Это было столкновение двух цивилизаций. Свободных людей и армии рабов, в которой свободные люди проиграли.
И вот что говорит на этот счет история. Казахи на протяжении многих столетий были свободными людьми, а власть ханов в степи была в мирное время чисто номинальным институтом. Нужда в ханах возникала только во время войны, когда нужно было общее руководство войском. Тогда как в условиях мира казахи в большей степени опирались на власть выбранных биев. И этого им вполне хватало, чтобы чувствовать себя комфортно. В степи были развиты демократические институты и взаимовыручка, позволявшая кочевникам выживать даже в самых суровых климатических условиях. Любой казах мог свободно высказать хану в лицо, все что он о нем думает. Неслучайно в казахском эпосе сохранились поэмы, повествующие о том, что сказал тот или иной известный казахский акын своему правителю. Казахская пословица на этот счет гласит: — Можно отрубить человеку голову, но нельзя отрезать язык.
И теперь посмотрим, с каким противником пришлось столкнуться казахам на рубеже восемнадцатого века. Российское самодержавие, осуществлявшее в те годы экспансию на Восток, было жестко структурированным обществом, разделявшимся на касту господ — дворян и помещиков, во главе с царем, и на крепостных крестьян, лишенных всяких прав, которых их господа могли продавать, обменивать на борзых щенков, и даже убивать, не неся за это никакого наказания. Тогда как бедным и несчастным крепостным рабам даже жаловаться на своих угнетателей было нельзя.
Так, в соответствии с указом ее Императорского Величества за 1767 год: «О бытiи помѣщичьимъ людямъ и крестьянамъ въ повиновенiи и послушанiи у своихъ помѣщиковъ, и о неподаванiи челобитенъ въ собственныя Ея Величества руки», крепостному люду в России, сведенному до положения бессловестной скотины, запрещается под страхом каторги жаловаться на своих господ.
И вот как это звучит в оригинале документа: … когда кто не изъ Дворянъ и неимѣющихъ чиновъ осмѣлится Высочайшую Ея Величества особу подачею въ собственныя руки челобитенъ утруждать: то за первое дерзновенiе отсылать таковыхъ въ работу на кагоргу на мѣсяцъ; за второе, съ наказанiемъ публично, отсылать туда же на годъ, возвращая оныхъ по прошествiи срока на прежнiя жилища; а за третiе преступленiе съ наказанiемъ публично плетьми ссылать вѣчно въ Нерчинскъ, съ зачетомъ крѣпостныхъ помѣщикамъ ихъ въ рекруты.
Не лучше обстояли дела и в российской армии того времени, набираемой из таких крепостных рабов. В своей знаменитой статье «Николай Палкин» известный российский писатель Лев Толстой так описывает свою беседу с 95-летним унтер-офицером российской армии, служившим еше при Александре I и Николае I:
— Мы ночевали у 95-летнего солдата. Он служил при Александре I и Николае.
— Что, умереть хочешь?
— Умереть? Еще как хочу. Прежде боялся, а теперь об одном Бога прошу: только бы покаяться, причаститься привел Бог. А то грехов много.
— Какие же грехи?
— Как какие? Ведь я когда служил? При Николае; тогда разве такая, как нынче, служба была! Тогда что было? У! Вспоминать, так ужасть берет. Я еще Александра застал. Александра того хвалили солдаты, говорили — милостив был.
Я вспомнил последние времена царствования Александра, когда из 100 — 20 человек забивали насмерть. Хорош же был Николай, когда в сравнении с ним Александр казался милостивым.
— А мне довелось при Николае служить, — сказал старик. — И тот час же оживился и стал рассказывать.
— Тогда что было, — заговорил он. — Тогда на 50 палок и порток не снимали; а 150, 200, 300… насмерть запарывали.
Говорил он и с отвращением, и с ужасом, и не без гордости о прежнем молодечестве.
— А уж палками — недели не проходило, чтобы не забивали насмерть человека или двух из полка.
И вот с такой армией — армией рабов, которая от собственных отцов-командиров несла большие потери, чем от внешних врагов, казахские батыры сражались за свободу своей земли больше ста лет. Но копья, мечи и стрелы плохая замена ружьям и пушкам.
И вот здесь мы подходим к главной мысли? Так что же российская колонизация казахских земель принесла казахскому народу: свет прогресса, человеколюбия и просвещения, или тьму насилия, мракобесия, и национального угнетения. Каждый вправе сам об этом судить…

Новости Казахстана. Алтынорда.

Рубрика: