загруженное (5)Попытка Меркель напрямую выяснить у Путина в Брисбейне, что он «хочет на Украине и в других бывших советских сателлитах», привела в дипломатический тупик: Путин окопался на своих позициях, пишут СМИ. Недавний визит Штайнмайера в Киев и Москву также не принес результатов. Берлин начал готовиться к долгой второй холодной войне, и недавно обретенная принципиальная позиция страны-лидера значима для всего ЕС.

После девяти месяцев, в течение которых немецкая дипломатия неустанно пыталась разрядить кризис на Украине, канцлер Меркель в середине ноября пожелала встретиться с Путиным наедине и попросить четко сказать, чего он «хочет на Украине и в других бывших советских сателлитах, которые Кремль начал бомбардировать пропагандой», пишет агентство Reuters.

15 ноября поздно вечером Путин и Меркель встретились в Брисбейне. Почти четыре часа Меркель (к которой около полуночи присоединился новый председатель Еврокомиссии Юнкер) пыталась добиться, чтобы бывший сотрудник КГБ, свободно говорящий по-немецки, перестал держаться настороженно и недвусмысленно заявил о своих намерениях. Но, как рассказали Reuters информированные чиновники, канцлер не услышала от Путина ничего, кроме прежних опровержений и уверток.

«Он излучал холодность, — сказал один из источников. — Путин окопался на своих позициях и не может выбраться».

«В отношениях с Путиным Меркель зашла в дипломатический тупик, — говорится в статье. — Теперь немецкие официальные лица говорят, что у них кончились идеи относительно того, как переубедить российского лидера. Каналы коммуникации с Путиным останутся открытыми, но Берлин готовится к долгому противостоянию, сходному со второй холодной войной».

296443

Через два дня после встречи с Путиным в Брисбейне Меркель произнесла в Сиднее речь, где необычайно жестко обвинила Россию за то, что она попрала международное право.

На следующий день глава МИД Германии Штайнмайер поехал в Москву. «Путин набросился на него из засады: в начале переговоров произнес обличительную речь о событиях на Майдане, обвинив Европу в нарушении договоренности о том, что Янукович еще немного побудет у власти», — пересказывает газета слова второго немецкого чиновника.

В данный момент стратегия Германии сводится к минимизации негативных последствий на «трех фронтах». 1. В Киеве — сглаживание разногласий между Порошенко и Яценюком. 2. Противодействие «массированной кампании пропаганды» Кремля, который убеждает сторонников России отказаться от жесткой линии Берлина и Вашингтона. 3. Сохранение единой позиции членов ЕС по вопросу санкций.

Для Меркель поединок, похоже, превращается из стремительных мер по принципу «око за око» в длительную игру, когда Запад будет медленно душить российскую экономику в надежде, что Путин рано или поздно даст слабину», утверждают авторы статьи.

«Поскольку мы сказали, что война исключена, некоторые, возможно, думают, что могут делать с нами все, что им заблагорассудится, — сказала Меркель в конце октября. — Мы этого не допустим».

«Политика Германии по отношению к России пережила глубокий сдвиг с начала украинского кризиса. Берлин перешел от давнего видения России как страны, для которой следует держать двери открытыми, к восприятию ее как государства с великодержавными амбициями, которому необходимо противостоять», — пишет в The Moscow Times Джон Лаф, лондонский эксперт по России.

Десять лет назад германские дипломаты считали, что говорящий по-немецки президент России, питающий привязанность к Германии, — это шанс укрепить отношения и добиться в долгосрочной перспективе вхождения России в Европу.

«Знаком того, что наступили новые времена, стало устойчивое совпадение позиций канцлера Меркель и министра иностранных дел Штайнмайера по ответу Германии на украинский кризис», — пишет эксперт. Ныне в правительстве существует консенсус: усилия Берлина по достижению «партнерства для модернизации» с Россией больше не могут являться целью».

«Выступая на полях недавнего саммита G-20 в Брисбене после нескольких часов переговоров с Путиным (по сообщениям, безрезультатных), Меркель прибегла к самому жесткому языку за все это время, чтобы осудить поведение России на Украине, — напоминает автор. — Она призвала «не допустить, чтобы торжествовало устаревшее мышление категориями сфер влияния и попирания международного права».

«Визит министра иностранных дел Штайнмайера в Киев и Москву на прошлой неделе не принес результатов, — продолжает Лаф. — Он заявил, что, хотя он верит словам России, что она не хочет разрушить единство Украины, «реальность говорит о другом». Эти слова министра, по мнению эксперта, стали «явным признанием того, что события взяли верх над мантрой Берлина касательно необходимости исполнения Россией и Украиной условий минского соглашения».

images (3)

«Без недавно обретенной принципиальной позиции Берлина ЕС никогда бы не смог ввести секторальные санкции против Москвы. Испытанием германского лидерства в реакции ЕС на украинский кризис будут дополнительные меры, на которые он решится, если переговоры с российской стороной будут столь же непродуктивными, как все последние месяцы», — подытоживает Лаф.

«На восточноевропейских территориях между Германией и Россией сегодня живет 190 млн человек, и как соседи и партнеры они нам ближе, чем 140 миллионов русских», — пишет Кристоф фон Маршалл в Der Tagesspiegel. Тем не менее, сплошь и рядом Польше, Украине и странам Балтии отводится роль «нарушителей спокойствия, которые без нужды портят наши хорошие отношения с Россией», или же «маленьких детей, которым лучше помалкивать, когда взрослые разговаривают». «Многим это напоминает о Гитлере и Сталине», — полагает фон Маршалл.

«От Берлина до Дублина — 1,7 тыс. км и три государственные границы. Но многие ли немцы назовут ирландцев «нашими соседями»? От Москвы Берлин отделяют те же самые три государственные границы и 1,8 тыс. км, но многие немцы при этом утверждают, что русские — наши соседи, нельзя нам их терять, и уж точно не стоит этого делать из-за Украины», — сетует автор.

«Редкий день обходится без предостережений: прерывать диалог с Россией нельзя. Но проблема не в том, что канцлер Меркель и министр иностранных дел Штайнмайер не говорят с Москвой, — они говорят, только вот в ответ слышат неизменное «Njet» или обещания, которые Путин тут же нарушает. Сейчас он как раз готовится к новому нападению. Запад пока теряется в догадках, что это будет — только ли донецкий аэропорт, или сухопутная перемычка до Крыма, или, чего доброго, сквозной марш до Приднестровья. Может быть, теперь он [Путин] станет тем, кем его уже считают немецкие друзья, — нашим непосредственным соседом», — мрачно шутит фон Маршалл.

http://inopressa.ru/

Рубрика: