Кажется, пришло время вводит в современный словарь политических технологии термин «выбор наследника демократическим путем». Потому, что в деле сменяемости авторитарной власти стал привычным выбор наследника. Даже либерально-демократические процессы не могут создать им значительных преград. Отдельные примеры такой сменяемости мы наблюдаем и на постсоветском пространстве. Избрание Президентом Путина после Ельцина в России, передача власти Ильхаму Алиеву после Гейдара Алиева в Азербайджане. Приход к власти после Туркменбаши Гурбангулы Бердымухамедова в Туркменистане. Все это предварительно подготовленные и реализованные по одному и тому же сценарию изменения. Разница лишь в том, что первых двух прежние руководители подготовили, и посадили на свои места еще  при жизни.

Совсем недавно к этому списку примкнула и Венесуэла, где прошли президентские выборы. Уго Чавес, который правил страной на протяжении последних пятнадцати лет, за четыре месяца перед смертью успел объявить, кто будет наследником в случае его смерти. В декабре прошлого года, в связи с ухудшением здоровья, часть своих полномочий он передал вице-президенту и министру иностранных дел страны Николасу Мадуро. В своем обращении к народу страны по телевидению, он призвал на предстоящих президентских выборах поддержать Мадуро.
Наследник Чавеса, который умер в 58 лет, моложе своего благодеятеля только на 8 лет.
Продолжит ли Мадура новый  боливарский революционный путь, который в ХХІ веке путем скрещивания национальной экономики с социализмом проложил Чавес, неизвестно.
Пока Мадуро проявил себя озвучиванием не правдоподобных заявлений.
Если верить сведениям, опубликованным на сайте MaduroDice.com, он  в своих предвыборных выступлениях ежедневно 190 раз называл имя Чавеса. В целом, в ходе предвыборной компаний упоминул его имя 7200 раз.
Попытка показать живым умершего Чавеса свидетельствует о том, что Николас не уверен в своих силах. Он открыто высказал мнение, что «избранию Римским папой аргентинского епископа помог дух Уго Чавеса».


В эти дни на местных телеканалах транслировался мультфильм, в котором показано, что Чавес находится в раю. Это свидетельство того, что Венесуэлу охватил «чавизм».
«Да здравствует Уго Чавес! Чавес жив! Всегда к победе! Мы творим историю своими руками! Мы будем жить в мире, все будут праздновать нашу победу! Мы выполним свою клятву, вперед, к победе социализма!» – таковы предвыборные лозунги Мадуро.
Для консалидации народа своей страны, Мадуро использовал негативный образ внешнего врага. С этой целью он распространил легенду, что Чавеса убили «черные силы».
Итак, Центральная избирательная комиссия объявила, что кандидат Единой социалистической партии Николас Мадуро набрал 50,6 процентов голосов избирателей, а кандидат от оппозиционных партий Энрике Каприлес — 49,4 процентов голосов. С перевесом, примерно, 1,5 процентов голосов президентом страны избран Мадуро.
Сороколетний Энрике Каприлес на прошедших шесть месяцев назад президентских выборах набрал на десять процентов меньше голосов избирателей, чем Уго Чавес. Нынешний рост сторонников Каприлеса, которого поддерживают богатые и средний класс, свидетельствует об обострении ситуации в стране. Народ, подвергнувший сомнению результаты подсчета голосов, вышел на улицы. Вооруженная палками и камнями молодежь вступила в столкновения с полицией.
Эти выборы были организованы только для придания законности воцарения наследника. В таких случаях, народ голосует (особенно, в начале) не за «наследника», а за прежнего руководителя, который доверил ему власть.
Значит, можно сказать, что на нынешних выборах победу одержал не Мадуро, а авторитет Чавеса (или призрака Чавеса).
В какой бы стране не было, «наследник», пришедший к власти таким путем, всегда помнит о своем долге перед прежним правителем. Его воцарение направлено на укрепление ранее сформированной политической системы, сохранение ценностей того времени, а самое главное, на защиту интересов родных и ближайщего окружения прежнего правителя. Например, поскольку Ильхам Алиев приходится сыном прежнему президенту, то, наверное, никто и не сомневался, что он выполнит «сыновний» долг.  Мадуро же сам себя объявил сыном Уго Чавеса. В одном из своих предвыборных выступлений он заявил: «Я не Чавес, но считаю себя его сыном. Я рабочий, как вы. Мы все похожи на Чавеса, потому, что мы солдаты и рабочие своей родины».

Народ, воодушевленно принявший его слова, похоже, не сомневается, что Мадура «сын Чавеса».
Хотя Путин и не озвучивал свои родственные отношения с Ельциным, он честно выполнил перед ним и перед его семьей свой «сыновний» долг. Подписав Указ о льготах экс-президенту, он выполнил свой долг перед батюшкой Ельциным, который за руки подвел его к трону.
Наследники», как личности, призванны сохранять стабильность после ухода прежних авторитетных правителей. И все же, останется ли «наследник» переходящим звеном или, укрепив свою власть, станет настоящим правителем, зависит от его личных качеств, и от его окружения. В раасматриваемых нами странах пока не было случая, чтобы наследник через определенное время уходил от власти. Наоборот, наследники через небольшой промежуток времени набрав необходимый политический вес, выходили из тени прежних руководителей, и уже шли своим путем.
А как поведет себя «наследник» Чавеса покажет время. Сегодня и США, которые надеятся улучшить отношение с Каракасам, и Россию, экспортирующую в Венесуэлу вооружения, и Китай, инвестирующий огромные средства в экономику этой страны, и соседние латиноамериканские страны беспокоит эта проблема.
…Тем не менее, руководители Белого Дома и Кремля уже успели поздравить Мадуро с победой.

Рубрика: