История не терпит сослагательного наклонения. А все-таки, что было бы, если события повернулись в другую сторону, и Советский Союз сохранился?

Многие факты тогда приобрели бы совсем другую оценку. И совершенно другую интерпретацию.

Никто бы сейчас не говорил о подвиге казахской молодежи, вышедшей в суровые декабрьские дни восемьдесят шестого года на центральную площадь Алматы.

Наоборот, эти события назвали бы злостным преступлением, выходкой пьяных алкоголиков и наркоманов.

Ведь та советская власть была мастером по навязыванию идеологических ярлыков и клише. Вспомним! Все, кто был с ней хоть в чем-то не согласен, все были исключительными негодяями, — по мнению советских идеологов, начиная от душманов Афганистана и заканчивая американскими империалистами.

Народ наш, наверное, все так же привычно занимал бы с ночи очереди за мясом, туалетной бумагой и прочим дефицитом, а с экранов телевизоров на нас сурово взирал какой-нибудь очередной генеральный секретарь ЦК КПСС.

Но история не терпит сослагательных наклонений. И в первую очередь, потому, что ее творят люди.

Творцы истории

Казахи в декабре восемьдесят шестого года крайне негативно отреагировали на назначение первым секретарем Коммунистической партии Казахстана никому до этого в республике неизвестного назначенца Москвы Г.В. Колбина. Новость эта буквально взбудоражила людей. Когда традиции партийного назначения, существовавшие до этого в СССР, пришли в явное противоречие с принципами заявленной незадолго до этого горбачевской перестройки, с ее ускорением, гласностью и демократией

Казахов крайне возмутил сам факт, что на руководство республикой назначают никому не известного партфункционера, не прислушавшись к мнению граждан страны.

И все это происходит на фоне пустых магазинных прилавков и длинных очередей за предметами самой первой необходимости.

Люди к тому времени успели уже изрядно подустать, как от той социалистической действительности, так и от той коммунистической власти.

Кто жил в те годы, накануне развала СССР, тот помнит, как на руки по талонам выдавали по пять пачек папирос, в расчете на месячное потребление. Вне зависимости от того, курит человек папиросы или нет. Сигареты с прилавков исчезли. Сигареты ко времени распада СССР и вовсе стали страшным дефицитом. И хотя войны не было, но условия жизни, возмущались фронтовики, были хуже, чем в военное лихолетье.

И вот в этой ситуации кремлевское руководство во главе с М.С. Горбачевым ничего умней не придумывает, как еще более накалить недовольство казахстанцев, разжигая, подобным провокационным назначением, пожар межнациональной розни в до этого спокойной республике.

17 декабря 1986 года на центральную площадь Алматы стала стекаться студенческая и рабочая молодежь, открыто заявившая свой протест по поводу данной инициативы власти. К вечеру 17 декабря на площади собралось порядка пяти тысяч человек.

Еще больше народу вышло на площадь 18 декабря. Поддержать студенческую молодежь пришли в тот день преподаватели вузов, представители творческой интеллигенции, цвет казахской нации.

На разгон демонстрации 17 декабря были направлены силы местной милиции и Алматинского гарнизона. Но их оказалось недостаточно.

По разным оценкам, всего в акциях протеста с 17 по 18 декабря восемьдесят шестого года приняло участие более тридцати тысяч человек. Студенческую и рабочую молодежь Алматы поддержали жители городов: Джезказгана, Павлодара, Караганды, Талды-Кургана, Аркалыка, Кокчетава, Чимкента, где также прошли митинги и демонстрации.

Но не спит и кремлевское руководство. На следующий день, 18 декабря, из восьми регионов СССР в срочном порядке перебрасываются войска специального назначения, вооруженные саперными лопатками и щитами. Алматы оцепляют. Закрывают доступ в город для поездов и автобусов междугороднего назначения. На улицы высылаются многочисленные милицейские и военные патрули с собаками. И наконец, вся эта спецоперация, получившая кодовое название «Метель» завершается кровавым побоищем, в ходе которого более полутора тысяч демонстрантов получают ранения разной степени тяжести.

Так был ли казахский национализм?

19 декабря все центральные газеты Советского Союза публикуют краткое сообщение ТАСС, датированное 18 декабря. В нем говориться: «Вчера вечером и сегодня днем в Алма-Ате группа учащейся молодежи, подстрекаемая националистическими элементами, вышла на улицы, высказывая неодобрение решения состоявшегося на днях пленума ЦК Компартии Казахстана. Сложившейся ситуацией воспользовались хулиганствующие, паразитические и другие антиобщественные липа, допустив противоправные действия в отношении представителей

 правопорядка, а также учинив поджоги продовольственного магазина, личных автомобилей, оскорбительные действия против граждан города…».»

Этим сообщением гражданам Страны советов дают ясно понять, что в Алматы против решений действующей власти выступил не народ, и не передовая студенческая молодежь, а некие «хулиганствующие, паразитирующие и антиобщественные лица».

И таким образом, выступление казахской молодежи переводят в разряд действий хулиганских, антиобщественных и провокационных.

Хотя на самом деле изначально провокационным следует рассматривать назначение Москвой Г.В. Колбина на должность первого секретаря Компартии Казахстана, республики, о которой до этого Колбин вообще не имел ни малейшего представления.

А спустя еще шесть дней, 25 декабря 1986 года, на заседании политбюро ЦК КПСС дается окончательная оценка происшедшему, как проявлению «казахского национализма».

Эпилог

Как в свое время вслед за подавлением восстания в казахской степи 1916 года последовало крушение Российской империи, так и в данном случае последствия не заставили себя долго ждать. Пройдет еще каких-то пять лет и с карты мира исчезнет такая, казалось бы, могучая и непобедимая держава, как СССР,  Казахстан обретет Независимость.

Что же касается временщика Колбина, то участь его окажется незавидной. Всеми забытый, он умрет в вагоне метро, и только по счастливой случайности избежит захоронения в общей могиле, вместе с бичами.

В морге, где в течении пяти дней будет лежать никем не востребованное его тело, мертвого Колбина случайно опознает милиционер. Похороны бывшего первого секретаря Компартии Казахстана пройдут скромно, в кругу семьи.

Так всеми позабытый и покинутый уйдет из жизни тот самый исторический персонаж, которому, по неведомому капризу судьбы, выпало сыграть немалую роль в становлении национального самосознания казахов.

Новости Казахстана. Алтынорда.

 

 

Рубрика: