11 сентября, 2018 Нет комментариев

Побег из жизни. Казахстан занимает лидирующие позиции по численности суицидов. Главная причина-бедность!

По данным ВОЗ, Казахстан занимает одно из лидирующих мест среди стран Центральной Азии по количеству суицидов

А Северо-Казахстанская область – один из самых неблагоприятных в отношении суицидов регионов страны.

Статистических данных (в абсолютных цифрах) о количестве североказахстанцев, добровольно расставшихся с жизнью, в открытых источниках нет. Но можно с уверенностью сказать, что число самоубийц на севере страны исчисляется сотнями. Всего в Казахстане в 2017 году, по данным комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, было совершено 3644 суицида. О причинах самоубийств и работе, которая проводится по их предотвращению, рассказал «ЛИТЕР-Неделе» психолог суицидологического отдела Северо-Казахстанского психоневрологического диспансера Павел Моисеев.

Программа на самоуничтожение

По инициативе Международной ассоциации по предотвращению самоубийств и при поддержке Всемирной организации здравоохранения 10 сентября был объявлен Всемирным днем борьбы с суицидом, который иначе называют Днем предотвращения самоубийств. По данным ВОЗ, счеты с жизнью, как правило, сводят люди трудоспособного возраста – от 15 до 44 лет. Проанализировав процесс само­уничтожения человечества в динамике, специалисты ВОЗ утверждают, что во всем мире за последние четыре десятка лет количество самоубийств увеличилось на 60 процентов и с годами их число может только возрасти.

Шокируют цифры, опубликованные в докладе ВОЗ. По данным организации, ежегодно около миллиона людей во всем мире умирают от суицида! Среди стран, которые лидируют по числу самоубийств, Китай, Куба, а также благополучнейшие страны Северной Европы и бывшая советская Прибалтика. Казахстан занимает лидирующие позиции по числу самоубийств среди стран Центральной Азии. В том числе по числу самоубийств детей и подростков.

В прошлом году, по данным комитета по правовой статистике Генеральной прокуратуры РК, счеты с жизнью свели 3644 казахстанца. Большинство из них – 2906 человек – мужчины, среди которых более 700 человек ушли из жизни в цветущем возрасте 35–44 лет. Кроме того, в стране в прошлом году зарегистрировано 3538 попыток суицида. Незаконченных суицидов мужчины и женщины совершили поровну.

Количество суицидов, совершенных подростками в возрасте 15–17 лет, за прошлый год составляет 98.

Причины суицидов

По словам психолога суицидологического отдела Северо-Казахстанского психоневрологического диспансера Павла Моисеева, способ ухода из жизни у мужчин и женщин, как правило, разный. Мужчины чаще выбирают крюк, веревку и стул, женщины – таблетки или разного рода жидкости, употребление которых внутрь не совместимо с жизнью. По данным комитета по правовой статистике, из 3644 казахстанцев 3073 выбрали смерть путем повешения. При этом подавляющее большинство самоубийц были абсолютно трезвы и только порядка 760 человек приняли алкоголь.

Причиной самоубийств взрослых людей бывает одиночество, чувство отверженности, неблагоприятные семейные отношения, развод, могут быть и экономические причины – например, неподъемные кредиты, потеря работы. У подростков чаще всего это конфликтные отношения в семье, нежелательная беременность, несчастная любовь либо иные причины, с точки зрения взрослого человека совершенно незначительные.

По словам Павла Моисеева, суицид среди детей и подростков на сегодняшний день – очень серьезная проблема. «Казахстан по самоубийству детей и подростков впереди всех стран СНГ, особенно среди девочек. И до недавнего времени, где-то до 2016 года, мы в Казахстане занимали третьи-четвертые места по этому показателю», – говорит Павел Моисеев.

Ситуацию удалось исправить благодаря созданию специализированной службы по оказанию помощи в кризисных ситуациях. Была создана целая система превенции суицидов и налажено взаимодействие между разными ведомствами системы здравоохранения, образования и органов внутренних дел. Качественно изменился даже статистический учет суицидов и попыток суицида. Если раньше он проводился разными ведомствами отдельно, то сегодня налажен единый учет на базе областного психоневрологического диспансера.

Смерть в конце «тоннеля»

Звонки о помощи ежедневно поступают на специальный телефон доверия суицидологического отдела областного психоневрологического диспансера.

«Может быть, кто-то назовет нас консервативными, но мы не консультируем по скайпу, в социальных сетях и по телефону. Наша задача – привести человека сюда, где мы можем оценить его состояние, посмотреть, целы ли его руки, потому что были уже попытки суицида, и тогда его надо срочно госпитализировать, чтобы он не повторил попытку. Постановка на учет или что-то еще – сейчас это только с согласия самого человека или его законного представителя. Если родители не хотят госпитализировать, к примеру, подростка, мы предлагаем стационарную помощь», – рассказывает Павел Моисеев.

В суицидологическом отделе диспансера четыре психолога, которые работают с отделениями лечебного учреждения, а также с управлениями здравоохранения, образования, органами внутренних дел.

«Мы разрабатываем совместный план работы и координируем эту работу. Подростков направляют в диспансер к детскому врачу-суицидологу в наиболее сложных случаях. Психологи работают только в тесной координации с врачом. Потому что суицидология – это одна из узко направленных отраслей психиатрии и только сертифицированный, прошедший специальную подготовку врач может работать суицидологом. Не каждый психиатр за это дело возьмется. Поэтому неправильно вовлекать в эту работу, а тем более наказывать психологов школ, педагогов, которые не имеют достаточной подготовки, в случаях суицида детей и подростков», – пояснил Павел Моисеев.

Специальное отделение диспансера, где лечат людей, которые пытались свести счеты с жизнью, называется тревожно-депрессивным, по состоянию человека, предшествующему суициду. По данным психологов, в таком состоянии у человека формируется так называемое «тоннельное» мышление, когда он уже не видит никакого выхода из ситуации и движется прямо по своему «тоннелю» к единственно возможному, как ему кажется, концу. Вывести из «тоннеля» взрослого или ребенка может только специалист.

«На сегодняшний день у нас есть четкий алгоритм работы. Все обращения школ в поликлиники оцениваются врачом-суицидологом, который принимает решение, что делать дальше, дает рекомендации по работе психологам кабинета кризисного центра или психологам организации учреждений образования, родителям. И только при необходимости человек, будь то взрослый или ребенок, направляется на консультацию или на госпитализацию в психоневрологический диспансер», – говорит Павел Моисеев.

По его словам, благодаря таким слаженным действиям сегодня удалось в 6 раз снизить количество суицидальных попыток и количество завершенных суицидов в Северо-Казахстанской области.

Беззвучный крик о помощи

Павел Моисеев делал экспертизу старшекласснице из района Магжана Жумабаева, которая года два тому назад покончила жизнь самоубийством после изнасилования и последовавшего за ним судебного процесса.

«Она проходила порядка двух или трех экспертиз. Девочку звали Юля. После того как в ее деревне закрылась средняя школа, она переехала в Булаево. Первые две четверти девочка проживала у родственников, но у них была всего одна комната в доме, поэтому родители определили ее к одинокой женщине. Однажды, когда хозяйка с сожителем отмечала какое-то торжество, во время которого было выпито четыре или шесть бутылок водки, девочку изнасиловал сосед…», – Павел Моисеев вспомнил случай, который шокировал всю область.

По словам Павла Моисеева, одной из причин суицида стало очень некорректное поведение адвоката на процессе, когда он стал опротестовывать заключение эксперта, что девочка не склонна ко лжи.

«Он стал опротестовывать мое заключение, что девочка говорит правду, основываясь на том, что она лгала, что учится хорошо. В подтверждение адвокат принес ее табеля, где были тройки. Но когда человек из маленького села переходит в городскую школу и учится без двоек, это тоже хорошо. У них в деревне малокомплектная школа была, они половину тем не изу­чали, а в Булаево все другое, новые учителя, и девочка при этом не скатилась на двойки. Да еще в тех условиях, в которые она попала. Все это мне пришлось пояснять в суде», – рассказал психолог.

По мнению специалиста, последней каплей для подростка стало то, что ее же выставили виновницей случившегося.

«Ее сразу перевели на домашнее обучение, и она должна была уехать из Булаево и вернуться в село, где каждая собака знала, что с ней случилось, и все тыкали в лицо. Когда она не нашла поддержки ни у кого, кроме семьи, когда от нее все просто отвернулись и еще вызывали сюда на суд областной, где каждый день говорили, что она плохая, что она сама виновата в этой ситуации, девочка сломалась. А ведь она держалась достаточно долго», – говорит П. Моисеев.

За отсутствием состава преступления

По мнению психолога, уголовные дела, которые возбуждаются по факту каждого суицида либо суицидальной попытки, расследуются недостаточно тщательно.

«Еще одна девочка 30 сентября в позапрошлом году покончила жизнь самоубийством. Потому что она не захотела возвращаться в интернат. Что там было, так и осталось неустановленным. Очень плохо у нас проводятся предварительные расследования таких происшествий. А ведь у девочки был обнаружен телефон, на который поступали посторонние звонки от неустановленных лиц. Телефон был не ее, к тому же после этих звонков она вела себя неадекватно, плакала. Но следствие даже не стало устанавливать, кто были эти взрослые люди, которые звонили, почему она плакала. Никто не разбирался. Не убили, повреждений нет на теле, свидетельствующих о насильственной смерти, и ладно! Семья вроде благополучная. Но девчонку на 10 месяцев в году отправляли в интернат, потому что в селе не было средней школы. И родители, которые якобы заботились о ней, они ж ни разу даже туда не приехали, не узнали, как ей там. Потом, когда мы уже по своим каналам выяснили, когда сопоставили показания, оказалось, что все «белые и пушистые», а девочка погибла», – привел пример Павел Моисеев.

Зачастую причины суицидов остаются неизвестными. Одно время ученые даже занимались поисками специального гена, который приводит к такому печальному исходу. Но, по словам Павла Моисеева, ген самоубийства так и не был найден. Нельзя также сказать, что сводят счеты с жизнью люди, доведенные до последней черты нищетой и отсутствием перспектив. Потому что наибольшее число суицидов отмечается, к примеру, в очень благополучных с материальной точки зрения странах Северной Европы.

Суицид и суицидальные попытки во всем мире – одна из самых актуальных проблем. Общество должно знать об этой проблеме и принимать меры. Ведь признаки депрессии, как свидетельствуют специалисты, зачастую бывают очевидны, только близкие и окружающие вспоминают об этом, когда несчастье уже случилось.

 

Зауре ЖУМАЛИЕВА, 
Петропавловск

https://liter.kz/ru/articles/show/50623-pobeg_iz_zhizni

Загрузка...

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.