1392173885_foto-talgata-mamyrajjymovaВ Казахстане коррупция является частью национального менталитета -так считает политолог, руководитель аналитической службы ОФ «Realpolitik» Талгат Мамырайымов. Политолог считает, что существенное ограничение коррупции в Казахстане невозможно без культа Закона и Права.

Талгат Киятбекович, для Казахстана коррупция стала чуть ли не главной болезнью, нечто вроде раковой опухоли, постепенно подтачивающей наше государство. При этом многие эксперты полагают, что главная основа коррупции в несовершенстве нашей политической системы. Вы согласны с таким выводом?
— Изъяны нашей политической системы, на мой взгляд, не являются главными причинами коррупции в Казахстане. Эти факторы скорее выступают инструментом, оболочкой для совершения коррупционных правонарушений. Но их фундамент это наши социально-культурные и социально-психологические нормы, правила жизни. Ведь у нас взаимоотношения как внутри общества, так и между каждым его членом и государством во многом выходят за рамки норм законов. Большую, а иногда определяющую роль в этих случаях играют неформальные нормы и правила, разделяемые всеми членами общества.

Вы хотите сказать, что коррупция в нашем обществе, государстве коренится преимущественно в особенностях нашего менталитета?
— Да, именно так. Социально-культурные, социально-психологические символы, нормы, практики, в том числе и неформальные, и составляют костяк менталитета. Как показывают многочисленные исследования, главными признаками коррупции являются именно неформальные связи. Например, в развитых странах Европы коррупция больше всего распространена не на уровне центральных органов власти, а в региональных госорганах, где шире присутствуют неформальные взаимоотношения. И это не случайно, поскольку для элементарного отмывания государственных денег; выстраивания коррупционных схем чиновникам нужны свои «агенты», «клиенты» в обществе.
В Казахстане весь быт, большая часть жизнедеятельности, бизнеса построены на неформальных нормах и принципах, но не на следовании Праву и Закону. Все это из-за того, что у нас низкое доверие к власти, слабые политические институты. Человек не может целиком и полностью положиться на защиту своих интересов со стороны государства.
В то же время у нас высокий, можно даже сказать, аномальный уровень присутствия государства в общественных сферах. В нашей стране чуть ли не каждый чиновник мнит себя господином зависящих от него простых граждан. В итоге люди соглашаются на позицию услужения чиновникам, госорганам. И это делается не из-за какой-то невольной блажи — так люди зачастую решают свои проблемы в госорганах в обход закона, потому что это проще и легче.

То есть казахстанцы не представляют свою жизнь без неформальных практик жизнедеятельности?
— Видимо, да. Не случайно казахстанцы под коррупцией понимают преимущественно нелегальные денежные операции: взяточничество, мошенничество, казнокрадство в системе государственных органов. А такие операции как блат, протекционизм, непотизм, кумовство, подношения, подарки наши граждане даже не рассматривают как коррупцию. Согласно исследованию Трансперенси Интернешнл, в 2013 году 39 процентов опрошенных казахстанцев, дававших взятки, делали это в форме подарков или благодарностей. Такого рода действия, как правило, одобряются и воспринимаются с пониманием. Не дай Бог кому-нибудь отклониться от этих неписаных, неформальных норм и практик, как он тут же станет персоной «нон грата». Или, по меньшей мере, такое поведение не будет одобрено в социальной группе этого «отщепенца».
Каким образом наши неформальные социально-культурные практики распространяются, воспроизводятся в системе государственной власти?
— Госслужащие также являются частью общества, значит, и неформальные практики автоматически переносятся в государственную власть. Многие чиновники, госслужащие являются членами какой-либо «команды», в которой действуют свои узкие неформальные правила и связи с «клиентами» в частном секторе. Соответственно, в эти круги тяжело попасть. Для этого нужно получить право быть «своим». И здесь начинают включаться связи, знакомства, родственная близость к руководству этих групп в «хлебных» государственных структурах. За этими связями, знакомствами зачастую следуют просьбы, «заказы» на разрешение каких-либо проблем на взаимовыгодной основе.
У нас практически весь бизнес, экономика завязаны на государственных тендерах, заказах, проектах, программах и т.д. Соответственно, власть предержащие имеют в нашем обществе высокий статус «особых» людей, распределяющих блага, ресурсы.
Неформальные нормы и правила не только дополняют законы, но нередко их почти полностью заменяют. Между обществом и властью постоянно идет взаимообмен неформальных практик, в том числе коррупции.

Можно более подробно о том, в каких формах наш менталитет или социально-культурный фон проявляется в коррупционных действиях?
— Таких примеров можно привести огромное количество. В частности, для того, чтобы получить какую-нибудь справку, или иной документ, мы обращаемся к знакомым и через них решаем эту проблему. И так у нас не только в госучреждениях, но и в частных структурах. Даже простой поход к врачу не обходится без подключения связей, знакомств. И это мы делаем не только из-за экономии времени, денег. Так сложилось, что мы не доверяем друг другу, не говоря уже о недоверии к действующим общественным и политическим институтам.
Даже в коммерческих предприятиях существуют и работают целые «кланы» по родству, знакомству, дружбе. Чужак, даже назначенный руководителем в такую команду, не сможет там спокойно работать, если не будет лояльно относиться к ее неформальным правилам, нормам.
Таким образом, главной причиной коррупции в Казахстане является доминирование норм нашего менталитета над законом, стремление все решить неофициально. А как может быть иначе, если в нашем государстве не все равны перед Законом? Человек без связей, крутых знакомств, хорошего достатка стал у нас восприниматься как «лузер», ничтожество.

Да, не зря у нас появилось «крылатое» выражение – для казахов понты дороже денег…
— Вот-вот. В результате наш менталитет стал неудержимо наполняться всякими вредными наслоениями, в основном в виде разного рода понтов. Причем, по-видимому, это не является продуктом только лишь современного Казахстана. Еще в казахской степи эпохи царской России среди баев было модно щеголять своим богатством, обильным скотом, связями и происхождением. Вот это и является главной питательной средой коррупции.
Такие порядки нами уже воспринимаются как обыденные социальные нормы. И это удобно, так как часто бюрократическая волокита, громоздкие законодательные процедуры отнимают столько времени и средств, что люди предпочитают все решать при помощи связей и мзды.

И что нам делать в такой ситуации, как искоренить такую основу коррупции, ведь мы имеем дело с нашим менталитетом, от которого нам деваться некуда.
— Корень проблемы заключается не только в слабости и неполноценности наших политических институтов. Содержание институтов зависит от нас, поскольку их основой являются различные социальные нормы и правила. Мы исторически привыкли абсолютизировать власть. Но власть является продуктом нашего общего социально-культурного фона. По-иному говоря, какие мы – такая и власть. Не зря говорят: каждый народ заслуживает свою власть.
Конечно, не все должно решаться строго по букве Закона. В некоторых случаях надо проявлять снисходительность, но и эта возможность должна быть закреплена в законе. Когда в обществе будет культ Закона и Права, тогда и мы все начнем меняться. Вслед за этим начнут меняться и наши общественно-политические институты…

Торгын Нурсеитова

Источник: ИА «Zakon.kz»

Рубрика: