конституцияОб изменении прав человека и гражданина в

Конституции РК в связи с предлагаемым проектом

нового ГПК в Республике Казахстан

Глубокоуважаемый  Нурсултан Абишевич!

 

Сожалеем, что приходиться отрывать Вас от дел, но то что происходит в гражданском и правовом поле нашей страны, не менее важно, чем международные проблемы. Наслоение внутренних вопросов может в какой-то миг обернуться негативом, даже несмотря на отдельные прорывы в социально-экономической сфере. Прокуратура РК лоббирует новый законодательный проект, а по сути — поправки в действующее законодательство, не обращая внимания на то, что их принятие потребует внесения неконструктивных, антидемократических изменений в Конституцию РК. Так, ст. 13 Конституции утверждает, что » … каждый вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами….» А Главный Закон, которому подчиняются все государственные акты, это Конституция РК, где ее п.3 ст.16 гласит «Каждый … имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) …» Во всей мировой  юридической практике — защитник это то лицо, которому помимо адвоката, обвиняемый или истец — заявитель поручают восстановление и признание его гражданских прав и защиту интересов при их оспаривании противной стороной. К сожалению, уполномоченные на это адвокаты не всегда ведут юрисдикционную деятельность добросовестно. Простой пример: адвокат, защищавший интересы генерал-майора М.Сихимова, не сделал надлежащих запросов в органы государственной власти даже тогда, когда стало известно о подделке документа, решившего судьбу обвиняемого не в лучшую сторону. Ему не было резона ссориться с судами и адвокатурой, где многие члены коллегии получают негласные установки по резонансным процессам. У Т. Благодарных, дело которой, вероятно, в ближайшее время будет, на что мы очень надеемся, прекращено за отсутствием состава преступления, не доказанного уже тремя (!) следствиями, сменилось семь (!) профессиональных адвокатов, которые, поняв, что дело заказно-родственное, шли на поводу суда и следствия. И только защитники без диплома об юридическом образовании смогли добиться отмены всех незаконных судебных актов. Сегодня прокуратура, проталкивая новые правила юрисдикционной защиты, стремится ограничить альтернативное право выбора, накладывая вопреки международной практике «табу» на участие лиц, на которых  показывает пострадавший — защитников и представителей по его доверенности. Это ведёт к монополизации рынка адвокатских услуг и дальнейшему снижению ответственности следственно-прокурорских и судебных органов, которые таким образом, полностью выпадают из пространственного контроля народа, что, кстати, противоречит ст. ст. З, 12, 14, 35 Конституции РК. Потерпевшие и обвиняемые, путём монополизации  этих услуг и созданием условий для более тесного неформального контакта представителей адвокатуры, судов, прокуратур и следствий, лишаются права на сбор доказательств о своей невиновности, поскольку следствие занимает лишь их виновность, а адвокаты, за редким исключением,  против обвинительного уклона, заданного следствием и прокуратурой, не идут, что подтверждает осуждение М.Бутабаевой. По одному и тому же ее  делу имеется два приговора, при том — с наличием разночтений в доказательной базе; по первому приговору, вынесенному судом по делу, которое из-за нарушения подсудности передано в другой суд, т.е. акт поставлен незаконным составом суда и должен безусловно быть отменен, спустя  три года, в отсутствии самой кассационной жалобы, таковая рассматривается и приговор признаётся законным, уже при наличии второго приговора — это только в книгу рекордов Гиннесса! Почему молчат прокуроры и адвокаты? Их объективность интересует менее всего, у них одна задача: как бы самим не пострадать за нарушение закона, поскольку вина осужденной не доказана: не один из свидетелей не показал в законном суде, что Бутабаева их обманула.

Причина предлагаемых поправок происходит не из-за необходимости поднять на более высокий уровень наше правосудия, а из-за не желания отвечать на многочисленные запросы представителей и защитников, которые доказательствами опровергают справедливость тех или иных судебных актов, а также указывают на неприемлемость действий некоторых дипломированных специалистов этой сферы. Прокурор может явиться в процесс даже не ознакомившись с делом. И адвокат промолчит — ему не след портить хорошие отношения с ним или надзорным органом, а вот защитник или поверенный не смолчат — обратятся с жалобой. А на жалобу и запросы нужно отвечать выше стоящему органу. Бывает и такое, что именно представители и защитники уличают адвоката или прокурора, а то и судью в сознательном нарушении закона. Так, в своё время адвокат и кандидат в судьи Ажигулов, переоформив на себя квартиру клиентки, продав ее, забыл отдать хозяйке вырученные средства. Предполагая возможность решения тяжбы мировым соглашением, представители 84-летней пенсионерки обратились в  алматинскую городскую коллегию адвокатов с просьбой разрешить ситуацию. Однако коллеги г-на Ажигулова грудью встали на его защиту, и убеждали бабульку принять предложенную им половинную сумму. В ответ на отказ, сотоварищи адвоката, заявили, что «лица, не имеющие юридического диплома, их хлеб отбирают, и просто так это не пройдет». Практически угрозы в адрес тех, кто помогает восстановлению правосудия начались ещё четыре года назад. Тогда адвокаты пообещали дойти до самого Президента. И вот как итог: пенсионерка получила сполна свои деньги, без оплаты труда стороны защиты, у адвоката была отозвана лицензия.  Считать причиной для «табу» отъем куска хлеба у адвокатов — смешно, поскольку на их сто процентную гвардию приходится менее одного процента бездипломных, но хорошо, и это не раз отмечали судьи, образованных защитников-поверенных.

Господин Президент, Вы ратуете за чистоту и прозрачность судебных органов, за торжество справедливости, равенство всех перед законом, усиление гражданского общества, а Вам — в ответ, как мину замедленного действия, антидемократические поправки, уводящие страну в феодализм. Даже при Чингисхане, авторитарном властителе, существовали гражданские должности, в функции которых входил анализ за действиями судов и армии — отдельно. Наблюдателей избирали не выборные, а сам народ — простым голосованием, значит уже тогда понималась важность гражданских институтов и социального спокойствия. Существует коллегия адвокатов — это гражданский институт, почему бы не создать республиканскую ассоциацию правозащитников? С таким предложением — в целях оздоровления гражданского общества, изучения возникаемых проблем и помощи власти в их устранении,  непредвзятом анализе работы правоохранительных органов — мог бы выступить МинЮст РК. Сейчас идёт речь о формировании, якобы, общественных комиссий при судах, которые станут совещательным голосом оценивать работу судей. Но судья действует в связке с прокурором, — с одной стороны, с другой, — как общественники, не будучи участниками процессов, смогут быть объективными? Следовательно, и этот процесс будет микширован. О каком правовом исполнении конституционных норм в отношении человека и гражданина говорить, если потерпевший-обвиняемый лишается волеизлияния, т. е. ограничения прав ещё не будучи осужденным? К тому же ст.39 Конституции РК провозглашает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только в той мере, в коей это необходимо для защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.  Предлагаемое же нововведение резко противоречит  этому. Правозащитники или как их определяет конституционная норма — защитники и представители по доверенности, иначе — поверенные в делах, служат утверждению прав и свобод человека, поддерживая основы демократичности  конституционного режима. Следует обратить внимание и на ст.20 Основного Закона, гарантирующего свободу слова. Если материалы журналистских расследований, основанные на документальных фактах, имеют широкий общественный резонанс, служат отправной точкой для устранения любых нарушений, журналисту при наличии опубликованного и не оспоренного журналистского расследования по теме, дошедшей до судебного разбирательства, надо дать право законного присутствия в процессе в качестве его участника. Это и есть путь демократизации, ведущий к прозрачности в работе гражданских правоохранительных органов, отказа от преднамеренного обвинительного уклона вместо выяснения истины. Необходимо создание юридической литературы на универсальном государственном языке, поскольку сегодня в силу многообразия толкования различных терминов получается, особенно это заметно при переводе судебных актов с казахского на русский, нечто малограмотное и противоречащее друг-другу. Так, в приговоре в отношении М.Бутабаевой, тот, что на русском, значится, что она признала свою вину в том, что старалась помочь многодетным семьям дешевле купить землю и помочь создать на ней крестьянские дворы. И это вина? В казахском же варианте идёт речь о непризнании вины и не раскаянии.  То есть, кроме однообразия при применении законов, нужно внедрять однообразие в толковании терминов — почему-то до насущных проблем казахской юриспруденции уполномоченным органам дела нет. А вот лишить ещё ростков демократичности — это, оказывается, надо  в первую очередь, отстраняя при том зарубежную практику. Америка, например, чтобы избежать ОПГ в этой системе, делает ставку на не дипломированных адвокатов во всем гражданском судопроизводстве, поднимая таким образом ответственность гражданского общества за происходящее в стране. Ради массовости и пропаганды этого движения по заказу правительства США Голливуд снимает даже художественные фильмы. «Табу», навязываемое прокуратурой в качестве достижения передовой казахстанской юридической мысли, не только опустит страну в международном рейтинге прав человека, но и скажется ущербно на авторитете правящего режима и без того подвергаемого основательной критике. Вместо улучшения работы правоохранительных органов с привлечением гражданских институтов, кому- то хочется лишить голоса источник власти — народ, ведь безвольной и безграмотной толпой легче «рулить» и поэтому лоббируется позиция, при принятии которой создаются условия для образования ОПГ в этой сфере, своего рода «касты неприкасаемых». И для этого будет изменена Конституция РК? Надеемся, ее гарант наложит вето на недемократические поправки и не позволит их внесением подвергать нашу страну жесткому осмеянию.

 

Нина Савицая, Константин Распопов, Сафуа Искакова, Баян Усен, Валентина и Михаил Климани, Болжан Идрисова, Чингис Токбураулы, Марина Трисеева, Юнус Юсупов, Толеухан Нескеев и др. Всего 189 подписей.

 

 

Рубрика: