К завершившимся недавно парламентским выборам в Узбекистане было приковано особенное внимание – из-за надежд на реформы, обещанные президентом Шавкатом Мирзияевым. Состав нижней палаты по итогам выборов «помолодел», в нем будет больше женщин. Но изменилось, похоже, мало что.

Узбекистан позиционирует себя страной, переживающей существенные изменения с приходом к власти нового лидера Шавката Мирзияева, занявшего пост президента в конце 2016 года.

«Реформа» – одно из самых распространенных слов, произносимых узбекскими официальными лицами, и многие за пределами страны используют это же слово применительно к правительству Мирзияева.

Второй тур выборов в 150-местную нижнюю палату парламента, Олий Мажлис, состоялся 5 января. На следующий день объявили окончательные результаты, и стало понятно, как распределились мандаты между пятью конкурирующими проправительственными партиями.

Выборы стали моментом, после которого даже самым убежденным сторонникам нового правительства пришлось признать, что особых перемен нет.

ВСЁ ПО-ПРЕЖНЕМУ

Все пять партий – в очередной раз – поддержали политику президента. Оппозиционные партии и независимые кандидаты от общественных организаций вновь не были допущены к выборам.

На избирательном участке в Узбекистане в день парламентских выборов. 22 декабря 2019 года.

На избирательном участке в Узбекистане в день парламентских выборов. 22 декабря 2019 года.


Но важнее этого тот факт, что в политической системе Узбекистана по-прежнему доминирует исполнительная власть. Парламент наделен незначительными полномочиями, несмотря на то что президент на протяжении многих лет предлагал законопроекты, призванные укрепить законодательную власть.

Распределение мандатов между пятью партиями на последних выборах не сильно отличается от итогов предыдущих выборов, состоявшихся в 2014 году. Либерально-демократическая партия получила 53 места (в нынешнем парламенте у нее было 52). Партия «Милли тикланиш выиграла 36 мест – столько же, сколько было у нее ранее. У партии «Адолат» 24 места, что на два места больше, чем по итогам выборов 2014 года. Народно-демократическая партия получила 22 места, тогда как раньше у нее было 27. Экологическая партия Узбекистана выиграла 15 мест. Она впервые участвовала в выборах в качестве партии. На выборах 2009 и 2014 годов, когда эта организация была Экологическим движением, законодательство предусматривало для него квоту – 15 мест.

НОВЫЕ ЛИЦА?

Большинство новых депутатов кажутся новичками.

Из 125 фамилий прошедших в парламент по итогам первого тура голосования и 25 фамилий, названных Центральной избирательной комиссией после второго тура, только 38 совпадают с фамилиями депутатов прежнего созыва, которые есть на официальной веб-странице парламента.

По неизвестным причинам на сайте парламента приведены фамилии только 113 депутатов уходящего парламента, но можно с уверенностью сказать, что более половины депутатов в новом парламенте будут новичками. Более того, депутатский состав будет моложе.

По данным Центральной избирательной комиссии Узбекистана, 64,7 процента избранных депутатов – в возрасте от 30 до 50 лет. 6 процентов – моложе 30 лет.

48 из 113 депутатов пока действующего парламента, данные которых приведены на сайте парламента, старше 50 лет.

Стоит отметить, что самым возрастным в новом парламенте будет 71-летний Сафар Остонов, главный редактор газеты «Узбекистон овози - Голос узбекистана» и член Либерально-демократической партии Узбекистана. Самым молодым новым депутатом станет 26-летний Шерзод Рахмонов.

БОЛЬШЕ ЖЕНЩИН

Почти 30 процентов избранных депутатов – женщины. Власти страны долгое время обещали соблюдать 30-процентную гендерную квоту, прописанную в Конституции, но на практике обещание оставалось нереализованным.

В уходящем парламенте 24 женщины, тогда как в новом – 48. Это на 100 процентов больше.

Последняя деталь, представляющая какую-то новизну, – это явка избирателей.

На избирательном участке в Ташкенте в день выборов в парламент. 22 декабря 2019 года.

На избирательном участке в Ташкенте в день выборов в парламент. 22 декабря 2019 года.


Официальная явка избирателей на парламентских выборах 1994 года была на отметке 93,6 процента. В 1999 году этот показатель составлял 93,46 процента; в 2004 году – 85,1 процента; в 2009 году – 87,8 процента в первом туре и 79,7 процента во втором туре; а в 2014 году – 88,94 процента в первом туре и 76,93 процента во втором.

Официальная явка в первом туре последних выборов составила 74,3 процента (во втором туре 62,6 процента). Возможно, это более приближенный к фактической явке показатель в сравнении с цифрами, которые приводились в годы правления предшественника Мирзияева, авторитарного лидера Ислама Каримова.


Трудно судить, можно ли считать существенным изменением появление новых лиц в парламенте, даже с учетом того, что в палате будет больше молодых и больше женщин. Но интересно видеть, что гендерная квота наконец была соблюдена, и средний возраст депутата, согласно ЦИК, составляет 46,4 года. Это означает, что «средний» депутат на момент распада Советского Союза был подростком.

https://rus.azattyq.org/amp/will-fresh-faces-more-women-in-new-uzbek-parliament-make-a-difference/30373981.html?fbclid=IwAR3jgJuTCSVEB0a4mL_WZI45WjwFgsirSWISYLoWMZrj6v6bxLCC2N_JNEQ