Проблема изучения казахского языка стала международной: ею занимаются лингвисты США, России и т.д. У нас же готова оговорка при «буксовке» изучения языка у обучающихся: «намысы жоқ», «мәңгүрт». Это притом, что пройден т.н. психологический рубеж – осознание необходимости изучения языка не только коренными жителями, но отчасти и представителями диаспор.

Методика изучения языка: лебедь, рак и щука

В последнее десятилетие значительно возросло количество часов казахского языка в русской школе, достигнув в средних классах пяти уроков(!) в неделю против двух-трех русского и английского. Ни один из школьных предметов не получал столь мощного допинга, как казахский язык и литература. Несмотря на такой количественный перевес, наша молодежь не заговорила на казахском языке.

Все желающие изучать казахский язык сталкиваются с тремя основными проблемами, которые не дают сдвинуться с места, как басенные персонажи. Первая – нет учебников, адресованных изучающим казахский, как второй язык. Исключение, пожалуй, составляют учебники профессора Бектурова, которые нашли свою определенную аудиторию. В последнее время появились интересные методики, такие как ускоренные курсы изучения казахского языка, методика изучения языка в казахском ауле, погружение в языковую среду и другие. Однако ускоренные курсы редко дают результаты, а поездка в казахский аул охватывает малое количество аудитории.

Вторая проблема – это словари. До сих пор нет профессионально составленных словарей. Эта проблема тянется с советских времен. Например, с середины прошлого века издается научно составленный кыргызско-русский словарь К. Юдахина с пословицами, поговорками, удачными текстами – такого уровня наша лексикография не достигла и за двадцать лет независимости. Современная практическая лексикография описывает слова на основе огромного корпуса языка, собранного из разных источников. А у нас пока издаются словари на основе устаревшего словаря Х. Махмудова, Г. Мусабаева середины прошлого века, с дополнениями, где многие определения до сих пор иллюстрируют советскую языковую идеологию: туфли – туфли, юбка – юбка, люстра – люстра, подъезд – подъезд, трубка – трубка, этажерка – этажерка и т.д. Эта картина характеризует низкий уровень развития данного направления языкознания.

И третья проблема: отсутствие адаптированной для русскоязычного читателя литературы на казахском языке. Она тесно связана с неразвитостью межъязыковых отношений казахского языка, переводного дела, казахской детской литературы и т.д.

Иными словами, в стране отсутствует научно сформулированная языковая политика и государственное планирование языковой политики – что и как нужно делать, сколько это стоит, а также слабая научная база языка и отсутствие современной методической базы преподавания казахского языка, как иностранного или второго.

Для большинства населения казахский язык не является родным, несмотря на этническую принадлежность. Ведь родным языком является тот, на котором человек думает, говорит и пишет, а таких у нас меньшинство. Необходимо анализировать и процессы языковой глобализации, которые влияют на все языки, а те малые языки, которые находятся в «джунглях», т.е. в изоляции, медленно умирают. Изучение языка нужно строить с учетом этих влияний (от них никуда не денешься), «приноравливая» языковые процессы к быстро меняющимся глобальным явлениям. Это должен быть творческий процесс, а не застывший и неинтересный.

Если у обучающегося проблемы в базовых знаниях языка, то надо признать казахский язык для него временно иностранным и обучать его как иностранному. Это общепринятая мировая практика. У нас же готова оговорка при «буксовке» изучения языка у обучающихся: «намысы жоқ», «мәңгүрт», и далее разговор сводится к отсутствию национальной идентичности.

Для прояснения и сравнения возьмите методику преподавания английского языка и казахского языка – ее сопоставление и выявит все недостатки нашей несистематичной и непоследовательной методики. Если казахская филолого-лингвистическая практика была бы тесно связана со многими иностранными языками и ориентирована на полилингвизм, мы бы давно имели высокопрофессиональные учебники, словари, адаптированную литературу.

Наши же ученые-филологи владеют максимум двумя языками, помимо казахского языка – отсутствие словарей и эффективной методики является следствием такой ситуации. Нередко наши лексикографы плохо знают древнетюркские, кыпчакские, чагатайский, староказахский и другие языки. Есть общепризнанные словари – Древнетюркский словарь (Ленинград, 1969), Кыпчакский словарь (Гаркавец Александр), Түрік сөздігі (Махмұт Қашқари) и другие, материалы из которых не используются при составлении казахско-русских словарей.

Проблема методики обучения казахскому языку является основной и в Центрах по обучению государственному языку, в которых различна не только методика, но и электронные, учебные пособия, словари и т.д. Отсутствие научно выверенной единой методики и качественных словарей, учебников, предназначенных для некоренного населения, для казахов, слабо владеющих языком – основная причина неэффективности этих Центров.

Низкий уровень знания казахского языка остается и в самих казахских школах, о причинах которых можно лишь догадываться – нет социолингвистических исследований. Однако можно заметить непоследовательность подачи дидактического материала, слабость текстов с точки зрения художественной и познавательной ценности в учебниках казахского языка. Нет хороших толковых словарей казахского языка, как, например, «Словарь русского языка» С.И.Ожегова. Удручающее положение казахского языка в дошкольных учреждениях: до сих пор в них нет ни стандарта, ни методики обучения языку, ибо сама методика воспитания и обучения языкам не изменилась с советских времен. Поэтому дети не знают казахских песен, стихов, сказок, мультфильмов, острый дефицит которых всем известен. Как и подготовленных кадров.

«Насилие» вызывает отторжение от языка

Средства, выделяемые на развитие казахского языка – на разработки словарей, учебников, методик, на научные исследования, детскую литературу и т.д. крайне малы. Зато много расходуются на языковые мероприятия с их солидными премиями, на работу всевозможных Центров казахского языка и воскресных школ по изучению языков этнических групп, не оправдавших себя. Сколько людей прошло обучение в них и сколько из них заговорило на казахском языке? Результатов не видно.

Деньги нужно вкладывать в подготовку кадров, эффективных учебников, современных словарей, книгоиздательство. Нужно разрабатывать языковые программы, рассчитанные на различные возрастные и этнические группы. Нужно серьезно заняться подготовкой учителей. Самое главное – к этому делу нужно привлекать молодых профессионалов, а не «советских» кадров со старой методикой.

А как изучают казахский язык в русской школе? Фонетика, алфавит, множественное число, закон сингармонизма, грамматика, и сразу начинают «душить» стихами казахских классиков: задавать стихи наизусть со словами и оборотами, которых дети не изучали и самостоятельно не могут понять их смысл. Школьники механически заучивают и правила грамматики, а о развитии устной речи, о налаживании общения, диалога между детьми заботятся единицы.

Т.е. должен быть коммуникативный метод. Этот метод не исключает объяснение грамматики, но грамматика преподносится больше как инструмент составления фраз и предложений, а не усложненные и многословные правила. А каков психологический фон занятий? Многие учителя не предлагают, а принуждают школьников учить государственный язык, периодически упрекая их в невежестве, в нежелании овладеть им. В итоге это вызывает отторжение от языка.

Существующие  отечественные методики пока не являются  эффективными – это зачастую большой объем информации, который трудно использовать в повседневной жизни, причем изложенный не самим доступным способом.  И это скорее отпугивает тех, кто серьезно задумывается о том, чтобы начать изучение языка. Современные методики должны вовлекать в процесс обучения, быть яркими, удобными в использовании по принципу легкости и игровой ситуации. И для разных возрастных и этнических групп должна быть разная методика, в том числе для иностранцев. Разница в видении казахского языка всеми этими целевыми группами существенная. Однако все методики должны иметь какие-то объединяющие  звенья, которые в комплексе можно было бы обозначить как «работающий метод».

Для закрепления начальных знаний в языке необходимо чтобы обучающийся сам читал тексты, притом адаптированные. Методологическая ошибка – это использование неживой лексики и старых текстов из истории или из биографий знаменитостей. Большая часть обучающих материалов состоит из стандартных, не имеющих отношения к реальной жизни текстов из истории, неактуальных текстов писателей прошлого века, сложных стихотворений и т.д.

Язык – это средство общения: вначале надо научить говорить на казахском языке, потом можно загружать культурной информацией в целях улучшения отдельных навыков. Большинство людей у нас с европеизированным мышлением, и они с удовольствием прочитали бы на казахском что-то знакомое, например, небольшие рассказы из Чехова, Конан Дойля, О. Генри и т.д. Для детей: сказки Андерсена, братьев Гримм, Льюиса Кэрролла, Маршака и т.д. А после них можно и казахские сказки, фильм «Менің атым Қожа» и т.д.

Однако этот вопрос упирается в другую большую проблему – неразвитость книгоиздательства, отсутствия реформы языка. Слабость казахской детской литературы рикошетом бьет по обучению языку. Почему казахская литература для детей очень слаба? По банальной причине: из-за бедной лексики. Ибо специфика детской литературы – в знакомстве, назывании окружающего мира, а здесь очень много русизмов. Например, дома: ванна, телевизор, компьютер, радио и т.д. На улице: троллейбус, мотоцикл, подъезд, тротуар и т.д. Одежда: пальто, куртка, кроссовки, туфли и т.д. Игры: большинство спортивной лексики – русизмы. А они почти не используются в стихах как чужеродные языковые элементы.

Не надо изобретать велосипед

Давно пора разнообразить текстовую часть обучения казахскому языку хорошими переводами из мировой литературы. Кстати, переводы китайских фильмов на казахский язык казахами КНР сделаны на высоком уровне. Если просмотреть тексты учебников казахского языка даже для казахской школы, то нередко встречаются посредственные рассказы, стихи малоизвестных авторов, особенно в младших классах. Например, учебник математики совершенствуют, усложняют, вводят новые логические задачи. А учебник казахского языка трудно усовершенствовать из-за слабой литературы для детей и юношества.

Методика преподавания казахского языка в русской аудитории явно устарелая и консервативная. Современная методика обучения иностранным языкам очень развита и имеет специфику в разных странах. Однако это не мешает перенимать удачные готовые опыты, не изобретая велосипед. В частности, успешной и универсальной является методика обучения английскому языку.

Стандарты преподавания любого языка имеют шесть уровней сложности, начиная от начального и заканчивая свободным владением. Методики преподавания казахского языка подразумевают весьма условное деление лишь на три уровня: начинающий, средний и продвинутый, без учета промежуточных вариантов знания языка. А это – нарушение логики обучения языку. В английском языке, например, в наличии учебники с адаптированными текстами пяти уровней. Первый включает в себя 400 самых часто употребляемых слов, второй – 800, третий – 1200 и т.д. Т.е. поэтапная, пошаговая система обучения.

При анализе оксфордских учебников для детей выявляется ряд фундаментальных характеристик методики обучения. Это непринужденная игровая ситуация с использованием красочных иллюстраций, «картинная», образная подача значений слов, несложные диалоговые конструкции, простые и интересные ребусы, заучивание легких стихотворений в основном в песенной форме, творческий подход в изучении слов, интересные жизненные ситуации в маленьких рассказах и т.д. Даже грамматика отчасти подается в игровой, иллюстрированной форме.

Поэтому к работе над учебниками необходимо привлекать опытных полиграфистов, иллюстраторов, специалистов анимации. По примеру английских учебников можно широко использовать комиксы. Министерству образования и науки в этом контексте необходимо больше уделять внимание эстетическому воспитанию школьников, повышая уровень преподавания предмета рисования и качества иллюстраций учебников. В этом деле хорошую услугу могут оказать отечественные и зарубежные иллюстраторы и мультипликаторы.

Если взять за основу учебников казахского языка как образец оксфордские оригиналы, а некоторые конструкции из них даже скопировать, подтянуть к работе детских писателей, переводчиков, высокопрофессиональных лингвистов, методистов, художников, то можно снять проблему «хромающей методики» и незнания языка. Заодно разрешить проблему с обучающими материалами с привлечением современных писателей и поэтов для составления текстов и стихотворений по темам из нашей повседневной жизни, адаптированных для европеизированного восприятия. Лишь научный подход на основе передового опыта может разрешить языковой парадокс в русских школах (в русскоязычной аудитории), когда школьный предмет не могут осилить даже после окончания школы.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

d.eldesov@mail.ru

 

 

Рубрика: