путлерРоссийские учебники истории превозносят Петра Великого как модернизатора и провидца, превратившего Россию в европейскую державу, пишет в The New York Times британский историк Роберт Сервис. Однако Владимир Путин напоминает другого царя — Николая I, который запомнился тем, что «ввязался в вооруженный конфликт с Британией и Францией и отвергал призывы к базовым реформам, необходимым России, чтобы соперничать с мировыми державами того времени».

«Всегда внимательный к вооруженным силам и секретным службам, Николай I проглядел более широкую необходимость модернизации российской экономики и общества. Его страна дорого заплатила за это после унижения его армии в Крымской войне 1853-1856 годов, — говорится в статье. — Внешняя политика России при Путине демонстрирует столь же явный недостаток дальновидности».

Захватив 4,5% украинской территории, Путин совершил невероятное — собственноручно разрушил свою мечту о создании Евразийского союза под руководством России. «Это катастрофа для внешней политики Путина. Хоть он и скрывает это от общества посредством контроля над госканалами, он не сможет обманывать весь народ все время», — пишет автор.

Главный просчет Путина касается самой России, продолжает Сервис. Чрезвычайная ситуация на Украине побудила богатейших людей страны переправить еще больше средств на Запад: только за этот год из России выведено до 70 млрд долларов.

Не менее тревожным для российского президента должен быть отток человеческого капитала. «Молодые люди уезжают, доведенные до отчаяния хамскими чиновниками и агрессивными дельцами. Они хотят жить в меритократии, где только талант имеет значение. Их модель — Сергей Брин из Google, а не убогие министры и бизнесмены путинского двора», — полагает историк.

Кроме того, глава российского государства предпринял недостаточно усилий для диверсификации и большей открытости российской экономики. «Россия должна выдавать высокотехнологичную продукцию, а не только нефть и газ, — указывает автор. — А конкурирующая держава, за которой ей нужно присматривать, находится не на западе, а на юге. С середины 1970-х годов руководители Китая сделали диверсификацию своей экономики приоритетом. То же самое является минимальным требованием для закрепления за Россией статуса евразийской державы. Вместо этого китайцы готовятся стать супердержавой, в то время как русские отстают».

Путин начал год демонстрацией российской «мягкой силы» на зимней Олимпиаде в Сочи, церемония закрытия которой представила Россию стильной и неагрессивной страной спорта и культуры. Уже на следующий день он направил войска в Крым, а теперь Всемирный банк предсказывает России экономическую рецессию к концу года.

«Западные страны не собираются начинать вторую Крымскую войну, однако у них есть больше возможностей давить на Россию, чем предполагал Путин. Ему будет полезно изучить прецедент царя Николая I», — советует Сервис.

 

Источник: The New York Times

Рубрика: