Тот же список, стр. 17-18]. Победителям досталась огромная добыча, состоявшая из множества скота, пленников, женщин и детей побежденных; все это по степному обычаю было роздано в добычу воинам от рядовых до начальников.

  74. Аноним says:

    Любопытной иллюстрацией к этому является взятие Хорезма Абулхайром при Шах-Рухе (в 839/1435-36 г.). Население г. Ургенча, видя, что ему не отстоять от узбеков города, и не желая подвергаться ужасам расправы кочевников, решило выразить им покорность. Отправленная горожанами к Абулхайру мирная делегация была им обласкана и хан пощадил город и жителей. Но нужно было вознаградить как-то войско, доставившее в руки Абулхайра такой богатый город. Но этому поводу вот что рассказывал потом автору «Абулхайр-ханской истории» сын Абулхайр-хана, Суюндж-Ходжа-хан: «Мой отец после покорения Хорезма приказал открыть казну, которую прежние правители собрали с таким трудом и заботами, и отдал распоряжение двум эмирам, из числа великих, чтобы они сели у дверей казнохранилища, а все командиры, люди из свиты хана и простые солдаты по двое входили бы в нее; брали бы там то количество, которое они без труда могли бы взять, и выходили обратно. Сообразно этому ханскому распоряжению, все военные входили (по двое) в сокровищницу, каждый брал столько, сколь мог (без напряжения) унести, и выходили оттуда. Вследствие этого по ханской милости войско обогатилось золотом и драгоценными камнями» [Тот же список Тарих-и Абулхаир-хани, стр. 24-25].

    Хотя Абулхайр-хану пришлось скоро покинуть Хорезм ввиду эпидемии чумы и спешно вернуться на просторы родных степей, тем не менее честолюбивое стремление подчинить своей власти и своему величию новые области кочевников заставило хана обратить свое внимание на владение и племена джучидов, Махмуда-хана и Ахмед-хана, которые оказали ему неповиновение и стали к нему во враждебные отношения. На большом совещании подвластных Абулхайру глав узбекских племён и некоторых степных сейидов было решено выступить походом против упомянутых ханов прямо на их ставку на урочище Икри-Тур, повидимому, где-то в сырдарьинских степях.

    В этом походе принимали участие почти все те же эмиры со своими племенами, которые упоминались в начале правления Абулхайра, т.е. найманы, уйгуры, кунграты, дурманы, тангуты, чимбаи, буркуты, уйшуны, кенегесы, кушчи и пр. Ханы были разбиты и едва спаслись в поспешном бегстве; в погоне за ними победителям досталось множество скота и кибиток побеждённых со всяким добром, и большинство противников попало в плен; все это, как полагалось, было разделено между всеми, принимавшими участие в этом степном походе-набеге. Эта победа доставила Абулхайру возможность овладеть, своего рода столицей кочевников Дешт-и-Кипчака, Орду-Базаром, где когда-то была ставка Батыя (Саин-хана). Здесь, после прочтения хутбы на имя Абулхайра и чеканки монеты с его именем, всем главарям племён, принимавшим участие в последнем походе, были пожалованы ханом лошади, верблюды и прочий скот, новые кибитки, боевые доспехи и оружие, а рядовым воинам — разного рода подарки. «Населению Орду-Базара, — по выражению историков, — было дано место под тенью (ханского) покровительства и (оказаны) прочие милости и насаждение справедливости, а равно укорочены были руки тиранам и насильникам».

  75. Аноним says:

    Иначе говоря, Шейбани-хан, не делая в начале всей тирады никакого различия между казахами и узбеками и обобщая их в один народ узбек и, дальше отделяет последних от казахов в том смысле, что под узбеками подразумевает племена бывшего улуса Шейбана, а под казахами — племена бывшего Восточного Кипчака или улуса Орды.

    С другой стороны, и сам дееписатель Шейбани-хана, Рузбехан, не отличает строго казахов от узбеков и, например, говоря о сражении между Шейбани и Джаниш-ханом казахским, он отмечает, что «узбеки казахского происхождения старались отразить войско узбеков-шейбановых, осыпая его стрелами» [Тот же труд Михман-намэ-й и Бухара, л.95-6].

    Говоря об этом, позволительно остановиться и на таком вопросе: совпадает ли значение слова казак, употребляемого историками в смысле скитальца, лишённого постоянного жилища, находящегося без средств, и производное отсюда казаки — казачество, с подобным ему термином казах в приложении к целому народу? Ведь как мы видели выше, из свидетельства Абдурраззака Самаркандского, в правление Шах-Руха узбеки, ставшие казахами, совершали набеги на Мазандеран, что Султан-Хусейн-мирза во время своего казачества, т.е. во время своей скитальческой жизни, прибыл к Абулхайр-хану, что Шейбани-хан «во время казачества» опирался на помощь шести узбекских племен и т.п., — выражают по существу совсем иное значение, чем слово казах в приложении к целому кочевому народу, занимающему обширные степи и владеющему бесчисленными стадами скота, среди которого, по словам Шейбани, даже самые бедные владели тысячами голов. Не означает ли в этом случае термин казах в приложении к народу, состоящему из многочисленных племен кочевников, просто кочевника, вроде того, как в древности русские называли кочевые племена тюрок-команов одним словом половцы, возможно, от глагола «полевать», а предков позднейших русских казаков, бездомных степных скитальцев русского происхождения, именовали бродниками? Ведь у узбеков Шейбанова улуса были какие ни на есть города, вроде Тары или Туры и некоторых сибирских укреплений, мангыты — «цари астраханские» — владели Астраханью и рядом крепостей-городов по Сыр-Дарье, а узбеки бывшего улуса Орды в эпоху Шейбани никаких городов не имели и лишь кочевали, были казахами.

    Так или иначе, но во всяком случае вышеупомянутый Хайдар-мирза, двоюродный брат Бабура, уделяя в своей истории много места узбекам, не отделяет их от казахов и, говоря о последних в отличие от узбеков Шейбани, всюду именует их узбеками-казахами и это обстоятельство, повидимому, несколько странное для русской науки 60-х годов XIX в., дало повод академику В.В. Вельяминову-Зернову сделать в своем известном «Исследовании о касимовских царях и царевичах» (часть вторая, СПб, 1864; стр. 228, прим. 28) такую оговорку: «Киргиз-кайсаками я зову казаков Мухаммед-Хайдера для избежания всякого недоразумения. Казаки (узбеки-казаки) Мухаммед-Хайдера, положительно, ничто иное, как нынешние казаки, которых мы русские привыкли звать киргиз-кайсаками, а иногда и просто киргизами, хотя общего с настоящими киргизами (Черными или Дикокаменными) они ничего не имеют».

  76. Аноним says:

    Касаясь вопроса о времени принятия узбеками-казахами ислама, Рузбехан говорит следующее: «как прежде упомянуто, казахи составляли один народ с узбеками; из улуса Чингиз-хана и его детей, которые создали мировое государство, из первых поколений никто не принимал ислама до Газан-Мухаммед-хана, сына Аргун-хана, сына Абака-хана, сына Хулагу-хана, сына Тули-хана, сына Чингиз-хана. Газан в rocyдapстве Ирана первый из государей стал мусульманином, а после него — его брат, Улчжайту-султан Худабэндэ, и другие, бывшие в улусе Чингиз-хана, в Иране. После принятия ислама Газаном (там) уже все были мусульманами. Что касается Джагатаева улуса, то первый (из ханов), ставший мусульманином, был Барак-хан (664/1266—670/1271), (почти) современник Газан-хана (694/1295—703/1304). Предки его величества, высокодостойного хана, тоже близко ко времени Газан-хана удостоились принять ислам. О его величестве, высокостепенном хане, рассказывали, что он изволил сказать следующее «наш предок в пятом поколении со стороны Чингиз-хана сподобился принять ислам, поспешив созерцать красоту истинной веры. В то время, когда его величество (мой предок) принял ислам, весь улус Ючи-хана, составляющий часть узбекского народа, обратился в мусульманство…».
    Отсюда можно сказать, — заключает Рузбехан, — то, что казахский народ тогда же принял ислам… и казахи возвысили знамя правоверия ввиду того, что они стали обладателями мусульманства во всех своих странах и районах. Таково было утверждение основ ислама в среде казахского народа в начале возникновения ислама в государстве Чингиз-хана. (Но) после того в отношении их, как это подтверждается достоверными сведениями, стало определённо известно, что среди них распространены некоторые «обычаи неверия» [(Арабская графика — А.Р.) вышеназванная ркп ИВАН УзССР, лл. 84б-85а].

    Эти-то «обычаи неверия» и были причиной объявления «священной войны» Шейбани-ханом против казахов со включением в фетву, что они поклоняются идолам. По словам Рузбехана главным божеством у казахов было солнце. «Впервые как казах берет чашу с кумысом, — пишет Рузбехан, — он прежде, чем выпить ее, обращает свое лицо к солнцу и выплескивает из нее некоторое количество напитка по направлению к востоку и затем совершает земной поклон всему солнцу» [Тот же труд, л. 89-б]. «Надежные люди передавали, — продолжает дальше Рузбехан, — что среди них существует образ некоего истукана (Арабская графика — А.Р.) которого они чтят и совершают ему поклонение» [Тот же труд, л.85-б].

    Ссылаясь на вышеупомянутые слова Шейбани-хана, что его предок в пятом поколении по линии Чингиз-хана удостоился принять ислам, а с ним и весь узбекский народ, следовательно, и казахи, — Рузбехан замечает, что потом больше, чем в течение двухсот лет степи непрестанно посещали учёные богословы из Туркестана, Мавераннахра, из Астрахани и Дербенда Ширванского, из Хорезма, Джурджании и Хивы, из Астрабада, а равно из Хорасана и Ирака, что купцы казахов постоянно посещали и посещают страны ислама, равно как и купцы мусульманских стран ездят в степи, — тем не менее казахи коснеют в язычестве. Но поскольку они всё же мусульмане, читают Коран, исполняют обряды ислама и т.п. — их следует считать не невежественными язычниками, непонимающими, что они делают, а отступниками от ислама, которых надлежит убивать [Тот же труд, л. 86 а-б в след.].

  77. Аноним says:

    Рузбехан, видимо, со слов Шейбани-хана и его ближайшего окружения, приводит сведения о способах казахов отражать неприятельские на них нападения, угрожающие угоном их стад и уводом в плен их семей. «Когда делается на них набег, — говорит он, — то каждый род (таифэ), составляющий один улус, располагается в одном месте и для предотвращения (доступа неприятеля) к своим семьям и имуществу со всей пылкостью и отвагою пускает в ход острые шашки, вступая в бой во всеоружии и с (необходимыми) припасами. Всякое колено (фиркэ), состоящее из нескольких семей-кибиток (ханэвар), стоит во главе своих семей и имущества. Если же всё казакское войско объединится и соберется в одном месте для отражения неприятеля, поднявши знамя сопротивления, то опрокинуть его является делом весьма трудным» [Тот же труд Михмаи-намэ-й и Бухара, л. 95-а и след.].

    Бытовою особенностью казахов, по словам Шейбани-хана Рузбехану, было передвижение их по степи на колесах целыми домами. Говоря о бесчисленности их стад, Шейбани отмечает, что «в середине осени, когда воздух Дешт-и-Кипчака становится холодным, выпадает масса снега и наступает время подумать о зимовках, казаки направляются к своим зимним обиталищам. Так как на путях их передвижения нет никаких вод, которые бы могли в достаточном количестве удовлетворить их огромные стада, то они по необходимости стремятся поскорее пройти покрытые снегом пространства степей. Их телеги (Арабская графика — А.Р.), поставленные на колеса, вполне пригодны для передвижения по степям и даже для того, чтобы пройти по снежному насту, в противном случае казакам угрожала бы гибель от жажды и безводья».
    «Достоверные люди говорили, — продолжает Рузбехан, — что дома казахов построены по форме арб и поставлены на колёса, будучи перевозимы верблюдами и лошадьми; следуя от остановки к остановке, они вытягиваются в пути гусем, как ряд верблюдов в караване, следуя один за другим и вытягиваясь на пространстве в сотню монгольских фарсангов [В рукописи (Арабская графика — А.Р.)], причем интервал между такими движущимися домами не превышает одного шага. Каждый такой дом принадлежит одному человеку (его владельцу), потому что у наиболее бедных из казахов число лошадей, верблюдов и овец исчисляется тысячами» [(Арабская графика — А.Р.) вышеупом. ркп. ИВАН УзССР, лл. 70-6, 71-в].

    Когда Шейбани-хан разгромил казахов в вышеупомянутый поход 914 г. и забрал бесчисленные стада скота, массу пленных обоего пола и прочую несметную добычу, то в числе ее были и дома-повозки казахов. Рузбехан видел их в г. Еси, куда Шейбани свёз отнятое у казахов, причем одних повозок-домов было больше десяти тысяч; на них узбеки навалили награбленное добро побеждённых.

  78. Аноним says:

    По описанию Рузбехана остов этих передвижных кибиток у богатых людей и султанов состоял из тополя, а самые стенки из камыша, все затем сверху покрывалось кошмами, внутри кошмы были с узорами, а все вообще было сделано чрезвычайно искусно и красиво. Внутри каждой такой перевозной кибитки помещалось человек двадцать или больше и притом так, что все могли совершенно спокойно сидеть, не стесняя друг друга. Дома-кибитки рядовых казахов имели продолговатую форму с дверцами спереди и сзади, чтобы находящиеся внутри люди могли смотреть через ниху наружу; и такие кибитки были сделаны тоже очень тщательно и искусно, но они были значительно меньше кибиток богатых людей, ибо возились даже одним или несколькими верблюдами [Тот же труд Михмаи-намэ-й и Бухара, л. 100-а-б].

    Эта особенность быта узбеков-казахов начала XVI в., употребление подвижных домов-кибиток, которых современные казахи забыли совершенно, роднит их с половцами XII в., когда по «Слову о полку Игореве», «половци неготовами дорогами побегоша к Дону великому, крычат телеги полунощи, рци-лебеди распущени» [Пекарский П., Слово о полку Игореве, по списку, найден между бумагами им Екатерины II. Прил к V т. «Зап. Имп. Акад. Наук», номер 2, СПб., 1864, стр. 11 отд. оттиска] весьма сближает этих кочевников с монголами XIII века, подробное описание которых оставили нам очевидцы Рубрук и Плано-Карпини [Плано-Карпини И. де. История монгалов. Рубрук, Вил. де. Путешест. в восточные страны. Введ., перевод и примеч А. Н. Малеина, СПб, 1911, стр. 6-7 и 69-71]; об этом говорит «Сокровенное сказание», монгольский эпос 1240 г., различая также два вида таких домов-повозок: одни xara’utai (или xara’utu) tergen, другие — xasag (xasax) tergen [«Сокровенное сказание» в ссылке на монг. текст у Владимирцова В.Я., «Общ. строй монголов», стр. 41-42]. Об обычае кочевников Дешт-и-Кипчака «ездить на телегах с уверенностью, не знающей страха», говорит историк Тимура, Ибн-Араб-шах [См. извлечение из (Арабская графика — А.Р.) в «Сборн. матер.», ч. II, стр. 459]. Что повозки в Золотой Орде у кочевников употреблялись в XIV и XV вв., мы знаем из описания Ибн-Баттуты, когда он путешествовал из Керчи в Крым, из Сарая в Хорезм; и у историка Тимура, Шерефуддина Езди, в описании возвращения Тимура в 1391 г. из Золотоордынского похода, когда им были увезены телеги с поставленными на них юртами [Бapтoльд B.B. О колесном и верховом движении в Ср. Азии (в «Зап. Инст. Востоков. АН СССР», VI, Л., 1937, стр. 6-7). Ввиду приведенного нами свидетельства Шейбаии-хана и Рузбехана о более чем благоприятном экономическом благосостоянии казахов их времени, должна быть внесена и соответствующая поправка в правильный, впрочем, по существу вывод академика Бартольда, что «главной причиной исчезновения повозок, повидимому, должен быть признан экономический упадок среди кочевников после XV в.». Этот упадок, надо думать, наступил позже этого времени].

  79. Аноним says:

    Армия

    Подавляющей частью ордынского войска являлась конница, использовавшая в бою традиционную тактику ведения боя мобильными конными массами лучников. Её ядром были тяжеловооружённые отряды, состоявшие из знати, основой которых была гвардия ордынского правителя. Помимо золотоордынских воинов, ханы набирали в войско солдат из числа покорённых народов, а также наёмников из Поволжья, Крыма и Северного Кавказа. Основным оружием ордынских воинов был лук, которым ордынцы пользовались с большим мастерством. Широко распространены были и копья, применявшиеся ордынцами во время массированного копейного удара, следовавшего за первым ударом стрелами. Из клинкового оружия наиболее популярными были палаши и сабли. Распространено было и ударно-дробящее оружие: булавы, шестопёры, чеканы, клевцы, кистени.

    Среди ордынских воинов были распространены ламеллярные и ламинарные металлические панцири, с XIV века — кольчуги и кольчато-пластинчатые доспехи. Самым распространённым доспехом был хатангу-дегель, усиленный изнутри металлическими пластинами (куяк). Несмотря на это, ордынцы продолжали пользоваться ламеллярными панцирями. Пользовались монголы и доспехами бригантинного типа. Получили распространение зерцала, ожерелья, наручи и поножи. Мечи практически повсеместно были вытеснены саблями. С конца XIV века на вооружении появляются пушки. Ордынские воины стали применять также полевые укрепления, в частности, большие станковые щиты-чапары. В полевом бою они также использовали некоторые военно-технические средства, в частности, арбалеты.

  80. Тахина says:

    Я в восторге. А то все равно сильно напрягало родство с этой девушкой.
    Аноним,я то кобылка,но ты по ходу мерин.

  81. Аноним says:

    В Золотой Орде проживали тюркские (кипчаки, волжские булгары, хорезмийцы, башкиры и др.), славянские, финно-угорские (мордва, черемисы, вотяки и др.), северокавказские (ясы, аланы, черкасы и др.) народы.[12] Немногочисленная монгольская верхушка очень быстро ассимилировалась среди местного тюркского населения. К концу XIV — началу XV в. кочевое население Золотой Орды обозначалось этнонимом «татары»[12][36].

    В Золотой Орде происходил этногенез волжских, крымских, сибирских татар.[36] Тюркское население восточного крыла Золотой Орды составило основу современных казахов, каракалпаков и ногайцев.

  82. Аноним says:

    Тахина:
    03.10.14

    Я в восторге. А то все равно сильно напрягало родство с этой девушкой.
    Аноним,я то кобылка,но ты по ходу мерин.
    ——————————————————
    хах. Тахина ты узбечка?

  83. Аноним says:

    Казахи это потомки кемских киргизов, которые во времена чингисхана назывались лесными племенами…
    На территорию современного казахстана пришли в 17 веке, вместе с джунгарами…
    На это указывает казахский язык, он в отличии от языков народов золотой орды не й-кающий, имеет сильный сингармонизм согласных, имел раньше губной сингармонизм гласных, а самое главное имеет смещение Ч-Ш-С, чего нет ни в одном языке золотоордынских народов…

  84. Р says:

    Аноним ты не интригуй. Казаки живут в своей коренной земле предков. Казаки никогда себя не само назвали Кыргызам так что не вреди тут. Не учи Казаков они своих предков наизусть знает это их отличие, держать свой род в чистоте. А ты дальше своего отца ничего не знаешь. Казак, Ногай, Каракалпак один народ у них в языке и менталитете нет отличие. Ты просто хочешь унижать Казаков своим бредом и естественно всех тюркских родных к нам народов. Лучше познай себя.

  85. Аноним says:

    Казаки живут в своей коренной земле предков.
    =

    Хорош шиздеть…
    Где у казахов коренные земли?
    Гурьевскую и Уральскую область подарил Император Павел…
    Мангышлак, это земля Мангытов…
    Северный Казахстан земля Сбирских татар…
    Весь Восток земли джунгар…

  86. Тахина says:

    Где у казахов коренные земли?
    В Америке,например. Индейцы-выходцы из Евразии. А Евразия,она как известно-НАША.

  87. Аноним says:

    Навуходоносор, или Набу-Кудури-уцур
    Партатуа (у Геродота — Прототий)
    Киаксар (Хувахшатра)
    племёна Гога (он же, Киак-сар — Гог-царь) и Магога (он же Мадий-Моек).
    Сильный Муж — это одно из имен Велеса (он же Асила, а в Азии — Силач Балу, Валу)
    звезда Чигирь-угорь (комета Галлея)
    Лебедь Сва (она же в скандинавских сагах Свянхильд)
    Сар и Аммий (в Эдде — Сёрли и Хам-дир)
    Тмутаракань(Тамань)
    Теодориха называют Детерехом, на самом деле он был Теодорихом Веронским
    Лебедян, коего также звали Славером.
    царь антов Ардагаст (Радогост)
    князя Святослава Игоревича, победителя хазар, называли Святославом Хоробрым.

    Короче, он же Гога, он же Гоша, он же Юрий, он же Гора, он же Жора…

    У каждого народа исторических героев называют на свой лад, и географию то же. Без 0.5 не разберешься.

    Многие имена двойные, т.к. по старой вере истинное имя запретно для чужаков.

  88. Аноним says:

    Узбекский историк Гога Хидоятов;»Выдающийся немецкий путешественник, географ. Этнограф В. Радлов, посвятивший немало лет путешествию по Сибири, Алтаю и Уралу в Х1Хв. В своей книге «Из Сибири» дал убедительное доказательство почему у казахов не могло образоваться государство и единой централизованной власти. Главная причина заключается в кочевом образе жизни, когда только родоплеменные связи могли гарантировать благосостояние и безопасность члену племени. Главной заботой казахов и киргизов были пастбища, зимние стойбища и вода. Только это объединяло их. Скот являлся главным жизненно важным условием существования жителя степей и потеря его грозила всему роду голодной смертью. Все конфликты, войны, вражда происходили именно из-за этого. Это и было главным препятствием к объединению в единое государство( В. Радлов «Из Сибири» М. 1989г. стр. 249-250). Советовал бы современным казахским ученым почитать его труды, может быть это избавило бы их от националистических химер и вредных навязчивых идей о казахской Атлантиде и ее великих ханах.»

  89. Аноним says:

    СССР не было! Никогда! Это все выдумки русских которые подделали все письменные источники чтобы мы думали что когда то казахстан был в составе россии. Казахстан все время был независим. Но интриганы из кремля подделали историю и посредством обалванивания вытравили сознание народа! Но запретная история рано или поздно выйдет наружу! Все происки хунты в кремле будут разоблачены! Русские были рабами тюрков!!! 😉

  90. Аноним says:

    Казаки живут в своей коренной земле предков.
    _
    Казахи действительно древний автохтонный тюркский народ, сохранивший язык, ментальность, генную матрицу своих великих предков, живой свидетель тысячелетней истории своей колыбели-Евразии, колыбели множественной череды великих тюркских государств, в том числе и Золотой Орды, ставшей предтечей и Российской империи.

    Определяя значение древнерусской государственности для формирования российской имперской традиции, то ее значимость в том, что Киевская Русь была первым отечественным опытом государственного строительства в многоплеменной среде, поскольку Киевская Русь являлась государством не только восточных славян, но и варягов, составлявших правящую элиту древней Руси и ассимилировавшихся в славянской среде, от которых пошло название Русь, а также многочисленных финно-угорских и немногочисленных тюркских племен. Но подлинное начало величия России, как великого государства, при всем значении Киевской Руси, было положено не на Днепре, не славянами и варягами, и даже не византийцами, а ордынцами.

    В силу исторических обстоятельств древнерусская государственность не развилась до имперского уровня, а пошла по пути дробления и пала под натиском тюрко-монгольских кочевников Великой Степи, создавших мировую евразийскую державу — Золотую Орду, ставшую предтечей Российской империи.

    Оказавшись в составе Золотой Орды, подвластные этой империи народы не остановились в своем развитии. Были радикально изменены пути этого развития, что в итоге привело Русь, например, к принятию от Золотой Орды эстафеты гегемонии в евразийской державе, когда к концу ХV века Русь в лице Московского государства становилась решающей силой в великом состязании царств-наследников Золотой Орды, среди которых наиболее грозным соперником Москвы был Крымский юрт [9].

    В ХVI веке хотя и происходило неуклонное наращивание мощи московских государей, силой оружия поглотивших такие осколки Золотой Орды, как Казанское, Астраханское, Сибирское (на Тоболе) ханства, Московское государство испытало сильнейший натиск со стороны Крымского ханства, за которым стояла могущественная тогда Османская империя. Крымско-татарские орды доходили до предместий Москвы и даже захватывали Александровскую слободу — резиденцию победителя Казани, Астрахани, Сибирского ханства на Тоболе — первого русского царя Ивана IV Грозного. Эта борьба за гегемонию в евразийском наследии Золотой Орды затянулась до конца ХVII столетия, когда Московское государство прекратило выплату дани, правда нерегулярную, так называемых поминок, Крымскому ханству.

    И произошло это в правлении царя Петра I, преобразовавшего Московское государство в Российскую империю. Став частью исторического прошлого, это соперничество оставило о себе память и в виде многочисленных российских княжеских родов тюркского происхождения, истоки формирования которых относится как ко времени Золотой Орды, так и к более поздней эпохе, когда после ее распада в течение XV-XVII веков на постордынском пространстве складывался новый баланс политических сил в борьбе за наследие Улуса Джучи в виде двух основных «полюсов» этой борьбы — Русского государства, эволюционировавшего в течение трех веков от Великого княжества Московского до Российской империи, и Крымского юрта, к которым так или иначе тяготели Ногайская Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское на Тоболе и Казахское ханства.

    Одной из форм тяготения были так называемые отъезды тюркских аристократов соответственно в московские или крымские владения. Московские государи предоставляли выходцам с Востока города в кормление и требовали исполнения воинской службы. При тюркских вельможах оставались их дружины, в их уделах дозволялось селиться неродовитым мигрантам из степи. В разное время татарам отводилось Кашира и Серпухов, Звенигород и Юрьев- Подольский, выходцам из Ногайской Орды был выделен Романов, а выходцам из ханств, управлявшихся Джучидами, к которым можно отнести Казахское, Сибирское на Тоболе и Крымское ханства, — городец Мещерский или Касимов с прилегающими землями. По этому поводу посол Ивана Грозного писал в 1570 году падишаху Османов: Мой государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Сеин — Булат господствует в Кесимове, Кайбулла в Юрьеве, Ибак в Сурожике, князья ногайские в Романове. Все они торжественно славят Магомета в своих мечетях. Длительное подчинение Золотой Орде выработало на Руси стойкое почитание Джучидов — старшей ветви Чингизидов — династии, правившей в Орде и большинстве наследных ханств. Знатность тюркских мигрантов позволяла им претендовать на высокие посты в структуре Русского государства, считаться честию бояр выше. В Разрядах (росписях воевод по полкам) служилые цари и царевичи всегда упоминаются после русского государя и его сыновей и перед (или наряду) с высшими представителями московской знати.

    Влияние служилой тюркской знати на историю России трудно переоценить. Выходцы из её среды даже становились государями всея Руси, как номинальными, так и реальными.

    К первому случаю можно отнести так называемое отречение от русского престола Ивана Грозного в пользу крещеного татарского царевича Чингизида Симеона Бекбулатовича, ставшего на короткий период времени номинальным правителем Московии. Но были и подлинные властелины. Такие, как потомок ордынца Чет-Мурзы — русский царь Борис Годунов — татарин, нехристь, зять Малюты, — как писал о нем А. С. Пушкин. А царь Иван Грозный был Чингизидом по матери, крещеной татарке Елене Глинской, и данное обстоятельство использовалось им при покорении Казани, в борьбе за казанский престол. При Иване III татары имели свой двор в Московском Кремле. Когда же к Москве приближались татарские послы, то Иван III выходил за город и выслушивал их стоя, тогда как они сидели. Полки служилых татар сыграли решающую роль в победе Ивана III над Новгородом, последним соперником Москвы в борьбе за главенство над Русью. В 1546 году большая группа татарской знати пришла на службу к Ивану Грозному. Немало было в его окружении крещеных татар. Предполагается, что к их числу относились влиятельные фавориты Грозного и видные политические и военные деятели той эпохи, отец и сын Алексей и Федор Басмановы, упомянутый выше глава опричнины и правая рука царя Малюта Скуратов, заплечных дел мастер, один из самых зловещих персонажей русской истории. При дворе Ивана IY до конца своих дней жил последний казанский хан Едигер (Ядыгар), при крещении Симеон, где имел свой двор и похоронен в 1565 году в Благовещенской церкви Чудова монастыря. С семи лет находился при дворе Грозного ногайский князь Утямыш — Гирей. Об этом писал царь его деду Юсупу, ногайскому князю, что внука его он держит у себя за сына место. Утямыш-Гирей умер двадцатилетним и похоронен в Архангельском соборе Кремля под христианским именем Александр.

    Важные услуги русской монархии оказали потомки ногайских биев — князья Урусовы и Юсуповы. Князь Петр Урусов, сын мурзы Исмаила, возглавил заговор и убил царя- самозванца Лжедмитрия II, а князь Феликс Юсупов участвовал в убийстве фаворита царя Николая II Романова и его жены — Григория Распутина. Казахский султан Ораз — Мухаммед получил за службу русскому престолу от Бориса Годунова Касимов с округой и сполна разделил судьбу России в смутную годину её истории, пав от руки Лжедмитрия II.

  91. кен says:

    Малеев закрой сайт! Русские шовинисты стукачи пожаловались на путина.

  92. Аноним says:

    Русские это потомки славянского племени рабов по имени русы, из которых более менее нормальное княжество сделал благородный викинг скандинавец Рюрик…

    На территорию современной России русские пришли в 17 веке вместе с поляками. Поляки с лжедмитрием ушли на запад, потому что хотели быть поближе к настоящим славянам, не рабам, то есть чехам и словакам….

    А до 17 века русы были племенем рабов которое жило в лесах карелии и использовалось в качестве рабсилы для рубки древесины в обширном хозяйстве рюриковичей, которые эту продукцию поставляли в ганзейские города германии.

    На это указывает русский язык, он в отличии от языков народов настоящих славян, имеет сильный сингармонизм согласных, имел раньше губной сингармонизм гласных, а самое главное имеет смещение Ч-Ш-С, чего нет ни в одном из не рабских славянских народов…..
    Делайте выводы….

  93. Аноним says:

    Крещение Руси когда??? И кто????
    Скажете Владимир, а вот и нет — Аскольд крестил раньше, а еще раньше Фотий.
    Русы во главе с Аскольдом были убеждены принять крещение. Им было показано Евангелие, не горящее в огне (думаю, книга была пропитана огнеупорным составом).
    Увидев «чудо», Аскольд принял крещение. Поскольку его могила потом находилась в церкви Святого Николы, полагают, что Аскольда окрестили Николаем.
    Вернувшись в Киев после крещения, согласно «Книге Велеса» (III 29, II бе), Аскольд убил Дира и «один занял его место».
    «Аскольд силою разгромил нашего князя и победил его. Аскольд после Дира уселся у нас как непрошеный князь. И начал княжить над нами, и стал вождём самого Огнебога, очаги хранящего. И потому Он отвратил свой лик от нас, что мы имели князя, крещённого греками».

    Итак, крещённый Аскольд — «тёмный воин», стал жрецом Огнебога и одновременно первокрестителем. То есть он решил соединить почитание св.Николая и Велеса-Огнебога, кои уже сливались в народном сознании.
    Но это вызвало возмущение со строны жречества. И тогда Аскольд изгнал из Киева жрецов, стал насильно крестить киевлян.
    Так состоялось Аскольдово Крещение Руси (уже второе после Фотиева Крещения).
    «Наши праотцы идут по высохшей земле… И так мы не имеем края того и земли нашей. И крещена Русь сегодня».

    Вот так. Киевлянам, видать, по жизни так «везет».
    Потом же еще и Владимир крестить взялся.
    А вы говорите просто монголы взяли-пошли? Им что заняться было нечем?
    А вот недовольных было много тогда.

  94. Аноним says:

    Рюрик — варяг, но «варяжество» — это род занятий, а не этническое имя. То есть Рюрик не норманн, а бодрич-славянин, «варяг-русь»).

  95. Аноним says:

    Кстати, и имя его происходит от имени священной птицы западных славян-ободритов сокола Рарога, инкарнации Огнебога Семаргла. И родился он в городе Рароге, который немцы переименовали в Нейетерлиц. Впрочем, его дружинники-варяги, среди которых были и скандинавы (в варяжские дружины собирались воины различных национальностей), могли называть его и Эриком.

  96. камол says:

    Этого тупорылого писаку самого надо на кол посадить. Тупица не умеет смотреть не проблему исторически. Великий Амир Темур из рода барлас. Это исторический факт. Род барлас участвовал в формировании узбекского этноса. Сами Тимуриды были на исторической арене свыше 500 лет. Со времен Тимура сменилось 30 поколений. Если в каждом поколении в среднем рождалось по 7 детей.По геометрической прогрессии сейчас около 15 миллионов человек имеют кровь Амир Темура. Эти 15 миллионов куда делись? Они сформировали узбекский этнос. Да Тимуридам противостоял Шейбани хан, который называл себя узбеком, шейбаниды смешались с тимуровцами и впоследствии сформировали узбекский этнос.Поэтому узбеки по праву почитают Тимура как своего великого деда.Если это русским не нравится- это их проблема.
    Все это прекрасно понимают эти писаки. Но у них заказ сверху, который они «топорным образом отрабатывают». Цель принизить историю народов и возвысить свою историю. Так делалось при советской власти, так делается сейчас. Нам узбекам,казахам,киргизам нужно уметь противостоять этому путем преподнесения истинной истории русских. Нужно показать,что Александр Невский — не полководец, а мелкий интриган находившийся на службе у золотой орды. Что ледового побойща никогда не было. А побито было русскими всего 12 рыцарей случайно оказавшихся в тех краях. Куликовская битва — это битва между Мамаем и Тохтамышем,а не русскими и татарами в которой и с той и другой стороны участвовали русские вояки.

  97. камол says:

    Как-то на этом же сайте, один из шовиков приводил слова А. Невского о том, «кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет» как об исторческом факте.
    ________________________________________________________

    Это тоже вранье. Из истории известно что фразу «кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет» сказал римский диктатор Юлий Цезарь. Это было его крылатой фразой. Русские бессовестно украли это выражение.

  98. Аноним says:

    камол,
    Так делалось при советской власти, так делается сейчас.
    _________________________
    Сдались вам эти Советы. Поймите, так было всегда, всегда, а не только сейчас или 70 лет сов.власти.
    Вот про Ледовое побоище — Тевтоны (те что утонули со славянского) -кто их так назвал? что заранее знали что они утонут?
    Сказки, одним словом.

  99. Аноним says:

    Иисус: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч»
    А.Невский: Кто к нам с мечом придет…
    Даже не знаю что сказать.

  100. Аноним says:

    Камол

    Если ты внимательно прочитаешь первоисточники то ты поймешь что Шейбани хан на пару со своим родственником Касымом, истребили почти всех до одного тимуридов в средней азии. Бабур смог убежать и еще кто то, и все. Все остальные были беспощадно истреблены. На их место пришли потомки тукай тимуридов и шибана.

    Насчет барласов. В последнее время все больший вес набирает точка зрения что это тюркское племя, которое перекочевало из монголии в среднюю азию совместно с коныратами, найманами, джалаирами итд, и действительно впоследствии приняло участие в этногенезе узбеков.

  101. Аноним says:

    На основании антропологических данных, а также памятников материальной культуры можно предполагать, что древняя тюркская речь формировалась в Южной Сибири и Центральной Азии, на обширной территории от Алтая через Саяны до Байкала.
    Формированию отдельных национальных Т.я. предшествовали многочисленные и сложные процессы миграций и распределения Т.я. по огромной территории от Енисея до Босфора.

    Памятники древнетюркской письменности помогают восстановить реальную картину исторической судьбы тюркских народов, начиная с V в. Как известно, в V в. началось движение из Азии на Прикамье гурских племен (впоследствии — булгары), с V-VI вв. стали продвигаться в Среднюю Азию тюркские племена из Центральной Азии (огузы и др.). К X-XI вв. расширился диапазон расселения из Центральной Азии древних уйгурских племен в Среднюю Азию (карлуки, чигили, ягма). Происходило укрупнение и консолидация племен — предков тувинцев, хакасов, горных алтайцев. В начале II тыс. н.э. киргизские племена с Енисея переселились на нынешнюю территорию Киргизии. В XV в. консолидировались казахские племена. С карлукско-чагатайскими племенами вошли в начале XVI в. в тесное соприкосновение кыпчакско-узбекские племена и т.д. С XIV в. стала формироваться ногайская общность (известная под названием ногайской орды), включающая такие языки, как каракалпакский, ногайский, казахский.
    Так называемая кыпчакская общность, которую можно разделить на северо-западную и юго-восточную, на протяжении более или менее длительного времени отстаивалась в двух очагах. Северо-западная кыпчакская общность (узбекский, казахский, ногайский, татарский) была локализована в территориально ограниченных оазисах уйгурско-узбекского района. Юго-восточная общность формировалась в горных районах Алтая.
    Т.я. по своим типологическим характеристикам относятся к языкам агглютинативного строя. Сопутствующим агглютинации в Т.я. является сингармонизм, связанный с сохранением определенного режима, постоянного качества гласных, а иногда и согласных Для тюркского вокализма характерны одновременно два типа гармонии: сингармонизм гласных слова по ряду — переднему/заднему (традиционно именуется «небной», или «палатальной», гармонией) — и сингармонизм гласных слова по огубленности («губная» гармония).

  102. Аноним says:

    В 2013 г. издан толковый словарь казахского языка, содержащий 106 тысяч слов и 48,3 тысяч словосочетаний
    По данным министерства культуры и информации РК, на сегодня в тюркском мире изданы «Толковый словарь узбекского языка» (содержит 80 тыс. слов и словосочетаний), а также «Словарь киргизского языка» (50 тыс. слов и словосочетаний), «Словарь турецкого языка» (более 92 тыс. слов и свыше 122 тыс. словосочетаний).

  103. Ермакхан says:

    кен:
    03.10.14

    Малеев закрой сайт! Русские шовинисты стукачи пожаловались на путина.
    _______________________________________________________________________________________ Ну-ка пень быстро привёл подробности и доказательства,а то ты слышал звон,да не знаешь где он.

  104. Аноним says:

    для Анонима. От Китайского и Монгольского Алтая до Астраханской области РФ говорят только одном казакском языке, не мангышлак, а сейчас Мангистау. Не Гуреев, а Атырау. Не Уралск, а Орал каждое название имеет естественный смысл только в казакском и родственных к нам тюркском языке. Аноним а ваше коренная земля где? Не угодник, ты сначала изучай самого себя, откуда родом.

  105. Р says:

    для Анонима. От Китайского и Монгольского Алтая до Астраханской области РФ говорят только одном казакском языке, не мангышлак, а сейчас Мангистау. Не Гуреев, а Атырау. Не Уралск, а Орал каждое название имеет естественный смысл только в казакском и родственных к нам тюркском языке. Аноним а ваше коренная земля где? Не угодник, ты сначала изучай самого себя, откуда родом.

  106. Коловрат says:

    Аноним.»Важные услуги русской монархии оказали потомки ногайских биев — князья Урусовы и Юсуповы.»- Вот,вот. Они стали православными людьми, служили России,а не ханствам. И воевали в т.ч. с турками и крымчаками.

  107. Аноним says:

    Все народы, кто на нас шел — получали на полную.
    Ибо смерть не страшна по ведическому мировоззрению, а умереть в бою за свой Род, за землю -это прямой путь в Правь.
    Так что, ничего не оставалось, как сочинять страшилки про страшных бородатых язычников, от которых совершенно случайно погибали лучшие войска тогдашней Европы.

  108. камол says:

    Пришла пора когда туркестанским народам нужно консолидироваться создать туркское государство. Оно должно простираться от дарданелл до приморья. Ведь устье Волги (Итиль), Татария,Башкирия, Енисей,Байкал, Якутия — это все туркские земли захваченные русскими. Почему русские больше всего боялись Мустафа Чокаева? Потому-что он продвигал идеи пантюркизма.

  109. Аноним says:

    ахохонехуху
    !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    некоторым фальсификаторам истории подобная историческая правда словно нож у горла.
    !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    правда она всегда, как ежик между прыщавыми ягодицами

  110. Аноним says:

    Самый отличившийся раб рус, который достиг вершин в искусстве рабства, назначался князем и получал ярлык на княжение от хана золотой орды.

    На Татарском «басма» означает — отпечаток на воске ноги властелина (при грамоте), заменяющий печать . Название это получено от глагола «басу» (тат.) —
    давить. Басма — это также слой воска в ларчике, с выдавленным отпечатком ханской босой ноги.
    Видишь- ли, даже при отсутствии хана, был обычай целовать его отпечаток ноги.

    Александр Невский, столь гордый с римскими послами, был чрезвычайно смирен и кроток перед татаро-монгольским Ханом. Он покорно ездил в Орду получать ярлык на княжение и, пролезал-таки на карачках к ханскому трону и целовал ногу своему властелину, своему хану, как того требовал обычай Орды.

    хан Ахмат прислал в 1479 г. большое посольство с целью получения дани за прошедшие годы, а также с требованием самому Ивану III приехать или сына прислать в его резиденцию. Посольство имело ханскую басму — след босой ноги хана Ахмата, вдавленный в тёплый воск, запечатанный в серебряный ларец. И князь Московский должен был, стоя на коленях, в присутствии своей свиты и посольства, целовать эту басму. Унизительный обряд должен был показать покорность русского князя хану. Если Москва не выскажет былой покорности, то хан Ахмат грозил нашествием Орды.

  111. Аноним says:

    камол:
    03.10.14

    Пришла пора когда туркестанским народам нужно консолидироваться создать туркское государство. Оно должно простираться от дарданелл до приморья. Ведь устье Волги (Итиль), Татария,Башкирия, Енисей,Байкал, Якутия — это все туркские земли захваченные русскими. Почему русские больше всего боялись Мустафа Чокаева? Потому-что он продвигал идеи пантюркизма.

    Очень правильно говоришь камол.

  112. Ванька разбойник says:

    Алтын Орда хороший сайт.Во всяком случае это немногий противовес русофобским российским СМИ. Те же русские на этом сайте могут понять,что есть и другое мнение и может быть они поймут что их оболванивают их СМИ.

  113. Аноним says:

    Секе брат красава, делает как настоящий еркек, ему уобщем по* что говорят срюсские, он гнет свою линию как реальный казах

  114. Казах из Орды says:

    17. Сартак — сын Бату, по многим источникам — христианин. В последние годы жизни Бату фактически правил Золотой Ордой в связи с тяжелой болезнью отца. Скончался в нач. 1256 г.

    18. По другим сведениям, Улагчи — брат Сартака.

    19. После этого на престол вступает брат Бату Беркэ.//// я многим это говорю,прошлый «христианин» это настоящий мусульманин,просто мусулманы были даже вовремя Адама,а Адам был первым пророком,и после него приходили еще много пророков и каждый из них приносил новые запаведы(книги),и их всех принавали пророком мусулманы,была последовательность.Короче в один день пришел пророк Иса,и его конечна признали пророком.а признавшие были мусулманы.Потом пришел последний пророк Мухаммад(мир ему и благословение).Но его заповед пришел в степ с опазданием,а многие степняки все еще читали прежные заповеды.И на оснавании этого ученые сделали ложный вывод что они христиани.Это не правилно,потому что Иса это и мусулманский пророк,вернее толко мусулманский пророк,а христианы это заблудшие.Сделавшие такой вывод ученые должны были сначала разобратся в религиях.изза того что степняки поздно приняли новый заповед их считают христианом,это не верно.

  115. Аноним says:

    Әй, Серик бауырым, жаряйсың. Когда-то в совковые времена был такой учебник приблизительно на 200-300 страниц. Назывался, если я не ошибаюсь «История Казахской ССР». Вот какой хотели бы видеть историю казаков москали. Мол не высовывайтесь туземцы. Думали,что «железный занавес» сделает свое дело. И мы ничего не будем знать. Нашли дураков. А читаешь иных и видишь. Под этим занавесом прежде всего почитатели «Истории КПСС». Путин, например. И вполне возможно — Назарбаев.

  116. Аноним says:

    для Анонима. От Китайского и Монгольского Алтая до Астраханской области РФ говорят только одном казакском языке, не мангышлак, а сейчас Мангистау. Не Гуреев, а Атырау. Не Уралск, а Орал каждое название имеет естественный смысл только в казакском и родственных к нам тюркском языке. Аноним а ваше коренная земля где? Не угодник, ты сначала изучай самого себя, откуда родом.
    ____________________

    И что означает Мангистау?
    Что означает Атырау?

  117. Аноним says:

    Комментарий удален

  118. Imperskaya mova says:

    Аноним: 03.10.14
    И что означает Мангистау?
    Что означает Атырау?

    Опять шовики хотят просветиться за счет казахского ума.

  119. Аноним says:

    Из наблюдений в группе Per Aspera по выступлению Германа Грефа на инвестфоруме «Россия зовет!»
    Греф. Герман, мощный, Греф. Человек команды Путина. Человек, который с ним не первый год. Человек, который возглавлял правительство, начинал реформы, ушел работать в крупнейший госбанк. А тут такое мочилово совковых менеджеров. Это прямой наезд на Путина. И что получается? Мы включаем госканал Россия 24. И что мы слышим? Мы слышим 15-минутный спич-наезд Грефа.
    У меня вопросы!!! Значит ли это, что в команде Путина — раскол? Второй вопрос. Возможно это была очень хорошо срежисированное действие. Учитывая, что публика была иностранного происхождения. Ей нужно было узнать, где… Где та демократия? Та самая демократия, о которой когда-то говорили кремлевские старцы?
    А что завтра? А завтра приходит Путин. И в хохмовой манере, которая даже не снилась хохмачам из Камеди, показывает этим иностранным инвесторам умеренную картину, мол, все хорошо, проблемы есть… Но мы работаем и так далее.
    Однако вопросы остаются: раскол это или срежисированный спектакль, а может ощущение конца?

  120. Аноним says:

    Опять шовики хотят просветиться за счет казахского ума.
    ++++++++++++

    Да мы знаем, что ты не знаешь…

  121. Аноним says:

    Мова сейчас по вытаскивает словари с придуманными словами,
    причем этим словам без году неделя…))))))

  122. Р says:

    для Анонима. Маңғыстау означает Маң — район, Қыстау — зимовка, Маңғыстау дословный перевод это район зимовки. Атырау дословный перевод это исток (реки).

  123. То аукается Донецкий аэропорт. says:

    Alexey Arestovich
    Забавно, что вата в своих высказываниях начала заменять «укров» на «украинских военных», и «укропов» на «украинскую армию».

    То аукается Донецкий аэропорт.

    Минувшей ночью наши их кончали в рукопашную.

    Ни один, из захвативших первый этаж терминала, живым не ушел.

    Вона оно как бывает.

    Они, еще и отчество скоро добавлять начнут.

  124. Аноним says:

    Атырау дословный перевод это исток (реки).
    ____________________
    Такого слова ни в 19 веке, ни в начале 20 века у казахов не было…
    Приведи хоть один эпос, или народную песню, где есть это слово….))))))

  125. Аноним says:

    Атырау дословный перевод это исток (реки).

    Ты немного перепутал брат, атырау — дословный перевод это дельта реки, то есть разветвление русла реки перед впадением в море.
    Исток реки будет бастау

  126. Аноним says:

    Такого слова ни в 19 веке, ни в начале 20 века у казахов не было…
    Приведи хоть один эпос, или народную песню, где есть это слово….))))))
    ———————-
    а ты не обнаглел срусня, если захотим, придумаем новое слово орыстыжырт, и так и назовем город.
    Как хотим так и назовем. Все русские названия будут переименованы!

  127. По ситуации в Донецком аэропорту... says:

    Oleksandr Danylyuk

    Новости от боевика ДНР:
    «Короче, я вернулся из калинина (обл. больница) принял душ и теперь поведаю восстановленную примерно хронологию сегодняшней битвы за аэропорт. Скажу сразу могу что-то упустить т.к. не располагаю 100% инф. Поэтому прошу, какахами не кидать. Все данные получил от раненых и их товарищей которые их проведали. Итак, в 5 утра объявили о выдвижении в район аэропорта ударной смешанной группы, там всех понемногу: оплот/восток (его уже почти и нет, новых давно не завозят, так что их всего с пару рот наберется, славянский батальон (а вернее не больше роты то что от неё осталось)/кальмиус/ и какие то ребята из РФ, свежи завоз название отряда не знают, но ребята не кадровые военные. Вообщем всего чуть больше 400 человек. На месте их ждали упакованные «космонавты» около 60 человек, мне сказали что вроде с Альфы (но я не особенно этому верю, может ССО какие нибудь, альфа ведь по контртеррору и освобождению заложников). Их командир представился майором, дал вводную. Из техники у группы было 8 танков (72 и 64) 3 бмп и несколько бтр, потом подогнали 4 грузовика с ЗУ. Рядом разместили батарею минометов и несколько нон. Где то в это же время начался обстрел аэропорта из гаубиц/градов/ ураганов (находятся в макеевке). И после артподготовки началась первая атака скорее всего разведка боем. треть отряда под прикрытием 2 танков и ЗУ двинули к терминалу. Перед этим разведка докладывала что на территории нет брони (её вывели накануне). Через 10-15 минут танки почти синхронно были поражены с километрового расстояния, у одного сразу башню оторвало, другой загорелся и начал отходить. И тут же начал бить крупный калибр и снайперы, пехота залегла и по ним сразу же стали работать минометы. Высунуться и отойти они не могли, т.к. их сразу же снимали снайпера и зажали с утесов. Тогда отправили танки на их прикрытие 2 танка/2 бмп/1 грузовик с ЗУ. ЗУ подавило огнем их крупный калибр, а пехота начала прятаться за броней, как вдруг их накрыли огнем из гаубиц причем очень метко, буквально в 500 метрах от старого терминала. Причем некоторые снаряды даже попадали по новому где сидели укры. (но их это наверно не сильно смущало). Короче, половина вышла, коробочки почти все разметало, выскочил только бмп, водителя грузовика сняли из снайперки крупного калибра, он там и остался. скриншот сообщения Подождав до 11 часов, отправили 2 группу, к тому времени подъехала группа брони (на т-72), часть попала под огонь арты на въезде (1 танк сгорел, 2 отбуксировали). Их прикрывали 8 гаубиц гиацинт на объездной и минометная батарея. 2 гиацинта накрыли огнем, часть свалила в район макнии и больше не отсвечивали. Короче и 2 группу (где был мой друг) ждали неприятности, когда они под прикрытием 6 танков рванули их сразу же накрыли артой, а потом ВНЕЗАПНО прилетели самолеты и устроили геноцид (причем били не нарами и фабами, а издалека не заходя в зону поражения). Короче из 130 человек остались 14 да и то почти все раненные, моему кенту прошило ноги, там был ад горела техника, в эфире орали раненные. Много раненных оставили там, да и трупы все тоже. В 13.00 Прибыли российские войска на новеньких модернизированных Т-72 все в нормальной экипировке. Около 50 грузовиков и почти 3 десятка танков. И тут начался реальный замес по аэропорту лупили из всех калибров, и под прикрытием брони опять полезли на штурм. Десантура (а там вроде были ДШБ) дошли до старого терминала, как тут их накрыли градами/ураганами и минометами, а на взлетку выкатились танки из песков (укры). Несмотря на это ДШБ выбило укров из старого терминала, заняли гостиницу, гаражи. И дошли до первого этажа нового. Дальше не знаю, но из нового никто не вернулся, космонавтов тоже никто не видел (труп майора потом отдали), а еще через час укры выбили десантуру из старого терминала, гаражей и гостиницы. Сейчас идет обмен пленных (из тех 495) на трупы. Трупов реально дофигища, а укры еще и стебутся в открытом эфире. Технику подбитую эвакуировать не дали, сейчас аэропорт под полным контролем ВСУ, пустили 3 безоружные группы для сбора трупов. Точно кол-во потерь не скажу, но не меньше 2 сотен точно, тому как у оппов из утренней группы меньше сотни всего осталось с учетом раненных. И еще лол, укры теперь будут менять трупы военных РФ на грузовики, у них их не хватает».

  128. Аноним says:

    Правда, в последнее время появились первые ростки нового поколения казахов — новые казахи, разбогатевшие в условиях рыночной экономики и процветания высшего государственного чиновничества. Они склоняются к западному образу жизни .Курят сигары, пьют только виски,
    на вечера ходят во фраках, в беседах используют иностранные слова, детей учат в зарубежных университетах, — разъезжают на подержанных мерседесах и ауди и мечтают быть вторым Кувейтом. Их лексикон крайне беден и основывается , главным образом, на финансовой терминологии . аккредитивы, счета, баксы, консоли, тарифы, таможня и т. д. Голливуд едко
    высмеял их в фильме «Барат», который с шумным успехом прошел во многих странах мира, показав, кто же создает в Центральной Азии новый Кувейт. Они напоминают героя комедии Мольера «Мещанин во дворянстве». . Ничто земное им не чуждо. Не обошла их и эпидемия новой социально-политической болезни, охватившая всю Центральную Азию после развала
    Советского Союза.
    Начались гонки за поисками событий и фактов, возвеличивавшими значение нации в истории. Появились сказочники, сочинявшие басни и легенды о героическом прошлом нации,
    несостоявшихся победах, борьбе с врагами и пр. История превратилась в нагромождение сказок, в форме историсофии. Но на этом нельзя создать национальную историю и воспитывать чувство национальной гордости.
    Национальное сознание формируется на основе реальных фактов с реальными личностями и реальными героями, признанными в мировой истории, отраженными в письменных источниках
    и памятниках национальной культуры.

  129. Аноним says:

    Вверху из статьи узбекского историка Гоги Ходиятова.

  130. Аноним says:

    Маңғыстау означает Маң — район, Қыстау — зимовка, Маңғыстау дословный перевод это район зимовки.
    ______________________
    Рассмешил невежда….)))))
    Мангышлак, исковерканная казахская версия Мангистау….)))
    Как у кемских киргизов Ш меняется на С…
    Как у кемских киргизов Л меняется на Т, — сингармонизм согласных…
    Мангыш, самоназвание рода Мангыт…
    Лаг-тюркский аффикс принадлежности территории…
    Анлаг-заповедник, место обитания зверей…
    Авлак- охотничьи угодья..
    Кушлаг-птичник, место обитания птиц…
    Кишлак- зимовка
    Жайлаг- летник
    Тузлак- соляные копии
    Таслак- каменоломня…
    Но это не у кемских киргизов, а у всех золотоордынских тюрков…
    У кемских киргизов конечная К превращается в спаренную УУ, но казахи пишут с одной…
    Л в тюркском аффиксе -лак у кемских киргизов подвержена сингармонизму согласных, и может быть и Д(дау) и Т(тау)….

  131. Аноним says:

    Рассмешил невежда….)))))
    Мангышлак, исковерканная казахская версия Мангистау….)))
    Как у кемских киргизов Ш меняется на С…
    Как у кемских киргизов Л меняется на Т, — сингармонизм согласных…
    Мангыш, самоназвание рода Мангыт…
    Лаг-тюркский аффикс принадлежности территории…
    Анлаг-заповедник, место обитания зверей…
    Авлак- охотничьи угодья..
    Кушлаг-птичник, место обитания птиц…
    Кишлак- зимовка
    Жайлаг- летник
    Тузлак- соляные копии
    Таслак- каменоломня…
    Но это не у кемских киргизов, а у всех золотоордынских тюрков…
    У кемских киргизов конечная К превращается в спаренную УУ, но казахи пишут с одной…
    Л в тюркском аффиксе -лак у кемских киргизов подвержена сингармонизму согласных, и может быть и Д(дау) и Т(тау)….
    —————————————————
    Тупая срусня
    Манкышлак
    ман — это ман
    кышлак это туркменский вариант слова кыстак на казахском

    Мангыстау — земля которую оспаривали несколько племен казахов и туркмен, в конечном счете досталась казахам и на правах победителя казахи переиначили тукрменский вариант на казахский

    Вот тебе информация про русский народ, внимательно прочитай.

    Русские — потомки рабов норвежского помещика Рюрика

    Русские это потомки карельского племени рабов по имени русы, из которых более менее нормальное княжество сделал норвежец Рюрик…

    На территорию современной России русские пришли в 17 веке вместе с поляками. Поляки с лжедмитрием ушли на запад, потому что хотели быть поближе к своим родственникам чехам….

    А до 17 века русы были племенем рабов которое жило в лесах карелии и использовалось в качестве рабсилы для рубки древесины в обширном хозяйстве рюриковичей, которые эту продукцию поставляли в ганзейские города германии.

    На это указывает русский язык, он в отличии от языков народов настоящих славян, имеет сильный сингармонизм согласных, имел раньше губной сингармонизм гласных, а самое главное имеет смещение Ч-Ш-С, чего нет ни в одном из не рабских славянских народов…..
    Делайте выводы….

  132. Аноним says:

    Шариков

    Не-а. Им не перепрыгнуть советских историков. Это — лучшие сказочники. История КПСС — самая правдивая история!

  133. Аноним says:

    Мангыстау — земля которую оспаривали несколько племен казахов и туркмен, в конечном счете досталась казахам и на правах победителя казахи переиначили тукрменский вариант на казахский
    ___________________

    Причем здесь туркмены?
    До середины 17 века, эти земли были мангыскими..
    До середины 18 века, эти земли были туркменскими…
    и лишь в середине 18 века на Мангышлак пришли казахи…

  134. Аноним says:

    Причем здесь туркмены?
    До середины 17 века, эти земли были мангыскими..
    До середины 18 века, эти земли были туркменскими…
    и лишь в середине 18 века на Мангышлак пришли казахи…
    —————————————————-

    Раб, у тебя совсем мозг атрофировался? Ты сам пишешь были туркменские, пришли казахи, значит что имеем? Имеем фильм Кек. А насчет мангытских, ты ничего не знаешь про ногаев, и про их роль в казахском этногенезе, так что тебе лучше помалкивать и помнить свое место, у параши

  135. Аноним says:

    Эй кемские киргизы…
    Где пропали?
    Что там с Атырау?
    Вы не пробовали конечную киргизскую У поменять на золотоординскую К менять?
    А киргизы не пробовали начальную А менять на О как узбеки…
    Они же говорят Олма, вместо Алма….

  136. ПыСы: "Это УКРАИНСКАЯ АРМИЯ, Вова" says:

    Alexander V. Kurban

    Да, всыпали москалям и ДНРовцам вчера укропы в Донецком аэропорту, «від щирого серця» всыпали
    По предварительным данным до двух сотен двухсотых среди боевиков, 6 танков и прочей техники. И еще там было 60 «космонавтов» (спецназ ГРУ) и из этих мало кто уцелел.
    ПыСы: «Это УКРАИНСКАЯ АРМИЯ, Вова»

  137. Аноним says:

    А насчет мангытских, ты ничего не знаешь про ногаев, и про их роль в казахском этногенезе
    __________________
    А какой этногенез?
    Когда керей Хо-Урлюк разгромил Большую Ногайскую орду, взял Астрахань и Сарайчик, мангыты сами ушли в Хиву и Бухару…
    Мангыты были народом культурным, а не дикари кочевники. Они строили города, мечети, были мусульманами, занимались ремеслами и земледелием… Поэтому им без культурных городских центров было тяжело..
    Когда ушли мангыты на их место пришли туркмены…
    Когда

  138. Аноним says:

    А какой этногенез?
    Когда керей Хо-Урлюк разгромил Большую Ногайскую орду, взял Астрахань и Сарайчик, мангыты сами ушли в Хиву и Бухару…
    Мангыты были народом культурным, а не дикари кочевники. Они строили города, мечети, были мусульманами, занимались ремеслами и земледелием… Поэтому им без культурных городских центров было тяжело..
    Когда ушли мангыты на их место пришли туркмены…
    Когда
    —————————————————
    Вот это комментировать излишне, это должно стоять как пример твоей темности раб. Но для раба неплохо, ты нехотя уже сам начал искать и читать историю своих бывших и будущих хозяев.

    Сколько бы ты не ненавидел тюрков и тюркскость ты будешь читать нашу историю и жалеть что ты не родился тюрком.

  139. Аноним says:

    Сколько бы ты не ненавидел тюрков и тюркскость ты будешь читать нашу историю и жалеть что ты не родился тюрком.
    _______________

    С культурными тюрками у меня проблем нет…
    Есть проблемы с киргизами..
    С кемскими киргизами, возомнивших себя тюрками…

  140. ЧЕМ ПУТИН СОБИРАЕТСЯ КОРМИТЬ СЕБЯ И РОССИЮ ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА? says:

    Вопрос поставленный в заголовке, не праздный. И не фельетонно-журнальный, а самый серьезный вопрос.
    Настолько, что для России судьбоноснее некуда. Несмотря на конфликт России и Украины, и конфликты на Ближнем Востоке нефть непрерывно падает в цене. Объяснение этому только одно: рынок уверен в том, что энергоносители будут в избытке что бы ни делали Россия и арабские страны.
    Диктату которых пришел конец. Америка рывком вышла на первое место по производству газа в мире – и продолжает наращивать мощности.
    В Мексиканском Заливе строятся гигантские терминалы для экспорта сланцевого газа через Атлантический Океан Европу.
    Постройка кораблей для транспортировки газа в Европу потребует не более двух лет, может и меньше.
    В Российском газе Европа перестанет нуждаться если не ближайшим летом, то еще через год – разве что по абсолютно бросовым ценам, Так же, как и Китай. Который экспортирует газ из Австралии по цене вдвое меньше чем та, по которой Россия поставляет газ в Евросоюз. Протянуты три ветки газопроводов из Средней Азии, в плане четвертая.

    Причем на открытии третьей линии присутствовал Председатель КНР, в то время как на открытии Силы Сибири вицепремьер. Сознательная пощечина Путину.
    Которая явилась одной из причин небывалых маневров российской армии вдоль всей китайской границы (другой причиной явилось то, что Китай воспринял присоединение Крыма в наружение международных традиций как знак что и он может присоединить южную Сибирь и Дальний восток, которые считает своими, приводя исторические обоснования.
    В любом случае, в Российском газе через пару лет ни Китай, ни Европа не будут нуждаться.
    А как с нефтью? Для экспорта нефти у России будет еще худшая ситуация – если хуже возможно.

    Переход на электромобили (революция, которая искусственно задерживалась нефтяными гигантами) понизит мировую потребность в нефти в разы. Одновременно с этим Америка приступает к разработке гигантских залежей нефти в Канаде.
    Российский разработи за полярным кругом свернуты, индустрия полярной добычи переместилась в Канаду.
    Китай в Российских энергоносителях вряд ли будет нужнаться.
    Тем более в обстановке, когда из объявленного было друга он превратился в врага. Который (в отличие от надуманных врагов Европы и США враг совершенно реальный, ибо претендует на громадные территории).
    У Путина для шантажа Запада (который уже не работает) остался максимум год. После чего у ведомой Им Родины начнутся большие финансовые проблемы.
    Которые уже очевидны: рубль за девять месяцев упал на сорок процентов, отставая от скорости падения гривны совсем немного.
    Что может остановить падение Федерации или обратить вспять?
    При сохранении политики России Вперед поддерживаемой большинством, находящимся в эйфории, и даже при ее изменении, не видно никаких шансов.
    Нечего из рукава достать Путину, как фокуснику козырного туза.
    Само собой разумеется, необходимо прекратить нападки на Академию.
    Потушить созданный Россией гнойник в Добнасе-Луганске, который будет стоить по минимальным оценкам десятки миллиардов долларов.
    Но стратегически не спасет даже это.
    Палочка-выручалочка разжигания конфликтов на ближнем востоке, как видим, тоже не помогает.

    Технологии пятого поколения обеспечили человечество энергоностителями на десятилетия, перед ними шантаж перекрыть вентиль смешон.
    Безрассудная политика Путина Россия Вперед по Глобусу ведет в омут Сверхдержаву Двадцатого Века не замедляясь, а ускоряясь.
    Россия сегодня напоминает автобус без тормозов, который катится под гору по серпантину с пассажирами, радостно поющими разудалые песни.
    Абсолютно не задумывающимся над тем, что их ожидает.
    То что автобус грохнется, не вызывает сомнения, вопрос только на каком повороте и в которую угодит пропасть.
    И это страна, которую недавно называли Пушкинским Домом и первой запустившая спутник? Ребята, окститесь
    Юрий Магаршак

  141. Коловрат says:

    Рюрик-славянин из Мекленбурга.Ещё в 1549г. австриец Герберштейн считал,что Рюрик был из западных славян. в 17-м. веке немцы Лат и Хемниц в своих работах выявили,что Рюрик и братья были из славянского ободритского рода,жившие на землях современного немецкого Макленбурга. В конце 17-го века видный немецкий учёный также пришёл к этому выводу. В 18-м веке русский Татищев владел Иоакимовской летописью,где прямо говорилось что,новгородский князь Гостомысл не имея наследника, пригласил на княжение Рюрика с братьями,выходцами из родственных новгородцам западных славян. В дружине у Рюрика,кроме славян были и норманны-наёмники.

  142. Коловрат says:

    Видный немецкий учёный Готфрид Вильгельм Лейбниц, в конце 17-го века пришёл к такому же выводу. Историк Лидия Грот, с 1990 -х г. проживающая в Швеции, нанесла сокрушительный удар по сторонникам «норманнской»теории. Читайте её книгу»Призвание варягов.Норманны,которых не было».

  143. Евпатий says:

    Выражение:»Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет!»не мог сказать Невский, еще и потому, что у русаков не было мечей. В то время у рабов были рогатины и палицы. А у наших предков были сабли, шашки. Меч абсолютно не практичное оружие. Что в пешем строю, что на коне. А то,что русаки сказочники, так это весь мир знает..

  144. Қарапайым халық says:

    Иногда мне кажется что мы все спорим с одним и тем же троллем)))) Повторяют одно и тоже.

  145. Аноним says:

    калыч, а как насчет шлемова ))))

  146. Аноним says:

    Да не парьтесь, ребята!
    По нам был нанесен ядренный удар в 19в -свидетельства тому есть Это исчезнувшие в 19 веке 500 млн. граждан Российской Империи, это молодой лес, не старше 150…200 лет по разным оценкам, и данные о заболеваниях человечества.

    Молодой ученный историк Алексей Кунгуров своим вопросом об исчезнувших людях и множестве круглых озер со своеобразными названиями -загнал в ступор всех матерых сказочников.

    Да и некоторые здания, в Питере например, мы со всей современной техникой не в силах построить, т.к. технология утеряна. А наши немытые, необразованные предки с топорами и лобзиками — могли!!!!

  147. Коловрат says:

    Поздравляю всех мусульман Казахстана с праздником Курбан-айт. Мир вашему дому!.

  148. Аноним says:

    То что русских лишают истории -это видно невооруженным глазом!
    Иоахим Гюльденштедт путешествовал по Кавказу летом 1771 года и зарисовал статую, увиденную им на берегу реки Этоко — притока Подкумка.
    Затем он выпустил книгу «Reisen burch Rusland und im Caucasischen Geburg», St. Petersburg, 1791.

    «Монумент состоит из одного гранитного камня вышиною в 8 футов и 8 дюймов. Очень грубо изображает человеческую фигуру с руками до самого пояса, а ниже пояса видна надпись. Она тем более интересна, что начертана на неизвестном языке буквами, составленными частью из греческих, а частью из славянских. После подписи высечены разные грубые фигуры. Одна изображает двух рыцарей . Лицо у статуи похоже не на монгольское, ибо нос длинен, и не на черкесское, будучи слишком кругло .
    Но что всего любопытнее и что может привести к разным заключениям, то это изображение маленького креста, находящееся на задней части воротника… Сам памятник называется (кабардинцами) Дука Бех».

    Дело стало широко известным и в 1849 году трудами члена Одесского общества любителей древностей

    Авраама Фирковича (еврея и масона, искавшего на Кавказе следы хазарских древностей)

    памятник с древнего кургана, что близ реки Это ко, был перенесен в Пятигорск и помещен близ бульвара, ведущего в Елизаветинскую (ныне Академическую) аллею.
    В 1850-х годах монумент князя Буса был перевезен в Исторический музей, в Москву.

    В дальнейшем судьба монумента стала загадочной. Так, в 1876 году ученые Г.Д. Филимонов и И. Помяловский заявили о полной утрате рунической надписи и о невозможности что-либо сказать о ее содержании[2]. Однако через десять лет надпись вновь была обнаружена и опубликована академиком В.В. Латышевым. Впрочем, судя по сей публикации В. В. Латышева, надпись действительно была сильно попорчена[3].
    Словом, Исторический музей, национальная сокровищница России, не столько хранит, сколько скрывает свои сокровища. И это относится не только к этому монументу (который все же хоть удалось найти благодаря его размерам), но и другим коллекциям.

    Возможно, в нем хранятся и утраченные рунические рукописи и многое другое. Но из сего музея доносятся только окрики и маловнятная околонаучная критика.

  149. Аноним says:

    Сколько было Киевов? А Новгородов? А Корсуней? -они находятся в разных местах, ну и что — это ж такое поле для лжи и подтасовки.
    Киев Антский близ Эльбруса
    Киев на Днепре
    Киев в близ Карпат,
    Новгород еще и в Крыму (Неаполь скифский)
    Корсунь в Украине и Корсунь в Крыму.

    А частые смены календарей? то новый стиль, то старый, даты некоторых событий можно вычислить, по затмению, например, а остальные???

  150. камол says:

    Да у русских нет собственной правдивой истории, потому-что лживая история зависит от настоящей конъюнктуры. Невский был придуман каким-то попом и возведен в лик святых. Сталину это не нравилось и он отрицал его как народного героя. Однако в войну ему срочно понадобились герои. Вот его и «вытащили» в виде картины Эйзенштейна. В настоящем выяснилось,что вся история о нем вымышлена. Поэтому его тихо стали задвигать на заднюю полку. В школе 75-х не было ни одного упоминания о Сталине, хотя в начале 50-х он упоминался где только можно. (В учебниках вместо имени Сталина стали писать советский народ). Белые это варвары,а красные благородны(до 90-х годов). После 90-х белые — благородны, красные — варвары и кровавые деспоты. Берия — враг народа. Но сейчас он создатель атомной бомбы и неплохой разведчик (потому-что Путин бывший ГБш ник). То Ломоносов великий ученый, то бездарный чиновник гнобивший истинную науку. То утверждется что Попов придумал радио,а Маркони присвоил его результаты, то наоборот выясняется что радио придумал Герц, а в научном мире нет такого ученого по имени Попов. Все зависит от подходов чиновников сегодняшнего дня. Когда памятник Ленину сносят в Харькове поднимают такую бучу против якобы украинских националистов тут-же забыв, что сами россияне очень быстро избавились от памяти «ильича» считая его основным автором «красного террора».Примеров таких можно привести миллион. Но мы как сказал Крылов историю не пишем.

  151. Аноним says:

    Чем будя пудинг кормить, ясень перец чем, хрень редьки не слаще….

  152. Қарапайым халық says:

    Коловрат: 04.10.14
    Поздравляю всех мусульман Казахстана с праздником Курбан-айт. Мир вашему дому!.___________________————-
    Әумин, бірге болсын.

  153. Аноним says:

    камол,
    на всей территории Евразии уже нет правдивой истории.
    Европа костры жгла зря что ль?
    А ведьмы и ведьмаки? (ведьма -мать ведающая)-сколько пожгли? так они у себя ведическую веру искореняли.

    Россию создатель оградил от этого мракобесия, но все равно досталось и сильно.

  154. Аноним says:

    Символы -они незаметны, нам говорят все это хрень, а сами???
    Статуя Свободы в Америке.
    Образ и даже некоторые части точь в точь как у Колоса Родосского.
    Она(статуя) может и стоит благодаря тому, что сталь отливали в России.
    Про доллар- так все знают -там сплошные символы.
    И многое другое.

  155. Аноним says:

    Как можно справиться с народом, если у него(по вере) все сплошь -дети и внуки Богов!
    Никак!
    Смерти они не бояться, заповеди говорят -бей врага! Защищай Род свой!
    А вот с рабами божьими -ну это другое дело.
    Делай с ним что хошь!
    Вся власть от Бога же, хорошая иль плохая главно от Бога, а вы рабы терпите и щеки подставляйте.

  156. Аноним says:

    Скоро кацапье и африкотов запишут чо они от убогих произошли, давай голожопенька начинай бухтеть…

  157. Р says:

    Аноним: 04.10.14
    Как можно справиться с народом, если у него(по вере) все сплошь -дети и внуки Богов!
    Никак!
    Смерти они не бояться, заповеди говорят -бей врага! Защищай Род свой!
    А вот с рабами божьими -ну это другое дело.
    Делай с ним что хошь!
    Вся власть от Бога же, хорошая иль плохая главно от Бога, а вы рабы терпите и щеки подставляйте.

    Не ошивайся как последний дурак, перед богом люди как по размерам маленькое, даже вируса. Вечно живущий лабораторий Всемогущего Создателя.

  158. Аноним says:

    Даже если отбросить всех тюркских историков, древних и современных, есть бесчисленное количество арабских, персидских, европейских, китайских и индийских источников по истории тюрков.

    Великая история тюрков настолько завораживала людей, что все эти бесчисленные историки посвящали свои целые жизни исследованию истории тюрков.

    А кто исследовал историю славян кроме современных славян? Очень немного по сравнению с тюрками, потому что нечего исследовать, племя жило в лесу и укрывалось от невзгод жизни, платило дань и искало защиты у могущественных покровителей из орды.

    Даже русский народ, вывел из своих рядов немыслимое количество историков, которые всю свою жизнь посвятили изучению истории тюрков. Больше русских историков исследовало историю тюрков чем самих славян.

    История евразии, написана мечом тюрков, самым воинственным народом в истории человечества. Тюрки — отличный строительный материал для строительства государств, что доказывается бечисленными государствами и династиями, которые они построили.

    Что уж тут говорить, если даже наши соперники, а во многих случаях враги — персы, арабы, китайцы, русские и европейцы, и то восхищались тюрками и оставили нам огромное количество трудов по истории тюрков. То есть наши враги всю жизнь нас исследовали и оставили про нас огромную массу материалов и исторических сведений! Вот как!

    Мы тюрки, ценили свою историю меньше, чем наши враги!

    Даже не читая тюркских историков, а читая труды врагов тюрков, можно получить представление о величии тюрков! Уж враги то преуменьшили заслуги и деяния тюрков, но даже они были вынуждены признать в своих трудах величие тюрков!

  159. Аноним says:

    Рюрик, если читать общепринятые и достоверные исторические сведения, признанные во всем мире, а не те сказки которые придумали потомки карельских рабов —

    это Рюрик из Дорестадта, мелкий помещик из рода датских викингов, который был изгнан из германии за мелкие злодеяния, а именно за мелкий грабеж германских городов короля лотаря.

    Совет, когда читаете историю славян, читайте только мировые сайты, так как российские сайты полны сказок и мифов которые безуспешно выдают за реальные исторические сведения всякие мифы и небылицы, в тщетной попытке нарисовать мифическую историю русов.

    Были проведены исследования ДНК у 191 потомка Рюрика, которые показали наличие двух генов. Первый ген, его нет у скандинавов, но широко встречается в прибалтике и у финнов, второй ген редко встречается у скандинавов, но обычен для финнов из побережья, то есть шведо-говорящих финнов.

    Таким образом наука сказала свое последнее слово. Рюрик — финский викинг который подчинил себе славянское племя в прибалтике и карелии.

  160. Аноним says:

    То есть, по факту, Рюрик по крови финский викинг, семья которых владела землями в Дании и Германии. Был изгнан и вынужден был уйти в прибалтику и карелию.

    После изгнания он подчинил карельское племя рабов русов и начал бизнес по дереводобыче в карелии. Его потомки в 17 веке, накопив достаточный капитал, вышли из лесов карелии со своими рабами русами и основали московское княжество.

  161. Коловрат says:

    Таким образом наука сказала свое последнее слово. Рюрик — финский викинг который подчинил себе славянское племя в прибалтике и карелии.-То шведский,то финский…Историк Лидия Грот,более 2о лет живущая в Швеции. Так вот она перелопатила все шведские архивы. Ни каких следов «шведского»Рюрика» в шведских летописях не упоминается. Читайте Лидию Грот.

  162. Коловрат says:

    Всеволод МЕРКУЛОВ

    «1145 лет назад по свидетельству летописца Нестора в «Повести временных лет» «володеть и княжить восточными славянами» был призван глава варяжского военного отряда Рюрик, который прибыл вместе с братьями Синеусом и Трувором — 8 сентября, 862 год

    Летописная традиция связывает начало Руси с призванием варягов. Так «Повесть временных лет» рассказывает, что в 862 году трое варяжских братьев со своими родами пришли править к славянам, заложив город Ладогу. Но откуда пришли и кем были по происхождению эти варяги, давшие начало русской государственности? Ведь в историографии они успели побывать и шведами, и датчанами, и скандинавами в целом; одни авторы считали варягов норманнами, другие, наоборот, — славянами. Снова и снова невнимательность к проблеме, поставленной в самом историческом источнике, являлась причиной для противоречащих друг другу утверждений

    Для древнего летописца происхождение варягов было очевидно. Он помещал их земли на южно-балтийском побережье вплоть «до земли аглянской», т.е. до области Ангельн в Гольштейне. Сегодня это северно-германская земля Мекленбург, население которой в древности не было немецким. Каким оно было — об этом говорят сохранившиеся по сей день названия населённых пунктов Варин, Руссов, Рерик и многие другие.

    Однако несмотря на всю ясность летописного свидетельства, вопрос о происхождении варягов (а значит, и о корнях русской государственности) стал дискуссионным для потомков. Путаницу внесла появившаяся в политических кругах при дворе шведского короля версия о происхождении Рюрика из Швеции, которую впоследствии подхватили некоторые немецкие историки. Объективно говоря, эта версия не имела ни малейших исторических оснований, зато была полностью обусловлена политически.

    Ещё в годы Ливонской войны между Иваном Грозным и шведским королём Юханом III разгорелась острая полемика по вопросу о титуловании. Русский царь считал шведского правителя выходцем из «мужичьего рода», на что тот отвечал, что предки самой русской династии происходили будто бы из Швеции. Эта мысль окончательно оформилась как политическая концепция накануне Смутного времени в начале XVII века, когда шведы претендовали на новгородские земли, пытаясь оправдать свои территориальные претензии неким подобием летописного «призвания». Предполагалось, что новгородцы должны были направить посольство к шведскому королю и пригласить его на правление, как некогда они будто бы призвали «шведского» князя Рюрика. Вывод о «шведском» происхождении варягов в то время был основан лишь на том, что они пришли на Русь «из-за моря», а значит, вероятнее всего, из Швеции.

    Впоследствии, в первой половине XVIII века к варяжской теме обратились немецкие учёные из Петербургской Академии наук, которые по той же логике стремились обосновать немецкое господство в России времён регентства Бирона. Они же сформулировали т.н. «норманнскую теорию», согласно которой варяги, основатели древнерусского государства, признавались выходцами из Швеции (т.е. «немцами», как тогда называли всех иностранцев). С тех пор эта теория, облачившись в некое подобие научности, закрепилась в отечественной историографии.

    В то же время многие выдающиеся историки, начиная с М.В. Ломоносова, указывали на то, что «норманнская теория» не соответствует реальным фактам. Например, шведы не могли создать на Руси государство в IX веке хотя бы потому, что они сами не имели в это время государственности. В русском языке и в русской культуре не удалось обнаружить скандинавских заимствований. Наконец, внимательное чтение самой летописи не позволяет подтвердить измышлений норманнистов. Летописец отличал варягов от шведов и других скандинавских народов, писав, что «звались те варяги — русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы». Поэтому при заключении мирных договоров с Византией языческие дружинники князей Олега и Игоря (те самые варяги, которых норманнисты считают шведскими викингами) приносили клятву именами Перуна и Велеса, а вовсе не Одина или Тора. А.Г. Кузьмин отмечал, что только один этот факт мог бы опровергнуть всю «норманнскую теорию».

    Понятно, что в таком виде «норманнская теория» не могла быть жизнеспособной в академической науке. Но к ней снова и снова обращались в том случае, когда нужно было нанести удар по идее русской государственности. Сегодня эта разрушительная теория приобрела новую форму, и современные норманнисты, подкармливаемые грантами многочисленных зарубежных фондов, говорят не столько о «скандинавском происхождении варягов», сколько о своеобразном разделе «сфер влияния» в древнерусском государстве. По новой версии норманнизма, на северные области Руси будто бы распространялась власть викингов, а на южные — хазар (между ними якобы существовал некий договор). Для русских же не предполагается сколь-нибудь значимой роли в собственной ранней истории.

    Однако само развитие русского государства полностью опровергает все домыслы политических врагов России. Смогла бы древняя Русь стать могучей Российской империей без выдающейся исторической миссии русского народа? Великая история состоялась вместе с великим народом, происходившим от варяжского начала. Прискорбно, что сегодня всё чаще и чаще раздаются реплики о том, что предками русских были нерусские. Это не так. Нашими предками были варяги, которые тоже были русскими. Единственно, следует уточнить, что именно русь — это наше исконное родовое имя, а варягами называли древнерусских мореплавателей.

    Варяжские корабли в Новгороде.
    А.M Васнецов

    Посол Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Москве в начале XVI века, писал, что родина варягов — Вагрия — располагалась на южно-балтийском побережье и от них Балтика называлась Варяжским морем. Он выразил широкое мнение, бытовавшее в просвещённых кругах Европы того времени. С развитием научной генеалогии стали появляться труды о связях русской царской династии с древними королевскими родами Мекленбурга. В северно-германском Поморье о варягах и их исторических связях с Россией помнили вплоть до XIX века. По сей день в Мекленбургской области сохраняется множество следов пребывания донемецкого населения. Очевидно, что «немецкой» она стала лишь после того, как варяги и их потомки были вытеснены на восток или онемечены католическими орденами.

    Французский путешественник К. Мармье записал однажды в Мекленбурге народную легенду о Рюрике и его братьях. В VIII веке варягами правил король Годлав, у которого было три сына — Рюрик, Сивар и Трувор. Однажды они отправились с южной Балтики на восток и основали древнерусское княжество с центрами в Новгороде и Пскове. Спустя некоторое время Рюрик стал главой династии, которая царствовала до 1598 года.

    Эта легенда из Северной Германии полностью созвучна Сказанию о призвании варягов из летописи. Однако внимательный анализ фактов позволяет в некоторой степени скорректировать летописную хронологию, по которой Рюрик с братьями начали править на Руси с 862 года. А. Куник вообще считал эту дату ошибочной, оставляя неточность на совести позднейших переписчиков летописи.

    Очевидно, что события, о которых кратко сообщали русские летописи, получают историческое наполнение по немецким источникам. Сами немцы опровергали норманнистские выдумки. Мекленбургский юрист Иоганн Фридрих фон Хемниц ссылался на легенду, согласно которой Рюрик с братьями были сыновьями князя Годлава, погибшего в 808 году в битве с датчанами. Учитывая то, что старшим из сыновей был Рюрик, можно предположить, что он родился не позднее 806 года (после него до гибели отца в 808 году должны были появиться на свет два младших брата, которые не были одногодками). Конечно, Рюрик мог родиться и раньше, но об этом у нас пока нет достоверных сведений.

    По немецким источникам, Рюрик с братьями были «призваны» около 840 года, что представляется весьма правдоподобным. Таким образом, варяжские князья могли появиться на Руси в зрелом и дееспособном возрасте, что выглядит совершенно логично. И действительно, согласно последним археологическим находкам, удалось установить, что Рюриково городище близ современного Новгорода, которое и есть древний Рюриков Новгород, существовало ранее 862 года.

    Древние кресты в Изборске

    С другой стороны, допуская ошибку в хронологии, летопись более точно указывает на место «призвания». Вероятнее всего это был не Новгород (как по немецким данным), а Ладога, которая была заложена варягами ещё в середине VIII века. А Новгород (Рюриково городище) князь Рюрик «срубил» позднее, объединяя земли братьев после их смерти, о чём свидетельствует и