Вместо предисловия: К сожалению, это интервью в одной из наших газет вышло в совершенно ином виде. Поэтому предлагаю вам оригинал, чтобы было с чем сравнивать. Готов нести ответственность за свои слова, но не люблю, когда от моего имени выкладываются чужие мысли и предложения….

Похоже, что политики двух стран в понятие дружбы России с Казахстаном вкладывают совершенно различный смысл. И если казахстанцы Евразийский Союз воспринимают, как объединение равноправных государств, направленное на усиление экономики наших стран, то кое – кто в России, вероятно, новый союз рассматривают в качестве равноценной замены развалившемуся СССР. С полным подчинением Казахстана России.

Но на это, — как подчеркивал неоднократно президент Нурсултан Назарбаев: Казахстан никогда не пойдет. И нам лучше жить безо всякого союза, чем возвращаться назад, в прошлое.

А вот что думает по поводу недавнего высказывания спикера Государственной Думы Сергея Нарышкина, вызвавшего немало шума в казахстанской прессе, известный российский политолог Алексей Власов.

— Алексей! Начнем по существу. Вы ведь знаете, как отреагировали на заявление спикера Госдумы Р.Ф. Сергея Нарышкина о необходимости создания единого Евразийского парламента казахстанские ведущие политики. Политолог Ерлан Карин – тот прямо заявил, что об этом даже разговора быть не может.

Фактически российская власть устами Нарышкина предложила казахам сдачу суверенитета. А как Вы считаете, чем вызвана такая позиция Нарышкина?

— Вокруг заявления Нарышкина много спекуляций и домыслов. Спикер ГосДумы акцентировал внимание на необходимости создания евразийского парламента, представив российскую точку зрения на сроки создания наднационального органа. Ерлан Карин и Ермухамет Ертысбаев высказали позицию Ак Орды. Вот и все — ни о какой угрозе суверенитету страны речи не идет. Равно как и об отрицании интеграционной идеи. Есть рабочая группа, в которой представлены политики трех стран — пусть спокойно обсуждают этот непростой вопрос

— Премьер — министр Карим Масимов воспринимался в глазах общественного мнения, как реформатор – интегратор, работавший над воплощением в жизнь идей Таможенного и Евразийского Союзов. Что может означать в данном случае его уход? Как по вашему, отодвигает ли он союзную перспективу?

— А разве Масимов ушел из ближнего круга Президента? Нет — на посту руководителя АП он получает возможность проявить иные грани своего управленческого таланта. А что касается ТС и ЕЭП, то я всегда полагал, что это реализация идеи самого Нурсултана Назарбаева, а тот же Масимов выступает как исполнитель президентских установок на интеграцию.

— И вообще, закрадывается ощущение, что в руководстве Казахстана многие разочаровались в Евразийской идее. По сути, казахи предлагали экономическую интеграцию. Но видно наши устремления были плохо истолкованы. Не понимают ли в Москве под созданием Евразийского союза воскрешение старой имперской идеи? И насколько это возможно в нынешней ситуации?

Нет — возрождение имперского проекта невозможно. Для этого не хватает ни ресурсов, ни политической воли. А вот усилить конкурентные преимущества в экономической сфере через объединение потенциалов — вполне реальная цель. Но есть проблема сверки позиций по темпам и формату реализации интеграционного проекта. Нам надо задуматься над тем, чтобы в Казахстане и Беларуси не было сомнений в реальных намерениях Кремля. Необходима целостная и продуманная информационная политика. Вот с этим есть большие проблемы — что, собственно говоря, и дает поводы для мифов и спекуляций на данной теме.

А вообще, как вы считаете, много ли в российском руководстве и Государственной Думе РФ политиков, полагающих, что Казахстан надо вернуть в состав России. Иначе откуда эти разговоры о необходимости создания единой валюты, перехода на единый русский язык в рамках Союза, упразднении государственных границ между РФ и Казахстаном. И ведь это говорят не какие -то там радикалы. Об этом заявляет Премьер — Министр России Дмитрий Анатольевич Медведев. И его позицию поддерживает руководитель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

— Лично я таких политиков не встречал. Ни в Гос Думе, ни в Администрации Президента. Матвиенко, Нарышкин и Слуцкий формируют идеальный образ будущего проекта по аналогии с ЕС, менее всего задумываясь  о том, чтобы хоть каким-то образом принизить суверенитет своего ближайшего партнера. Что нам точно необходимо, так это чаще сверять часы в отношении планов друг друга.

Проблема некоторых российских чиновников в том, что они далеко не так хорошо знают нынешний казахстанский контент. Но, на мой взгляд, это поправимо

— Вопрос – идеальный для кого? Замечу по поводу Евразийского парламента. Свою идею Нарышкин основывает на необходимости прямых выборов в этот орган по итогам голосования населения. Но в таком случае получается, что на одного казахстанского депутата Евразийского парламента будет приходиться десять депутатов от России. Нетрудно представить, чьи интересы будет отстаивать такой парламент.

— Давайте разделим вопрос на две части. Первое, после создания Экономического Союза или даже в процессе его создания, есть потребность в координации деятельности законодательных органов? Да — безусловно.. В какой форме и на каких условиях будет реализован этот тренд — ответ очевиден, данный вопрос будет еще долго обсуждаться и без достижения консенсуса его окончательное решение невозможно.

— А давайте, Алексей, создадим обратную модель. И предположим, что это Казахстан выступил с идеей создания Евразийского парламента, где на одного россиянина будет приходиться по десять казахов – депутатов. И что это казахи предлагают переход к единой валюте в рамках Евразийского союза, за основу которой предлагают взять тенге. С правом на эмиссию этого финансового инструмента в Астане? И что это наша политика предполагает присоединение России к Казахстану в качестве младшего брата. А мы ведь с вами видим, какие сегодня озвучиваются тренды. Алексей, как вы думаете, понравился бы россиянам такой союз?

Сегодня казахстанская оппозиция, отрицавшая изначально интеграционные инициативы Ак Орды, только за счет, скажем мягко, проимперских высказываний ряда российских политиков, значительно усилила свои позиции. И идея Евразийского союза в этих условиях теряет свою популярность в глазах населения. Тает на глазах, как кусок подмоченного сахара.

— Это вопрос информационной политики. Необходимо развенчивать мифы о политике России в Казахстане и наоборот. Это не вопрос реального содержания политики, а неспособности агитпропа вести нормальную дискуссию

Обратите внимание, Ерлан Карин — за интеграцию. Но против торопливости в выборе инструментов ее реализации. Это — разные вещи

— Любая интеграция предполагает рамки, за которые переходить не допустимо. Иначе это может грозить потерей национального суверенитета. Как вы полагаете, в ходе переговорных процессов по Евразийскому союзу должны ли стороны заявить открыто общественности — вот до таких пор мы идем на интеграцию, а вот до таких нет?

— Абсолютно точно. Но это не константа. Пределы возможного могут быть расширены…

Благодарю вас за беседу. Рахмет. И все-таки, полагаю, что за рамки благоразумия переходить не следует.  Никогда и ни при каких обстоятельствах.

Серик МАЛЕЕВ

Рубрика: