baikornirtoplivo1Почти сразу после Второй мировой войны, как будто было мало всех пережитых казахским народом за годы царизма и Советской власти трагедий, началась сорокалетняя (!) эра испытаний атомного оружия на Семипалатинском ядерном полигоне и ряде военных полигонов, расположенных здесь же, на казахской земле.

 

КАЗАХИЯ  — ПОЛИГОН  «ХОЛОДНОЙ  ВОЙНЫ»

 

Как известно, после Второй мировой войны началась «холодная война», подготовка к третьей мировой, теперь уже атомной. После уничтожения «коричневой чумы» две мировые системы, капиталистическая и социалистическая, стали бороться за лидерство в биполярном мире, сформировавшемся после разгрома фашистской Германии.

«Бесноватому фюреру» не удалось встать на вершину мира, зато на политической арене возникли два непримиримых противника. Гегемоном стали Соединенные Штаты Америки, перехватившие мировое лидерство из рук Великобритании.

А СССР решил противостоять капиталистической гегемонии, вместе со странами Восточной Европы создав на европейских руинах социалистический лагерь – Варшавский Договор.

И нате вам казахи, если вы еще живы после Голодомора, мы попробуем извести вас «дустом», то есть радиацией – видимо, так посчитало руководство Советской империи.

И вот, начиная с 1946 года, на всей территории Казахии были построены чуть ли не с десяток военных испытательных полигонов. А в 1949 году – самый крупный в мире Семипалатинский испытательный ядерный полигон (СИЯП).

На СИЯПе, который расположен всего лишь в 130 км от города Семипалатинск и занимает территорию на границе Семипалатинской, Павлодарской, Карагандинской, Джезказганской областей, находился объект, где хранилось самое современное ядерное оружие. Таких объектов в мире всего четыре.

полигоны

Таким образом, если бы началась третья мировая война из-за созданного Н.Хрущевым Карибского кризиса, вся ядерная мощь США в первую очередь обрушилась бы на головы казахов.

А после 1962 года ни о Казахии, ни о самих казахах даже воспоминаний не осталось бы. Только выжженная земля с безжизненным радиоактивным фоном после американских ядерных ударов.

Вот так, как выразился У.Черчилль, Сталин превратил «лапотную Россию в ядерную державу», а империя затем  получила статус еще и  космической  – на горбу Казахии и казахского народа.

 

               40 ЛЕТ  ЯДЕРНОЙ БОМБЕЖКИ  КАЗАХИИ

 

Весь ужас в том, что после «отыз жыл ойраны» (тридцать лет геноцида с 1916 по 1945 годы) почти  сразу наступили другие, не менее трагичные времена – «қырық жыл апаты» (сорок лет ядерной бомбежки в 1949-1989).

Ровно через четыре года после Хиросимы и Нагасаки в августе 1949 года на земле Казахии началась сорокалетняя эра ядерных бомбардировок на суше, в воздухе (до 5 км), в атмосфере (свыше 5 км) и с  1963 года под землей на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне (СИЯП).

А также на военных полигонах, разбросанных по всей территории казахской земли,  кроме, пожалуй, самой густонаселенной Шымкентской области.

Получается, что не будь Казахстана, то есть если бы его  сохраненная в веках нашими проливавшими мешками кровь предками-батырами территория каким-то немыслимым образом осталась бы под Джунгарией и Китаем, то неизвестно, что делала бы в двадцатом веке Россия. На какой территории она наращивала бы ядерное оружие и где почти полвека проводила бы его испытания.

К тому же, если бы не было космодрома Байконыр, откуда бы она производила сегодня коммерческие запуски в космос и зарабатывала миллиарды долларов, платя при этом  за аренду космодрома  каких-то жалких 115 миллионов долларов в год.

Кстати, для сравнения, правительство США платит штату, с территории которого производятся космические запуски, 185 миллионов долларов за каждый запуск.

А Россия после Второй мировой войны, угрожая ядерной кнопкой, создала себе ядерный щит ПВО, и всю вторую половину 20 века, да и до сих пор противостоит США.

Правда, из-за бесконечной гонки вооружений, в которую ее намеренно втянул мировой гегемон, население пребывает в перманентной нищете. В конце концов СССР не вынес тягот этой весьма дорогостоящей гонки и развалился на куски.

Каждый год весь мир вспоминает жертв взрывов двух атомных бомб, сброшенных на японские города Хиросима и Нагасаки.

А всему Советскому Союзу хватило одной только аварии на Чернобыльской АЭС. Немногие оставшиеся в живых на сегодня из 600 тысяч ликвидаторов аварии инвалиды-«чернобыльцы» влачат существование и живут на подачках в странах СНГ.

Но что получила Казахия от столь беспрецедентной в мировой истории  ядерной бомбежки в течение  целых сорока лет?

Вот скорбная статистика. С 1949 по 1989 годы на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне было произведено 468 ядерных испытаний. При этом взорвано 616 ядерных и термоядерных бомб, в том числе 125 – в атмосфере (из них 26 – наземных, 91 –воздушных, 8 – высотных), под землей – 343 взрыва.

Сумма мощности ядерных зарядов с 1949 по 1963 годы в 2500 (!) раз превысила мощность ядерной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

За пределы полигона вышли радиоактивные облака 55 воздушных и наземных взрывов и газовые фракции 169 подземных испытаний. Эти 224 взрыва обусловили радиационное завгрязнение всей восточной части территории Казахстана.

полигон

За время испытаний водоемы и пастбища были загрязнены радиоактивными продуктами, превышающими  допустимые нормы в 100 и более раз.

Кроме Семипалатинского полигона на полигоне Капустин Яр, часть которого занимает территорию Казахстана, с 1950 года было произведено 11 ядерных взрывов на  высоте от 300 метров до 5,5 км, суммарная мощность которых составляет 65 атомных бомб, сброшенных на Хиросиму.

Первый наземный ядерный взрыв произведен 2 февраля 1956 года в районе г.Аральска с ракетного пуска полигона Капустин Яр.

Также были проведены с полигона Азгир (Атырауская область) в период с 1966 по 1979 годы 17 ядерных испытаний. Затем еще 15, в том числе 3 – на полуострове Мангышлак. Все с целью отработки ядерных взрывных технологий в промышленных целях.

Но когда в 1989 году, после очередного ядерного подземного испытания на СИЯПе произошел  выход на поверхность радиационной пыли, на дворе уже была эпоха гласности.

Вот как развивались события (статья Габбаса Кабышева «Кеширим Бозтаев. Он – первый!», газета CENTRAL ASIA MONITOR, № 34, 2005).

В тот день 12 февраля 1989 года на полигоне был произведен очередной подземный ядерный взрыв мощностью более 70 килотонн. На поверхности земли, деформированной от многолетних подземных испытаний, образовались огромные щели. Через них в течение двух суток шло истечение радиоактивных газов.

При подготовке взрыва специально выбрали момент, когда роза ветров была направлена в сторону сельских районов. Так всегда делали, потому что там не было никакого контроля, кроме контроля самого полигона.

Но ветер перед взрывом поменял направление и полоса газов накрыла воинскую часть в пос.Чаган, в 120 км от эпицентра испытания.

Кроме того, как позже выяснилось, полоса радиоактивного газа шириной и глубиной в несколько десятков километров накрыла территорию, где проживало свыше 30 тысяч человек мирного населения. Повышение радиоактивного фона достигло 3000-4000 микрорентген в час, при естественном фоне 15-20 микрорентген.

Кстати, подобные утечки происходили при каждом третьем испытании. Так, в 1987 году струя радиоактивных газов 6 раз достигала города Семипалатинска с населением 340 тысяч человек, не говоря уж о сельском населении, повышая радиоактивный фон до 450 микррорентген в час.

Но не успели  рассеяться радиоактивные осадки от взрыва 12 февраля, как 18 февраля прогремел еще один ядерный взрыв.

В такой ситуации последний первый секретарь Семипалатинского обкома партии Кеширим БОЗТАЕВ решил действовать. И после согласования с руководством республики и членами бюро обкома отправил в Москву шифротелеграмму «ЦК КПСС. О ядерном полигоне в районе г.Семипалатинска», в которой проинформировал Центр о последствиях ядерных испытаний.

Затем К.Бозтаев проделывает почти невозможное, в результате руководители 35 союзных и республиканских министерств и ведомств завизировали проект постановления, подготовленного Семипалатинским обкомом партии. Документ поддержали тогдашний Председатель Совмина КазССР Н.Назарбаев и руководитель Госплана К.Абдулллаев. Только первый секретарь ЦК КП Казахстана Г.Колбин остался в стороне.

В июле 1989 года К.Бозтаев поекхал на Пленум ЦК КПСС в Москву и зашел к председателю Госплана СССР Ю. Маслюкову. Тот обещал помочь, но прошло три месяца, а ответа не было.

Тогда 2 октября 1989 года К.Бозтаев добился приема у Председателя Совмина СССР Н.Рыжкова и рассказал ему всю правду о полигоне. Все услышанное оказалось для Рыжкова новостью, он слушал молча, не перебивая, и только сокрушенно кивал головой. Затем спросил: «Чем я могу помочь?»

Через несколько дней вышло постановление Совмина СССР «О мерах по ускорению экономического и социального развития Семипалатинской области Казахской ССР».

Вслед за теми февральскими ядерными взрывами последовал взрыв всенародного протеста и ядерные испытания были приостановлены. А 29 августа 1991 года Указом Президента РК Н.Назарбаева № 409 Семипалатинский ядерный полигон был закрыт навсегда.

Затем, благодаря Независимости:

В декабре 1994 года ядерные державы подписали Меморандум о гарантиях безопасности Казахстана.

В том же 1994 году был завершен вывоз всего ядерного оружия с территории страны. В 1995 году уничтожен последний ядерный заряд на СИЯПе.

С 1996 года Казахстан является участником Договора о всеобъемлющем запрещении ядерного оружия.

В 1997 году была принята Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН об оказании помощи регионам Казахстана, пострадавшим от ядерных испытаний.

В 2000 году уничтожена последняя штольня для ядерных испытаний на СИЯПе.

И если вы думаете, что РФ, как правопреемница СССР,  и весь «братский русский народ» принесли извинения казахскому народу за 40 лет «ядерного геноцида», то вашей наивности можно только удивляться. Разумеется, ничего подобного.

Да и Голодомор тоже не стоит извинений, пусть инопланетяне каются за грехи Российской империи, а всеми плодами гонки ядерного вооружения и освоения космоса с территории Казахии  пользуется Россия.

До сих пор в определенных зонах Семипалатинского ядерного испытательного полигона наблюдается повышенный уровень радиации, но там живут люди.

Семипалатинский ядерный испытательный полигон –единственный в мире, на котором живут люди и используют территорию под хозяйственные нужды.

Вследствие воздействия ядерных взрывов пострадало здоровье местного населения. Так, отмечено увеличение болезней крови и кровеносной системы, повышение заболеваемости щитовидной железы, желудочно-кеишечного тракта, костно-суставных заболеваний, рост осложений  беременности, онкозаболеваний. А младенческая смертность в два раза превышает среднероссийскую. В регионе наблюдается рост суицидов, психических расстройств.

Всего пострадавшими признаны 1млн. 323 тыс.человек, но удостоверения об этом получили только 1млн. 57 тыс. человек.

Территория полигона не охраняется и до 2006 года никак не была обозначена на местности. Так сказать, секрет для шпионов, а люди пусть живут как хотят, ведь это же казахи, что им сделается. Хотя жить-то надо и население использует террриторию полигона для выпаса скота и растениеводства.

Только в 2007 году под давлением общественности и по рекомендации Парламента РК были начаты работы по маркировке границ полигона бетонными столбами.

В 2008 году по требованию Национального ядерного центра РК и общественности были начаты работы по созданию сооружений инженерной защиты для наиболее загрязненных участков с целью ограничения доступа населения и домашнего скота.

В 2009 году была организована армейская охрана главной испытательной площадки Дегелен.

А ведь после закрытия СИЯП Россия должна была сразу провести рекультивацию зараженных земель, принять программу оздоровления населения за свой счет, убрать за собой весь зараженный радиацией хлам, засыпать как положено скважины и штольни, провести маркировку границ полигона и т.д. и т.п.

Но куда там, наши русские «братья» даже не дали бы закрыть 40 лет изрыгавший радицию ядерный полигон, если бы не Независимость и позиция мирового сообщества после  краха СССР в поддержку закрытия СИЯП.

Так, в очередной раз благодаря Всевышнему, казахи спаслись от неминуемого вымирания, что стало бы результатом целенаправленного геноцида со стороны метрополии.

 

ГЕПТИЛОВАЯ  ПОРОША  НА КАЗАХСКОЙ  СТЕПИ

 

Как в собственном доме, бывшая метрополия до сих пор хозяйничает на космодроме Байконыр, сохраняя за собой имидж великой космической державы.

Сегодня космодром с казахским городом Байконыр и прилегающими территориями фактически является анклавом России, хотя взят в аренду до 2050 года.

Все годы  суверенитета в казахскоязыной печати и казахских программах на ТВ (в русскоязычных СМИ – ни-ни об этой теме) говорится и пишется о дискриминации местного населения в г.Байконыре и высокомерии России по отношению к казахстанскому законодательству.

Так, в апреле 2004 года, по ТВ показали сюжет – в нарушение договоренностей российская администрация города Байконыр не принимает на работу местное население из-за казахстанского гражданства. Поэтому многие казахи принимают российское гражданство, хотя при этом могут рассчитывать только на должность дворника.

А их дети в школах учатся по российским учебникам, где читают по слогам : «Путин – наш президент». К тому же для местного населения даже был установлен комендантский час и запрет на въезд в город родственникам байконырцев. А также запрет на местную казахстанскую прессу и выход казахстанских новостей  на местном ТВ.

Осуждать же живущих на этой выжженной солнцем и зараженной от космических запусков и ядерных испытаний земле безработных казахов за то, что они в эпоху суверенитета меняют гражданство за кусок хлеба, тоже нельзя. Ведь, как гласит русская поговорка, «голод не тетка, пирожка не поднесет».

А вот «говорящие» заголовки статей из казахской прессы,  «Байқоныр қазақтын бағы ма, соры ма?» (газета АЗАТ, №13 от 7 апр. 2004 г.),  «Протон қалдықтары экологияга зиян шектіре ме?» (газета ТҮРКІСТАН от 28 июня 2007 г.) – «Байконыр  добро или зло для казаха?», «Есть ли вред экологии от «ПРОТОНов?» и др.

Позволю процитировать текст из своей статьи «Дорогу в космос открыл казахский Байконыр» («Казахская правда», №3, апрель, 2003 год):

«Ведь кроме коренных казахов (а там их земля предков), рядом с Байконыром, в полупустыне, без нормальной питьевой воды и элементарных благ цивилизации, никто не живет.

Хотя они живут не где-нибудь в джунглях а (каков парадокс!) рядом с суперсовременным космодромом, приносящим России колоссальные прибыли и укрепляющим ее международный авторитет в области освоения космоса – но в нищете и бесправии.

Однако при Независимости жить в нищете возле космодрома, с которого чужой дядька имеет даже не миллионы, а миллиарды долларов прибыли, и быть пасынками на собственной земле – это нонсенс.

Вообще-то нам бы сначала на земле устроить достойную жизнь, не до жиру, быть бы живу. Поэтому и День космонавтики для нас давно уже не праздник, а большая головная боль…».

И вот еще какая весьма показательная история была рассказана в газете «ЖАС АЛАШ» от 11 апреля 2002 года, в статье С.Бекмуратұлы  «Валентинаға ренжіп қалдым» («За что я обиделся на Валентину»).

Речь в статье идет о том, что казахский журналист Ермырза Базарбаев, работавший на Казахском радио, должен был присутствовать на встрече Валентины Терешковой с журналистами после ее возвращения из полета в космос.

Но когда он собрался в Москву, оттуда вдруг пришло указание: «Из Казахстана никого не присылайте (?!)».

Однако ответственные работники ЦК Компартии Казахской ССР и руководство Казрадио после долгих переговоров все же сумели добиться разрешения для командировки  казахского журналиста.

Он уехал окрыленный, а вернулся в подавленном настроении. Оказывается, из всей большой группы журналистов,  Терешкова обратилась с вопросом именно к Ермырзе: «Ты откуда приехал?» Я говорю: «Из Казахстана». Она мне: «А кто ты по национальности?». «Казах», — отвечаю. – В ответ Валентина недоуменно пожала плечами, оказывается, она не знала, кто такие казахи, в первый раз слышала про нас. Хотя наши отцы Москву защищали и весь советский народ целину у нас осваивал. Это меня сильно задело и обидело».

Наверное,Терешкова думала, что она взлетела в космос  из Подмосковья и приземлилась на кремлевском дворе, А Курчатов, наверное, считал, что его первую атомную бомбу сбросили в Рязани или Ясной Поляне.

Вот такое отношение русских к нам, казахам, было  тогда, в  1960-е годы, начиная от малограмотных ткачих до академиков. Но даже сейчас россияне с нами не церемонятся, начиная от жириновских, рогозиных, перминовых и до руководства РФ.

Последний пример шовинистского высокомерия бывшей метрополии –  «космический скандал» между РФ и Казахстаном, конфликт, который начался в декабре 2012 года и тлеет до сих пор.

Дело в том, что во время выступления в Парламенте РК  руководитель казахского  космического Агентства Т.Мусабаев заявил о намерении РК приступить к сокращению количества пусков ракетоносителя «Протон-М». При этом он обвинил Россию в невыполнении договоренностей о создании космического ракетного комплекса «Байтерек», о новом соглашении об аренде «Байконыра» и в увеличении запусков «Протонов» вместо сокращения.

А до этого, вместо того, чтобы сокращать запуски ракетоносителей «Протон»  с ядовитым ракетным топливом, Россия решила, без ратификации Казахстаном специального соглашения, запускать столько «Протонов» в 2013 году, сколько ей захочется.

Но впервые за двадцать лет Казахстан в лице руководителя «Казахкосмоса» Т.Мусабаева заявил, что приостанавливает запуски из-за нестыковок в переговорах.

И что тут сразу началось-то!… Как любил говаривать незабвенный Алдан Аимбетов, такой шахсей-вахсей поднялся.

Политическая пыль от скандала достигла, наверное, даже верхних слоев атмосферы. И ноту грозную нам  Россия прислала, и  об иске на 500 млн. долларов заявила, так как срываются очередные коммерческие запуски, и т.д. и т.п. Но не надо совсем уж бесцеремонно хозяйничать в Казахстане.

И вот что  было далее. В День космонавтики 12 апреля нынешнего года президент РФ В.Путин посетил строительную площадку космодрома «Восточный» в Амурской области.

Все российские СМИ с утра до вечера транслировали это событие и заявление ВВП: «Космодром «Байконыр» построен давно и уже морально устарел. «Восточный» начнет действовать с 2018 года».

Под «морально устарел» имелось в виду, наверное, что используемые ракетоносители «Протон» на пресловутом токсичном гептиле все же вредны, но модернизировать пуски на Байконыре Россия не хочет, чтобы казахи не воспользовались новыми технологиями.

Кстати, после визита 12 апреля  В.Путина на стройку «Восточного» уже 15 апреля «Роскосмосом» с «Байконыра» был осуществлен очередной запуск с использованием ракетоносителя «Протон-М».

А вот как 12 апреля прокомментировал чиновник из Роскосмоса строительство космодрома «Восточный» в новостной программе телеканала «Россия 24»: «Мы построим космодром в России, но не будем использовать тяжелые «Протоны». Будем применять новые современные технологии. Мы думаем о безопасности для населения, иначе мы бы не стали строить здесь новый космодром».

Браво, так и надо гуманно подходить к проблеме гептила. Правда, получается, что если гептил  сыплется на головы казахов, то это чиновников Роскосмоса не волнует, и гуманизм сразу побоку.

Что-то не усматривается здесь «братская любовь» русских к казахам, которую не устает декларировать РФ, чтобы затянуть Казахию в пресловутый Евразийский союз.

А теперь сравним с вышеприведенными заявление генерального директора ФГУП Центра эксплуатации наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ) А. Фадеева из интервью газете «Известия» 27 марта нынешнего же,  2013 года:

«Протоны» летают 10-12 раз в год. Гептил токсичен, нот он разрушается от контакта с кислородом еще в воздухе. Когда первая ступень «Протона»  падает на землю, гептила в ней практически нет».

При этом заявления казахстанской стороны о существенном вреде после падения обломков ракетоносителя он назвал спекуляцией, добавив: «Так что о значимом вреде говорить не приходится. Вред от «Протонов» — это не более, чем аргумент в споре».

Но если нет вреда от  «Протонов» и гептила, зачем Россия собирается использовать новые современные технологии, заявляя, что  «Протонов» не будет на «Восточном»?

Таким образом, решение российской стороны о строительстве своего нового космодрома говорит о намерении дистанцироваться от Казахстана в области освоения космоса.

Но свято место пусто не бывает. По версии Казахстанского военного сайта,если Россия считает перспективным перенос пилотируемых пусков на новый российский космодром после 2018 года, то в 2020-2040 гг. с Байконыра будут запускаться автоматические космические аппараты на ракетоносителях «Союз-2», «Зенит» и «Байтерек».

Сегодня Казахстан прорабатывает вопросы самостоятельной эксплуатации космодрома после окончательного переноса российских запусков на космодром «Восточный» и прекращения аренды Байконыра РФ после 1950 года.

По одной из неподтвержденных версий после 2050 года Байконыр будет реконструирован в международный центр космических полетов совместно с Европейским и Израильским космическими агентствами.

 

«КАЗАХСТАН  —  ПОЛИГОН  РОССИИ» ?!

 

Все два десятилетия суверенитета и поныне на земле Казахии продолжаются испытания Россией сверхсовременного военного оружия.

При этом аренда 7 военных полигонов за все про все обходится России всего-то в 27,5 миллиона долларов в год (по данным, опубликованным 29 феврале 2012 г. в российской газете «КоммерсантЪ»).

Одному богу доподлинно известно, что там испытывалось и испытывается, и как это влияет на экологическую обстановку в казахских степях.

Но давно уже не секрет, что в наиболее пострадавших регионах вся эта зараза негативно отразилась на здоровье трех поколений казахстанцев. Среди населения, живущего вокруг полигонов, много рождается детей с уродствами, отмечен значительный рост суицидов среди молодежи, психических заболеваний.

Хотя военные полигоны Капустин Яр и Ашулук являются российскими и находятся в Астраханской области, но они занимают также часть земель трех областей Западного Казахстана. А в степных регионах, отданных под полигоны в Астраханской области, основное сельское население составляет  ирредентное казахское население.

Как пишет Казахстанский военный сайт, в нарушение Договора об аренде военных полигонов  между Россией и Казахстаном, заброшенные использованные площадки не рекультивируются, захламлены остатками зданий и сооружений, загрязненнных отходами жизнедеятельности полигонов.

Согласно Довогору об аренде доступ на полигоны возможен только при наличии разрешения от Минобороны РФ. На практике же доступ открыт для всех, кому попало.

Отсутствуют обозначения границ полигонов, нет информационных знаков и щитов, предупреждающих о рисках несанкционированного посещения территории и ответственности за это.

Зато для получения официального разрешения на посещение территорий полигонов с целью изучения их состояния надо много документов и много месяцев.

В конце 1990-х годов были свернуты испытания  лазерного оружия высокой мощности для противоракетной, противовоздушной и противокосмической обороны (ПРО, ПВО, ПКО), начатые в 1965 году по программам «Терра» и «Омега» на полигоне Сары-Шаган. Были взорваны все сооружения и площадки для испытаний, но территория не была рекультивирована.

Одно из наиболее острых экологических последствий преступного разрушения испытательных площадок – это загрязнение окружающей среды стойкими органическими загрязнителями (СОЗ). Они сохраняют свой токсический потенциал в течение сотен (!) и даже тысяч (!!!) лет.

Поэтому СОЗ подлежат изъятию из обращения согласно международной Конвенции ООН «Стокгольмская Конвенция «О стойких органических загрязнителях».

А если посмотреть на «географию» российских военных полигонов, действующих с 1946 года и поныне арендуемых РФ на територии Казахстана, то можно заметить, что вся огромная территория Казахии, можно сказать, является одним большим полигоном России.

Сегодня на теле Великой степи почти нет ни одного живого места, которого не коснулись бы последствия ядерных испытаний, испытаний   мощного военного оружия и запусков тяжелых и сверхтяжелых ракотоносителей.

Так, полигонный комплекс Сары-Шаган с центром в городке Приозерск занимает территории Актюбинской, Кзылординской, Жамбылской Карагандинской областей. Территории Западно-Казахстанской, Атырауской, Актюбинской областей занимают площади двух-трех полигонов («Азгир», «929-й ГЛИЦ, «Капустин Яр», «Ашулук»»).

Ядерные взрывы проводились и на Мангыстау, и рядом с городом Аральском, и рядом с областным центром Семипалатинск, а озеро Балхаш чуть ли не в центре полигона Сары-Шаган. Аркалыкская степь таже загрязнена гептиловой порошей и обломками ракетоносителей.

Хотя территория действовавшего 40 лет ныне закрытого Семипалатинского ядерного испытательного полигона занимала земли четырех областей (Семипалатинская, Павлодарская, Жезказганская, Карагандинская), но радиационные загрязнения выходили далеко за его пределы. Ведь его площадь составляет 18 тыс.500 кв. км, а пострадавшими признаны земли площадью  304 тыс. кв.км.

В этом списке нет только Алматы, Талдыкоргана и Шымкента. Это наиболее густонаселенные области, без огромных степных просторов. Не взрывать же бомбы и испытывать смертоносное современное военное оружие прямо над головами населения.

А буквально недели-полторы назад на территорию суверенного Казахстана упал российский беспилотник. И надо же, какой умный оказался – упал рядом с казахским селом Балкудык в Атырауской области, но никого не задел и не убил, никакого ущерба якобы не принес, просто развалился на три части. А если бы он долетел до Астаны и упал прямо на башню Байтерек и головы туристов?!

Однако реакция казахстанской стороны напоминала типа «Вы уж, дорогие россияне, извините нас, казахов, что мы вам об этом сообщаем. Может, вы заберете вашу железку, мы не знаем, чо с ней делать».

Впрочем, можно сказать, что реакции не было никакой. Если не считать одинокий глас возопившего в парламентской пустыне  лидера Партии патриотов РК, депутата Мажилиса парламента Гани Касымова. Он возмущенным тоном нарушил тишину пленарного заседания фразой: «К нам залетел российский беспилотник, и сколько мы будем молчать?!».

Но, скорее всего, это он возмутился по должности, все-таки Партия патриотов должна как-то оправдывать свое название. А если бы наши «патриоты» действительно хотели обратить на этот факт должное внимание своих коллег-депутатов и руководства страны, то добились бы правды и справедливости. Как это умеют делать депутаты российской Госдумы и  украинской Рады.

Гайнижамал  ШЕКЕЙ

 

Рубрика: