ВалиханВажнейшие концепты регионального развития, основанные на новом видении территориально-производственного и административно-территориального деления и регионирования человеческого капитала и лежащие на пути претворения северо-западного геополитического вектора, разработку которых мы могли бы осуществить в ближайшем будущем, следующие:

1. Концепция развития юго-восточного территориально-административного округа, объединяющего области юго-восточного территориально-производственного региона с центром в г.Алматы (Алматинская, Джамбульская, Чимкентская), берущего начало с геостратегического центра государства — Алматы, должна включать условия, возможности и перспективы трансформации данного региона в потокообразующую генерирующую

множественности структуру развития национального человеческого капитала. Ее продуктами могут быть множащиеся поселенческие, трудовые, миграционные, интеллектуальные, финансовые, экономические, социальные, политические и иные ресурсы, импортируемые по северо-западному вектору в иные регионы государства и за его пределы, питающие и развивающие их. Алматинская область должна стать центром административного округа всего юго-восточного ТПК, включающего Алматинскую, Джамбульскую и Чимкентскую области. Гранича на северо-западе с центральным территориально-административным округом с центром в Астане, включающим Акмолинскую, Кызылординскую и Карагандинскую области, Алматинский территориально-административный округ с политической точки зрения выполнял бы роль колыбели национальной независимости и суверенного развития Республики Казахстан.

2. Концепция развития центрального  территориально-административного округа, объединяющего области центрального Казахстана, с центром в г. Караганда (Карагандинская, Акмолинская, Кызыл-Ордынская), должна включать условия, возможности и перспективы восприятия, оценки, адаптации и ретрансляции национальных интересов и возможностей из потоков ресурсов, генерируемых на юго-востоке и других территориально-административных округах, на всю страну и претворения кардинальных стратегических проектов, имеющих для государства первостепенное значение в области безопасности и сотрудничества на территории центрального территориально-производственного комплекса (региона) и шире в государственном и межгосударственном формате. Реализация данной концепции позволит сформулировать и создать систему национальных социальных стандартов, инвариантных социальным стандартам развитых стран мира, поскольку структурирование новых подходов, параметров развития, целей и идеалов выпадает на долю именно этого столичного региона. Регионообразующими геостратегическими инновационно-индустриальными мультикорпоративными агломерациями могли бы стать наряду с Астаной, Караганда и, к примеру, Байконур, если ему будет отведена роль центра ракетно-космического, научно-образовательного, медико-биологического и экологического кластера, инновационного центра данного региона.

Возможности такой новой геостратегической инновационно-индустриальной мультикорпоративной агломерации как Байконур выходят далеко за рамки его сугубо региональной специализации, поскольку дадут в будущем мультипликативный национальный и государственный эффект.

Здравоохранение – это кластер эколого-санитарных, медико-биологических учреждений инновационного характера, занимающихся как проблемами региона, так и перспективными научными исследованиями, необходимыми для реализации самых передовых оборонных, производственных и социальных проектов.

      Образование – кластер научно-технических и научно-технологических лицеев, школ и колледжей, готовящих специалистов в наукоемких технико-ориентированных отраслях экономики Казахстана, промышленности 4, 5 и 6 технологического уклада (машиностроение, автомобилестроение, судо- и самолетостроение, ракетостроение, химические технологии, физика высоких энергий и конструкционных материалов, математика, IT, нано-, био- технологии и т.д.).

Наука — «Байконур университет» — университет технико-технологического профиля со статусом как «Назарбаев университет». Сотрудничество двух статусных университетов в будущем могло бы вылиться в создание казахской «лиги плюща». «Байконур университет» можно было бы по профилю породнить с Массачусетским университетом (США). В составе университета необходимо предусмотреть деятельность Института экологии, Института природы и климата и т.д.

Производство. Наши отношения с Россией, Украиной и другими странами могли бы напоминать отношения США и Канады, даже, если хотите, Германии и Франции, которые создали и успешно поддерживают корпорацию EADS, производящую AIRBUS и другую авиакосмическую технику.

Кстати, такой международный концерн мог бы быть создан и на Байконуре, который в виду его наукоемкой специфики мог бы стать для нашей страны нечто вроде «силиконовой долины» США. Президент Казахстана говорил о создании инновационных кластеров на базе триединой спирали развития бизнеса, университетов и государства, так вот, Байконур мог бы стать именно таким нашим инновационным кластером, реализующим национальные преимущества в век превращения Казахстана в развитое государство. Здесь, как сказано выше, необходимо открыть технологический университет типа Массачусетского, где ученые со всего мира могли бы работать по космическим разработкам и тематикам, а также производить соответствующую технику.

       Оборона. С одной стороны, создание альтернативной системы ПВО сделает воздушную оборону Казахстана универсальной. Для этого необходимо, наряду с создаваемой совместно с Россией общей системой ПВО, создавать, например, СП с Bae Systems и франко-немецким аэрокосмическим концерном European Aeronautics Defence and Space Co (EADS) целью разработки своих новейших военных и космических технологий, чтобы в последующем перейти к собственной системе ПВО. Кстати, в свое время К.Токаев, будучи на посту министра иностранных дел Республики Казахстан, уже прорабатывал вопрос создания с Bae Systems собственной, национальной системы ПВО, независимой от других стран. Заключи Казахстан тогда соглашение с Bae Systems, возможно, мы имели бы альтернативную ПВО и, соответственно, альтернативное видение развития ракетно-космической промышленности, включая собственный национальный носитель и универсальную авиа-космическую инфраструктуру. Это позволило бы также решать текущие проблемы Байконура и в будущем минимизировать политическую и геополитическую зависимость Казахстана от России в соответствии с новым Договором между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о добрососедстве и союзничестве в XXI веке[1]. С другой стороны, такой поворот к поиску эффективных форм взаимодействия с развитыми странами позволил бы организовать сотрудничество в области космических разработок и исследований с признанным лидером военно-космических технологий – США.

       Экономика. Создание собственной атомной промышленности на основе сотрудничества с американскими и японскими производителями оборудования атомных электростанций. Атомные технологии полного цикла вкупе с созданием собственного ракетоносителя существенно усилили бы геополитическую и геоэкономическую мощь страны, ее подлинную экономическую самостоятельность и независимость. Развитие инфраструктурных проектов железнодорожного, автомобильного и авиатранспорта, инфраструктуры кластеров образования, здравоохранения и науки, производственной инфраструктуры и инфраструктуры оборонной промышленности, а также социальной инфраструктуры по приоритетам осуществления позволит превратить данный регион центрального Казахстана в сердце экономической, военной и политической независимости Казахстана.

3. Наконец, концепция развития западно-казахстанского территориально-административного округа, объединяющего области западно-казахстанского территориально-производственного региона, с центром либо в Атырау, либо в Актау (Мангыстауская, Атырауская, Западно-Казахстанская, Актюбинская), должна включать условия, возможности и перспективы реализации разрастания торгово-экономического взаимодействия Казахстана в западном и южном направлении посредством кардинального увеличения транспортно-логистического потенциала и перехода на стандарты транспортно-логистической сферы Европейского Союза и других развитых стран мира (транспортно-логистическая инфраструктура и скоростные железнодорожные, морские и автомобильные перевозки, авиасообщение). Помимо этого, представляя собой некую альтернативу интеграционному вектору сотрудничества с Россией и Беларусью, Мангыстауский регион с его растущими агломерационными возможностями в будущем может сыграть роль общетюркского моста, коридора коммуникации, став узловым местом реализации проектов Тюркской интеграции. Кстати, одним из двух мегаполисов, о необходимости строительства которых говорил Глава государства, мог бы стать город Актау. Преимущества превращения Актау в третью, «западную столицу» могли бы существенно обогатить регион и государство в целом возможностями его международного позиционирования как города – воротами в современный культурно-исторический мир номадической цивилизации и в пространство передовой «зеленой экономики».

Данные концепции развития регионов Казахстана являются приоритетными с точки зрения важнейшей проблемы государственного развития – проблемы безопасности и, соответственно, проблемы социально-экономического развития страны в целом. Помимо этого, социально-экономический эффект реализации данных концепций позволит осуществить гармоничный переход страны к новому постиндустриальному формату развития общества, сформировать условия для реализации неоспоримого суверенитета как в экономической, социальной, так и в политической, а также военной сферах. Специализация других регионов страны могла бы быть выявлена после разработки данных концепций в отдельных исследованиях, что позволило бы в целом сформировать концепцию регионального развития Республики Казахстан на период до 2050 года.

Итак, значение целостного (философского) подхода к проблемам регионирования (регионоведения) государства на новых культурно-цивилизационных и геополитических основаниях ни приуменьшить, ни преувеличить невозможно, поскольку только при таком подходе возможно увидеть реальные возможности усиления функциональной мощи государства через развитие специализации регионов, увеличения содержания человеческого потенциала нации в инфраструктурных проектах и социальных программах, а также, соответственно этому, существенно увеличить роль и значение государства в системе международных отношений, подняв планку приоритетов до уровня развитых стран и их организаций (ОЭСР, G-20 и т.д.).

 



[1] См.://www.regnum.ru/news/polit/1730836.html#ixzz2kVrQDoyt

[1] См.: Тулешов В.У.          Философия геополитики Казахстана в XXI веке: Тюркский проект. Часть 1. Географический аспект. —  Интернет-сайт «carnegieendowment.org», 26 августа 2013 года. http://carnegieendowment.org/2013/08/26/философия-геополитики-казахстана-в-XXI-веке-тюркский-проект/gkan . Тулешов В.У. Философия геополитики Казахстана в XXI веке: Тюркский проект. Часть 2. Логика возвращения в родные пенаты. —  Интернет-сайт «carnegieendowment.org», 4 сентября 2013 года. http://carnegieendowment.org/2013/09/04/Философия-геополитики-казахстана-в-XXI-веке-тюркский-проект.-часть-2.-логика-возвращения-в-родные-пенаты/gr .  Тулешов В.У. Философия геополитики Казахстана в XXI веке: Тюркский проект. Часть 3. Закат евразийства. — Интернет-сайт «carnegieendowment.org», 16 сентября 2013 года.  http://carnegieendowment.org/2013/09/16/философия-геополитики-казахстана-в-xxi-веке-тюркский-проект.-часть-3.-закат-евразийства/gna0 . Тулешов В.У.  Философия геополитики Казахстана в XXI веке: Тюркский проект. Часть 4. Исторический аспект. — Интернет-сайт «carnegieendowment.org», 9 октября 2013 года.   http://carnegieendowment.org/2013/10/09/философия-геополитики-казахстана-в-xxi-веке-тюркский-проект.-часть-4.-сторический-аспект/gpkg. Тулешов В.У.  Философия геополитики Казахстана в XXI веке: Тюркский проект. (Окончание). — Интернет-сайт «carnegieendowment.org», 21 октября 2013 года. http://carnegieendowment.org/2013/10/21/философия-геополитики-казахстана-в-xxi-веке-тюркский-проект.-окончание/gqtu.

Рубрика: