183068_167515539966467_1520713_n10 ноября в Москве питерский художник Петр Павленский провел акцию, приуроченную ко дню российской полиции. Раздевшись донага, он прибил свою мошонку гвоздем к брусчатке на Красной площади.

По-мнению самого художника акция, названная им «Фиксацией», — это своеобразная метафора той апатии, политической индифферентности и фатализма российского общества. В своем заявлении художник пишет: «Не чиновничий беспредел лишает общество возможности действовать, а фиксация на своих поражениях и потерях все крепче прибивает нас к кремлевской брусчатке, создавая из людей армию апатичных истуканов, терпеливо ждущих своей участи. Сейчас, когда власть превращает страну в одну большую зону, открыто грабя население и переправляя финансовые потоки на рост и обогащение полицейского аппарата и прочих силовых структур, общество допускает произвол и, забыв про свое численное преимущество, своим бездействием приближает триумф полицейского государства».

Такая акция, конечно, не могла остаться незамеченной. Зацепило всех. И экстравагантностью формы, и острополитическим содержанием. И, конечно же, потрясающей образностью реализации художественного замысла.Так просто, емко и доходчиво показать суть взаимоотношений российского общества с путинской властью — это действительно искусство. Искусство политического протеста.

Одно дело — поставить проблему ангажированности общества нынешним режимом. Об этом говорят все кому не лень. Российская оппозиция об этом говорит уже давно. Однако оппозицию слышат только те, кто это понимает и без оппозиции. Таких в России меньшинство. Большинство на это, как правило, не реагирует, а если и реагирует, то очень болезненно. Потому что это о них. Кому ж приятно — мордой об забор.

Российское молчаливое большинство красивыми словами, рациональной логикой, критикой власти не возьмешь,они — вещь в себе. Вывести их из этого состояния, заставить оторваться от привычного самосозерцания можно либо поставив их к стенке, либо доведя до озлобленности на мигрантов, которые «уже достали», либо через чужие яйца, прибитые к брусчатке.

Художник рассудил правильно: чтобы достучаться до соотечественников, чтобы пробить скорлупу их инфантилизма, нужно нечто, совершенно выходящее за рамки здравого смысла. Яйца, прибитые к брусчатке Красной площади, — это покруче «Черного квадрата» Малевича. На такое трудно не отреагировать. Другое дело — кто и как отреагирует. Сколько из них сумеют разглядеть истинный смысл акции? Это, конечно, серьезная проблема, но она не снимает актуальности вызова, брошенного художником обществу.

Для эстетствующей части общества перфоманс Петра Павленского однозначно событие в культурной жизни России. Это действительно круто! Политически ориентированная часть России, естественно, разделилась. Их в меньшей степени волнует художественная ценность акции, они поляризуются в оценке того, что выразил художник. Водораздел проходит по линии оценки индифферентности российского общества, а точнее, его идеологической деградации. Кто-то считают Петра Павленского больным на голову, которому место в психушке, кто-то видит в нем идеологического противника, кто-то просто не одобряет такую форму протеста. Однако много и тех, кто с пониманием относится к его акции, видя в ней прежде всего проявление гражданской позиции. Но гнева, криков про сумасшествие, воплей и негодования, конечно, больше. Это и понятно: художник дерзостью своего обвинения задел за живое тех, кто воспринимает путинизм как должное. Они же понимают, что на самом деле это их муди были прибиты к ГБ-шно-путинской брусчатке Красной площади. Это они тупо пялились на них, демонстрируя, кто на самом деле мудак в России. Кому же понравится такое сочное, уничижительное сравнение с мудаком с гвоздем в яйцах! Отсюда весь этот понос в адрес художника, весь этот вал праведного негодования совков путинской эпохи. Это в целом было прогнозируемо, и это хорошо, потому что сама по себе полемика способствует очищению мозгов от совковой накипи. Не у всех, не сразу, но процесс этот идет.

Кого-то подкупила способность к самопожертвованию. Так кинокритик Алексей Медведев написал: «Мне кажется, это еще очень важно потому, что это действительно меняет общество. Вот за этого человека я пойду Лубянку штурмовать, если, не дай бог, его посадить соберутся. Ни за кого другого бы не пошел». Мнений действительно очень много. Равнодушных нет, зацепило многих. Меня тоже.

Размышляя над акцией, пришел к мнению, что между тем, что изобразил художник (а на мой взгляд, изобразил он российское общество, прибитое к путинизму), и известными событиями двухтысячелетней давности, когда идеологического оппонента господствующей идеологии Иисуса Христа прибили гвоздями к кресту, можно провести некую параллель. И там, и тут есть элемент жертвенности, и там, и тут жертва прибивается гвоздями. И там, и тут присутствует идеологическая составляющая.

Принципиальная разница в том, что Христа распяли его оппоненты, а российское общество, следуя версии Павленского, само себя прибило гвоздем к брусчатке Красной площади, которую тут вполне можно рассматривать как своеобразный заменитель креста. Понятно, что для полноты образа художнику нужно было прибить себя к кремлевской стене, но думаю, что такой перфоманс не состоялся исключительно из-за невозможности к ней пробраться.

Согласитесь, разница этих двух распятий принципиальная. Там — смерть на кресте во имя своих убеждений, здесь — добровольное прикрепление себя к власти самыми интимными (читай, постыдными) местами. Там — символ стойкости, принципиальности и самопожертвования, здесь — слабости, никчемности, беспринципности.

Другой принципиальный момент — поведение сравниваемых субъектов: Христос, образец адекватного поведения, взывал к Богу, прося поддержки и облегчения страданий. Самораспятое общество России в изображении Павленского неспособно даже на такую естественную рефлексию. Ему тоже больно, холодно, неуютно, но оно не знает, что ему делать, оно просто тупо фиксирует происходящее, не реагируя на собой же созданный дискомфорт. Оно в ступоре! Представляете, как нужно деградировать, чтобы, будучи прибитым гвоздем к брусчатке, пялиться на свои окровавленные яйца, не пытаясь, что-то предпринять. И это при том, что руки и ноги у него, в отличие от Христа, абсолютно свободны. Отличный образ!

Очень многим в акции не понравилось именно то, что центральным объектом были выбраны человеческие яйца. Их оттолкнул натурализм, самоистязание, кровь. Мол, зачем опускаться до этого, зачем переступать границы морали и трясти на весь мир тем, что не принято выносить напоказ.

Но яйца здесь не просто так. Это принципиально, потому что все эти «взять за яйца», «повесить за яйца», «прищемить яйца», «оторвать яйца» не просто жаргон нынешней власти. Это уже некое правило, когда мало просто наказать оппонента, противника, а непременно нужно сделать ОЧЕНЬ больно, да так, чтобы он и дернуться не посмел. То есть в России брать за горло уже не актуально, по нынешним понятиям это слабовато и неэффективно. Брать нужно именно за яйца. Сегодня это трендовое понятие, внедренное в общественное сознание России. Художник блестяще использовал этот тренд, продемонстрировав, что общество живет по бандитским понятиям власти. Понятно, что такое ангажированное властью общество даже на кресте должно быть непременно с пробитой мошонкой.

В моем понимании, художнику удалось найти великолепную метафору, демонстрирующую всю катастрофичность нынешней ситуации в России. Для меня эти яйца, прибитые к брусчатке, — убийственный диагноз российскому обществу, сподобившемуся собственноручно распять себя на кресте путинского авторитаризма. Это уже какой-то политический садомазохизм. Такое, похоже, возможно только в России. Вот уж воистину, «умом Россию не понять…»

Однако в глубине сознания все же теплится мысль-надежда, что именно с этих яиц, прибитых гвоздем к брусчатке Красной площади, в России может начаться процесс прозрения. Это все равно когда-то должно начаться. Ну не могут люди, имеющие такую богатую историю, культуру, такое количество умных и креативных людей, постоянно воевать с самими собой, обвиняя в этом окружающих. Не могут они постоянно наступать на одни и те же грабли, отдавая свои яйца в чьи-то руки.

Да, это не нормально, когда абсолютно нормальные люди для того, чтобы открыть глаза другим, вынуждены прибивать свои яйца к брусчатке. Но они идут на это именно потому, что они абсолютно НОРМАЛЬНЫЕ люди, так как хотят жить в нормальной стране, с нормальной властью, не мешающей людям быть нормальными.

 

Рубрика: