12 апреля, 2019 Комментарии к записи Ракурсы национальных историографий: монголизация образа Золотой Орды (часть 2) отключены

Ракурсы национальных историографий: монголизация образа Золотой Орды (часть 2)

Конечно, сегодня уже сняты прежние идеологические табу; в самой российской исторической науке заметны положительные сдвиги, появляются труды, показывающие роль ислама в Евразии. Отныне никто и ничто не препятствует изучению Золотой Орды как цивилизации, как полиэтнической евразийской державы прошлого. Узбек-хан все реже  изображается одиозной фигурой (но и не жалуется особо). Хотя  массовое сознание, особенно казахское, все еще питается иллюзиями о монголоцентризме Алтын Орды, противопоставляет номадизм и ислам.

В действительности, думающие историки и философы, представители постсоветских национальных историографий рано или поздно должны признать тот факт, что не говоря о научной стороне и восстановлении исторической справедливости, даже в свете современной Евразийской культурной интеграции именно мусульманин-тюрок Султан Мухаммед-хан (Узбек), выгодно отличаясь от Чингис-хана, Бату или позднего Мамая своей созидательной деятельностью и плодотворной дипломатией, является самой подходящей, прогрессивной и притягательной для изучения и популяризации фигурой нашей общей евразийской истории.

Именно Султан Мухаммед-хан, этот великий тюрок и евразиец, автор блестяще претворенного им проекта «Золотая Орда» олицетворяет собой союз Великой Степи и России, диалог Христианства и Ислама. Рене Груссе  писал, что «магометанские устремления Узбека не помешали ему проявить себя весьма либеральным по отношению к христианству».

Своей 30-летней государственной деятельностью великий император Золотой Орды утверждал  идеалы мирного сосуществования религий и культур, цивилизованность и уважение к принципам международного права (конечно, по меркам средневековой эпохи).  Вот почему  мусульманский период Золотой Орды, когда отношения Руси и Великой Степи были достаточно гармонизированы, нуждается в пристальном изучении и объективном освещении.  

Что касается трудов западных авторов, то у них вообще никогда не было особой предвзятости к исламскому фактору или тюркскому началу в истории кочевников Евразии. Например, известно современное оригинальное исследование американского ученого Д.Девиса «Islamization and native religion in the Golden Horde»(1994).

Фальсификация истории была чужда и классикам русской исторической науки в лице Н.Карамзина, В.Соловьева и др. Они давали оценку ханам-мусульманам Берке и Узбеку как самым лучшим и справедливым правителям в истории Золотой Орды. «Это был хан замечательный, он ввел порядок в Орду ... В его царствование Золотая Орда достигла высшей степени своего блеска и могущества» (Н. Веселовский об Узбек-хане).

Итак, после Узбек-хана Золотая Орда  (Государство Кыпчак) никогда не возвращалась на языческие и тенгрианские рельсы (если не считать кратковременных фаз кризиса исламского просвещения вследствие эпидемий, военных конфликтов и т.д). Поэтому темник Мамай (1335-1380) был, конечно, типичным представителем давным-давно мусульманизированного и говорящего по-тюркски сообщества, вернее, элиты Золотой Орды. По одной версии, настоящее имя знаменитого Мамая было Мухаммед.

В то же время справедливости ради стоит  сказать (и это сугубо личное мнение автора этих строк), что ордынское мусульманское общество времени беклярбека Мамая было уже глубоко кризисным социумом и политической системой, в которой религия нередко  использовалась для оправдания неуемных аппетитов ханов в периодических грабежах, походах в отдаленные регионы империи, прежде всего в земли «неверных».

К сожаленью, очевидно, что к середине 14-ого века в империи были во многом утрачены положительные достижения эпохи Гийас ад дина Мухаммад Султан Узбек-хана. Например, мы знаем, что Узбек-хан отменил ненавистный русскому народу институт баскачества, в целом, хан старался ладить с русскими, уважал священников, выдал свою дочь за московского князя и т.д. Но потом…

Трудно определить глубинные исторические причины и все факторы, приведшие к падению Золотой Орды. Была и страшная чума, влияние которой, по-видимому, нельзя недооценивать на духовную сферу, цивилизацию, даже нравы и темперамент людей. Незаметно новые поколения стали более грубыми, конфликтными, тем более в генах бывших монголов и кыпчаков  в латентной форме имелась  склонность к агрессии, древний инстинкт завоевателя.

И вот, со стороны политических экстремистов в массы кочевников был брошен лозунг «На Русь!», призыв к наступлению на «урус-кафиров» (хотя Узбек-хан считал христиан «людьми Писаний») и даже их насильственной исламизации. И мы хотим сказать: если говорить терминами мировых религий, Золотая Орда возгордилась и стала превышать свои исторические полномочия (впрочем, подобное случается почти со всеми империями). И не зря потом Всевышний, Справедливый Бог даст победу горюющим и страдающим от агрессивных кочевников христианам, ибо ничего случайного в мире нет. На самом деле никто просто так «не будет обижен даже на величину нити на финиковой косточке» (Коран).

Как пишет современный автор статьи «Что угрожало Русскому государству в 1380 году?» С. Азбелев, «угроза насильственного обращения в ислам – через четыре столетия после крещения Руси князем Владимиром Святым – стала мощнейшим стимулом, сплотившим население всех русских княжеств, отправивших свои войска на сражение с разноплеменной армией Мамая».

В то же время нам интересен сам культурно-цивилизационный аспект этого великого противостояния. Конечно, Мамай-язычник (тенгрианец) – это нонсенс и вызывает у сколько-нибудь осведомленного в истории человека только улыбку. В действительности же, в роковой день 8 сентября 1380 г. на поле Куликовом произошло кровавое побоище между христианами и мусульманами. В плане этническом противники представляли славянский мир и тюркскую Степь (хотя были в войске Орды и наемники из кавказских народов, даже итальянцы-генуэзцы).

 Что касается «исторической родины» Мамая и других его заброшенных судьбой на далекий запад соплеменников, то там, т.е. в  Монголии в это время и в этот час пели буддийские гимны. Окончательно забыв про отрезанный от ее пуповины «улус Джучи», Монголия окунулась в свои, сугубо внутренне-азиатские и восточно-азиатские политические дела…

В кровавой мусульманско-христианской резне на Куликовом поле 1380 г. погибло сотни тысяч мусульман, обманом и силой завлеченных в авантюру Мамая. И немало русских богатырей отдали жизни за родную землю и веру, также защитив Европу от нашествия ордынцев. Еще со времен историка С. Соловьева Куликовскую битву по значимости для дальнейшего хода мировой и евразийской истории иногда сравнивают с битвой при Пуатье 732 г., остановившую арабскую экспансию в Европу. Также, видимо, возможна историческая параллель с битвой на Таласе 751 г. на территории Казахстана (арабо-китайское сражение, в которой тюрки перешли на сторону мусульман), в результате которой судьба тюрков Центральной Азии  решилась в пользу мусульманского фактора, и был положен конец экспансии Китая.   

Да, суровая историческая правда такова, что на поле Куликовом друг против друга,  с глазами, полными ненависти и мести, стояли два средневековых войска (кавалерии). Одно – русское, во главе с московским князем Дмитрием, заручившимся накануне духовной поддержкой  великого русского старца, преподобного Сергия Радонежского. Воинство религиозно воодушевленных, если не сказать экзальтированных православных воинов, выступивших с багровым знаменем с изображением золотого образа Иисуса Христа и православного креста. Второе – такое же взвинченное, с «измененным» сознанием, тюрко-мусульманское войско шахидов хана Мамая (точнее, эмира, беклярбека), на чьих боевых шлемах, кольчугах и клинках мечей были выбиты надписи из Священного Корана…  

И в этой связи хотелось бы заметить, что, по всей видимости, истинное происхождение коллекции эксклюзивного «восточного оружия» из музея Московского Кремля (якобы привезенное из Персии и Турции), более логично объяснить связями с соседней Золотой Ордой. Эти золотые шлемы и доспехи русских царей с … выгравированными аятами из Корана (?), слегка переделанные христианскими мастерами путем припайки сверху крестов, могут являться, конечно, только дорогими военными трофеями, снятыми с трупов убитых ханов и беков, потому что мусульмане никогда не дарили и не продавали головные уборы с религиозной символикой иноверцам.

Вплоть до XVIII века в Казахской Степи еще встречались сабли и кинжалы с надписями (аятами) из Корана, единичные образцы которых хранятся в музеях республики.  Но в целом, после падения Золотой Орды и по мере дальнейшего катастрофического ухудшения политической и экономической ситуации в обществах номадов Евразии, в условиях борьбы против джунгарских захватчиков, частых восстаний против царизма, Китая, массовых народных миграций, роста налогового бремени и др. из массового употребления, оружейного и ювелирного дела  казахов полностью исчезает золото.

Конечно, с каждым веком устаревает техника и технология изготовления оружий, используются более дешевые и доступные материалы, ослабляется эстетическая сторона (не говоря о том, что в конце концов номады были полностью подчинены и укрощены царизмом с помощью пушек). Из-за экономического кризиса и разрыва торговых связей стали недоступны импортные образцы боевого оружия, многие предметы быта. Например, казахи раньше ценили исфаханские сабли, в качестве интерьера для своих юрт использовали бухарские и персидские ковры.   

Женщины в позднем казахском обществе, примерно со второй половины 19-ого века, были вынуждены довольствоваться серебряными украшениями, несмотря на наследственную страсть любого восточного народа к золоту. Золотые шатры, золотые доспехи и шлемы, алмазные мечи, красавицы в шелках, с массивными золотыми украшениями, бриллиантами и яхонтами (по казахски «алтын», «гаухар», «жакут») – все это стало казаться  деградированным потомкам, когда они слышали их описания в эпических сказаниях о древних героях, какими-то немыслимыми вещами и фантастическими образами.

Но иногда в сознании отягощенного колониальным бытом казаха вдруг вспыхивала догадка, смутное тревожное воспоминание о том, что сверкающие золотом черноокие красавицы и богатыри на белоснежных скакунах –  это вовсе не сон или сказка, а земная реальность, правда… из жизни удачливых предков во времена «золотого века» Золотой Орды.   

 

 

Назира Нуртазина,

историк

 

 

Загрузка...

Комментирование закрыто.