040622947Прошло больше недели с момента, как министр труда и социальной защиты Серик Абденов завел свой первый официальный аккаунт в социальной сети. На сегодняшний день количество подписчиков ленты министра перевалило за цифру 1300 человек и всем этим людям есть что сказать руководителю социального ведомства. Кто заставил министра зарегистрироваться в «твиттере», ведет ли господин Абденов переписку лично и почему некоторые вопросы остаются без ответа — в эксклюзивном интервью Серика Абденова для BNews.kz.

— Серик Сакбалдиевич, буквально неделю назад вы вышли в социальную сеть официально. Это было поручение, либо необходимость? И как это влияет на вашу работу?

— Мне уже давно советовали друзья и коллеги открыть аккаунт в социальных сетях. Мы все видели, как я по привычке пользовался классическими каналами коммуникации, а меня все равно копировали в соцсети. В принципе на сегодняшний день у меня, как у министра, есть свой формат общения с населением. Министерство ведет тесную работу с различными государственными органами, акиматами. Существует также прием граждан, но постепенно я пришел к выводу, что все официальные форматы общения министерства с гражданами, разделены на этапы и зачастую занимают больше времени, чем живое общение. Будучи в регионах, я убедился, что есть необходимость тесного и прямого контакта с населением и его отдельными представителями. Я действительно рад, что открыл аккаунт в «твиттере». Рад этому как человек, да и как министр теперь имею постоянную возможность в режиме реального времени общаться с гражданами. За неделю в «твиттере» я сделал для себя очень большие выводы. Во-первых, социальная сеть — это большая сила. Во-вторых, соцсети показывают реальную картину в моей сфере. Общаясь с пользователями, я вижу, что за каждым вопросом стоит реальный человек, с реальной проблемой. Один из пользователей даже сказал, что за 2,5 дня министр труда ответил на вопросы, ответов на которые этот человек ждал 2,5 года. Спустя неделю мое отношение к этому инструменту общения, изначально не очень доверительное, изменилось в другую сторону. Другой формат у меня в голове сложился. Больше того, у меня возникла идея налаживать реальные контакты с населением, особенно в регионах, на периферии. Особенно посредством интернета. Хочу создать в социальных сетях возможность участникам социальной сферы задавать вопросы. Вносить свои предложения. Ведь очень много именно с регионов поступает серьезных, дельных предложений. В ближайшее время мы этот вопрос проработаем. Пока это лишь идея, но она требует скорейшего разрешения. Неделя, это очень короткий временной отрезок в реальном времени, в виртуальном же пространстве можно сделать очень многое.

 

— Много ли вопросов поступило вам через «твиттер» и не отвлекает ли вас теперь интернет от основной работы?

— Вопросов очень много, честно говоря, не подсчитывал количество. Я всегда стараюсь выйти в интернет, посмотреть на заданные вопросы и по возможности на них ответить, когда есть свободное время. Я еще привыкаю к стандарту 140 символов на сообщение, и возможно в какой-то конкретной переписке у меня бывает нарушена очередность, поверьте, я не специально. При этом как у государственного служащего у меня достаточно плотный график. Совещания в правительстве, в парламенте, выезды в регионы, встречи с населением, это все не дает возможности отвечать на вопросы людей так быстро, как хотелось бы. Тем более некоторые вопросы требуют дополнительного анализа или расчетов. Часто люди спрашивают про пенсионные накопления, этот вопрос требует изучения. Тут есть свои тонкости и нюансы, о которых люди часто не задумываются. Но вопросы прямого характера я всегда отвечаю сразу. Некоторым может показаться, что я редко бываю в «твиттере», но это не так. Как только у меня выдается свободная минута, я сразу открываю приложение и читаю ленту.

 

— Как вы относитесь к критике в интернете?

— Что касается создания в интернете определенных групп, публикаций, где обсуждаются мои выступления или слова, то я отношусь к этому с юмором. Но я бы не хотел, чтобы социальные вопросы вызывали только смех, все-таки мы должны подходить к этим вопросам с другой стороны. Пенсия и старость — это острая тема для любого гражданина Казахстана. Хотя я думаю, что когда кто-то шутит, это его право. Но он должен понимать, что мы в министерстве пытаемся справедливо распределить помощь социально-уязвимым гражданам. Кстати, именно мое общение с народом в «твиттере» дает мне возможность понять некоторые вещи, на которые необходимо реагировать. Я собираюсь встретиться лично с некоторыми пользователями, потому что есть определенное недопонимание, есть необходимость уточнений. В результате, я надеюсь, у них, как у аналитиков, сформируется полноценная картина поднимаемых ими тем и вопросов.

 

— Насколько легче или труднее стало работать, благодаря вашему выходу в интернет-пространство?

— Вообще поменялось многое. Ведь, не смотря на то, что я нахожусь в «твиттере» преимущественно во время досуга, я успеваю ответить в день минимум на 10 вопросов. Очень много подписчиков у моего аккаунта. Бывает, что я узнаю некоторые события, происходящие в стране, благодаря социальным сетям. Например, когда нахожусь в командировке, как сейчас. Поэтому, лично для меня, сила интернета и социальных сетей с каждым днем становится все очевиднее и реальнее. Я начал понимать, что нужно как можно больше общаться с людьми в интернет-пространстве. Это реальное общение. С реальными людьми. С реальными проблемами. Личные встречи, конечно, есть, но не с каждым человеком поговоришь или найдешь время для встречи. Теперь я убедился, что в социальных сетях такие же реальные прямые контакты, но с гораздо большим количеством народа. Поэтому будем работать дальше и надеюсь, что благодаря более тесному контакту с жителями страны, благодаря интернету, работа министерства изменится в лучшую сторону.

Ратмир Антонов

Рубрика: