Один из самых ожидаемых фильмов года выходит на большие экраны — а пару дней назад открывал Каннский фестиваль. Даже на утренних сеансах «Великого Гэтсби» довольно многолюдно по меркам рабочего дня. Это заведомо очень красивое кино. Плюс — у него неотразимые главные герои. Во-первых, герой Леонардо ДиКаприо — загадочный миллионер, одновременно могущественный и тайно уязвимый (что делает его магнитом для девушек). Во-вторых, полноценный главный герой фильма — еще и время действия: 1920-е годы. Время, когда в Америке рождалось то, что сейчас у нас называют «гламуром». Время, когда прогрессивная молодежь открывала для себя несемейный секс — и переживала революцию в женской моде, которая ни до, ни после не менялась так радикально и шокирующее. Есть на что посмотреть, в общем.

Справка: «Великий Гэтсби» (The Great Gatsby; США – Австралия, 2013) — драма по одноименному роману Ф.-С. Фитцджеральда о таинственном молодом человеке, интригующем весь Нью-Йорк 20-х годов своим богатством и грандиозными вечеринками. Реж. — Баз Лурман («Ромео+Джульетта», «Мулен Руж»). В ролях — Леонардо ДиКаприо, Кэрри Маллиган («Воспитание чувств», «Не отпускай меня»), Тоби Магуайр («Человек-паук»). 3D. Бюджет — 105 млн долл. 143 мин. 16+

Ник, выпускник Йеля (примечательный только тем, что видит и рассказывает нам эту историю), приезжает в Нью-Йорк. И засасывается в липко-горячие джазовые ночи города, якобы блюдущего сухой закон, а на самом деле — купающегося в виски и шампанском. Тонет, вяло сопротивляясь, в объятиях распутных девиц в маленьких шляпках и с кокетливыми мушками. Иногда навещает свою кузину Дейзи и ее мужа — образцовых американских богачей, обладателей безупречного газона и бесконечного свободного времени. Впрочем, куда более крупный богач живет по соседству с Ником — в невероятных амбиций замке. Гэтсби, хозяин замка, закатывает вечеринки, на которые съезжается весь город — от первых лиц до самой отвязной богемы.

Вечеринки Гэтсби, взрывающиеся визгом и конфетти, топорщащиеся перьями на полуголых мулатках-танцовщицах, укомплектованные массовкой как «Война и мир», — собственно, как нетрудно догадаться, главный аттракцион фильма.

«Чем активнее мы шагали в ногу со временем, тем больше мы пили, — вспоминает Ник. — И никто из нас не создавал ничего нового или выдающегося». Большинство гостей вечеринок Гэтсби не знают хозяина даже в лицо, и про него ходят слухи: он — герой войны или, наоборот, — немецкий шпион, а то и вообще родня самому кайзеру. Гэтсби заводит дружбу с Ником с непонятной вначале настойчивостью, а потом раскрывает карты: ему нужно как бы случайно встретиться с Дейзи — давней знакомой и вообще мечтой, ради которой и построен неприлично роскошный замок.

Роман Фрэнсиса Скотта Фитцджеральда прочно входит в США в школьную программу, а в прочих странах — во всевозможные списки «обязательного к прочтению». Уже были три экранизации этой похмельно печальной истории о том, куда приводят мечты и как беспечные ездоки за рулем шикарных автомобилей (и в прямом, и в переносном смысле) ломают «вещи и людей» без всяких для себя последствий. Впервые роман экранизирован почти сразу после выхода в 1926 году (копий не сохранилось), затем — в 1949 году. И, наконец, в 1976 году с Робертом Редфордом и Миа Фэрроу.

То, что теперешнюю экранизацию снимал Баз Лурман, ранее пересказавший языком MTV и улицы «Ромео+Джульетту», а потом закрепивший почерк с завитушками в «Мулен Руж», изначально очень много говорит о новом «Гэтсби». Сразу ясно, что кино будет едва помещаться в экран от обилия визуальных выкрутасов, 3D-эффектов и невероятно разукрашенной массовки. Что оно будет вдохновляться пополам наивным старым Голливудом и современной поп-культурой. И что его будут попрекать попсовостью, поверхностностью и предельной условностью в обращении с приметами места и времени. И все именно так и оказывается.

Музыка, например, в «Великом Гэтсби» — ленте про время, официально именуемое «эпохой джаза», — современная, как и некогда в «Мулен Руж». Причем в самом сиюминутном смысле слова: Лана Дель Рей и Бейонсе, The xx и банда героев хип-хопа во главе с Jay-Z.

И это на самом деле — то, что надо. Потому что джаз, сто лет назад бывший непристойной негритянской музыкой, насильно пускавшей в пляс, спутником угара и чистым сексом, — теперь превратился в предмет почитания интеллигентных завсегдатаев филармоний. Прочувствовать, чем он был раньше, наверное, можно. Но для этого нужна гибкость восприятия, а людям, сверяющим голливудское кино с учебником истории и требующим, чтобы все было «как в книжке», она как раз и несвойственна.

Попсовость, увлечение технологическими возможностями (даже из порванных в секунду сомнения бус невесты тут устраивают 3D-аттракцион), буйная зрелищность и простодушная вульгарность — все это «Великому Гэтсби» к лицу, как мало какой другой экранизации классики.

Фитцджеральд не был бы так пронзителен, если бы изображаемый им мир богатства не был для него самого мучительно мощным магнитом. Поэтому кино, которое делает упор на шик и блеск, оставляя трагедию на уровне подтекста, позволяя ей понемногу проступать из-под розовой глазури, — в общем-то, сохраняет суть дела.

Если что-то тут слегка и не вписывается в эту самую суть дела, то это главная героиня. На роль девушки-мечты Дейзи претендовали чуть ли не все звезды поколения 20–30-летних: от Скарлетт Йоханссон до Натали Портман. Получившая роль Кэрри Маллиган в итоге изображает не столько беспечную золотую девочку — воплощение легкомыслия (если не недомыслия) своего времени, сколько нерешительную девушку-нытика.

Ну а что касается Леонардо ДиКаприо, то роль Гэтсби, естественно, из тех, которые для него зарезервированы — и заведомо выиграны всухую.

http://relax.ngs.ru/news/more/1147767/

Рубрика: