96d7ce9a82eefe7fb44e04ca5aa-1Поскольку новость о проведении досрочных президентских выборов в Казахстане возглавила информационный хит-парад, то резкая девальвация азербайджанского маната к доллару, произошедшая в прошлую субботу, естественным образом отодвинулась на второй план.
Тем не менее, факт остается фактом – из трех ведущих нефтедобывающих государств СНГ Азербайджан стал вторым после России, где национальная валюта обвалилась против доллара. Поэтому и удивляет спокойная реакция валютного рынка нашей страны и населения на обвал маната в то время, когда слабеющий российский рубль повлек ажиотажный спрос на инвалюту в Казахстане и ожидания неминуемой девальвации тенге. По всей видимости, главной причиной такого спокойствия стало ожидание досрочных президентских выборов, о которых в нашей стране заговорили с 14 февраля, когда к главе государства с таким предложением обратились представители Ассамблеи народов Казахстана.

А пока наш валютный рынок взял паузу до назначенных на 26 апреля выборов, все же стоит обратиться к Азербайджану и выяснить, почему тамошним властям пришлось вслед за Россией девальвировать свою валюту, и отчего центральный банк соседней страны не смог удержать обменный курс маната, как это удается Нацбанку Казахстана с тенге.

Во-первых, хотя экономики Азербайджана и Казахстана схожи в своей зависимости от добычи и экспорта углеводородного сырья, между ними есть и важные различия. По размеру ВВП наш сосед гораздо меньше – на этот год его объем планируется около 60 млрд манатов или порядка $77 млрд по прежнему курсу. В Казахстане этот показатель прогнозируется в объеме 41 трлн 307,6 млрд тенге или примерно $220 млрд по текущему курсу. Таким образом, казахстанская экономика превосходит азербайджанскую почти втрое, а это придает первой гораздо большую устойчивость к внешним шокам. К тому же доля нефтегазового сектора в ВВП Азербайджана весьма высока – в прошлом году было 40%, тогда как в Казахстане не превышает 25%. Это обстоятельство также обеспечивает нашей экономике повышенную защиту от падения мировых цен на нефть.

центральный-банк-Азербайджана-300x300

Центральный банк Азербайджана

Во-вторых, центральный банк Азербайджана (ЦБА) с 2011 года держал курс маната к доллару практически неизменным, тогда как наш Нацбанк в прошлом году провел корректировку обменного курса тенге, ослабив казахстанскую валюту к американской примерно на 19%. В результате золотовалютные резервы Нацбанка Казахстана в прошлом году росли, тогда как ЦБА из-за падения российского рубля пришлось потратить около 10% своих ЗВР за август-декабрь прошлого года и еще порядка 8% в январе этого года. Кроме того, брешь в ЗВР Азербайджана пробили и потери по рублевым активам, на которые приходилось 1,3% от их общего объема в $53,7 млрд по состоянию на 1 октября прошлого года, включая $37,3 млрд у Государственного нефтяного фонда Азербайджана и $16,4 млрд у ЦБА. Местные эксперты оценили эти потери примерно в $350 млн.

В-третьих, ЦБА устроил смуту на валютном рынке своим решением от 16 февраля об отмене жесткой привязки курса маната к доллару. Вместо последнего ориентиром стала бивалютная корзина с участием евро. Этот переход должен был обеспечить более гибкую курсовую политику, а с учетом ослабления евро к доллару – «мягкую» девальвацию маната. Примечательно, что и наш Нацбанк с сентября 2013 года, когда им еще руководил Григорий Марченко, ввел в качестве операционного ориентира курсовой политики мультивалютную корзину из доллара, евро и российского рубля. Тогда в Казахстане на валютном рынке начался ажиотаж, сбить который удалось только февральской девальвацией тенге.

Аналогичная ситуация возникла и на валютном рынке Азербайджана. Там население стало активно избавляться от манатов, а обменные пункты начали придерживать доллары. 17 февраля главе ЦБА Эльману Рустамову пришлось выступить по телевидению с заявлением о том, что нет никаких оснований для длительного ослабления маната. Кстати, его упрекали в том, что первоначально о переходе к бивалютной корзине он рассказал не местным СМИ, а британской газете «Financial Times». Как бы то ни было, вслед за г-ном Рустамовым успокаивать население взялись и депутаты парламента, и эксперты. Но, по всей видимости, паника на валютном рынке пробила очередную изрядную брешь в ЗВР ЦБА. В итоге его руководство приняло решение обвалить с 21 февраля курс азербайджанской валюты на 33,5% к доллару.

Рубрика: