Как относятся казахстанцы к тому, что сегодня происходит в Киеве? Когда читаешь прессу, общаешься с окружающими, знакомишься с высказываниями в социальных сетях, возникает ощущение, что для очень многих происходящее на евромайдане настолько необычно, что людям сложно понять истинный смысл происходящего.
Как сказал мне один таксист, мол, хоть убейте его, но он не поверит, что эти люди собрались добровольно, что им никто не заплатил и не задурил голову. Убедить таких людей в обратном — абсолютно пустое дело. Они мыслят категориями нашей реальности, что в принципе исключает возможность поверить в то, что полмиллиона киевлян по зову сердца могут собраться на площади и чего-то там требовать у власти.

Нужно понимать, что в Казахстане очень многие воспринимают происходящее в Киеве через призму российских СМИ, которые из кожи вон лезут, формируя негативное восприятие евромайдана. С ними все понятно: эти люди, не имея другой информации, всего лишь жертвы путинской пропагандистской машины. И их у нас большинство.

А было ли вмешательство?

Удивила позиция тех, кого принято называть демократической общественностью. Уж они-то имеют возможность получать более достоверную информацию о происходящем в Украине. Общее ощущение двойственности позиции. С одной стороны, есть понимание коррупционного и антидемократического характера нынешней украинской власти и люди не против того, чтобы протестующие добились ее отставки, но с другой — их напрягает антироссийский характер протеста и его прозападная ориентация. Многих беспокоит элемент «вмешательства» со стороны Запада во внутренние дела Украины.

Как написал один из комментаторов, сегодня Запад украинцам подсказывает, как жить, а завтра нам начнет диктовать. Тема раздражения Западом, который «лезет в чужие дела», была подогрета визитом в Киев Верховного представителя Евросоюза по вопросам внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон, которая помимо переговоров с президентом Украины посетила евромайдан.

Вот что написал об этом в ФБ один достаточно известный в Казахстане журналист: «Наблюдая за происходящими в настоящий момент событиями в Киеве и реакцией на них со стороны ЕС и США, невольно задаюсь вопросом — а не является ли все это вмешательством во внутренние дела суверенного государства? В частности, удивило выступление на майдане Кэтрин Эштон. Хотелось бы понять, как отреагировали бы в Европейском союзе, если, скажем, Россия вдруг открыто стала бы поддерживать стремление Каталонии или Фландрии к независимости? Не сомневаюсь, если бы Лавров приехал на митинг в Барселону и выступил бы там с пламенной речью, то не только из Мадрида, но и из Брюсселя, Берлина, Парижа и Вашингтона немедленно посыпались бы ноты протеста. Или я не прав?» Это написал человек демократически ориентированный, критически относящийся к авторитаризму, в целом разделяющий (надеюсь) демократические ценности и принципы.

Для начала стоит все же поставить описанную ситуацию с головы на ноги: Кэтрин Эштон не выступала на майдане перед протестующими. Это очень принципиально. Она просто ознакомилась с тем, что там происходит. Так что с точки зрения дипломатической этики — все в норме и, соответственно, поводов для нот протеста ни у кого быть не может.

Другой момент — нельзя рассматривать появление представителя Евросоюза на майдане как поддержку протестующих — параллельно Кэтрин Эштон встретилась с президентом Януковичем и ознакомилась с его позицией. Все строго в рамках тех полномочий, какими она располагает в качестве представителя Евросоюза. Здесь уместно напомнить, что сам по себе приезд представителя Евросоюза вполне уместен и, что называется, в тему — Украина продолжает рассматривать вопрос об интеграции в Евросоюз. Какое же здесь вмешательство?

Этнический подход

Куда более симптоматична параллель между сепаратизмом Каталонии и Фландрии и стремлением части украинцев порвать с Россией. Эта параллель показывает, что журналист смотрит на происходящее в Украине глазами российского политического обозревателя Миши Леонтьева, для которого Украина все еще российская провинция и, соответственно, происходящее на майдане воспринимается как сепаратизм и предательство.

Однако Украина — это суверенное государство в отличие от Каталонии и Фландрии. И уже одно это делает это сравнение неприемлемым, а в контексте происходящих событий — оскорбительным. Понятно, что никакой Лавров не додумается поехать в Бельгию или Испанию, чтобы поддерживать там сепаратистов, требующих независимости. Приезд представителя Евросоюза в Украину, к слову сказать, все еще собирающуюся интегрироваться в Евросоюз, с целью выяснения ситуации и выражения своего отношения к происходящему — это норма международного права.

А вот с точки зрения официальной Москвы и людей, разделяющих взгляды того же Леонтьева, этот приезд и негативная оценка разгона майдана полицейскими действительно воспринимается как вмешательство во внутренние дела. Во внутренние дела, но не Украины, а России, которая пытается удержать Украину в сфере российского влияния. Очень жаль, что уважаемый журналист этого не понимает.

Приведенный пример очень показателен не только своей пророссийской позицией, он дает основания поговорить об этнической составляющей в формировании отношения к майдану среди казахстанцев. Журналист, которого мы здесь цитировали — этнический русский. Я лично знаю еще нескольких русских журналистов, политологов, которые, обладая демократическими взглядами, проявляют антизападные настроения. Их позиция по майдану достаточно противоречива. Идеологически и политически они в своей основной массе на стороне противников коррумпированной и авторитарной власти Украины. Вместе с этим их серьезно напрягает националистическая, антироссийская составляющая протеста.

Актуализируясь через призму угроз местного национализма, этот фактор оказывает серьезное влияние на их мнение о майдане. К слову, этот момент также влияет на позицию значительной части и остального русскоязычного населения.

Почитайте казахстанские СМИ! Бросается в глаза то, что русскоязычные масс-медиа куда более прохладно и даже критично оценивают нынешние протесты на евромайдане, чем казахоязычные. Причина, как мы уже сказали, в национализме, который отталкивает русских, проецирующих ситуацию на майдане на казахстанские реальности.

Налицо конфликт между мировоззренческими установками и этнической принадлежностью. То есть многие откровенно демократически ориентированные русские, критически относящиеся к авторитаризму вообще и к казахстанскому в частности, столкнувшись с национализмом, с антирусской риторикой, отказывают в поддержке протестующим на майдане. Плюс к этому у части людей в оценке Запада закреплены стереотипы, сформированные во времена «холодной войны». Это уже на уровне генетической памяти.

Для Путина это политическая смерть

Отчего очень многие казахстанские русские, что называется, заточены на пещерный антиамериканизм, на негативное, раздражительное отношение к европейским стандартам? Понятно, что в данном случае прозападная и антироссийская риторика майдана ставит серьезный барьер симпатиям очень многих русскоязычных в Казахстане. При этом еще меньше они ориентированы на поддержку Януковича. В итоге имеем либо игнорирование и замалчивание события, либо неуклюжие попытки выразить свою противоречивую позицию: Янукович — это, конечно, плохо, но и пляшущая под дудку Запада Украина тоже не есть хорошо.

Иную позицию демонстрируют казахстанцы, не настроенные пророссийски, и казахские националисты. Они открыто на стороне оппонентов президента Януковича, они за то, чтобы Украина двигалась в Европу, а не цеплялась за путинскую Россию. Эти люди активно поддерживают протестующих на майдане в СМИ, в интернете и даже личным присутствием.

Если пренебречь мнением тех, кто еще не определился (а такие тоже есть), то сегодня это две основные позиции в отношении к событиям на евромайдане в Киеве. Тех, кто за то, чтобы Украина вслед за Прибалтикой и Грузией начала жить по европейским стандартам, и тех, кто за сохранение старого формата жизни, построенного на сотрудничестве авторитарных режимов, и совковых понятиях зоны, называвшейся Советским Союзом.

Путину это нужно, чтобы выжить политически. Для него Украина в Европе, даже если у нее на первых порах будут экономические проблемы, — это политическая смерть. Потому что это другая жизнь, это другой уровень взаимоотношений власти и общества, оппозиции и власти, власти и народа. Это будет наглядная демонстрация несостоятельности политического курса Путина для всех россиян, которые наконец-то наглядно, на конкретном примере увидят, как можно жить по-человечески даже тем, кто вышел из совка. Это сравнение, а оно будет однозначно не в пользу России, быстро изменит отношение к путинизму.

И это не все. Успех нынешнего майдана может серьезно повлиять и на ситуацию в Беларуси, Казахстане Армении, Азербайджане. Европеизированная Украина может стать хорошим примером для подражания. Путин прекрасно понимает, что от майдана до майдана — два броска камня, и поэтому он сделает все, чтобы не «отпустить» Украину. Есть полная уверенность, что он это сегодня и делает с привлечением всех мыслимых и немыслимых средств и ресурсов.

По сути, сегодня в Киеве идет противостояние между двумя мирами, двумя мировоззрениями. И очень грустно осознавать, что в этой ситуации многие умные, демократически ориентированные люди, вместо поддержки украинцев, борющихся за свою и нашу с вами свободу, руководствуются интересами иного порядка.

Рубрика: